ТЕМА ДНЯ: Где искать работу?

ТЕМА ДНЯ: Где искать работу? | Программа: ОТРажение | ОТР

Что происходит на рынке труда?

2020-06-10T14:57:00+03:00
ТЕМА ДНЯ: Где искать работу?
Владимир Путин призвал провести газ бесплатно к границам земельных участков
В России заработают сто центров занятости нового формата
Поставьте оценку мусорной реформе
Мошенники научились обходить ограничения новой системы техосмотра
Саммит по климату. Чего ждать от заявлений глав ведущих мировых держав?
Что нового? Хабаровск, Санкт-Петербург, Кострома
Послание Президента России Федеральному Собранию – 2021. Главное
Послание Президента: международная политика
Послание Президента: ответственность бизнеса
Послание Президента: региональная политика
Гости
Валентина Митрофанова
эксперт по трудовому законодательству
Алексей Скопин
экономист, профессор Московского гуманитарного университета
Александр Сафонов
проректор Академии труда и социальных отношений

Иван Князев: Мы вернулись в прямой эфир, это программа «ОТРажение», в студии по-прежнему Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев. Очень важную тему будем обсуждать сейчас, работу нашу, это очень, действительно, сложно, если кто-то ее потерял...

Иван Князев: И важно.

Тамара Шорникова: Да, это сложно, если кто-то потерял в зарплате. В общем, как вы справляетесь со сложностями? Возникли ли они у вас, или, наоборот, нашли лучшую работу, потому что появилось время наконец-то задуматься о том, чего хочется?

Иван Князев: Все дело в том, уважаемые друзья, что пандемия коронавируса изменила рынок труда в нашей стране, с этим уже согласны эксперты. С одной стороны, много людей осталось без работы, с другой появляются новые возможности ее найти.

Тамара Шорникова: Вот смотрите, где работа есть. Ведущий российский разработчик автоматизированных информационных систем на удаленную работу нанимает сотрудников во всех регионах России. Одна из крупных компаний «Кейсистемс», которая уже 17 лет занимается написанием компьютерных программ и их обслуживанием, буквально оккупировала сайты по поиску работников. В штате организации уже 450 человек, но она продолжает развиваться, представительства есть во многих регионах. Сейчас компания ищет сотрудников на удаленную работу, специалистов в сфере IT и офис-менеджеров. Открыты вакансии в Саратове и Хабаровске.

Татьяна Алимова: Мы с ними связываемся, созваниваемся по видеозвонку, таким образом какое-то количество времени общаемся, и по человеку видно, как он отвечает на вопросы, какие ответы он дает, как себя ведет. Каверзные вопросы можем задать, например, один из моих любимых вопросов – это сколько литров краски нужно, чтобы покрасить самолет. Вот и как ответить на этот вопрос? И вот смотришь, как человек начинает вести себя в этой ситуации.

Иван Князев: Всех соискателей перед собеседованием просят выполнить тестовое задание; только тех, кто справился, приглашают пообщаться лично. Зарплату обещают «белую» в районе 70 тысяч рублей. Для тех, кто в компании работает долго, предусмотрено множество бонусов: дополнительная медстраховка и скидки на фитнес-программы. Вполне себе даже, да, так привлекательно звучит все это.

Тамара Шорникова: Да, вполне себе привлекательно звучит. Еще раз, вакансии открыты в Саратове и Хабаровске. Если услышали вашу должность, вашу вакансию, можете обращаться, возможно, мы смогли вам помочь найти работу.

Как ее искать? Где ее искать? Что делать, чтобы... ?

Иван Князев: Что для этого нужно, да?

Тамара Шорникова: ...как-то прорекламировать себя работодателю? Обо всем будем говорить вместе с экспертами. Вы, естественно, делитесь своим опытом и также задавайте вопросы, будем общаться в прямом эфире.

Начнем разговор с Александром Сафоновым, проректором Финансового университета при Правительстве России.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Львович.

Тамара Шорникова: Алло, да. Александр Львович?

Александр Сафонов: Добрый день, добрый день.

Тамара Шорникова: Да, видим и слышим.

Александр Львович, вот только что рассказали о компании, которая ищет сотрудников пока для удаленной работы. Утром общались также с экспертами, предприниматель Алексей Петропольский, в частности, рассказал, что, по его подсчетам, от 1,5 до 2 миллионов человек вернутся сейчас на работу, активно их ищут работодатели, которые сокращали штат либо были закрытыми, сворачивали проекты. Есть какое-то понимание, в каком количестве новых сотрудников сейчас нуждаются компании? Это существенные цифры?

Александр Сафонов: Ну, вы знаете, я бы, так сказать, такие цифры не заявлял, потому что это вот просто мнение человека, эксперта, который, так сказать, исходит из своей собственной практики, а чтобы вот так заявить, что 1,5 миллиона, надо это все-таки знать.

Значит, начинаем с того, что во всяком случае сейчас вернутся к работе все те работники, которые были вынуждены не работать в силу карантина. Понятно, что предположить сейчас, что все вернутся, это сказать неправду. Почему? Потому что мы уже с вами видим, что количество зарегистрированных безработных в службе занятости, претендующих на получение пособия по безработице, которые уже уволены, уже не могут вернуться к работе, – это в пределах 2 миллионов 300 тысяч человек, то есть это достаточно большая цифра, общая безработица называется в пределах 4 миллионов 500 тысяч, но это Росстат. Поэтому, конечно, все сейчас не вернутся к работе однозначно.

Но тем не менее постепенно, так сказать, будет что происходить? Те лица, которые были отправлены, например, в неоплачиваемые отпуска, они постепенно, по мере восстановления работы будут возвращаться, а таких, кстати, 1 миллион 200 тысяч, по данным Росстата, соответственно, они будут возвращаться к занятости, и работодатель начнет платить заработную плату. Безусловно, мы должны понимать, что какое-то количество людей все равно будет высвобождено с рабочих мест в силу того, что предприятия накопили долги за тот период времени вынужденной остановки; естественно, есть внешнеэкономическая не очень хорошая конъюнктура, которая тоже будет ограничивать полноценное восстановление в этом году рынка труда. Поэтому в принципе мы все-таки должны понимать, что безработица будет, будет она чуть выше, наверное, тех показателей, которых она сегодня достигла.

Ну и вот надо понимать, что до конца года все-таки ситуация будет такая достаточно напряженная, то есть можно уже не ожидать, что будут какие-то такие большие пики просто безработицы, знаете, ну это как аналог пандемии: пик прошли, но повторная волна тоже возможна где-то в конце второго – начале третьего квартала. Поэтому надо понимать, что опять же, так сказать, кто будет постепенно возвращаться к жизни и нанимать людей? Ну вот это туристические компании, которые вынуждены были закрываться на этот период карантина, сейчас они опять будут в меньшей степени, конечно, принимать работников. Это строительный сектор, и можно видеть, например, по данным того же самого Росстата, что количество стройматериалов, которые в мае перевезла «РЖД», больше, чем за такой же период предыдущего года. Это значит, что есть какой-то потенциал достаточно хороший, для того чтобы, так сказать, здесь вакансии даже дополнительные возникли и люди могли туда прийти.

Значит, что останется неизменным? Остается неизменной вся бюджетная сфера, потому что она финансируется за счет федерального, регионального, муниципального бюджетов, здесь исполнение государственных функций.

Тамара Шорникова: Да, Александр Львович, извините, прерву. По каким-то наиболее пострадавшим отраслям, которые, естественно, сейчас будут добирать, более-менее понятно, как и со стабильными бюджетниками. Вопрос знаете, какой? Вот Орловская область, пишет нам телезритель: «Работы с «минималкой» море, а вот работы с зарплатой, на которую можно жить, не экономя при этом на еде, нет». К чему, по-вашему, нужно готовиться новым сотрудникам? Вот сейчас они будут устраиваться на зарплату ниже, чем была раньше по рынку, потому что работодатель понимает, что работы сейчас не очень много, соответственно, и на такую согласятся, или, наоборот, будут заманивать зарплатами, потому что очень нужно возобновить эти темпы работы?

Александр Сафонов: Нет, вы знаете, если опять будем ориентироваться на ту историю, которая была в предыдущие периоды времени, то мы увидим ту историю, какая была также раньше. Работодатели сейчас попытаются, конечно, оптимизировать расходы на заработную плату...

Тамара Шорникова: Сократить, давайте честнее быть.

Александр Сафонов: Ну сократить, да, сократить, сократить расходы на заработную плату в тех случаях, когда, так сказать, нет какого-то серьезного контроля со стороны, например, профсоюзных организаций, но это касается, конечно, крупных промышленных предприятий, где коллективные договора, где очень сложно отказаться от того, что было прописано раньше, нужны переговоры. Что касается средних и малых предприятий, здесь как всегда где-то 40%, наверное, попытаются оптимизировать расходы на персонал.

Но понятно, что это опять-таки касается не всех, то есть это не будет касаться всех отраслей поголовно. Есть отрасли, которые конкурируют не только внутри страны, но и за рубежом, поэтому, например, те же самые специалисты в области программного обеспечения, то есть специалисты, которые обладают высокими, уникальными квалификациями, они вообще люди мира, то есть могут свои компетенции предлагать за рубежом, поэтому с ними просто так вот не поступишь, не сократишь их зарплату, как минимум придется ее оставить на том же самом уровне, а потом она, конечно, будет подниматься вверх. Но тем не менее, так сказать, все-таки общий тренд будет связан с тем, что зарплаты точно не будут индексироваться, то есть они будут стоять на месте в каких-то отраслях, а в каких-то отраслях падать.

Иван Князев: Ну такой не очень радостный тренд у нас получается.

Александр Львович, давайте звонок послушаем, нам Марина из Тюмени дозвонилась. Но вот для начала несколько SMS. Ростовская область пишет: «Хорошая работа сейчас осталась только по блату», – человек из Таганрога. Хакасия пишет: «Вакансий море (вот то, что вы говорили), но зарплаты смешные порой». И Сахалин пишет: «Работу искать сейчас бесполезно». Давайте посмотрим, как это происходит в Тюмени. Марина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Хочу поделиться коротко опытом поиска работы в моей семье, который ни к чему, собственно, не привел.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Вот смотрите, мне 50 лет, так случилось, я вышла на пенсию, но все понятно, нечего обижаться, случилась пандемия, я уволилась и работу найти больше не могу 4 месяца, хотя работать хочу, могу, предлагаю себя в различных ипостасях, фриланс, «удаленка» и так далее, но когда узнают, что мне 50 лет... И я это могу понять.

Мой сын с невесткой начали искать работу, переехали сюда, в этот город, уже полгода. Ходили честно на собеседования, наверное, первые 3 месяца и, ничего совершенно не найдя… Хочу обратить ваше внимание, оба с высшим образованием, опытом работы, им под 30 лет. Дикое нарушение прав, никаких договоров никто не составляет, невестка дважды отработала по месяцу, ей сказали: «Извините, вы нам не подходите, до свидания». Сын в конце концов с высшим юридическим устроился, скажем так, на логистический склад крупной компании сетевой. Права нарушаются, никаких договоров, расплата «вчерную» на руки, сказали, если что-то не нравится, дверь там, а поскольку семье на что-то жить надо, то и этому рады.

Масса фейковых вакансий, обманов, когда он приходил устраиваться специалистом по установке газового оборудования, есть опыт, старшим менеджером по продаже высокотехнологичного оборудования, ему говорили: «Ты сейчас берешь, идешь по квартирам продавать товар. Не нравится – до свидания». Масса распространителей скрывают вакансии под личиной, условно говоря, красивых слов «PR-менеджер» и так далее, просто людям нужно распространять продукт, в лучшем случае они продавцы.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ну да.

Зритель: Масса нарушений, и никто абсолютно за это ответственности не несет, молодежь просто кидают, извините за грубость. Вопрос к экспертам, может быть, к Минтруда, может быть, к вашему сегодняшнему эксперту… У нас будет не просто ухудшаться состояние, а у нас уже большой хаос на рынке труда. Вопрос: можно ли каким-то образом отрегулировать хотя бы банки вакансий? Ну это какой-то просто, знаете, ну совсем беспредел.

Иван Князев: Да, спасибо вам, Марина, мы адресуем ваш вопрос нашим экспертам, только вот давайте для начала, коль мы заговорили о разных возрастных категориях, какие там проблемы возникают, – все же о тех хотелось бы сказать, показать несколько цифр, вот кто сейчас рискует, кто в зоне риска потерять работу. К наиболее уязвимым РАНХиГС относит самозанятых и индивидуальных предпринимателей, а также тех, у кого «серый» заработок. Плюс, конечно же, это работники транспорта, связи, торговли, туризма, образования, развлечений и других вот таких вот пострадавших отраслей.

Тамара Шорникова: По возрастным категориям кто рискует потерять работу? Наиболее уязвимы люди до 30 лет, 57% в зоне риска, маленький опыт усложнит им возможность трудоустройства в новых условиях. Особенно сложно придется женщинам. А вот среди тех, кто постарше, от 50 до 59 лет, доля тех, кто рискует оказаться на бирже труда, чуть больше 40%. Кстати, в нынешних условиях работу, как говорят эксперты, легче потерять в областных центрах, чем в малых городах и на селе, в зоне риска 54% граждан против 48% и 44% соответственно.

Иван Князев: Александр Львович, вот смотрите, какой вопрос. Вот вы говорили, сейчас у нас будет сфера туризма возвращаться, но, например, еще как-то под нее подстроиться можно тем, кто потерял работу, там, наверное, несильно нужно обладать какими-то специальными навыками. Но ведь есть те профессии, на которые учатся изначально, и люди, которые работали, например, в сфере транспорта, не могут пойти в туризм, к примеру. Вот здесь достаточно сложно перестроиться. В связи с этим как вот здесь, какие варианты есть для людей?

Александр Сафонов: Ну, вы знаете, это извечная проблема экономических кризисов, когда появляется избыток определенных людей с определенными навыками, профессиями, то есть вот один из примеров – это юристы, экономисты, их, к сожалению, слишком много готовят у нас, но, конечно, специалистов такого уровня достаточно много, которые выходят на открытый рынок труда после сокращений, потому что ликвидируются юридические лица, соответственно, вот такие службы уже не нужны.

Что тут делать? Это вообще сложный психологический вопрос. Конечно, нужно пережить эту ситуацию, понимать, что в первую очередь нужно все-таки вакансию искать. Значит, во-первых, есть такой классический путь, это прийти в службу занятости и попытаться, так сказать, получить, во-первых, консультации по поводу того, какие сейчас профессии востребованы на региональном рынке труда, и насколько быстро и эффективно можно обучиться за государственный, подчеркну, счет на эти профессии. Понятно, что они не касаются высшего образования, это в основном среднее профессиональное образование, это в основном курсы повышения квалификации, но тем не менее они дают определенную вероятность трудоустроиться.

Иван Князев: Ну хоть как-то можно что-то найти.

Александр Сафонов: Да-да-да.

Иван Князев: Александр Львович, вот прошу прощения, по поводу того, что вакансии нужно активно искать, вот смотрю данные: в апреле количество резюме по сравнению с февральскими показателями было меньше аж на 27%, в мае разница составила всего 7%. То есть люди в принципе сейчас начинают уже активно искать работу, а вот хотелось бы понять, вот эти проценты увеличились, то, что людей стало больше, которые ищут работу, а вот вакансий больше стало? Это какие-то специфические вакансии, или сейчас очень большой конкурс будет на то или иное место?

Александр Сафонов: Вы знаете, во-первых, мы вспомним, что в апреле месяце, даже в начале мая большое количество, так сказать, вакансий было в области организации доставки, в рамках удаленной работы, в рамках удаленной жизни, поэтому здесь было достаточно много таких вакансий, которые, значит, помогали людям пережить нынешнюю ситуацию. Сейчас понятно, что после открытия, соответственно, общепита, ну это чуть позже будет, вот этот рынок вакансий будет сокращаться. Ну, у нас традиционно, как я уже говорил, сложные профессии в почете, там дефицит, это врачи те же самые, это учителя. Они всегда нужны, важны, здесь ничего не меняется годами, даже в эпоху кризиса все равно нужны эти люди.

Значит, что касается вашего вопроса, Иван, будет ли конкурс, – да, будет конкурс, да, конкурс будет достаточно большой на хорошо оплачиваемую работу, так сказать, с хорошими условиями труда, здесь, конечно, конкурс будет увеличиваться. А вот число вакансий, к сожалению, нет, потому что, еще раз подчеркну, экономика пока еще продолжает переживать вот эти карантинные ограничения, ей нужно время, для того чтобы задышать. К сожалению, это небыстрый вопрос, в лучшем случае мы должны готовиться к тому, что в конце года мы увидим какие-то проблески с точки зрения расшивки, так сказать, баланса между спросом и предложением на рабочую силу. Поэтому все, что остается, так сказать, в качестве актуального – это просто пытаться найти любую работу, чтобы не было перерыва, чтобы не было потери доходов.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Александр Сафонов был с нами на связи, проректор Финансового университета при Правительстве России.

Тамара Шорникова: Слушаем телефонный звонок, Вадим, Ростовская область. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Вадим.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем, Вадим. Что у вас с работой, расскажите.

Зритель: Да, я сейчас расскажу вам. Вот я слушал проректора, мне это... Алло?

Тамара Шорникова: Да-да-да, говорите.

Зритель: Слушал проректора, это, конечно, хорошо, но это похоже на сказку, в основном эти ректоры, проректоры такие сказки рассказывают давно. Я предлагаю следующее. Где искать работу? – ее искать не надо, а в связи с тем, что все-таки вторая волна обязательно будет, это нельзя исключать, и кто об этом не думает, это глупость.

Нужно работать дома, а для этого нужно создать условия, как говорят, на удалении. То есть сколько садоводческих хозяйств, где можно поставить клетки Михайлова, разводить кроликов, а это же, так сказать, классика, поставлять продукцию свою. Мы же говорим, что малое предпринимательство, дорогу малому предпринимательству – только так. Забота должна быть! На газете «Крестьянка» написано: «Возродится село – возродится Россия». А наши товарищи на всех уровнях гоняют понты, их уже противно слушать, я говорю таким в кавычках...

Поэтому я предлагаю все-таки на уровнях местных администраций рассмотреть программы. И конечно, я обязательно хотел бы отметить безобразное поведение Набиуллиной, кто она такая, безобразное поведение Силуанова. Что они производят, что они сказали, деньги не раздавать пилотные? Нас обманули на приватизации каждого на 4,5 миллиона и вас в том числе, уважаемые обаятельные, сидящие на ваучере. Верните эти деньги, не надо будет искать работу.

Тамара Шорникова: Понятно, да...

Иван Князев: Ну, это было бы совсем хорошо. Да, Вадим, спасибо, спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо. Вот такие локальные, понятные проекты на местах нужно организовывать, считает наш телезритель.

Послушаем еще один звонок, Леонид из Адлера. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Леонид.

Зритель: Добрый день. Ну, во-первых, я приветствую вашу программу, она очень исключительная и очень познавательная...

Тамара Шорникова: Спасибо.

Зритель: Дай бог, чтобы наши руководящие органы это видели и слышали.

Я единственное могу что сказать? Мы живем в курортном городе, по всяким прогнозам, у нас приедет сюда ну 25–30%, ну 40%, то есть фактически, если взять за 100% число занятых в обслуживающей сфере, 100%, то и 30% окажутся, которые будут заняты, остальным 70% нечего делать абсолютно.

И на сегодняшний день наши власти ничего предложить не могут по одной простой причине, что у нас было множество совхозов здесь, которые обеспечивали себя сами продукцией, сегодня это все накрылось медным тазом и ни о каком возрождении каких-то там, сегодня вот говорят, мелких хозяйств практически... Они есть, где-то там существуют эти подвижники, но накормить и прокормить они никого не смогут. Вся будет только надежда на импортозамещение и все, но до каких пор это будет держаться?

Ну а во-вторых, 70%, пусть даже 50%, которые останутся сейчас без заработка, – как они будут кормить свои семьи? Слава богу, если у кого-то есть родители-пенсионеры и они могут на свою прожиточную пенсию как-то их подкармливать. А где им быть, куда им ехать, где, чем заработать? – вот главные вопросы. Поэтому одним разведением кроликов тут не отделаться, выращиванием десятка килограммов помидоров тоже нет, то есть нужны масштабные мероприятия.

И, по всей видимости, это долгосрочный процесс, мы сейчас уже запутались, насколько это все сложно, но дело в том, что уже... Мы и так жили небогато, как дальше будем жить, выпутаться из этой ситуации, вообще не видно, как говорится, просвета. Большое вам спасибо за внимание.

Тамара Шорникова: Да, вам спасибо, Леонид.

Иван Князев: Спасибо вам, Леонид.

Еще один эксперт у нас на связи.

Тамара Шорникова: Валентина Васильевна Митрофанова, кандидат экономических наук, юрист, директор «Института профессионального кадровика». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Валентина Васильевна.

Валентина Митрофанова: Здравствуйте, коллеги.

Тамара Шорникова: Да. Валентина Васильевна, расскажите, пожалуйста, сначала вот хочется все-таки вернуться, чтобы не остался неотвеченным вопрос нашей телезрительницы, звонила и спрашивала, когда закончится вот этот хаос хотя бы на уровне размещения вакансий? Огромное количество сейчас появляется вакансий, которые ну просто надувают, разводят, что называется, сейчас, особенно молодежь, которая сейчас стремится хоть какую-то подработку найти, их кидают, оставляют без денег и так далее, абсолютно не те условия, абсолютно не то, что было описано, предлагается. Можно ли как-то эту базу почистить, кто этим занимается, те же рекрутинговые агентства могут фильтровать это?

Валентина Митрофанова: Ну, здесь важно понимать, что есть две информационные базы, если говорить очень грубо, где работник может искать себе вакансии, – это различные коммерческие базы, в том числе частные объявления в различных газетах и других СМИ, где, естественно, такие моменты, такие факты, когда недостоверно указана информация, заработок, обязанности, пишут «вбелую», потом оформляют «вчерную», это все реально возможно.

Если говорить про то, может ли государство чистить такие базы, – конечно, оно вмешиваться в это не может. Но у государства есть свой ресурс, которым я всегда рекомендую пользоваться дополнительно к тому, что вы в принципе смотрите, что есть на рынке, это федеральный портал «Работа в России». То есть на этом портале работодатели размещают вакансии, причем работодатель обязан пройти регистрацию, у него есть личный кабинет. И даже если информация, например, которую работодатель укажет в вакансии, дальше окажется недостоверной, человек может обратиться в государственные органы, потому что это государственный, собственно, сам проект, для того чтобы указать, что информация недостоверна: указывали одну зарплату, оказалась другая; указывали «белую», там оказалась «черная».

Поэтому я рекомендую на самом деле любому человеку, который ищет работу, использовать все возможные варианты: вариант коммерческих сайтов, вариант федерального портала «Работа в России», знакомые, ну и так далее, и тому подобное. Надо использовать все варианты для поиска работы.

Иван Князев: Валентина Васильевна, смотрите, вот согласно опять же данным РАНХиГС, у нас 65% граждан с низким уровнем образования рискуют оказаться без работы. Вот те, у кого оно высшее профессиональное, там проценты поменьше, то есть у них шансы побольше либо найти работу, либо сохранить ту, которая уже есть, но это согласно данным РАНХиГС. С другой стороны, мы сейчас отмечаем, что у нас такие массовые вакансии набирают популярность, всплеск был, опять же это те же курьеры, доставщики, разнорабочие и так далее, там в принципе вполне себе берут всех без любого образования. Вот в связи с этим вопрос: по вашим наблюдениям, сейчас вот какие категории граждан преимущества имеют, а каким вот тяжело найти работу?

Валентина Митрофанова: Ну, я на самом деле, наверное, не скажу ничего удивительного, хотя это совет не очень легкий. Во многих производствах, особенно региональных, идет очень высокая востребованность на людей рабочих профессий, но при этом высококвалифицированных. При этом обучение таким рабочим профессиям – это не получение высшего образования, которое требует длительного периода времени, и на IT-специалиста, мы не можем все взять и уйти сейчас на IT-специалистов, потому что они востребованы. Но при этом обучиться и получить какую-то профессию рабочего можно за 2 месяца, за 5, 6-месячные программы, годичные программы есть, и такая востребованность в регионах очень высокая.

Иван Князев: А зачем они требуют высокую квалификацию, если в принципе такое рабочее место, где ничего особенного уметь-то и не нужно?

Валентина Митрофанова: Ну, сейчас все-таки на очень многих производствах идет такой достаточно высокий уровень автоматизации, требуются люди, которые умеют, могут управлять, например, станками с ЧПУ, это, как правило, конечно, человек с высшим образованием, да, это техническое высшее образование, хотя в принципе сама профессия является условно рабочей. Поэтому, к сожалению, сегодняшнее производство очень часто требует более высокого уровня квалификации даже по рабочим профессиям.

Иван Князев: Ну и вообще в принципе, я так понимаю, без «корочки» никуда, да, тяжело будет?

Валентина Митрофанова: Без «корочки» работать можно. Вы привели очень такой тоже распространенный пример, я знаю, с очень многими компаниями работаю плотно, которые занимаются доставкой, и действительно они осуществляют подбор людей с любой квалификацией, там работают и люди без образования, и люди с высшим образованием, есть даже педагоги, которые после школы работают по доставке. У них набор идет массовый, очень такой большой запрос на подбор. Вот удивительно, что в данном случае ничего, кроме наличия водительских прав и автомобиля, для того чтобы устроиться на такую работу, не надо, но тем не менее у них тоже возникают проблемы, связанные с закрытием того объема вакансий, который у них есть, то есть они не могут найти необходимого количества людей.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе телезрителя, дозвонилась нам Наталья...

Иван Князев: Ольга нам дозвонилась из Ханты-Мансийского автономного округа.

Тамара Шорникова: Да, Наталья, подождите, не отключайтесь тоже.

Иван Князев: Да, Наталья, вас тоже выслушаем. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас. Что у вас с работой?

Зритель: К сожалению, я... Мне 43,5 года, по сокращению осталась без работы, уже 6-й год. Я дважды обучалась, единожды за свой счет, второй раз обучалась от центра занятости. В прошлом году...

Иван Князев: А кто вы по специальности сразу?

Тамара Шорникова: Да, и на кого переобучались или... ? Расскажите.

Зритель: Обучалась на нефтяную специальность собственно, лично, за свой счет, а вторая специальность – диспетчер по выпуску автотранспорта на линию.

Тамара Шорникова: Так.

Зритель: Я хочу сказать, что социальное вот это вот звено, к сожалению, вот этого переобучения, полный цикл не дает в том плане, что теорию да, нам дали, мы прослушали, но еще к этому дополнительно нужно, самое главное, обучение программы, компьютерной программы. Они, к сожалению, этого не дают, то есть это все бесполезно.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: То, что даже какие вакансии они предлагают, опять же без стажа работы, и подучивать или переобучать, как говорят они, заново никто не хочет.

Иван Князев: Ну да, особенно если ты человек в возрасте, никого с разными новыми программами не работал, то это, конечно, целая проблема.

Зритель: Это бесполезная программа абсолютно, и работу ни в какой, ни в своей, ни в другой, ни на какой-то другой специальности найти, к сожалению... Уже мне вот сейчас 49 лет практически, в июле будет, найти невозможно. У меня работает один муж, я не получаю абсолютно никакой социальной суммы, как сказать...

Иван Князев: Помощи.

Зритель: ...своему существованию. Мне уже необходимо, к сожалению... Возможность, да, была продавцом или уборщицей, но, к сожалению, мне уже здоровье не позволяет.

Тамара Шорникова: Да, это понятно. Ольга, а вот кратко, понятно, что в нефтянку многие хотят, наверное, может быть, в этом были сложности вам устроиться. А диспетчером почему не получилось? Вроде такая тоже ходовая работа.

Зритель: Нет опыта работы. Они ходят, чтобы пришел человек, сразу сел и начал работать.

Тамара Шорникова: Понятно. Да, ну тут, конечно, вот это знаменитое противоречие. Спасибо вам большое.

Зритель: Себе искать работу, как искать работу, вообще непонятно. Мне не дали выработать северный стаж, в результате я зависла между небом... Прямо какой-то недочеловек.

Тамара Шорникова: Да-да-да, спасибо огромное.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо.

Ну вот сразу несколько SMS. Ставрополье пишет: «У нас урезают зарплаты до 60%». Москва пишет: «Найти работу можно только в Москве, но опять же через знакомых». А вот еще одна SMS, человек пишет, что «много народу возвращается из Москвы, там все-таки мало стали платить».

Тамара Шорникова: Подскажите, пожалуйста, Валентина Васильевна, вот кратко, если можно, что делать вот таким людям, как Ольга, которые зависли, которые хотят, которые переобучились, уже даже выполнили, но вот это противоречие, что да, у вас есть приобретенная новая какая-то профессия, квалификация, но нет опыта работы, как им прорваться?

Иван Князев: Да-да-да, вот тоже пишет человек, что без опыта никуда не берут, без стажа точнее.

Тамара Шорникова: Да. И после этого, может быть, общие рекомендации всем кандидатам? Мы уже выяснили, что спрос, конкурс будет большой, понятно, квалификация, понятно, стаж, понятно, еще что-то. Может быть, есть что-то, как еще можно выделить себя, прорекламировать себя работодателю, что ли, чтобы на этом фоне выиграть?

Валентина Митрофанова: Я бы на самом деле дала три совета такие, которые могут позволить действительно человеку найти себя, найти свою работу, найти заработок. Первое – это, еще раз вернувшись к федеральному порталу, это посмотреть, где та профессия, по которой человек обучился, является сейчас востребованной. То есть у нас в любом случае есть перекосы в регионах, это связано и с населением, и со спецификой региона определенной, где действительно на какую-то профессию спроса нет, но этот спрос может быть в другом регионе. Это, как правило, конечно, связано с переездом, с определенными сложностями, потому что, если вот у вашего слушателя, у вашей слушательницы муж работает, ну это тоже не очень легко, наверное, бросить все и переехать со своей семьей.

Тамара Шорникова: Ага, сорваться.

Иван Князев: Да, всю семью перетащить.

Валентина Митрофанова: Скорее для таких более молодых людей совет, что обязательно, получив профессию, посмотрите, где эта профессия, в каком регионе востребована, какой уровень заработных плат, и пока нет детей, пока нет каких-то, может быть, обременений, можно переехать в другой регион, где это реально нужно и за это платят хорошие деньги, это первое.

Второй вопрос – это вопрос, связанный с самозанятостью. Сейчас не секрет, что действительно очень многие и работники останутся на «удаленке», есть в любом случае в вашем регионе работники, которые работают, у всех есть детки, и зарегистрироваться самозанятым, осуществлять какую-то помощь, связанную... Во всех регионах практически у нас нехватка нянь, то есть тех, кто будет сидеть с ребенком, встречать со школы, помогать, как-то по хозяйству помогать, поэтому это может быть временным приработком, это может быть какое-то временное решение или постоянный заработок. Очень простая система регистрации создана сейчас для самозанятых, очень льготная система налогообложения, то есть это действительно очень такой хороший вариант для человека, который в регионе где-то и не хочет переезжать.

И третий вариант – это я все-таки опять же рекомендую пробоваться в компанию, в которую вы хотите устроиться, устроиться хотя бы на стажировку. Да, мы все хотим сразу прийти с хорошей заработной платой, но работодатель вас не знает, его требования по опыту, по квалификации тоже абсолютно оправданы, поэтому пробуйте договориться на стажировку.

Иван Князев: Ну хотя бы с малого можно начинать.

Валентина Митрофанова: Да, на месяц, на два, чтобы работодатель на вас посмотрел, чтобы вы поняли, что за работа, может быть, вам она не подойдет...

Иван Князев: А там, глядишь, и приглянетесь вы работодателю. Спасибо большое.

Валентина Митрофанова: Да, там, глядишь, сравнив вас с кем-то другим, работодатель примет решение в вашу пользу.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое. Валентина Митрофанова, директор «Института профессионального кадровика», была с нами на связи.

Тамара Шорникова: И сейчас коротко важная информация, потому что вот только что говорили о том, что важно смотреть на спрос на твою работу в конкретном регионе, может быть, у тебя в городе, в твоем регионе невозможно устроиться по своей специальности, а в другом как раз вот таких ищут. Вот что пишут эксперты: в Волгограде вакансий в категории «Домашний персонал» стало больше на 55%, как раз те же самые няни; в Екатеринбурге активно нанимают студентов и людей без опыта, там прирост вакансий с таким описанием +28%; в Красноярске нужны работники транспорта и логистики, там прирост по таким вакансиям +47%, практически вдвое; в Самаре ищут страховщиков, в Челябинске сотрудников сферы IT и телекома. Может быть, кому-то эта информация окажется полезной.

Иван Князев: Ну да, тут еще важно понимать действительно, какие вакансии в каком регионе существуют. Уважаемые друзья, звоните нам и рассказывайте, насколько успешно вы решали проблему поиска работы. Как ее решали, как искали и с какими проблемами столкнулись?

Тамара Шорникова: Куда у вас в городе можно устроиться, собственно, сейчас?

Иван Князев: Да. У нас уже есть несколько звонков. Сейчас давайте для начала представим нашего эксперта, у нас на связи Алексей Скопин, профессор Московского гуманитарного университета, экономист.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Алексей Скопин: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Алексей Юрьевич, слышите?

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей Юрьевич.

Алексей Скопин: Да-да, слышу.

Иван Князев: Алексей Юрьевич, смотрите, вот что касается регионов, то, что сказала Тамара, вот то, что пишут опять же эксперты РАНХиГС, они говорят следующее. Сейчас в областном центре потерять работу легче, в зоне риска 54% работников, в то время как в малых городах 47%, ненамного, но все-таки меньше, в селе еще меньше, 44%. В связи с этим вопрос. Обычно-то всегда считалось, что, когда какая-то сложная ситуация, люди все едут в город, причем в большой город, чтобы искать там заработок, и обычно было так, что там найти его было проще. Сейчас у нас что поменялось в связи с этим?

Тамара Шорникова: Едем обратно?

Алексей Скопин: Нет, на самом деле не так. На самом деле когда в стране какое-то там снижение темпов экономического роста, замедление, депрессия и так далее, то идет отток из городов в сельскую местность, где люди могут обеспечить самозанятость, хотя бы обеспечить себя продуктами питания. Поэтому вот как раз-таки в такие периоды и идет отток назад в малы города, и вот те цифры, которые вы назвали, это подтверждают, что, в общем-то, люди на земле чувствуют себя увереннее, чем люди, которые работают в сфере услуг в каких-то продвинутых секторах экономики.

Тамара Шорникова: Алексей Юрьевич, но понимаете, картошкой не оплатишь, к сожалению, счет за ЖКХ, выращенной даже своими руками.

Алексей Скопин: Да.

Иван Князев: Это с одной стороны, а с другой стороны, ведь не все пойдут в сельское хозяйство, понимаете, проще действительно устроиться курьером куда-то, не все смогут...

Тамара Шорникова: А тут вроде мегаполис, как раз доставка работает хотя бы и так далее.

Иван Князев: Да, здесь мегаполис.

Тамара Шорникова: Вроде, кажется, такая логика.

Иван Князев: Или все-таки нет?

Алексей Скопин: Понимаете, здесь нужно рассматривать соотношение людей в возрасте и молодых, потому что пенсионер доставщиком в крайнем случае только пойдет работать, здесь надо на самокатах, на великах, на машинах и так далее ездить. Поэтому пенсионер что делает? Он все-таки, мне кажется, поедет в село и будет получать пенсию плюс иметь свою картошку. Надо рассматривать...

У нас вообще всегда в чем проблема? – мы рассматриваем ситуацию в целом, некую усредненную, а ее нужно рассматривать по группам занятых, пожилое население, зрелое население, молодое население, по регионам, по крупным секторам экономики. Вот этого как раз у нас часто очень недостает. И еще одна существует системная проблема – это очень плохо работающие профсоюзы. То есть человек находится всегда один на один с работодателем, с государством, с другими людьми, с конкурентами, с мигрантами и так далее. Вот это недопустимо, нужно переходить...

Иван Князев: Ну да, это давняя история, что у нас профсоюзы не работают, но это совершенно уже, наверное, отдельная тема.

Давайте вместе звонок послушаем, у нас еще есть совсем немного времени, постараемся все быстро сделать. Виктор, Московская область нам дозвонилась. Виктор, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас, Виктор.

Зритель: Здравствуйте.

Я хотел сказать, что я бывший гражданин Украины, вот, 20 лет прожил на Украине, 20 лет уже в России работаю. Я работаю на заводе в Химках, на заводе имени С. А. Лавочкина. У нас нет никаких проблем, у нас проводят все эти тестирования бесплатно, у нас зарплата, мы не потеряли ни в зарплате, ни в чем...

Иван Князев: И устроиться к вам можно?

Тамара Шорникова: Виктор, самое главное, да.

Зритель: Устроиться... Нам нужны, наоборот, нужны специалисты.

Тамара Шорникова: Какие?

Зритель: Нам нужны токари, нам нужны фрезеровщики, нам нужны расточники. Нужны специалисты, которые будут работать и работать на производстве.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам, Виктор, за то, что помогли нам.

Тамара Шорникова: Да, важная информация, спасибо большое, что вместе выслушали. Алексей Скопин, профессор Московского гуманитарного университета, экономист, был с нами на связи. К сожалению, уже откомментировать как-то не успеваем, время вышло.

Иван Князев: Да. Эту тему продолжат вечером наши коллеги, так что, если вы не успели задать свой вопрос или выразить свое мнение, у вас будет эта возможность.

Тамара Шорникова: Присоединяйтесь к эфиру.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Что происходит на рынке труда?