ТЕМА ДНЯ: Как накопить на пенсию?

ТЕМА ДНЯ: Как накопить на пенсию? | Программы | ОТР

Сколько нужно для достойной жизни? Возможно ли накопить эту сумму сами? И как готово поучаствовать государство?

2020-10-26T15:03:00+03:00
ТЕМА ДНЯ: Как накопить на пенсию?
Рыбная интервенция: когда мы увидим на прилавках доступную рыбу? Продукты эконом-класса. Безработица: рост или снижение? Капремонт подорожал
Минтай наш. Китай отказался от российской рыбы – заполнит ли она прилавки внутри страны?
Что у вас с работой? Как восстановить доковидный рынок труда
Сергей Лесков: Трампа продолжат травить и рано или поздно посадят, чтобы этот живучий старик не восстал, как Феникс из пепла
Хуже, но дешевле. О продуктах эконом-класса
Любовь и заначка
Капремонт подорожал
ТЕМА ДНЯ: Как восстановить рынок труда после пандемии?
Без температурных рекордов
Диплом не по карману?
Гости
Юлия Финогенова
профессор кафедры финансов и цен РЭУ им. Г.В.Плеханова
Ольга Аникеева
доцент факультета социальной работы РГСУ
Дмитрий Заворотный
руководитель Центра экономических стратегий Института Нового общества

Иван Князев: Программа «ОТРажение» продолжает свою работу, в студии по-прежнему Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Иван Князев: Вот такой вопрос, друзья, – на что будем жить на пенсии? В Минфине предлагают нам самим позаботиться об этом, самим подумать. Ведомство планирует доработать систему добровольных накоплений уже в следующем году, потому что предыдущий проект вроде как завернули, отправили на доработку. Предполагаются госгарантии по вкладам, налоговые льготы разные, но это все в будущем пока, в разработке. А тем временем в Госдуме заморозили уже существующую накопительную часть пенсии, в очередной раз.

Тамара Шорникова: Опять.

Иван Князев: В очередной раз, да.

Тамара Шорникова: Интересно, сколько всем нам надо накопить, чтобы жить достойно. Ведь россияне, согласно исследованиям Сбербанка, хотели бы получать на пенсии ни много ни мало 59 тысяч рублей, при этом мужчины в среднем рассчитывают на 61 тысячу, больше запросы...

Иван Князев: Чуть побольше, да.

Тамара Шорникова: Да, женщины на 56 тысяч. Если брать по регионам, ну понятно, ожидания москвичей здесь, жизнь тоже дорогая, соответственно, желают тоже больше, не менее 90 тысяч...

Иван Князев: Такие уже даже запредельные запросы, я бы сказал.

Тамара Шорникова: Жители Владивостока 78 тысяч. Самые скромные ожидания в Ульяновске и Ярославе, по 48 тысяч рублей. Но понятно, что даже эти самые скромные ожидания в любом случае намного больше, чем получают сейчас пенсионеры.

Иван Князев: Ну а вот что делают для этого люди? Больше половины россиян трудоспособного возраста, 56%, только намерены начать копить себе на пенсию, 28% не планируют копить деньги на старость, у 12% наших граждан, по их словам, накопления уже есть.

Но это все данные сторонних аналитиков, а мы, уважаемые друзья, запускаем собственный проект «Реальные цифры». Ждем ваших SMS на номер 5445, отвечайте, вы копите или копили на старость? Как, сколько накопили? Какой суммы в месяц вам было бы достаточно на пенсии?

Тамара Шорникова: Отвечать на эти вопросы вы можете в течение всей недели, это будет наше с вами исследование. В пятницу подведем итоги и посмотрим, насколько наши «Реальные цифры» отличаются от официальных. Еще раз, номер 5445.

Иван Князев: От того же Росстата, например, посмотрим.

Тамара Шорникова: От жизни вообще.

Иван Князев: Да, от жизни.

Ну а сейчас представим наших экспертов. Юлия Финогенова у нас выходит на связь, профессор кафедры финансов и цен РЭУ имени Г. В. Плеханова. Здравствуйте, Юлия Юрьевна.

Юлия Финогенова: Здравствуйте.

Иван Князев: Хотелось бы немножко разобраться вот с этой инициативой Минфина. Что они там в конечном итоге додумались доработать? Почему завернули предыдущий проект? И как вообще все это будет выглядеть, особенно в плане госгарантий, что всех беспокоит? И вот эта система налоговых льгот что из себя будет представлять?

Юлия Финогенова: Да, действительно, речь идет о гарантийном пенсионном плане, который, в общем-то, обсуждался еще, начал точнее обсуждаться, еще ровно год назад. То есть я как вот сейчас помню, в октябре 2019 года впервые была анонсирована вот эта вот идея гарантийного пенсионного плана. И там предполагалось, что, во-первых, как бы вхождение в эту систему будет добровольным, то есть вот те пенсионные накопления, которые есть сейчас у граждан, те, кто захочет в дальнейшем продолжать взносы для пополнения этого счета, они будут это делать добровольно. Причем они могут взять какие-то каникулы, условно говоря, на период безработицы, каких-то сложных жизненных обстоятельств и потом в дальнейшем довносить деньги по мере, скажем так, увеличения доходов.

Что касается пенсионных гарантий, то действительно там были гарантии такого плана, что они хотели дать гарантии на всю внесенную сумму денег, ну то есть вот тот принцип, условно говоря, которые внес гражданин, он не мог быть потерян управляющей компанией. И плюс были гарантии на определенную, ну рассматривались по крайней мере предложения относительно гарантии на какую-то минимальную доходность. Плюс были там интересные достаточно предложения, что часть накопленной суммы можно было изъять, например, на какие-то нужды человека, скажем, дорогостоящее лечение и так далее.

Иван Князев: Ага.

Юлия Финогенова: Вообще это была достаточно... А, и еще один момент очень важный: предполагалось, что вот эти гарантийные пенсионные планы будут реализовываться на базе негосударственных пенсионных фондов, которые будут иметь также доступ к этой системе. И был еще один посредник, который должен был заниматься, скажем так, администрированием вот этого процесса.

Я хотела бы сказать сразу, что, к сожалению, в сообществе негосударственных пенсионных фондов вызвал этот законопроект очень много дискуссий. Обещали возвратиться к нему, но из-за коронавируса, видимо, вот этот вопрос был отложен до осени текущего года, ну вот сейчас опять отложили. Я надеюсь, что все-таки к этому вопросу возвратятся. Объясняю, почему – потому что вот эта замороженная часть пенсии, на самом деле там очень много денег. По большому счету, сейчас в этой системе, в накопительной системе скопилось только в негосударственных пенсионных фондах порядка 2,5 триллионов рублей...

Иван Князев: А где вообще все эти деньги? Они где-то только условно, в цифрах?

Тамара Шорникова: «А был ли мальчик?», да?

Иван Князев: Да. Где они просто все находятся? Их физически можно потрогать?

Юлия Финогенова: Вы знаете, на самом деле они все физически есть. Вы наверняка имеете доступ к своему личному кабинету и в Пенсионном фонде, и через свой кабинет на сайте Госуслуг, вы можете посмотреть, сколько у вас денег скопилось, просто введя номер своего СНИЛС. Вы можете посмотреть деньги, какая у вас сумма сейчас реально есть на вашем накопительном счете.

Иван Князев: Ну разве что порадоваться только либо, наоборот, огорчиться.

Юлия Финогенова: Да, можете порадоваться, конечно...

Тамара Шорникова: Да нет, мне кажется, сейчас это как издевка уже: «Посмотрите, сколько у вас на виртуальном счету».

Иван Князев: Да, с которым ты ничего не можешь сделать.

Тамара Шорникова: Ну серьезно.

Юлия Финогенова: На самом деле это не совсем виртуальный счет, по большому счету, эти деньги не являются виртуальными. Другое дело, что вы не можете ими воспользоваться до момента выхода на пенсию, но как только вы выйдете на пенсию, как только наступит пенсионное основание, эти деньги сразу же материализуются.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Если мне не изменяет память, опять же как только начались вот эти разговоры про самостоятельные накопления пенсионные наших граждан, по-разному это же называлось, пенсионный план, пенсионный продукт, индивидуальный пенсионный, еще там чего-то там... И говорилось о том, что вот по подсчетам, по-моему, 2–3% наших граждан может заинтересовать...

Иван Князев: Ставка?

Тамара Шорникова: Нет, не ставка, а заинтересовать наших граждан. Это же действительно какая-то ничтожно маленькая цифра. На что сейчас рассчитывают? Как будут привлекать?

Юлия Финогенова: Ну, вы знаете, на самом деле там очень интересно. Да, я поняла ваш вопрос, извините, что перебиваю. На самом деле там вопрос в том, что количество людей, которые готовы копить самостоятельно, их действительно не так много. По статистике, например, если взять негосударственные пенсионные фонды и посмотреть, сколько человек сейчас добровольно накапливают через корпоративные пенсионные программы, частным образом и так далее, то мы увидим с вами цифры порядка 6, может быть, 6,5 миллионов человек всего, то есть по большому счету, конечно, это не так много. С другой стороны, вот много было опросов общественного мнения, сколько бы человек потенциально, если бы государство предоставило гарантии, если бы, скажем так, объяснили, что за система может быть, какие выгоды для человека, то там достаточно большое количество людей проявили бы инициативу накапливать вот таким частным образом себе на пенсию.

Иван Князев: Ну то есть, думаете, здесь вопрос в том, что просто мало объяснили? Потому что тут тональность SMS, которые к нам приходят, в принципе в одном слове можно уместить. Из Камчатского края SMS: «Очередное разводилово», – нам написали. В чате прямого эфира: «Раз заморозили, заморозят еще раз, предавший однажды предаст обязательно снова», – и так далее, и тому подобное. Это пишут наши телезрители, которые помнят еще историю с советскими вкладами, тут вопрос доверия просто.

Тамара Шорникова: И вот важная SMS как раз, Брянская область: «Кто поверит гарантиям? В 1991-м накопления тю-тю, с последними накоплениями та же история».

Юлия Финогенова: Вы знаете, я хочу сказать, что мы ничего не можем прогнозировать, вообще говоря, наверное, на такие длинные промежутки времени, учитывая... Вообще все что хочешь может произойти, но это же не означает, что надо заканчивать жить, собственно говоря, накрываться чем-то или куда-то бежать.

Я просто хочу сказать следующее, что вот эта гарантийная пенсионная программа, гарантийные пенсионные планы, которые предлагались изначально, там был очень такой, по моему мнению, интересный момент. Дело в том, что пенсионные накопления у большинства граждан формировались не ими, а их работодателями, то есть по сути это были отчисления от фонда оплаты труда в размере, условно говоря по последнему году, 6% от их фонда оплаты труда, которые вот формировали вот эти как раз взносы, формировали вот эти фонды и вот эти активы.

И если бы сейчас была возможность использовать эти пенсионные накопления как первый вклад уже в частную систему, это было бы очень интересно. То есть считайте, что с помощью государства вы сформировали первоначальный капитал, а это очень важно для любого инвестирования, для того чтобы дать некий толчок, да, для инвестирования любому человеку. Поэтому, по моему мнению, как раз вот... Мы не знаем, что будет в будущем, но то, что есть в настоящем, если эту систему оформят грамотно, то она может быть достаточно интересной.

Иван Князев: Особенно когда, как пишет нам Московская область, проценты по вкладам будут 12–13%, имеется в виду, что, может быть, вот эти пенсионные накопления в негосударственных фондах тоже будут как-то приумножать ту сумму, которая там...

Тамара Шорникова: Да, буквально через 15 секунд послушаем телефонный звонок вместе с нашим экспертом, просто очень много SMS приходит, начали писать желаемую пенсию вы нам. Карелия 50 тысяч рублей, это, кстати, популярная такая сумма, из многих регионов приходит. В Коми 40 тысяч хочется пенсии, Сосногорск, Иркутская тоже за 50 тысяч. «А мне было хватило 30», – Архангельская область.

Иван Князев: Это из Архангельска, да.

Тамара Шорникова: А Калужской 25 тоже хватило бы.

Иван Князев: Елена из Москвы сейчас с нами на связи, давайте у нее узнаем, сколько ей хотелось бы получать на пенсии, может быть, сколько она получает сейчас, копит или нет. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я не загадываю, сколько я хотела бы получать. Я знаю, что в Москве минимальная пенсия 19 500 рублей, это при постоянной регистрации, при временной регистрации 12 115. Двадцать лет нахожусь в Москве, вышла здесь на пенсию, похоронила мужа, 20 лет, возвращаться некуда, квартира без крыши, в... город не могу вернуться в свой. А живем в Москве мы уже около 20 лет, понимаете, а получаю 7 911 рублей 28 копеек, вот моя пенсия. Если бы я была москвичка, я бы получала 19 500 рублей... при всех тех же условиях, а на съемном жилье... То есть мы не входим ни в какую, мы с сыном, категорию льготную.

Иван Князев: А там есть, наверное, какое-то количество лет, сколько нужно прожить в Москве, пробыть москвичом с московской пропиской, да?

Зритель: Да, пробыть 10 лет.

Иван Князев: Десять лет, да?

Зритель: То есть если вдруг я сейчас, находясь на пенсии, выхожу замуж и меня прописывает мой муж, допустим, в свою квартиру, то мне нужно еще прожить 10 лет, чтобы получать 19 500 рублей.

Иван Князев: Елена, скажите, пожалуйста, ну а вы до того, как вышли на пенсию, помимо того, что отчисления ваши работодатели делали, вы как-то еще думали, что, может быть, стоит подкопить и так далее?

Зритель: Мы постоянно отдавали все деньги на съемное жилье.

Иван Князев: Ага, то есть вариантов просто не было.

Зритель: Вообще не было, не загадывали, мы живем одним днем.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Да, я думаю, как многие.

Иван Князев: Елена...

Зритель: Наверное, как многие, да, я тоже так думаю.

Иван Князев: Такой вот вопрос, который мы для нашей рубрики «Реальные цифры», – ну а вот сколько в месяц вам надо было, чтобы жить на пенсии нормально, чтобы уже, не знаю, не снимать квартиру, а что-то подумать... ?

Зритель: Вы знаете, уже атрофировалась вот эта функция даже мечтаний, просто атрофировалась. Я не в состоянии об этом даже подумать, в эту сторону.

Иван Князев: Понятно.

Зритель: Потому что вот мой сын, ему 30 лет, он даже не думает жениться, потому что все, у нас нет планов, мы живем одним днем.

Тамара Шорникова: Понятно, да.

Иван Князев: Да, Елена, спасибо вам.

Зритель: Высшее образование у всех, и у мужа было высшее образование, как бы так.

Тамара Шорникова: Понятно, да, спасибо.

Юлия Юрьевна, а вот чтобы не жить одним днем, когда нужно начинать задумываться о своей пенсии? Во сколько лет нужно начинать копить? Сколько нужно начинать копить, чтобы что-то более приличное в зрелом возрасте получить? Потому что...

Юлия Финогенова: Я бы сказала...

Тамара Шорникова: Одну секунду прямо, ремарка тоже еще. Нам просто многие пишут: ну хорошо, ну буду я откладывать по 1–2 тысячи, я же ничего не накоплю.

Юлия Финогенова: Вы знаете, я отвечу на первую часть вашего вопроса, когда, – со школы. Я реально, я не шучу, то есть это нужно задумываться о своей будущей пенсии уже в 11–12-м классе школы.

Иван Князев: Ага.

Юлия Финогенова: Потому что, когда студент поступает в вуз, он уже начинает подрабатывать, многие студенты начинают как-то подрабатывать, и с самой первой зарплаты нужно откладывать деньги. Почему так происходит? Потому что есть такое понятие, как сложный процент, там даже не сумма играет роль, а именно период, потому что каждый раз на отложенную сумму начисляется какой-то процент дохода.

Вот я тут сделала небольшие расчеты. Скажем, если бы я отчисляла, допустим, в негосударственный пенсионный фонд в возрасте 25 лет, скажем, я закончила институт и так далее, начала работать, и вот в 25 лет я бы отчисляла в течение 20 лет около 4 тысяч рублей, 3,7 тысяч рублей, то в этом случае моя пенсия была бы в районе 30 тысяч. А вот если бы я такую же сумму отчисляла в возрасте, скажем, 46 лет, и я бы, например, надеялась на то, что после пенсии я проживу 20 лет, то в этом случае мои накопления составляли бы, точнее не накопления, а пенсия, на которую я могла бы рассчитывать после выхода на пенсию, она составляла бы в районе 4,5 тысяч рублей. То есть мы понимаем с вами, что чем дольше период накопления, тем значительно выше возрастает пенсия.

И вот поэтому я хочу сказать, что как только человек начинает получать хотя бы какую-то минимальную зарплату, он должен начинать откладывать. Какие варианты есть для такого рода, скажем так, действий? Первый вариант самый простой – пойти в негосударственный пенсионный фонд и заключить договор негосударственного пенсионного обеспечения. По сути это некая целевая функция, как раз это накопления на пенсию на будущую. Если вот эта система гарантийного пенсионного плана сработает, то первоначальный пенсионный капитал может быть как раз взят из государственной системы. А дальше человек будет уже вносить с собственной зарплаты какой-то пускай минимальный, но процент, для того чтобы через 30–40 лет, когда человек уже придет, непосредственно подойдет к пенсионному возрасту, он имел бы какую-то значительную прибавку к той пенсии, которую ему выделит государство.

Второй вариант, если человек, допустим, не хочет связываться с негосударственным пенсионным фондом по каким-то причинам, он молодой, амбициозный, например, и так далее, он может открыть индивидуальный инвестиционный счет. Он может, например, воспользоваться различными накопительными продуктами, инвестиционными накопительными продуктами. Естественно, лучше всего диверсифицировать свой инвестиционный портфель, например, не только вкладывать деньги на инвестиционный счет индивидуальный, но, скажем, обезличенный металлический счет, депозиты, накопительное страхование жизни, чтобы портфель был диверсифицирован, то есть разбит на небольшие кусочки. В случае, скажем так, если...

Иван Князев: Юлия Юрьевна, тут, понимаете, с одним бы счетом разобраться. Вы такие слова умные говорите, диверсифицировать, это в разные банки, в другие какие-то еще вещи вкладывать...

Тамара Шорникова: Вы знаете, я зацепилась за самую простую вещь, которую вы говорили в самом начале, вот эти вот 3 700, 20 лет, оно как-то все-таки ближе, потому что это те цифры, которыми мы можем оперировать и которые, возможно, даже у кого-то есть, есть такая возможность их откладывать. Я все равно... Видимо, действительно нужно идти на какие-то курсы финансовой грамотности. Условно, даже если округлить, по 4 тысячи 12 месяцев – это 48 тысяч в год, 10 лет 480 тысяч, меньше миллиона получается, это если без процентов. Проценты сейчас очень маленькие, ну миллион же не даст тебе возможности получать дальнейшую часть своей жизни по 30 тысяч, это же...

Иван Князев: Зато можно сразу потратить и недолго проживешь.

Тамара Шорникова: А еще у нас говорят, что проценты сейчас по вкладам съедает инфляция. Как это работает?

Юлия Финогенова: Нет, действительно... Нет, на самом деле ситуация такова, что мы когда говорим про сложные проценты, мы говорим о том, что период действительно играет большую роль, и вот этот период накоплений, в который мы вносим эти деньги, действительно, к концу мы накапливаем определенную сумму, потому что еще есть такое понятие, как инвестиционный доход, который увеличивает эти накопления. Но мы должны понимать, что при этом имеются риски. Безусловно, если вы хотите бо́льшую сумму накопить, в этом случае вы должны брать на себя бо́льшие риски.

Вот то, что вас испугала моя вот эта фраза по диверсификации, инвестиционном портфеле, к сожалению, мы опять-таки возвращаемся к чему? – к тому, что в экономике самый основной принцип инвестирования заключается в том, что доходность должна быть выше инфляции, иначе просто каждый рубль, который вы вносите на инвестиционный счет, съедается...

Иван Князев: А вот с этим в нашей стране проблемы, к сожалению, с доходностью и с инфляцией... Ладно, спасибо вам большое. Юлия Финогенова, профессор кафедры финансов и цен РЭУ имени Г. В. Плеханова, была с нами на связи.

Уважаемые друзья, звоните нам, рассказывайте, копите ли вы на старость или нет, сколько накопили, какой суммы в месяц вам хватило бы на пенсии, чтобы жить достойно.

Тамара Шорникова: Звоните, берите пример с Надежды из Москвы. Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Здравствуйте.

Я хотела спросить у вас. Скажите, пожалуйста, вот вы говорите «Копим на пенсию». Я копила на пенсию, а теперь что получается? Меня обслуживали в нашем страховом, господи... Соцработник нас обслуживает. Сейчас, когда мы накопили деньги, когда старикам стало по 80 лет, им прибавили пенсию, стало больше 30 тысяч. Так что вы думаете? Вроде борются за то, чтобы пенсия была больше, а теперь снимают соцобслуживание бесплатное, и мы должны платить теперь за это деньги. Какой же смысл нам прибавлять, если с нас снимают деньги?

Иван Князев: Ну, если снимают какие-то определенные льготы, я так понял, правильно понял?

Зритель: Просто снимают... Ну а как же, все льготники, все пенсионеры, дожившие до 80 лет, все имеют льготники, и инвалиды, и ветераны, ну масса, я уж не говорю про великих отечественников, это само собой, про простых пенсионеров. Представляете, накопили 30 тысяч...

Тамара Шорникова: Надежда, а сколько нужно будет платить за соцработников?

Зритель: Вы знаете, они сами, видно, не знают, с кого сколько брать: с кого 1 тысячу берут, с кого 2 тысячи берут.

Тамара Шорникова: Это что, за разовый визит или?

Зритель: За месяц, наверное, даже не знаю, вот еще только это дело все началось. Я думаю, как бы это дело прекратить, чтобы этого не пошло дальше. Это новая какая-то программа. Некоторые отказываются, вот я знаю, я лично тоже откажусь, как только у меня будет 30 тысяч, из-за принципа. Зачем давать, если отбирать, вот меня вот это интересует? Зачем тогда мы боремся за это накопление на пенсию, чтобы отбирать у людей деньги? Дожили до 80 лет...

Тамара Шорникова: Понятно, да.

Зритель: Представляете? Вот до 80 лет дожили, мы еще могли сходить в магазин, подкупить себе чего-нибудь вкусненького, такое самое продуктивное носили соцработники: картошку, масло, сахар, то, что нам тяжело. А теперь, когда мы дожили до 80 лет, нам сделали прибавку, стало больше 30 тысяч, это самое, с нас теперь снимают это соцобслуживание, теперь у нас платное соцобслуживание.

Иван Князев: Ну да, Надежда, мы поняли. Действительно, все-таки 2 тысячи в месяц – это для пенсионеров серьезные деньги.

Тамара Шорникова: Можно будет поразбираться, тоже эту тему взять обязательно.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Да. Продолжаем наше исследование, сейчас посмотрим видеоматериал.

Иван Князев: Вы копите на старость? И сколько вам нужно на достойную жизнь на пенсии?

Тамара Шорникова: Да, узнали наши корреспонденты у жителей Новосибирска, Краснодара и Ярославля.

ОПРОС

Иван Князев: Нет, ну вот это интересные такие...

Тамара Шорникова: Вот этот вечный конфликт, да, сейчас или потом.

Иван Князев: Да, настроение с точки зрения социологии, вот будем с экспертом об этом говорить. Пока несколько SMS. Вот из Татарстана пишут, что «в России копить на пенсию невозможно», коротко и ясно. Из Курской области: «Чтобы мротникам на пенсию накопить, надо жить в лесу и в берлоге, других вариантов нет». «По 100 рублей готовы откладывать», – это пишет телезритель из Вологодской области, вот ни больше ни меньше.

Тамара Шорникова: Томская область как раз про этот конфликт пишет: «Зарплата – это синица в руке, а пенсия – журавль в небе», – Зоя Ивановна, Томск.

Иван Князев: Журавль в старости.

Тамара Шорникова: Да. И еще один телефонный звонок у нас есть, давай послушаем Надежду из Чувашии.

Иван Князев: Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Вы пенсионерка?

Зритель: Да, я пенсионерка, по инвалидности вышла, по онкологии, в 50 лет на пенсию, получаю пенсию 3 300, ну там инвалидные какие-то добавляли, да...

Иван Князев: Ага.

Зритель: И вот вы говорите копить пенсию. Во-первых, на что копить? На что копить? Во-вторых, идешь в Пенсионный фонд, ведь правда же, это же всем известно, что начисления идут неправильно, они неправильно там ведь считывают, недосчитывают и все такое. Я сталкивалась, очень много моментов, даже заявления, извините, пишут от нашего имени, от нашего имени пишут заявления, как говорится, сами, от руки, вот я недавно ходила разбираться в этом.

И вообще, где гарантия, что я проживу? Мне сейчас 58 лет, вот, пенсия сейчас у меня 8 300, я живу – где гарантия, что я... ? Если бы я даже копила, извините, как говорил у вас там это, со школы, – где гарантия, что я доживу еще лет 10–20, понимаете, да? Ну где гарантия, ну где?

Иван Князев: Ох, ну что же вы, Надежда, прямо сразу так, от таких позиций отталкиваетесь? Кстати, не единственная Надежда такая, 60% так считают.

Зритель: Так многие, многие так отталкиваются. Сейчас у нас...

Иван Князев: Так считают в Вологодской области, пишут, что «60% из нас до пенсии не дотянем». Нельзя, мне кажется, только от этого отталкиваться в этом подходе.

Тамара Шорникова: Давай узнаем мнение еще Анатолия из Санкт-Петербурга. Здравствуйте, Анатолий.

Зритель: Алло, здравствуйте. Это Анатолий, мне 60 лет.

Вот такой вопрос: сколько… Вот вы говорите копить. Как в нашем государстве можно что-то накопить, если доллар стоил в советское время 55 копеек, сейчас уже за 80 рублей? И как прожить на эти пенсии 10, 12, 15 и что-то еще откладывать, какие-то инвестиции? Государство нас обмануло неоднократно.

Иван Князев: Анатолий, ну вот смотрите, вам сейчас...

Зритель: Раньше... Подождите секундочку.

Иван Князев: Давайте.

Зритель: Раньше пенсия была 80 рублей, 60, 120. Так вот почему вот этот же доллар, который 55 копеек, получается, на сколько разница теперь? А пенсии что-то у нас и близко не лежат.

Иван Князев: Ну я не знаю, как курс доллара влияет на это все. Анатолий, просто хотелось бы понять, вот вам сейчас 60 лет, вам до пенсии, я так понимаю, совсем чуть-чуть осталось...

Зритель: Я уже на пенсии.

Иван Князев: А, вы уже успели выйти?

Зритель: Да.

Иван Князев: Хорошо, потому что возраст подняли.

Зритель: По вредности.

Иван Князев: У вас вообще до этого, вы даже не задумывались о том, чтобы какие-то накопления делать?

Зритель: Копил, а толку, если они обесцениваются быстрее, чем ложишь?

Иван Князев: Ну понятно, да, все к тому же возвращаемся.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Послушаем мнение эксперта. Ольга Аникеева, доцент факультета социальной работы РГСУ.

Иван Князев: Здравствуйте, Ольга Александровна.

Ольга Аникеева: Добрый день.

Тамара Шорникова: Ольга Александровна, давайте вспомним графику, первую информацию, которую мы давали в начале эфира, наверняка тоже смотрели, о накоплениях, сколько человек у нас вообще, в принципе в стране планируют какие-то накопления, имеют их. Вот имеют такие какие-то накопления, мы не знаем сумму, только 12%, каждый 2-й что-то там где-то подумывает, треть почти не собирается копить. Да, сложно, да, денег часто нет, но опять же, если взять, не знаю, бабушек, дедушек и так далее, взрослых родителей, даже вот на свои маленькие пенсии, мы же прекрасно знаем, где-то у них там вот эта вот заначка на какой-то черный день все равно. То есть даже если с таких сумм можно откладывать, значит, это можно делать всегда, но вопрос желания все равно, какого-то подхода жизненного...

Иван Князев: Почему мы этого не делаем?

Тамара Шорникова: ...бюджетирования, в конце концов.

Иван Князев: Мы так привыкли? Вот с точки зрения социолога хотим понять. Либо как Анатолий, который говорит, что какой смысл, все, нас уже обманывали, – мы теперь всегда так будем?

Ольга Аникеева: Вы знаете, я вообще по жизни оптимист, большой оптимист, но сегодня у меня настроение немножко такое более критичное, тем более что я историк по образованию по базовому. Давайте вспомним: 1991 год никто не предполагал, ну большинство населения не ожидало такого сюрприза, да? 1998 год тоже никто не ожидал, и никто не ожидал пандемию коронавируса. Поэтому, когда падает экономика, она падает где-то каждые 8–10 лет, и падает достаточно существенно, причем это сказывается больше всего на малообеспеченных гражданах…

Поэтому говорить о том, что вот можно накопить со школы и потом у вас получится какой-то вклад, – это то, что называется линейным прогнозом, вот если ничего не будет меняться и будет происходить точно так же, как сейчас, а сейчас не очень здорово, как вы понимаете. Но если даже вот при таком линейном прогнозе все будет происходить примерно ближайшие 60–80 лет и я уже смогу накопить что-то на пенсию, тогда может быть. Но мы же знаем, что такого прогноза не может быть в принципе, в природе так не бывает.

Иван Князев: Ну а что же тогда делать? Ну как тогда позаботиться о себе на старости?

Ольга Аникеева: Ну, давайте начнем с того, что в принципе, конечно, те, у кого есть достаточно серьезный доход, от 50 тысяч и выше, они уже могут все-таки что-то откладывать хотя бы для того, чтобы создать себе подушку безопасности вот на такие критические десятилетия, это первое.

Второе: ведь вкладывать можно в себя по-разному, например вкладывать в свое здоровье, в свой отдых, в свое образование, в свое жилье, в своих детей, это тоже достаточно серьезный вклад. Ну а такие... Я не верю, что могут быть такие серьезные накопления, которые могут перевесить пенсию в ее, так сказать, настоящем ценностном виде, к сожалению.

Иван Князев: Ольга Александровна, смотрите, какой момент. Нам многие телезрители пишут, что вот «я 40 лет работал, а пенсия у меня все равно маленькая». Я вот знаю, сейчас есть целая проблема, что для того, чтобы собрать вообще всю информацию со всех мест работы, это можно сделать только, по-моему, начиная с какого-то определенного года, по-моему, с начала 1990-х гг., а до этого те данные нужно все ходить собирать. Это сильно влияет на то, какую мы пенсию получаем?

Ольга Аникеева: Для лиц старшего возраста да, тем более что очень многие лица были перемещенными, что называется, в годы Великой Отечественной войны, выезжали москвичи в республики, там, значит, работали на оборонных предприятиях, эти предприятия закрылись, архивы иногда уничтожены, восстановить это бывает крайне тяжело. Я знаю ряд граждан...

Иван Князев: А Пенсионный фонд вот этими всеми данными не владеет сейчас?

Ольга Аникеева: Не всегда, не всегда.

Иван Князев: Не всегда. А как тогда их получить? Как их собрать? Потому что очень много таких вот историй, когда люди говорят, что просто не могут собрать данные, потому что работали...

Тамара Шорникова: Предприятия этого уже нет, естественно, давным-давно.

Ольга Аникеева: Да-да-да.

Иван Князев: Данных нет предприятия, из-за этого пенсия маленькая.

Тамара Шорникова: Архивов нет.

Иван Князев: Что надо делать?

Ольга Аникеева: Ну, видите, время идет, и такие люди просто постепенно вымываются из наших рядов, они просто уходят из жизни, к сожалению. Сегодня, сейчас ничем серьезным мы помочь не можем, это вручную ходить, подбирать, собирать, иногда собираются свидетельские показания о том, что человек жил там-то и там-то, на каких-то предприятиях работал. Это сейчас очень сложная история.

Тамара Шорникова: Давайте вместе телефонный звонок послушаем. Звонит Тамара из Ярославля, тезка. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вот там вопрос «Копите вы на пенсию?». Вот мы в молодости с мужем копили на пенсию, у нас было 50 тысяч, я в то же время могла купить 10 машин, машина стоила 5 тысяч. Потом переделали и стало 140 рублей, я всю дорогу шла ревела от этого Сбербанка, что там с нами поступили. У нас правители с внешним долгом расплатились – почему с нами, со стариками, не расплотятся никогда? «Коммуналка» очень дорогая…

Муж инвалид II группы, я инвалид III группы, у нас пенсии не хватает, у меня 18, у мужа 18, за 46 лет работы нашей мы получаем такую нищенскую пенсию! «Коммуналка» все съедает, лекарства... Я отказалась от лекарств, потому что их нет, их нет. Муж получает, муж перенес инфаркт и 5 операций на сердце, вы вдумайтесь, у него 5 пружинок стоит в сердце! Лекарства дорогостоящие, бывает, и нет такого лекарства. Как прожить пенсионерам? Невозможно!

Иван Князев: Тамара, а как вы справляетесь-то? Как вы справляетесь?

Зритель: Справляемся, справляемся, экономим. Мы даже себе, извините за выражение, нижнего белья не можем купить, потому что не на что. Питание, «коммуналка»...

Иван Князев: А дети помогают? Дети, внуки?

Зритель: ...и все уходит. Эта пенсия нищенская!

Иван Князев: Ну понятно.

Зритель: Я бы хотела хоть бы один раз с президентом пообедать, что он кушает, и я покажу, что мы кушаем, пенсионеры, понимаете?

Тамара Шорникова: Спасибо за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо, Тамара, да, понимаем.

Ольга Александровна, ну вот все-таки во что вкладываться? Вот вы говорите, все-таки в детей вкладываться нужно?

Ольга Аникеева: В детей и в свое здоровье, свое образование. Это совет тем, кто сейчас молод и еще вполне здоров.

Тамара Шорникова: А вы как свой какой-то план выработали по жизни? Он каков у вас? Вы сейчас тоже что-то инвестируете, копите, не знаю, живете сегодняшним днем?

Ольга Аникеева: К сожалению, пока живу сегодняшним днем. Возникла одна небольшая идея, мечта, может быть, я попробую сейчас откладывать какие-то средства, но пока у меня накоплений...

Иван Князев: Я просто что хотел отметить? – в здоровье вы имеете в виду, что вот пишут опрошенные люди, потом работать на пенсии?

Ольга Аникеева: Да, чтобы потом лучше себя чувствовать на пенсии, меньше тратить денег на лекарства, больше как бы сохранить способность работать подольше.

Иван Князев: Ага. Ну а почему бы и нет. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Ольга Аникеева, доцент факультета социальной работы РГСУ, была с нами на связи.

Тамара Шорникова: Да.

И послушаем очередного эксперта – Дмитрий Заворотный, руководитель Центра экономических стратегий Института Нового общества. Здравствуйте, Дмитрий Сергеевич.

Иван Князев: На связи с нами Дмитрий Сергеевич?

Дмитрий Заворотный: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, Дмитрий Сергеевич, вопрос такой. Вот сейчас мы уже понимаем, что государство долго, методично, планомерно нам не то что намекает, открытым текстом говорит: госпенсии, видимо, скоро на них рассчитывать не нужно, копите сами. Ну потому что сначала накопительная часть пенсии, дальше – больше, мне кажется, в общем, это все в ваших руках. Но мы видим из статистики, из опросов, сколько людей сейчас способны откладывать, мало. Что потом государство будет делать с людьми, когда окажется, что вот не накопили и не на что жить теперь? Это же тоже большие риски и траты, потому что их нужно будет как-то обеспечивать, мы хотим...

Иван Князев: Ну хоть что-то с ними делать.

Тамара Шорникова: Да. Мы хотим сократить в 2 раза бедность, а получается, что мы можем наплодить ее.

Дмитрий Заворотный: Ну, могу только с вами согласиться. Действительно, такая угроза существует. Я вот приведу цифру: у нас, в общем-то, по большинству соцопросов порядка 70% граждан не способны делать каких-либо сбережений в силу недостаточного уровня доходов. Поэтому все, что касается накопления на старость, здесь, конечно, без плеча государства ну никак не обойтись. Я надеюсь, что будет все-таки усовершенствована здесь государственная политика, в частности по части пенсионного обеспечения, потому что опять же с учетом недостаточного уровня доходов, с учетом некоторых других наших реалий без государственной системы пенсионной нам, к сожалению, никак не обойтись.

Иван Князев: Просто телезрители спрашивают, как это делают на Западе, ну вот пишут: «Как это делают буржуины на Западе? Почему они столько получают пенсии?» – дословно я вам вопрос передал. Если вкратце.

Дмитрий Заворотный: Ну...

Иван Князев: Там копят, сами копят или нет?

Дмитрий Заворотный: Да, там, конечно, более диверсифицированная система в этом плане. Здесь давайте все-таки говорить о том, что любая западная экономика очень сильно отличается от нашей и с точки зрения доступности медицины, медицинских услуг, препаратов. То есть тут на самом деле, на мой взгляд, очень трудно проводить параллели. Здесь, наверное, надо говорить о тех довольно-таки серьезных проблемах и препятствиях, которые существуют у нас и которые, в общем-то, могли бы быть разрешены...

Иван Князев: Ну понятно. Я так думаю, что в нашей стране без какого-то государственного подхода все равно ничего у нас здесь не получится, опыт нам западный вряд ли пригодится...

Тамара Шорникова: ...в ближайшее время.

Иван Князев: Дмитрий Сергеевич, спасибо вам большое, к сожалению, времени остается мало.

Дмитрий Заворотный, руководитель Центра экономических стратегий Института Нового общества, был с нами на связи. Говорили о том, как нам обеспечить себя на пенсии, кто сможет это сделать, самим нам нужно позаботиться или, может быть, на государство понадеяться еще раз. Скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Сколько нужно для достойной жизни? Возможно ли накопить эту сумму сами? И как готово поучаствовать государство?