ТЕМА ЧАСА: Как выжить без мигрантов

ТЕМА ЧАСА: Как выжить без мигрантов | Программы | ОТР

Чем гастарбайтеры полезны для нашей экономики?

2020-07-28T13:18:00+03:00
ТЕМА ЧАСА: Как выжить без мигрантов
И снова карантин? Пособия для безработных с детьми. России грозят новые санкции. Цифровой кодекс. Какому поколению жить хорошо?
Люди среднего возраста довольны жизнью. Почему? И что не так у других поколений?
Цифровой кодекс
Ожидать ли нам повторного пропускного режима?
Реновация по упрощённому сносу
Едим в школе: чем кормят наших детей
Угроза №1. Коронавирус выходит из-под контроля
ОСАГО: новые коэффициенты оценки водителей
Новые евросанкции
Пособия для безработных с детьми
Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»
Ренат Каримов
председатель Центрального комитета Профсоюза трудящихся-мигрантов
Дмитрий Левицкий
предприниматель, ресторатор

Петр Кузнецов: Снова здравствуйте, доброе утро, добрый день и так далее. Программа «ОТРажение» в прямом эфире продолжается, Марина Калинина и Петр Кузнецов. Время большой темы. Мы решили продолжить вчерашнюю миграционную тему, да, очень много говорили, почти целый час, но сегодня поконкретнее о зависимости нашей экономики от приезжих. Об этом много говорят в последнее время, сам президент в начале июля сказал, что наша страна нуждается в мигрантах, так как именно экономика быстрее таким образом будет восстанавливаться после пандемии. Согласны с президентом и предприниматели.

Марина Калинина: Например, на днях столичный ресторатор Дмитрий Левицкий в своем Telegram-канале призвал гастарбайтеров поскорее вернуться обратно после пандемии. Якобы, по его словам, как он написал, вот дословно: «Гастарбайтеры испортили весь рынок труда в Москве – взяли и свалили домой на пандемию, а возвращаться либо не хотят, либо не могут. В итоге рестораторам приходится брать наших, которые стоят дороже, а работают хуже. Зарплаты линейных сотрудников продолжают расти вопреки прогнозам, зарплаты руководителей, шефов и маркетологов падают, а посудомойщица Маша в полном порядке. Найти шашлычника сегодня в Москве сложнее, чем полноценного шефа с авторской кухней, клянусь», – вот что написал Дмитрий Левицкий.

Петр Кузнецов: Дмитрий Левицкий с нами прямо сейчас на прямой связи, еще раз напомним, это столичный предприниматель и ресторатор. Дмитрий, приветствуем вас.

Дмитрий Левицкий: Да, здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Давайте разбираться. Такой отклик широкий получил ваш пост...

Марина Калинина: Крик души, можно сказать.

Петр Кузнецов: То есть без гастарбайтеров, вы имеете в виду, вам приходится платить нашим, причем платить больше?

Дмитрий Левицкий: Ну, так и есть, гастарбайтеры всегда, во всех странах занимают самые такие простые позиции линейные, на том и держится вся трудовая миграция, что эти люди занимают те позиции, которые зачастую местное население не хочет занимать, те должности, ту работу, которую местные жители, наши московские сотрудники выполнять не хотят. Поэтому, конечно...

Петр Кузнецов: Ну вот смотрите, не хотят выполнять, но тем не менее, как вы написали, гастарбайтеры, в данном случае ваши сотрудники, «свалили» и вам приходится брать местных Маш. На каких условиях и основаниях мы им будете платить больше и уже платите больше, чем «свалившим»?

Марина Калинина: И насколько больше, то есть чтобы узнать разницу.

Петр Кузнецов: Как это происходит, да?

Дмитрий Левицкий: Ну, вы понимаете, да, что трудовые мигранты из разных стран занимали ну огромный пласт трудовых ресурсов в Москве. Сейчас многие из них уехали, и образуется вакуум, и либо этот вакуум заполнить некем, либо, соответственно, зарплаты начинают расти не только на тех российских граждан, которые живут и работают в Москве, их зарплаты растут, но и те трудовые мигранты, которые остались, они тоже сейчас требуют повышения зарплаты. Поэтому как я написал, так оно и есть, падают зарплаты квалифицированных сотрудников из-за ситуации на рынке, а линейные зарплаты растут.

Насколько, мне сложно сказать, сейчас пока исследования не проводились, сейчас рестораны после пандемии запускаются, потихоньку начинают набирать обороты, ну и, соответственно, повышаются зарплаты в этой отрасли. Я не проводил этих исследований, это разговор даже не столько о моей компании, мой Telegram-канал больше в целом о ситуации на рынке, и, конечно, есть компании, которые действительно очень сильно зависят от трудовых мигрантов, у которых процент работающих мигрантов был гораздо весомее, чем у меня, у меня все-таки 95% сотрудников – это граждане Российской Федерации. Но есть специфические сети, не буду их называть, которые действительно очень сильно зависят от этого трудового ресурса.

Петр Кузнецов: Скажите, а спрос на те вакансии, которые освободились в связи с отъездом, есть среди наших?

Дмитрий Левицкий: Да нет, особо нет. Ну не хотят наши люди работать...

Петр Кузнецов: Поэтому вы про шашлычника и написали, да?

Дмитрий Левицкий: Ну, шашлычник еще куда ни шло, но не зря же...

Петр Кузнецов: Ну условный шашлычник.

Дмитрий Левицкий: ...работают приезжие. Если вывести вакансию дворника или уборщика у себя в заведении, вы увидите 20 кандидатов приезжих на 1 нашего, и по всем параметрам приезжие все равно окажутся лучше и интереснее, чем наши, чаще всего это так.

Марина Калинина: Ну, наши просто ленивые или что? Почему так происходит? Ну все мы как бы люди, всем нужна работа, и очень часто (просто я сейчас закончу) наши зрители нам пишут в SMS-сообщениях, ну и вот сейчас уже много их упало, что «платите больше, и мы будем работать», потому что «у нас и так безработица, зачем нам нужны мигранты, если нам самим, русским, не хватает рабочих мест».

Дмитрий Левицкий: Смотрите, трудовая миграция существует и будет существовать. Если мы будем платить больше, еще больше приедет мигрантов, тут же вопрос очень простой. В Нью-Йорке 50% трудовых ресурсов линейных – это Латинская Америка, в Париже это Афганистан, Сирия, украинцы сейчас заполонили Польшу. Если где-то платят больше, туда поедут люди из другой страны; если мы поднимем сейчас всем зарплаты, все равно приедут гастарбайтеры, которые будут хотеть эту работу делать дешевле. Это мировая ситуация с трудовыми мигрантами, мы не можем на нее никак повлиять, и здесь правительственный какой-то подход... Но даже если Владимир Владимирович говорит, что мигранты нам нужны, ну что ж тогда... Ну вот да, действительно, мы сейчас чувствуем, что они нужны.

С другой стороны, вы поймите тоже правильно, что, если сейчас уедут все мигранты и мы возьмем наших, поднимем зарплаты, это повлечет за собой повышение цен в магазинах, в ресторанах, ведь трудовые ресурсы – это же наши затраты, если затраты растут, растет цена конечного продукта. Может быть, про это Путин и говорил, что нашей экономике нужны сейчас дешевые трудовые ресурсы, чтобы мы могли выпускать конечный продукт за приемлемую цену. Доллар растет...

Петр Кузнецов: Нет, ну как? Кстати, возвращаясь именно непосредственно к содержанию вашего поста, очень много было комментариев, среди них трактуют ваш посыл о том, что «зарплаты линейных сотрудников продолжают расти вопреки прогнозам, а зарплаты руководителей и шефов падают, а посудомойщица Маша в полном порядке», – получается, для столичного предпринимателя, пишут в комментариях, это нормальная ситуация, когда посудомойщица получает копейки, а зарплаты менеджмента растут.

Дмитрий Левицкий: Да чего плохого-то, что Маша в порядке? Я написал, что Маша в полном порядке, и слава богу, что Маша в полном порядке. Я еще раз повторю, предприниматель... Вот доллар растет, а мы повышаем цену конечного продукта; если растет цена трудового ресурса, да пусть Маша будет счастлива и зарабатывает много. Да, рубль я недополучу в прибыли, рубль вы лишний заплатите за блюдо в моем ресторане, и все устаканится и встанет на свои места.

Плохо это или хорошо, я не знаю, но я еще раз повторю, что, если мы поднимем зарплату Маше, завтра мигрантов будет втрое или вдвое больше. Люди не понимают сути миграционной политики, как она осуществляется: если мы будем платить больше, только больше мигрантов приедет, а не меньше, понимаете? И будут хотеть работать, и хотеть больше работать, и хотеть лучше работать, чем Маша, и Маше все равно придется держать очень серьезную конкуренцию с приезжими сотрудниками из других стран.

Петр Кузнецов: И потом, извините, все-таки создается ощущение такое, что вы как будто бы, тем более что речь идет о персоналии в такой важной, чувствительной отрасли, вы экономите деньги на персонале, зовя Гульфию вместо Маши.

Дмитрий Левицкий: Мы... Вы понимаете, у бизнеса нет национальности, у бизнеса есть посудомойщица, которая выполняет свою работу хорошо и стоит максимально дешево, и это всегда будет так. Нам все равно, какой национальности этот сотрудник. Но я еще раз повторю, что до пандемии, когда я пытаюсь найти посудомойщицу в ресторан, на 1 посудомойщицу с российским паспортом приходится 20 желающих работать с паспортом зарубежным, и это обычный конкурс, ну условный конкурс, конечно, он не такой большой, еще с российским паспортом надо поискать, кто захочет работать посудомойщицей. Поэтому тут... Бизнес просто бизнес, он делает то, что он делает, он зарабатывает прибыль, он старается использовать максимально эффективно трудовые ресурсы, национальность и гражданство здесь не имеет на самом деле никакого значения.

Петр Кузнецов: Ага.

Марина Калинина: А что вы будете делать, вот если вернуться к вашей именно компании, вот в данной ситуации? Как вы будете привлекать мигрантов, чтобы работали лучше и платить им меньше?

Дмитрий Левицкий: Я еще раз скажу: в моей компании нет этой проблемы, у меня не так много работает трудовых мигрантов, 95% наших сотрудников – это...

Марина Калинина: Ну вы же с коллегами как-то тоже общаетесь, может быть, для кого-то это действительно проблема.

Дмитрий Левицкий: Те, которые работают с мигрантами, им реально тяжеловато. Ну чего, они возвращаются потихоньку, где-то приезжают, возвращаются; кто-то уходил на пандемию в курьеры, сейчас возвращается... Существует сейчас нехватка, сейчас действительно существует вакуум и нехватка этих сотрудников. Потихоньку будет заполняться, потихоньку будут возвращаться обратно. Миграционная политика и трудовые мигранты все-таки регулируются государством. Бизнес работает в тех условиях, которые созданы правительством: созданы такие условия, мы работаем так; завтра будут какие-то ужесточения, значит, не будут работать у нас мигранты. Мы, в общем, только подстраиваемся под те экономические реалии, которые для нас создает правительство.

Марина Калинина: А вот вам вопрос как предпринимателю, если немножко отойти от мигрантов. За время пандемии насколько серьезный был удар и как, по вашим оценкам, через какое время вы можете выйти на уровень, который был до этой ситуации?

Дмитрий Левицкий: Ну, по анализу отрасли, сейчас если по Москве говорить, потому что по регионам не все регионы еще и открылись, чтобы до конца оценить удар...

Марина Калинина: Ну да, да.

Дмитрий Левицкий: По Москве открылось порядка 70% заведений, 30%, где-то 20–30% мы уже потеряли. Но и оставшиеся, в общем-то, не факт, что проживут первые месяцы, потому что спад достаточно большой, покупательского спроса за это время... Еще проблемы, которые возникли, – это рост курса валюты, а многие закупки все равно импортные, это исчезновение трудовых мигрантов, которые повышают стоимость труда. Все это приводит к тому, что...

Ну, если вы живете в Москве, вы видите, сколько объявлений «Аренда» на улицах сейчас нашего города, сдается огромное количество заведений, закрывается огромное количество не только ресторанов и магазинов, крупные сети десятками закрывают заведения. Это, к сожалению, те реалии, которые... Мы еще по осени всех цыплят посчитаем, сколько из нас доберется до лучших времен. А когда они наступят... Ну, надеюсь, что где-нибудь к следующей весне, может быть, но я тут... То есть там про вторую волну говорят, как мы тут можем что-то прогнозировать.

Петр Кузнецов: Да. Ну, мы в любом случае желаем вам держаться на волне, речь сейчас не о второй волне коронавируса...

Марина Калинина: Да, успехов вам.

Петр Кузнецов: Да, спасибо вам за ваш комментарий. Это столичный предприниматель, ресторатор Дмитрий Левицкий.

Отзывов много. «Мигранты уборщики и дворники работают не лучше россиян», – это пишет телезритель из Москвы. Волгоградская область, телезритель называет нашего эксперта просто жадным, то есть тоже намекая на то, что явно есть экономия. «Это не ресторатор, это трактирщик. Я гастарбайтеров не возьму даже бесплатно, всю жизнь работал в ресторане», – пишет другой телезритель из столицы. Телезритель из Ярославской области: «Если вы будете принимать наших, то не будет притока мигрантов и мы не будем нуждаться в притоке мигрантов, обойдемся нашими». «Пусть работают, лишь бы не наглели», – сообщение из Ленинградской области.

Марина Калинина: Наши корреспонденты в нескольких городах нашей страны спрашивали на улицах прохожих, в каких областях нельзя обойтись без мигрантов и почему. Вот какие ответы они получили, давайте послушаем и посмотрим небольшой сюжет.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Давайте присоединим к этому обзору еще и спикера из Ивановской области, Александр, наш телезритель, его мнение прямо сейчас. Александр, здравствуйте.

Марина Калинина: Александр?

Зритель: Вот да.

Петр Кузнецов: Добрый день.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Добрый день, здравствуйте. Я сейчас отключил телевизор, и очень интересная тема.

Петр Кузнецов: Но потом включите его.

Зритель: Она была еще вчера, еще вчера была эта тема разговора.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: И сегодня я бы хотел задать вот такой вопрос, ну не вопрос, а объяснение, так скажем...

Петр Кузнецов: ...получить, да.

Зритель: По поводу мигрантов. Предприниматель у вас сейчас, вот только что я его слушал, мне его жаль. Да, у него хорошие глаза, он правильно говорит, все замечательно. Мы что, поддерживаем предпринимателя или русского гражданина, рабочего человека? Мне вот... Я сам руководитель среднего звена, я пенсионер, мне уже 66 лет, я всегда поддерживал наших трудяг, рабочий класс. Так вот, конечно, мигрантов выгоднее нанять на работу, они бесправные, незащищенные ничем, у них нет никаких льгот, ни медицинского обслуживания, они едут из стран, где еще хуже. А где же наши, русские? Вот мы в этом году...

Петр Кузнецов: Смотрите, вот этот человек с хорошими добрыми глазами сказал, что они работают лучше наших в его сфере, на его предприятии, в его ресторане.

Зритель: Вы знаете, мы живем сейчас в такое время, где ложь превалирует над всеми объяснениями, все что угодно. Красивые глаза, но они лгут. Я не верю предпринимателям, им я только одно могу сказать...

Петр Кузнецов: У вас есть на это право.

Зритель: Что выгодно, то они и предпринимают. Наши русские не хотят... Вот мы вышли из прошлого, социалистического, так скажем, состояния, у нас были права, мы были защищены, у нас были больничные, отпускные, охрана труда...

Петр Кузнецов: То есть, подождите, давайте разберемся. То есть вы считаете, что они отнимают наши места?

Зритель: Они отнимают наши места, хотя им платят, может быть, даже и меньше.

Петр Кузнецов: Вопрос такой тогда: могут ли люди с меньшей профессиональной квалификацией и, не знаю, не владеющие в совершенстве языком в данном случае нашей страны быть полноценными конкурентами для местных на рынке труда, по-вашему?

Зритель: А все в выгоде, президент сказал, что главное – выгода. Помните, еще много лет тому назад Путин сказал: «Главное – выгода». Так вот предприниматель извлекает из этого выгоду.

Петр Кузнецов: Вы не ответили на мой вопрос.

Марина Калинина: Александр, у меня такой к вам вопрос вот чисто человеческий: у вас... Я просто не знаю, где вы живете, в сельской местности или в городской, у вас...

Зритель: Я живу в сельской местности.

Марина Калинина: Ну я не знаю, дворник у вас есть, вот какой-то такой персонал?

Зритель: Ну, дворники у нас в муниципалитете, в образовании в нашем, конечно, есть.

Марина Калинина: А кто работает дворниками у вас?

Зритель: Ну, дворниками в основном люди уже старшего возраста.

Марина Калинина: Нет, я имею в виду русские или мигранты?

Зритель: У нас поселок Лежнево, сюда мигранты не поедут, они едут в конкретные...

Петр Кузнецов: Хорошо-хорошо, давайте так, в сельском хозяйстве, известно давно, не хватает рабочих рук, не идут по тем или иным причинам. Кем забивать пробел? Кто пойдет поднимать сельское хозяйство чужое страны?

Зритель: Ну да, если... Если бы для наших русских людей были условия работы, условия с сохранением всех льгот, тогда бы наши работали и в сельском хозяйстве. А мигранты пойдут на любую работу, потому что в их стране еще хуже условия.

Марина Калинина: Понятно, спасибо вам за ваше мнение. Это был Александр из Ивановской области.

Петр Кузнецов: Послушаем Москву.

Марина Калинина: Давайте Татьяну послушаем из Москвы.

Петр Кузнецов: Татьяна, ее мнение. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я вот сейчас слушала предыдущего, который разговаривал звонивший, и слышала вашего приглашенного представителя. Я просто возмущенная сижу.

Петр Кузнецов: И тем и другим или как?

Марина Калинина: По поводу чего, вернее кого, вы возмущены?

Зритель: По поводу того, что нам... Можем мы выжить без иммигрантов или нет, точно по теме – можем, очень даже можем. Я вам там скажу, я москвичка, кто-то скажет, я знаю, москвичей сейчас недолюбливают, считают, что мы тут все с жиру бесимся, все тут объевшиеся, – неправда. Мои родители были простыми людьми и подрабатывали и дворниками, и знаю, что многие люди тогда, и студенты в том числе, как вот, я читаю, идет вот эта вот волна, что все подрабатывали. Сейчас студент даже который, не все студенты богатые, он не может подработать, все занято, а раньше студенты подрабатывали. Я, было время, подрабатывала даже той же уборщицей, извините, были всякие времена в 1990-х гг. Я сейчас не могу себе этого позволить, я давно забыла про это. Это не значит, что мы плохо работаем.

Дочери моей 37 лет, она одна воспитывает детей, она всякий раз с трудом ищет работ. Они откровенно отдают предпочтение не москвичам, грубо говоря, если россиянам, то даже не москвичам. Мы, москвичи, стали как какие-то изгои. И россияне, и москвичи, давайте я буду всех объединять, никого не буду обижать – почему к нам такое презрительное отношение, что мы не можем работать? Правильно говорил предыдущий говоривший, потому что мы не хотим, мы здесь живем, я не хочу работать без выходных, я не хочу работать за эти копейки. Как мы будем страну поднимать, особенно после пандемии, если ваш товарищ приглашенный говорит: «Меньше платить надо». А как? Мы тогда вообще в нищету упадем. Как вы считаете? Вообще тогда будем нищие, что ли, так? Надо всем платить.

Петр Кузнецов: Татьяна, Москва, да, спасибо, и ее мнение.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Ренат Каримов наш следующий эксперт, председатель Профсоюза трудящихся-мигрантов, на связи. Здравствуйте.

Ренат Каримов: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Давайте вот о чем поговорим. Во-первых, поймем все-таки, кто к нам сейчас стремится из иностранцев. Они хотят здесь поработать и уехать, потом приехать, поработать сезонно? Они хотят здесь жить или стать гражданами все-таки полноценными, тем более что сейчас идет речь о том, что все проще и проще получить наше гражданство, наш паспорт?

Ренат Каримов: Разные есть люди, разные цели, с которыми они приезжали в Российскую Федерацию. Сейчас не приезжают, потому что границы между страницами исхода и Российской Федерации закрыты. Немножко странная информация, которая... Дмитрий говорит о том, что мигранты уехали и некому работать, – никто из мигрантов не уехал по той же самой причине, что с конца марта отменены регулярные рейсы в соседние государства, и люди находятся здесь, остались здесь. И они готовы работать, разумеется, и часть из них потеряла работу именно в ресторанном бизнесе, потому что сам Дмитрий сказал, 70% ресторанов открылось, значит, из 30% ресторанов, которые не открыты, где-то есть люди, повара, посудомойщики, официанты, которые готовы занять эти рабочие места в других 70% ресторанов.

И второй вопрос. Обидно, конечно, я готов поддержать и ивановского зрителя, и москвичку – обидно слышать, что вот он берет русских, а русские работают хуже, и надо платить им больше. Во-первых, платить нужно всем одинаково, Трудовой кодекс Российской Федерации обязателен для всех...

Марина Калинина: Ну, давайте будем откровенны, ведь на деле этого не происходит, на практике мигрантам действительно платят меньше.

Ренат Каримов: Если говорить откровенно, то происходит по-разному. Значит, есть предприятия, где все получают одинаково, есть предприятия, где действительно есть разница в оплате труда местных работников и иностранных работников. Сколько таких, а сколько других, никто не знает, никто не знает, никто не посчитал, потому что, во-первых, не вся заработная плата в Российской Федерации «белая», понимаете, то есть человек может на бумаге получать одно, а в жизни другое.

Вот можно сказать нескромно, что, наверное, я такой человек в Российской Федерации, который мог бы ответить вам на этот вопрос, получают ли иностранные граждане меньше, чем граждане Российской Федерации. Я вам скажу честно, что я не знаю. Например, вот в Москве дворники, есть дворники, у нас дворник москвич, а в соседнем доме дворник узбек, а еще через один дом дворник таджик. Значит, все они получают одинаково, все они получают одинаково и работают одинаково, и эксплуатируют их всех одинаково, понимаете? Они работают все больше, чем положено по трудовому законодательству...

Петр Кузнецов: Ренат Исмагилович, извините...

Марина Калинина: А про качество работы вот расскажите. Вы говорите, русский...

Ренат Каримов: Про качество работы я вам хочу одну вещь сказать. Вы люди молодые, не помните: в 1986 году русский народ, в основном русский народ, русский гений, русский научный гений, русский инженерный гений, русские рабочие построили «Буран», это такой самолет, который был послан в космос, совершил без человеческого участия облет вокруг Земли и сел в автономном режиме, в автоматическом режиме на «Байконуре» удачно, это было 35 лет назад.

Поэтому все разговоры о том, что русские работают хуже, русские не умеют работать, я просто могу это объяснить так, что у русских более развито чувство собственного достоинства, и не надо работать на таких условиях, на которые соглашаются иностранные работники, которые оказались просто в безвыходной ситуации. Вот им говорят: «Ты будешь работать не 8 часов, а 10 часов», – и они работают. Мы что, хотим, чтобы наши, русские юноши, девушки, которые работают официантами в том же самом ресторане, тоже так же работали?

Петр Кузнецов: Ренат Исмагилович, немножко о другом режиме их работы. Все-таки в большей степени, согласитесь, они занимают такие временные позиции, когда, например, позволяют им в тот момент, когда нужно поехать домой, поехать домой. Таким образом, именно они прежде всего формируют так называемый вторичный рынок труда, то есть, соответственно, который в отличие от первичного не так сильно защищен. Давайте поговорим о структуре этого вторичного рынка труда, его наличие, мы все-таки здесь больше сегодня в большой теме говорим об экономике, наличие плохо для экономики? К какой категории отнести вот этот рынок?

Ренат Каримов: Я первый раз слышу такой термин «вторичный рынок труда». Что это такое, вы не можете мне пояснить?

Петр Кузнецов: Ну вот я вам говорю, что в отличие от первичного рынка труда он несильно защищен. И когда мигранту нужно уехать домой, он занимает временно, он уезжает, и работодатель совершенно спокойно его кем-то заменяет.

Ренат Каримов: Все мигранты работают по срочным трудовым договорам, которые заключены с ними работодателями, и этот срок ограничен только сроком действия их патента в течение года. В течение года мигрант также привязан к своему работодателю, как и русский рабочий; как и российский работник, он не может покинуть рабочее место и уехать. Из вашей реплики строится такое, что мигрант захотел и поработал, захотел поехал отдохнул, снова приехал поработал. Это не так.

Петр Кузнецов: Не отдохнул, а поехал домой. И очень много сообщений по поводу их отъездов, а уезжают они с заработанными деньгами. По поводу того, что они вывозят заработанное все с собой, там разные данные, доходит до, есть такая цифра, что сотни миллионов долларов уезжают. Вот это существенно для нашей экономики, или наша экономика все-таки выигрывает от их присутствия здесь?

Ренат Каримов: Это старая песня, понимаете?

Петр Кузнецов: Да, конечно, здесь еще много таких старых песен, и про «занимают наши места»...

Ренат Каримов: «Уехал мигрант и увез деньги» – ну какие он деньги увез? Он что, увез деньги, открыл какой-то ящик бюджетный и забрал деньги, которые отложены для обучения, значит, наших детей, для лечения наших детей?

Петр Кузнецов: Нет, ну как, которые он бы тратил здесь.

Ренат Каримов: Он увез часть своей заработной платы. Понимаете, в Российской Федерации одна из проблем – это то, что вот человек произвел какой-то продукт, и размер заработной платы в этом продукте, в цене этого продукта маленький: кто-то считает, что 20%, кто-то 30%. А, например, в развитых экономических странах доля заработной платы в произведенной продукции может быть 70%, и так вот этот вот иностранный работник получил 20% от того, что он здесь сделал. Вот он построил дом, значит, вложил туда труд, и только 20% ему работодатель заплатил.

Из этих 20%, обращаю ваше внимание, он заплатил 5 тысяч рублей за патент здесь ежемесячно, он заплатил 10 тысяч за аренду жилья москвичам, московской бабушке, внуку этой бабушки, которому досталась квартира. Он пошел в «Пятерочку», или какие еще бывают, значит, такие слабые магазины, «Магнит», в этом «Магните» он купил, значит, российские товары. Он пошел в этот ресторан, может быть, работать, ну не работать, может быть, он там один раз покушал у Дмитрия в ресторане, вот он там оставил деньги. И только маленькую часть из этих 20%, это его деньги, мы не имеем права, значит, на них разевать рот, он отправил домой к своей семье. Поэтому то, что они вывезли, они вывезли маленькую часть того, что они здесь оставили, это раз.

Потом: выгодны ли российской экономике иностранные граждане? Вы знаете, в короткой ситуации, вот на протяжении не только моей жизни, но вашей жизни выгодны, потому что люди... Российская Федерация, общество российское ни копейки не тратит на воспроизводство вот этих вот, давайте на примере Дмитрия говорить, его ресторана. Вот у него там работают 5% иностранных граждан, предположим, там работает официантом украинская девушка, ей 18 лет. Значит, вот она приехала сюда из Житомира и начинает сразу работать, отдавать, создавать, производить.

А чтобы российская девушка стала 18-летняя, ее нужно родить, маме нужно платить декретные, мама пока будет беременная будет сидеть дома, потом нужно построить детский сад, потом нужно детскую поликлинику, потом школу, платить учителям, ребенок будет болеть, платить врачам. То есть российское общество, чтобы вот такого 18-летнего человека рядом с украинской 18-летней девушкой поставить рядом, должно нести затраты. Потом эта 18-летняя украинка из Житомира отработает здесь 40–50 лет и уедет в Житомир. Пенсию ей будет платить украинское общество, российское общество ни копейки ей не заплатит пенсии. Поэтому в короткой перспективе, в перспективе вашей жизни, молодого поколения, это выгодно. А в длинной перспективе это очень невыгодно, потому что нужно...

Петр Кузнецов: Ренат Исмагилович...

Ренат Каримов: Да?

Петр Кузнецов: Извините, у нас времени мало остается. Вы сказали относительно украинской девушки в вашем примере очень важное слово, такое ключевое, «создавать». А вот скажите, еще одна старая песня, что они отнимают наши места, – все-таки они отнимают наши места, или они, мигранты, создают рабочие места у нас здесь без прямой конкуренции с местными?

Ренат Каримов: Ну, они и отнимают, и одновременно создают. Значит, это большой такой экономический вопрос для изучения. Да, наверное, они отнимают, наверное, какой-то российский работник готов был бы занять место иностранного работника. Но сказать, что это сплошь и рядом, нельзя, потому что российская безработица имеет структурный характер: российский безработный – это, как правило, женщина после 50 лет с высшим образованием. Рассчитывать, что она будет работать, что Дмитрий ее возьмет официантом, нельзя. Он ее может взять посудомойкой, но что она пойдет посудомойкой, мы тоже не можем рассчитывать. Поэтому в массе своей мигранты занимают те рабочие места, которые российские работники занимать по тем или иным причинам пока не хотят.

Марина Калинина: Спасибо большое. Ренат Каримов, председатель Профсоюза трудящихся-мигрантов.

У нас на связи Максим из Санкт-Петербурга. Максим, добрый день, слушаем вас.

Зритель: Вы знаете, я работал с иммигрантами бок о бок ну вот годами вместе, да. Я коренной житель, русский, все как надо. Мне одно время, значит, затруднительная была ситуация, нужны были деньги, я вот так с полщелчка просто вышел в интернет, за 3 часа нашел работу. Это к тому, что вот тут все стонут, что работы нет, хорошо, но это Санкт-Петербург, по регионам не знаю. Я устроился, и оказалось, что я там практически один местный, все остальные узбеки, таджики, хорошие ребята, кстати, окей. Моя зарплата была примерно 600 евро в месяц, вот.

И когда я у работодателя спросил, а где вообще, ну почему вот он берет иностранцев, он говорит: «Да с радостью возьмем, только они не идут. Они если приходят, они ну вот как-то, для них вот эти усилия, которые они прикладывают, они считают, что они стоят больше», – понимаете, хотя мне кажется, что деньги хорошие. И вот я был поражен, это в сфере обслуживания работал, потом еще связан был с сетями торговыми, и я понял, что если сейчас убрать, ну это было 1,5–2 года назад, – если убрать сейчас всю вот эту силу рабочую иностранную, у нас просто все встанет, понимаете? Поэтому вот мне кажется, что нам очень еще не скоро получится избавиться от иностранной рабочей силы.

Марина Калинина: Спасибо за ваше мнение.

Давайте еще Людмилу из Ростовской области послушаем. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я живу в городе Волгодонске Ростовской области, и я не согласна с Максимом из Санкт-Петербурга, что если мы уберем мигрантов, то тут у нас получится крах. Вот у нас город Волгодонск, Ростовская область, атомная станция. Как только закончили строительство четвертого блока, мой зять, молодой мужчина, 28 лет, потерял работу либо должен был ездить на вахты, где там обманывали, недоплачивали или вообще не платили. Он с удовольствием бы устроился укладывать тротуарную эту плитку бордюрную, он с удовольствием бы устроился укладывать эти площади. Но все занято, потому что наших русских ребят надо оформлять официально, они хотят соцпакет полный, а мигрантов можно просто так, по срочному договору без всякого соцпакета.

И я считаю, что мигранты занимают рабочие места нашей молодежи. Наша молодежь из нашего города Волгодонска вся, почти вся, 80% вынуждены уезжать по стране, бросать свои семьи, месяцами их не видеть, потому что в городе они устроиться не могут. Все, всю эту работу, которую они бы с удовольствием выполняли, выполняют мигранты. Вот у нас работает дворник молодой парень русский, он убирает два участка – он так добросовестно работает, мы, жители, постоянно пишем в управляющую компанию ему благодарность, понимаете? И то, что наши, русские работают хуже, – это неправда.

Теперь я согласна вот с ведущим, который говорил с экспертом: да, мигранты могут бросить на половине работу и развернуться, это 100%. У нас выкладывали центральную площадь плиткой, что-то там, значит, у них не заладилось с работодателем, они развернулись, все бросили и ушли. Люди пока ходили, половину плитки этой развалили. Это правда, да, ведущий был прав, когда говорил, что могут развернуться и уехать к себе домой там по каким-то или...

Петр Кузнецов: Нет, тут вопрос, вы уверены в том, что это прямо вот они бросили, что стройка встала именно из-за них.

Зритель: Потому что потом там совсем другие русские ребята восстанавливали дальше эту площадь...

Петр Кузнецов: А, то есть работы продолжились. Да, Людмила, у нас времени не остается, спасибо, Ростовская область.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Вот сказали, что молодежь занимает, а вот коллега ваш из Ростовской области, коллега в смысле телезритель тоже наш: «У нас полно людей без работы, особенно тех, кому за 50, но мигранты заняли их места у них же дома», – то есть за 50 уже. «Почему не сказали самое интересное, что получит Россия в дальнейшей перспективе от мигрантов?» – Башкортостан спрашивает. Спокойно, у нас есть еще один эксперт для этого, Юрий Савелов.

Марина Калинина: Да, сейчас мы обо всем этом спросим.

Петр Кузнецов: Член президиума объединения предпринимателей «Опора России». Юрий Михайлович, здравствуйте.

Юрий Савелов: Добрый день.

Петр Кузнецов: Давайте как раз про то, что люди – это деньги. В 2015 году было проведено масштабное исследование, которое подтвердило, что 6,5 миллионов жителей Германии, не имеющих немецкого гражданства, внесли в предыдущем году, то есть в 2014-м, 22 миллиарда евро в ВВП страны. Вот скажите, а у нас это тоже работает, или есть какие-то нюансы? Ну понятно, что мы не этими суммами сейчас оперируем...

Юрий Савелов: Нет, дело в том, что, конечно, у на работают... Понимаете, любая развивающаяся экономика требует дополнительных рабочих рук. Вот у нас 2017–2019-е гг. в принципе, я считаю, экономика развивалась довольно прилично, после санкций введенных мы стали многое производить, нам просто не хватало рабочих рук, у нас была очень маленькая безработица, это факт.

Петр Кузнецов: Ага.

Юрий Савелов: Сейчас в связи с пандемией, конечно, у нас большая безработица россиян, и гастарбайтеры, к сожалению, наверное, на сегодняшний день занимают места, которые могли бы занять россияне, это тоже факт. Но с другой стороны, вы знаете, что хочется сказать? Вот сейчас урожай яблок планируется 2–3 тысячи тонн; ну вот без иностранных рабочих мы сами можем только убрать всего 500 тысяч тонн, вот цифры дают представители плодово-ягодного союза, представляете?

Петр Кузнецов: Вот, пример сельского хозяйства.

Марина Калинина: Подождите...

Петр Кузнецов: Просто на меня тут накинулись, что «о какой нехватке рабочих рук в сельском хозяйстве идет речь», меня спрашивают, когда я привел пример, что в сельском хозяйстве нам рабочие руки нужны. Как раз вот, пожалуйста.

Юрий Савелов: Вот я вам сейчас привожу пример, как мы боролись с европейскими яблоками, понимаете, запрещали их ввоз, говорили, что сами можем их вырастить. Вот сейчас мы их вырастили, и что с этим делать, если, допустим, не будет мигрантов? Мы не сможем собрать. Россияне пойдут, у нас нет такого количества россиян, и сколько им нужно платить будет за урожай, который собирается в течение месяца максимум, вот в чем...

Марина Калинина: Давайте от сельского хозяйства перейдем просто к другим отраслям. Что говорят сами предприниматели? Кто больше всего пострадал, какие направления от отсутствия мигрантов? Кому нужнее мигранты?

Юрий Савелов: А, вы мне вопрос задаете?

Марина Калинина: Да-да-да, конечно, вам.

Юрий Савелов: Я подумал, телезрителю. Конечно, это строительство может пострадать сейчас очень сильно, ЖКХ может пострадать. Вы знаете, я вам сейчас хочу сказать, что вот мы, я на себе, на своем примере как предприниматель, мы сейчас берем уже последний месяц россиян работать на склады. Нам пришлось, конечно, и зарплату поднять всем, всем грузчикам мы подняли зарплату и берем россиян, уже, наверное, у нас россиян там где-то 10–12%. А почему мы стали брать россиян? – а потому что не хватает мигрантов, это де-факто. Их просто не хватает, мы не можем их нигде взять, ни с Таджикистана, ни с Узбекистана, ниоткуда, их просто нет, берем россиян. Подняли зарплату, сейчас будем смотреть.

Сейчас шанс у россиян: пожалуйста, если вы хотите работать грузчиками на складах, я думаю, что свободные места есть, просто без разговора. Есть такие объявления, согласно объявлениям, у нас зарплата людей труда поднялась от 15 до 20%. Ну, когда мы даем объявление, что мы нуждаемся в работниках, мы ставим уже другую зарплату, которая была до пандемии, и посмотрим, как россияне будут приходить на эту зарплату, как они будут работать.

Петр Кузнецов: Посмотрим, да.

Юрий Савелов: Я могу вам сказать через месяц, через два, что произошло. Вот мы взяли сейчас...

Петр Кузнецов: Вот давайте... Юрий Михайлович, у нас времени не остается, давайте как раз через месяца два уже первые плоды, и не только о яблоках речь, мы попробуем измерить. Спасибо большое. Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России».

Это была большая тема, говорили о мигрантах в структуре нашей экономики. Оставайтесь с нами, программа «ОТРажение» совсем скоро, новый час – новые темы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)