ТЕМА ДНЯ: Как справиться с бедностью

ТЕМА ДНЯ: Как справиться с бедностью | Программы | ОТР

Правительство проведёт эксперимент по автоматизации помощи нуждающимся

2020-11-24T14:25:00+03:00
ТЕМА ДНЯ: Как справиться с бедностью
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Что нового? Южно-Сахалинск, Чебоксары, Воронеж
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Гости
Олег Соколов
руководитель Департамента социально-трудовых отношений и социального партнерства Федерации независимых профсоюзов России
Владимир Климанов
директор Центра региональной политики РАНХиГС
Александр Гезалов
член экспертного Совета при Министерстве образования РФ по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Иван Князев: Программа «ОТРажение» продолжает свою работу. В студии по-прежнему Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Иван Князев: Правительство предлагает адресно помогать малоимущим, причем даже без их непосредственного участия. По сути, ну вот если претендуешь на ту или иную льготу, на пособие, больше не нужно будет собирать справки, доказывать, что ты бедный, что тебе есть нечего, государство само все увидит и чем надо поможет. Вопрос, как.

Тамара Шорникова: Главное, чтобы добровольно еще, да?

Предполагается, что опираться будут на базу данных налоговой службы, которая все знает о наших доходах, и не только официальных. Запустят проект в пилотном режиме в двух регионах России, в Татарстане и Нижегородской области. Кстати, в Татарстане и еще в 7 регионах в той или иной форме подобные проекты уже работают.

Иван Князев: Как будет выглядеть новая схема помощи малоимущим? Станет ли она проще? Спросим у экспертов. А вы звоните, расскажите, какие льготы вы сейчас получаете. А точно знаете, какие вам положены? Сложно ли получить пособие? В общем, ждем ваших звонков. И представляем наших экспертов.

Тамара Шорникова: Да. И кто такой бедный человек в России? Давайте тоже с вашей помощью разберемся. Как вам кажется, это какая зарплата?

Иван Князев: Чтобы понимать, кому оказывать помощь.

Тамара Шорникова: Да, какой доход, сколько у нас таких людей.

Итак, к экспертам давайте перейдем.

Иван Князев: Александр Гезалов у нас на связи, член Экспертного совета при Министерстве образования России по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Здравствуйте, Александр Самедович.

Тамара Шорникова: Видим, но не слышим пока. Да.

Иван Князев: Сейчас звук попытаемся...

Тамара Шорникова: Поэтому пока SMS, собственно, читаем, они уже приходят к нам на наш портал, пишите на номер 5445, это бесплатно, собственно, как и все, как и звонки в наш прямой эфир. Вот Ульяновская область пишет: «Простой народ никогда не выйдет из бедности, не нужно обещать людям, обнадеживать». Москва: «Относятся ли к категории бедняков всеми забытые безработные предпенсионеры, снятые с учета в центре занятости, но не нашедшие работу? Будет ли им хоть какая-то помощь?»

Иван Князев: Александр Самедович?

Александр Гезалов: Да-да, меня слышно? Добрый день.

Тамара Шорникова: Ага, вернули.

Иван Князев: Да, все, слышим вас, видим.

Хотим сразу узнать, вообще как у нас сейчас в России выглядит процесс получения тех или иных пособий и льгот, прежде чем ругать или хвалить новую систему. Потому что хотим узнать, есть ли там вообще сложности. Я вот тут ради интереса помониторил истории разных людей в интернете, сложно ли получить пособие, начиная от пособия по безработице, где 4 бланка было еще весной представлено, которые нужно было заполнить, а потом заполняешь, система не принимает, заканчивая тем, что с 2021 года будет сложно получать пособия по уходу за ребенком. Какие проблемы сейчас возникают?

Александр Гезалов: Ну, вы знаете, на самом деле ведь надо говорить о том, что на сегодня порядка 20 миллионов населения находится за чертой бедности. Это довольно серьезная цифра. Нужно говорить о том, что все меры, которые пока предпринимаются, не дают необходимого эффекта, потому что прямая инвестиция, прямое какое-то участие в виде денег, к сожалению, не приводит к изменениям, потому что деньги проели, а дальше что?

И вот, например, в этом году в связи с пандемией количество людей, которые стали бедными, возросло еще на 1 миллион 800 тысяч, согласно ВЦИОМ. Поэтому здесь надо говорить о том, наверное, каков прожиточный минимум, на что люди живут, откуда они берут доходы, какая у нас сегодня корзина прожиточного минимума и так далее.

А то, что документы... Ну, документы оформить можно, но еще раз повторюсь, те финансовые вложения, которые сегодня дает государство, неэффективны, нужно предпринимать другие меры, потому что это реально не то, что необходимо.

Тамара Шорникова: А что нужно, по-вашему, Александр Самедович? Это вот те самые социальные контракты, какая-то попытка выяснить, что нужно человеку? Как вам кажется, как можно реально помочь бедному, малоимущему человеку?

Александр Гезалов: Дело в том, что получается, что запрос дает не само население, а государство, оно говорит: «Мы дадим денег». А у населения совсем другой запрос, например, на получение качественной новой работы, на переквалификацию, на создание новых рабочих мест, ну и так далее, то есть то, чем обычно человек живет, а не то, что ему предлагают, для того чтобы заткнуть, так скажем, финансовую дыру, которая возникла.

Иван Князев: Но подождите, подождите-подождите секундочку, Александр Самедович. Весной, когда вставал вопрос о том, что нужно «вертолетные деньги» раздавать всему населению в связи с пандемией, как-то всем очень хорошо было, когда пошли те или иные средства, различная помощь, вот, и никто не говорил о другом.

Александр Гезалов: Все эти деньги ушли в кредиты, которые население набрало перед пандемией. По сути говоря, все детские, которые получили, и президентские, ими были погашены кредиты, причем многие еще не погасили, и мы этими случаями занимаемся. Поэтому здесь опять же вопрос, как в рамках новых вызовов сделать так, чтобы население выживало не только за счет вот этой 11-триллионной кубышки, а чтобы инвестиция в население была с разных сторон, лишь деньги не решают проблему, решает проблему отношение. Как раз отношение достаточно сложное.

Тамара Шорникова: Да. Нам пишет Орловская область: «Борьба с бедностью не сработает, от этих подачек люди не станут богаче». Мурманская область: «Кто такой бедный?» – отвечаем мы на этот вопрос в нашей программе. Вот по мнению нашего телезрителя из Мурманской области, бедный – «это без жилья и без возможности купить медицину», то есть, видимо, какие-то платные услуги получить. «Не хватает если на элементарные услуги какие-то, это бедный», – тоже пишут нам из Тверской области.

И давайте послушаем телефонный звонок еще один из Калининградской. Лариса к нам дозвонилась, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Лариса, слушаем вас.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Я из Калининградской области звоню. Я пенсионерка по инвалидности и по старости с 2015 года, вот.

Иван Князев: Ага.

Зритель: И дело в том, что у нас вот в регионе минимальный прожиточный минимум, пенсия доплачивается из федерального бюджета. Так у меня пенсия 7 666, но так как у меня есть инвалидность, понимаете, получается, что я получаю такую же пенсию, как у нас все получают минималкой, вот. И потом, ладно бы лекарства были бесплатные, но по тому заболеванию, что я на инвалидности, мне могут выписать только Анальгин, а у меня давление, и эти лекарства я покупаю за свой счет.

Тамара Шорникова: Подождите, ну... Я просто знаю, у меня у мамы тоже такие проблемы, соответственно, ей выдают, например, в поликлинике те же лекарства от давления. В вашей не предусмотрено? Может быть, просто нужно с главным врачом поговорить, может быть, какие-то недопонимания?

Зритель: Нет-нет-нет, хирург мне выписать не может, а терапевт не берет на себя такую ответственность.

Иван Князев: Ну а документы какие-то нужно показывать, Тамара? Я просто не знаю в этом случае.

Тамара Шорникова: Да там автоматическая история.

Иван Князев: Автоматически это должно происходить.

Зритель: Нет, понимаете, мне пришлось отказаться от этой льготы, и мне вот по инвалидности доплачивают. Но дело в том, что к моей пенсии... Почему-то получается так, что я пенсионер с минимальной пенсией и до прожиточного минимума мне не выплачивают, а прибавляют эту инвалидность, понимаете, и получается такая же пенсия, как и у тех, у кого нет инвалидности.

Тамара Шорникова: А-а-а.

Иван Князев: Ну да, да, Лариса, мы поняли вас.

Тамара Шорникова: В истории в каждой нужно разбираться, конечно. Прозвучало вот это «отказаться от льготы», может быть, в этом история, но тем не менее. Кстати, про льготы очень много вопросов. Александр Самедович, вот вы как считаете, многие пишут, что, если государство не может поднять сейчас всем МРОТ, зарплаты и так далее, пусть будет больше льгот, например, допустим, снимут с нуждающихся необходимость оплачивать «коммуналку», что-то вот такое очень весомое, что большую часть бюджета занимает. Вы с таким подходом согласны?

Александр Гезалов: Вы знаете, вот я все, что слушаю, это ведь связано с тем, чтобы взять из одного места и переложить в другое место. Это не решает проблему.

Иван Князев: Ага.

Александр Гезалов: То есть бедность – это невозможность покрыть потребительские потребности, а потребительские потребности – это не только еда, не только одежда: это оплата коммунальных платежей, это действительно оплата лекарств, это оплата проезда и так далее, и так далее. Люди не могут просто эти потребности реализовать, вот и вся бедность.

Поэтому нужно повышать прожиточный минимум хотя бы еще в 1,5–2 раза, пенсии повысить тоже в 1,5–2 раза, потому что люди вынуждены жить по инвалидности, а не по пенсии, которую они заработали. Получается, стань инвалидом, тогда у тебя будет более-менее какая-то сумма. Я считаю, что такой патернализм не очень полезен, то есть давайте будем ЖКХ снижать, давайте будем продуктовые талоны вводить и так далее. Это все неэффективно, эффективно...

Иван Князев: Александр Самедович, ну вы сейчас говорите о каких-то, понимаете, таких общих делах и фактически критикуете вот все то, что сейчас предлагает наше правительство, где будут смотреть, кому помочь, кому не помочь. То есть там в том числе будут смотреть вообще, имеются ли у человека какие-то другие материальные блага либо нет.

Александр Гезалов: Нет, ну поймите, 20 миллионов населения, я еще раз повторюсь...

Иван Князев: Нет, ну согласитесь, самое простое – это сказать: «Давайте всем повысим пенсии» или «Всем дадим работу», – ну это же несколько популистски звучит.

Александр Гезалов: Это очень хорошо, потому что люди уже доходы получить не могут, они уже находятся в точке, когда их никуда на работу не возьмут и так далее, и так далее. Мне кажется, что этот перекос нужно реализовывать совсем, немножко по-другому. Потому что, конечно, хочется, чтобы мы все жили качественно, но вот, например, семьи многодетные... Хотите, я вам расскажу про то, как, например, моя... Вы меня спрашивали, как наша многодетная семья, какие получает доходы, так скажем, помощи...

Иван Князев: Да, мы с этого начали, да.

Александр Гезалов: Да, давайте-давайте, я вам расскажу. Значит, ну смотрите, на ребенка платят, это в Москве, я не говорю про всю Россию, 4 тысячи на ребенка, у меня 3 ребенка сейчас, которые могут эти деньги получать, в сумме это получается 12 тысяч рублей. Значит, плюс еще за многодетность 4 900. Ну вот посчитайте, в сумме это получается 15 тысяч рублей.

Иван Князев: Ну 16 тысяч, да, если округлить.

Александр Гезалов: Если округлить. Но это какое пособие? Что на это пособие можно купить, скажите, пожалуйста?

Иван Князев: Даже ребенка в школу не соберешь на эти деньги, по большому счету.

Тамара Шорникова: Хорошо, а помимо этого нематериальные льготы, проезд бесплатный, кружки и так далее? Что-то из этого еще помогает, чтобы понять, как это всеобъемлюще действует?

Александр Гезалов: В Москве более-менее да, парковка у одного родителя бесплатная, значит, какие-то еще льготы, один раз в год выезд на юг. Но это не во всей России, во всей России этих льгот нет, это Москва такие льготы дает, поэтому нельзя сравнивать Москву с регионами. И вот те многодетные, которые сейчас оказываются в ситуации пандемии, невозможности решать свои проблемы, это именно связано с тем, что просто не хватает...

Иван Князев: Александр Самедович, у меня один знакомый многодетный отец, он машину себе в кредит покупал на каких-то специальных льготных условиях, вот. И получается, поставить его в равное положение с людьми, у которых тоже много детей, но у них нет при этом ни зарплаты, ни чего-то остального, здесь как-то не поворачивается...

Александр Гезалов: Здесь вопрос не в том, что он купил машину в кредит. У нас сейчас большинство многодетных живут в кредит, мы им в этом помогаем, чтобы они как-то могли эти вопросы закрывать, не должна многодетная...

Иван Князев: Здесь дело не в кредите, дело в том, что здесь несоразмерное распределение, например, тех же льгот, вот. То есть он многодетный, у него хороший достаток, и он получает так же эту льготу, как и многие другие, только другие машину не могут себе купить.

Александр Гезалов: Это я согласен. Но то, что сегодня необходимо, я еще раз вернусь к вопросу, который мне озвучили, – это изменение отношения к работодателю, что есть люди, которые потеряли работу, а сейчас многие не выходят просто на работу, потому что их работа даже удаленно не может быть использована, люди физического труда, вот они сейчас находятся под огромным-огромным ударом. Поэтому здесь нужно больше думать о том, как переквалифицировать их, какие организовать возможности, чтобы люди могли свою новую работу обрести и спокойно жить, что называется.

Тамара Шорникова: Да, спасибо, спасибо. Александр Гезалов, член Экспертного совета при Министерстве образования России по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Продолжаем собирать ваши советы, как справиться с бедностью в нашей стране, кто такой в нашей стране бедный человек, это человек с каким доходом, с каким достатком. Давайте послушаем Лидию из Московской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я вот по какому вопросу хочу сказать. Вот я малоимущая одинокая пенсионерка, у меня пенсия 7 800. Но мне, значит, региональная власть дает 6 тысяч по месяцу, 3 месяца я пишу заявление, ну 6 месяцев в год, и федеральная власть каждый год дает 10 тысяч, это вот Мишустин там, вот кто.

Иван Князев: Так.

Зритель: И еще дают субсидию 3 тысячи на квартиру, у меня однокомнатная квартира. И вот я плачу если за квартиру, например, выходит 4 тысячи, 3 200 мне дают на квартиру, это там еще телефон входит 500 рублей.

Я просто хочу сказать: вот есть люди, которые не знают, малоимущие и одинокие, нам никто ничего не сообщает, куда чего писать, понимаете? Ведь люди не знают, что субсидия положена, что полагается региональная помощь, федеральная помощь полагается таким пенсионерам, как я, малоимущим и одиноким. У меня пенсия 7 800, но нам еще добавляют до 10 500.

Правда, из 10 500 у меня 340 рублей вычитает проездной билет, не знаю, почему. Вот сейчас я не ездила никуда, у нас заблокирован билет, и то март, апрель и май, тоже были билеты заблокированы, но за билет вот эти 340 вычитали, понимаете? И хоть Воробьев нам еще помогает, тысячу дает в месяц с мая месяца.

Иван Князев: Ну да, Лидия, мы уже поняли, что у вас в принципе более-менее ситуация. Скажите, а вы вот это все как узнавали?

Тамара Шорникова: Да.

Иван Князев: Вы сами все... ?

Зритель: Ну как, газеты читаю, вас слушаю, смотрю телевидение, последние известия, что Мишустин говорил. Вот Медведев когда был, он вообще ничего не говорил, Мишустин сейчас действительно помогает. Он даже дал телефон 8-800-2000-112, его горячая линия, говорит, если что вам не так, звоните.

Тамара Шорникова: Пробовали? Или пока все устраивает?

Зритель: Пробовала.

Тамара Шорникова: Так.

Зритель: Мне задерживали вот эти 10 тысяч, у нас 10 тысяч... У нас еще херовничает, по-русски сказать, соцзащита. Мне в январе должны были дать, как Мишустин сказал, деньги приходят, вся помощь приходит с января. Мне с января до октября месяца задержали.

Тамара Шорникова: Лидия, звонок-то помог? Коротко.

Зритель: Помог!

Тамара Шорникова: Все, спасибо.

Иван Князев: Да, Лидия, спасибо вам большое.

Ну вот, к сожалению, немного таких людей, как наша телезрительница из Московской области. И предполагается, что вот новая система как раз-таки не потребует от тебя, чтобы ты ходил всего добивался сам, а сама будет все делать за тебя. Будет ли это работать, будем сейчас выяснять.

Тамара Шорникова: Да. И в том числе будем выяснять, как сейчас справляются с проблемой бедности в разных регионах. В Татарстане пилотный проект по организации адресной социальной поддержки действует с начала 2020 года. Там людям с низкими доходами предлагают социальные контракты.

Иван Князев: Их заключают только с теми, у кого зарплата ниже прожиточного минимума. Для этого необходимо предоставить справку о доходах семьи за последние 3 месяца, затем в отделе соцзащиты им оказывают все необходимую помощь, в том числе юридические консультации и оформление документов. Как рассчитывают в региональном Минтруде, подобная мера сократит число граждан, живущих за чертой бедности.

Тамара Шорникова: Азалия Фатихова одной из первых заключила соцконтракт на самозанятость. На выделенные от государства 50 тысяч она оборудовала массажный кабинет.

Азалия Фатихова: Сначала же не было финансового положения, чтобы открыться, это все же деньги нужны. Я очень рада, что попала под этот проект, что мне помогли. Это стимул для меня, мотивация все же дальше работать, тем более все окупилось уже.

Алсу Гатиятуллина: Это стимул оформиться обязательно официально, необходимо, чтобы отчисления были, это социальные гарантии для этих граждан. Плюс они получают от нас материальную поддержку, и, естественно, его официальная заработная плата плюс поддержка ежемесячная от нас дает плюс в бюджет семьи.

Тамара Шорникова: По словам местных властей, этот проект крайне необходим для региона. С начала года только в Балтасинском районе заключено уже более 100 социальных контрактов.

Иван Князев: Еще одного эксперта подключаем к разговору – Олег Соколов у нас на связи, руководитель Департамента социально-трудовых отношений и социального партнерства Федерации независимых профсоюзов России. Здравствуйте, Олег Владимирович.

Олег Соколов: Здравствуйте.

Иван Князев: Олег Владимирович, вот эта новая система, о которой говорил Мишустин, которую сейчас будут пробовать с многими ведомствами, с различными министерствами, тоже будет выглядеть как социальные контракты?

Олег Соколов: Вы знаете, я надеюсь, что она будет выглядеть не как социальный контракт.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Почему?

Олег Соколов: К сожалению, социальный контракт кому-то помог, безусловно, в плане развития, может быть, малого предпринимательства, самозанятости. Но охват социальными контрактами был очень низкий и остается очень низкий. То есть при помощи социальных контрактов решить проблему бедности невозможно, это надо понимать.

Иван Князев: Не говоря уже о том, что работу, которую предлагают в центрах занятости, она далеко не всем подходит, да и предлагают ее, честно говоря...

Тамара Шорникова: Там не только работа в центрах занятости, там и бюджет на собственное дело и так далее, и так далее.

Иван Князев: Ну в том числе, да.

Тамара Шорникова: Вот мне знаете, что интересно? Вы говорите о том, что охват был низкий, это при том, что в социальных контрактах человек все-таки должен прийти с бумажками, заключить соглашение, подтвердить свой статус малоимущего, заключить какое-то соглашение с социальными органами местными. А здесь предполагается, что, значит, как-то вот умно будут выискивать сами тех, кому эта помощь нужна. Не получится ли так, что мы охват еще больше сузим? Ну потому что не секрет, что у нас огромное количество людей, например, работают в тени, в теневом секторе.

Олег Соколов: Ну, я рассчитываю, что нет, потому что все-таки это более современный подход. То, что предлагается создать социальное казначейство, ну это такое название, но за ним определять реальную нуждаемость граждан в получении тех или иных видов социальной помощи, это первое.

Иван Князев: А как? Простите, как она будет определяться, эта социальная нуждаемость?

Олег Соколов: Ну вы знаете, у нас сейчас информация в налоговых службах о каждом из нас достаточно подробная. Они знают о нас больше, чем мы, наверное, сами о себе, о наших расходах, о наших доходах, о том, чем мы располагаем. В общем-то, это достаточно современный подход помогать именно тем, кто нуждается.

И здесь очень важная составляющая именно информационная о проблеме, о которой говорили. Мы не знаем, очень многие не знают, особенно малоимущие, что им положено, они просто не располагают такой информацией. Ну, для примера я могу сказать, например, завтра ураган или ветер, МЧС нам сообщает, что завтра будет ураган или ветер. Вот если такой же подход будет в помощь малоимущим о том, что они будут, скажем, получать SMS или какую-то информацию получать о том, что вам положены такие-то и такие-то льготы, такая-то помощь, люди как минимум будут знать и смогут обращаться за этой помощью.

Тамара Шорникова: Олег Владимирович, тогда давайте знаете, какой момент проясним? Вот у нас официально в стране 20 миллионов людей живет за чертой бедности. То есть это что значит? – у них доходы ниже МРОТ.

Олег Соколов: Вы абсолютно правы.

Тамара Шорникова: Вы согласны с этой цифрой, что именно столько у нас бедных в стране? Или их половина, или их больше?

Олег Соколов: Значит, есть разные оценки бедности. Вот то, о чем вы говорите, это абсолютная бедность.

Иван Князев: Ага.

Олег Соколов: Критерий этой абсолютной бедности – это прожиточный минимум. Значит, ниже его, да, живут порядка 20 миллионов граждан. Но есть такое понятие, как относительная бедность, она может по-разному оцениваться, но, как правило, это 2/3 от медианной заработной платы, то есть сейчас доход порядка 20 тысяч рублей. То есть те, кто получают 20 тысяч рублей, ну это в среднем по стране, понятно, что в разных регионах разная ситуация, их по сути дела тоже можно отнести к бедным.

Тамара Шорникова: Так. А вот эта автоматическая система (простите, сразу, пока не ушли далеко) по-новому будет снова кого искать? Тех, кто выживает, тех, кто меньше МРОТ получает, или вот таких относительно бедных тоже найдет и поможет?

Олег Соколов: Нет, конечно, речь идет прежде всего о тех, кто выживает.

Тамара Шорникова: Понятно.

Олег Соколов: Уже сейчас, в период пандемии, определенные меры поддержки, те, на которых очень давно настаивали профсоюзы, они были сделаны. В частности, например, выплаты на детей для безработных граждан, раньше этого не было. К сожалению, эта мера поддержки пока декларируется только до конца этого года. Очевидно, мы считаем и настаиваем, профсоюзы, и предлагаем в качестве поправок в федеральный бюджет о том, чтобы эта мера поддержки обязательно действовала и в следующем году, потому что численность безработных у нас сейчас чуть-чуть стала сокращаться, но очень-очень медленно, количество безработных остается много. И с самой худшей ситуации находятся как раз семьи, у которых есть дети.

Иван Князев: И есть какая-то работа. Просто вот в связи с этим вопрос: может, все-таки нужно как раз сделать так, чтобы нуждающимися перестали быть работающие люди?

Олег Соколов: Вы абсолютно правы! Я вот об этом хотел сказать, что, наверное, первой задачей все-таки должна быть не просто социальная помощь, и даже адресная социальная помощь, а создание рабочих мест. Сейчас, конечно, это главная задача, и чтобы минимальный размер оплаты труда был более адекватный.

Но я должен сказать, что шаг в этом направлении предполагается сделать, он, может быть, небольшой шаг, но сделать. Предполагается все-таки оторвать минимальный размер оплаты труда, сделать его выше, чем прожиточный минимум, в соответствии с новым законом, который сейчас в Государственной Думе находится. Это правильный шаг, потому что прожиточный минимум должен получать человек, который не работает, у которого нет работы, а минимальный размер оплаты труда должен быть, безусловно, выше, чем прожиточный минимум.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо, да. Олег Соколов, руководитель Департамента социально-трудовых отношений и социального партнерства Федерации независимых профсоюзов России.

Звонок сейчас возьмем, просто еще очень много падает SMS, хочется тоже эти мнения зачитывать. Свердловская область: «Малоимущий у нас тот, кто имеет пенсию меньше 15 тысяч рублей», – а мы сегодня как раз выясняли, что...

Иван Князев: ...это средняя.

Тамара Шорникова: ...это якобы средняя, хотя нам написали многие, что и такой нет. «Такой беднейший в России выживает». Вот в чате нашего телеканала нам пишут: «Я против соцконтрактов», – Лилия пишет. А поясните, напишите подробнее, почему именно.

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: И телефонный звонок давайте послушаем.

Иван Князев: Александра из Москвы у нас на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Я по поводу внучки. Она получала 27 тысяч на троих детей, она, конечно, неработающая, мужа нет.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Из этих денег 6 тысяч оставили, 21 тысячу с нее сняли.

Иван Князев: Поясните.

Зритель: Сняли за то, что у нее имеются 4 сотки земли в собственности, деньги с нее сняли. Больше ей никаких доплат нет. Живут сейчас, у нее 500 тысяч одна квартплата задолженность – с чего она должна платить? Мы вот помогаем, вот случайно на вашу программу попала, мы ей помогаем... Правда, я пенсионерка, сама могу дать, что-нибудь дача, что-нибудь я ей закрою, что-нибудь дам, сколько-то.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Иван Князев: Ну понятно. Да, спасибо, Александра.

Тамара Шорникова: Спасибо, Александра.

Иван Князев: Это вот...

Тамара Шорникова: А вот как раз умная система посчитала, нашла, а, доходик есть.

Иван Князев: Да, а если Акела промахнется или про кого-нибудь забудет? Запомним этот момент.

Пока послушаем Нину из Челябинской области сразу.

Тамара Шорникова: Да, Нина, слушаем вас.

Зритель: Да-да.

Тамара Шорникова: Пожалуйста, выключите телевизор, иначе мы друг друга долго будем понимать, по телефону говорим.

Зритель: Да, здравствуйте.

Вот я слушаю вашу передачу постоянно, и все время, очень часто поднимаете вопрос о бедности. Вот вы знаете, мое мнение такое, что с бедностью мы никогда не справимся. То есть вот если наше правительство не захочет, чтобы в стране не было бедных, значит, мы будем вот так вот оказывать точечную помощь, вот, будем кому-то помогать, кто-то будет, значит, получать какие-то материальные помощи, кто-то не будет этого получать. А вот такой вот программы на то, чтобы народ вывести из бедности...

Вот вы знаете, я буквально на днях смотрела передачу «Россия 24», рассказывали про Узбекистан: строят заводы, металлургический завод там построили, там швейную фабрику построили, 110 тысяч семей получили социальное жилье. Мы слышим, что в нашем государстве кто-то получает социальное жилье? Я не слышала ни разу.

Иван Князев: Ну да, да. Правда, они все равно едут к нам, чтобы работу хоть какую-то найти. Ну то есть вот это два ваших рецепта, с одной стороны обеспечить рабочими местами, с другой строить заводы, создавать производства какие-то и так далее.

Тамара Шорникова: Давайте еще другие рецепты, какие есть, выясним у наших телезрителей. «Как победить бедность?» – спросили наши корреспонденты у жителей Бийска, Чебоксар и Курска. Слушаем и потом продолжаем разговаривать.

ОПРОС

Иван Князев: Ну вот интересные формулировки от наших телезрителей, от участников опроса.

Тамара Шорникова: Разные такие.

Иван Князев: Размытые, правда, местами. Но мне понравилось, что воровать меньше в стране надо, – да, это вполне себе...

Тамара Шорникова: Тут не поспоришь.

Иван Князев: Не поспоришь.

Владимир Климанов у нас сейчас на связи, директор Центра региональной политики РАНХиГС. Здравствуйте, Владимир Викторович.

Владимир Климанов: Здравствуйте.

Иван Князев: Слышали звонок нашего телезрителя, телезрительницы, которая сказала, что...

Тамара Шорникова: ...заводов, пароходов нужно больше строить? Или что?

Иван Князев: Нет, не про заводы, все, я другую мысль потерял...

Владимир Климанов: Что у нее учли земельный участок и в этой связи она не подпадает под число нуждающихся?

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: А, да.

Владимир Климанов: Ну да, на самом деле, вы знаете, это сейчас проблема, как учитывать, нуждающийся человек или нет, потому что часто можно слышать именно такого рода упреки, что доход может быть низкий, а тем не менее каким-то образом возникают средства к существованию. То есть у нас слишком большой вообще какой-то теневой такой сектор, который смазывает картину такой чистоты, что ли, в данном случае расчетов.

Я бы добавил просто методологические проблемы, которые вот, наверное, в рамках вот этого пилотного проекта правительства на двух регионах хотят отработать, в Нижегородской области и в Татарстане. Вот смотрите, у нас все расчеты такие социологические делаются на основании такой единицы учета, как домохозяйство, и это не семья, и это не просто родители с детьми. Вот кто входит в это домохозяйство? Если люди живут совместно и там есть не только прямые родители и прямые дети, но бабушки, дедушки, еще кто-то, их нужно учитывать в расчете уровня бедности для вот этого домохозяйства, для членов?

Иван Князев: Ну да, а если у дедушки есть какая-никакая машина, например, или дача, вот учитывать это или нет?

Владимир Климанов: Ну, это вот тот же самый вопрос, как учитывать имущество, которым владеет гражданин, на самом деле стоит ли его вообще учитывать, может ли оно приносить доход для данной семьи и так далее. Поэтому здесь вопросов пока методологических... Очень сложно. То есть вот домохозяйство и семья, семью как учитывать. То есть вот сейчас на самом деле правительство предложило: дайте простые документы, характеризующие то, что люди, живущие даже в гражданском браке, реально являются семьей, – опять как это, правильно не правильно, будет это работать... Но честно сказать, пока еще этот механизм не очень отлажен.

Иван Князев: Владимир Викторович, они ведь что говорят? Я прошу прощения...

Владимир Климанов: Поэтому эта система должна дать нам сейчас ответы на эти вопросы.

Иван Князев: Да. Прошу прощения, что перебил. Сейчас ведь говорится о том, что пока еще старая схема будет работать, то есть все-таки ты можешь приносить справки и говорить, что ты бедный, малоимущий, и при этом еще система будет тебя проверять. Просто...

Владимир Климанов: Да, и это... Кстати говоря, вы знаете, есть такой опять один вопрос, который в защиту, что называется, государства: будет ли больше работы у наших многофункциональных центров «Мои документы»? Потому что есть тоже разные оценки, что сейчас на них навалят гораздо больше работы, им потребуются новые просто люди, кадры, для того чтобы так работать с населением, если они сами будут перепроверять информацию, делать сами запросы в другие ведомства и так далее.

А есть другая точка зрения, что при вот таких адресных выплатах, наоборот, работа людей, связанных с такой вот перепроверкой, должна сократиться, что это будет все делать информационная система, которая будет аккумулировать данные из разных ведомств, из разных реестров и регистров, и делать какие-то, соответственно, выводы. Поэтому, конечно, вот такого рода, скажем, сложные ситуации, которые в том числе и телезрительница назвала, что вот учитывать или не учитывать имущество, они вот будут возникать почти наверняка. Я понимаю, что здесь прямого ответа, так или не так, сказать для всей страны сейчас нельзя.

Иван Князев: Давайте быстренько успеем звонок принять. У нас сейчас на связи Хабаровский край, Юрий дозвонился. Юрий, здравствуйте, если можно, коротко.

Зритель: Да, здравствуйте.

Вот я считаю, что с бедностью бороться надо, надо работать. Вот я живу в Хабаровском крае, у нас молодежь не хочет работать. Работы полно, и бедным может быть только инвалид или пенсионер, остальные могут работать и зарабатывать, работать не хотят.

Тамара Шорникова: А что за работа, сколько платят?

Зритель: Работы валом, 40–50 тысяч. Я пенсионер, я могу устроиться на работу.

Тамара Шорникова: Вот так.

Иван Князев: О, хорошо.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Зритель: Надо иметь хорошую профессию.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Владимир Викторович, мы все больше вот сейчас говорим в связи с этим анонсом нового пилотного проекта о механизме поиска, как будут искать бедных...

Иван Князев: Техническая часть.

Тамара Шорникова: О технической части, да. А в итоге что предложат-то действительно? Есть какое-то понимание, как будут помогать? Вот нашли человека, он бедный. Как ему помогут?

Владимир Климанов: Слушайте, на самом деле нельзя отрицать, что вот летом даже нашли очень адекватное решение, как помочь семьям, имеющим детей, пошли как раз по заявительному принципу и последующей перепроверке тех данных, которые гражданин предоставлял. То есть достаточно было написать заявление, дать минимум документов, чтобы получить дополнительное пособие как раз семьям, имеющим детей.

И наверное, по этому принципу и нужно идти, то есть облегчить ту бумажную волокиту, которая потенциально на граждан может свалиться, если они действительно нуждаются в какой-то помощи. То есть они должны просто прийти и заявительным принципом представить минимум документов, дальше каким-то образом машина должна заработать и принять соответствующее решение. Это облегчит просто деятельность очень многих семей, тем более если это семьи многодетные или обладающие какими-то ограниченными возможностями, семьи с инвалидами, пожилое население, которое может это и будет решать.

Иван Князев: Спасибо, Владимир Викторович. Владимир Климанов был с нами на связи.

Скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Татьяна
С бедностью не справиться потому, что государство ничего не решает и ни на что не влияет. Ни на цены, ни на тарифы, ни на заработные платы, ни на пенсии... . Все в руках лоббистов - капиталистов. Пока государство будет номинальным ничего не изменится.
Яков
Элементарно: вернуть социализм и Советскую власть.
Лара Фролова
Пенсии маленькие, а зато депутаты себе выделят в 2021 году премии на сумму 201 млрд. рублей. И это им мало. А на индексацию пенсионерам и на выплаты семьям с детьми у них денег нет. Уму не постижимо.
Правительство проведёт эксперимент по автоматизации помощи нуждающимся