Тема дня: Люди и дачи

Гости
Юрий Шалыганов
заместитель председателя «Союза садоводов России»
Елена Николаева
депутат Московской городской Думы
Денис Владиславлев
генеральный директор центра развития недвижимости РУМБ, доктор экономических наук

Петр Кузнецов: Прямой эфир продолжается, мы в прямом эфире, программа «ОТРажение», Общественное телевидение России, Марина Калинина и Петр Кузнецов. Время большой темы, мы поговорим сегодня о ваших наших дачах. Дело в том, что дачную амнистию снова продлевают, мы об этом узнали, мы узнали, что это делается уже в 5-й раз. Ну и депутаты и сенаторы, которые сынициировали продолжение, считают, что она должна действовать теперь до 2026 года, таким образом дачная амнистия, если утвердят поправки, отметит 20-летие уже.

Марина Калинина: Двадцатилетие, да. Ну, не только продлевают дачную амнистию, но и расширяют: авторы инициативы считают, что амнистия должна распространиться на разные категории земельных участков, и это, по их мнению, послужит хорошей мотивацией для строительства новых жилых домов.

Петр Кузнецов: Да, кстати, некоторые эксперты уже предлагают в таком случае сделать дачную амнистию бессрочной, так же как когда-то это сделалось с системой приватизации квартир.

Что сегодня по-прежнему заставляет наших граждан жить на два дома? Давайте поговорим о дачах в XXI веке. Звоните, рассказывайте свои истории, как вам помогла дачная амнистия, как вы ею воспользовались, что вы зарегистрировали, что еще нет. Рассказывайте о дачных налогах, потому что сами дачники неоднократно в этой же студии жаловались: с одной стороны, вроде бы помогают тем же самым продлением дачной амнистии, с другой стороны, дачных налогов становится все больше и больше. Дачники просто жаловались нам здесь, в прямом эфире, что дачников таким образом как будто бы выживают...

Марина Калинина: Да. Ну и еще важный момент – у вас будет возможность задать вопрос, который вас интересует, нашим экспертам. И первый эксперт у нас на связи – это Юрий Шалыганов, заместитель председателя «Союза садоводов России». Юрий Викторович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Юрий Шалыганов: Здравствуйте, дорогие друзья, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Давайте сначала разберемся с дачной амнистией. Напомните нам, пожалуйста, почему она вводилась в 2006 году, как она менялась...

Марина Калинина: ...и как она сейчас действует.

Петр Кузнецов: Почему ее постоянно продлевают, да, и какие изменения?

Юрий Шалыганов: Ну, люди имеют такую серьезную инерцию, вы сами сказали, что 20 лет последние не могут до конца оформить свои земельные участки, свои дома, поэтому, в общем-то, достаточно и на сегодняшний день тема актуальная. То есть не все еще воспользовались дачной амнистией, а это упрощенное оформление своего земельного участка и домовладения, ну и других хозяйственных построек.

Петр Кузнецов: Ага.

Марина Калинина: А в чем заключается, собственно, вот это упрощенное оформление?

Юрий Шалыганов: Ну, просто он имел заявительный характер, ты брал документы своего земельного участка, прилагал к нему какие-то, значит, чертежи, план своего дома, и, в общем-то, регистрировал без разрешения на строительство, без каких-либо формальностей. Достаточно просто это все происходило.

Петр Кузнецов: Ага. Но подождите, в таком случае, вот 20 лет, вы говорите, далеко не все еще оформляют – а не получается так, что эта дачная амнистия сопровождается различными нарушениями? Ну например, регистрируют новое жилье под видом старого с нарушениями?

Юрий Шалыганов: Я склоняюсь к тому, что люди очень часто не регистрируют свои земельные участки и домовладения либо по инерции, что называется, ну не было зарегистрировано и не надо, потом как-нибудь когда-нибудь. А второй момент – чтобы не платить налоги: пока у тебя ничего не зарегистрировано, ты ничего и не платишь.

Петр Кузнецов: Ага.

Марина Калинина: А как это...

Юрий Шалыганов: В Московской области, допустим...

Марина Калинина: Как это можно проверить? Не хватит же каких-нибудь инспекторов на все дачи и загородные постройки, которые есть в нашей стране.

Юрий Шалыганов: Ну, в Московской области в прошлом году, допустим, пускали беспилотники, которые сравнивали документы, которые есть в Росреестре, с тем, что реально построено на земле, и, допустим, дальше уже пытаются коррелировать исходя из того, что увидел беспилотник.

Марина Калинина: Ну а если человек в принципе, ну как вы сказали, по инерции, по наитию, потому, что он не хочет ничего регистрировать и платить потом налог, ну вот он не зарегистрировал и что?

Юрий Шалыганов: Ну, я всегда говорю, что это палка о двух концах: в моменте человек, может, сэкономил что-то, и налоги в моменте не заплатил, но последствия этого... Ведь с этим участком невозможно ничего сделать, его ни продать, ни подарить, ни передать по наследству невозможно, то есть он нелегитимен. А если это находится на территории СНТ, то теоретически его может само СНТ перераспределить среди своих членов, ну то есть человек может потерять вообще этот участок. Поэтому я говорю, что нужно всегда регистрировать.

Петр Кузнецов: Ага. Как вы относитесь к инициативе сделать амнистию, раз уж 20 лет пройдет, если до 2026-го продлят, бессрочной?

Юрий Шалыганов: Ну, мы относимся...

Петр Кузнецов: Кстати, мы слышим на заднем фоне, как у вас, видимо, отстреливают дачника, который не зарегистрировал свою постройку.

Юрий Шалыганов: Ха-ха, возможно.

Петр Кузнецов: Бегают за ним.

Юрий Шалыганов: Наверное, дрова колют.

Петр Кузнецов: Да.

Юрий Шалыганов: Я скажу вам так, что «Союз садоводов» всегда говорил о том, что, во-первых, не надо ограничивать людей, пускай это будет бессрочно, как в данном случае с квартирами это происходило. А во-вторых, наша позиция о том, что вообще с дачников максимально надо снять налоговое бремя, потому что в наше время, сейчас это не просто времяпрепровождение или жарение шашлыков, это реально подушка продовольственной безопасности.

И сейчас вот пандемия нам прекрасно показала, что как только ввели ограничения, значит, по пандемии, то люди куда пошли в первую очередь? Все поехали на свои земельные участки спасаться самоизоляцией там, сажать огороды, распахивать газоны. В общем-то, это не просто какое-то времяпрепровождение, повторюсь, а это подушка продовольственной безопасности всей страны.

Петр Кузнецов: Ага.

Марина Калинина: Ну смотрите, если эту амнистию сделают бессрочной, как вы говорите, как вы предлагаете, то какой же интерес человеку, если он не собирается продавать этот участок, например, сейчас, регистрировать его и строения, которые там находятся? Он не платит налоги; если он решит его продать, он пойдет и зарегистрирует. Но вот этот период...

Петр Кузнецов: Перед продажей, да, совершенно верно.

Марина Калинина: Да, этот период он не будет платить налоги, не будет тратить свои деньги.

Юрий Шалыганов: Ну, вы знаете, как показывает сейчас вот нынешнее время, приходит новое поколение дачников, уже старое поколение уходит, в смысле насовсем, из мира сего, и люди, которые приходят и вступают в права наследования или покупают эти дачи, хотят все-таки жить не в сарайчике каком-то, а хотят иметь современные коммуникации, это и электричество, где-то и газ, и септики ставят, а для этого, в общем-то, зачастую нужно иметь свидетельство о собственности, для того чтобы подключиться к этим коммуникациям.

Петр Кузнецов: Ага. Мы узнали, что не только продлевать хотят эту программу дачной амнистии, но еще и расширять на разные категории земельных участков. Можете пояснить, что здесь нового появится, если появится?

Юрий Шалыганов: Ну, наверное, имеется в виду, что и земли сельхозназначения, и других категорий земель.

Петр Кузнецов: А-а-а.

Юрий Шалыганов: Я думаю, что об этом идет речь.

Петр Кузнецов: Ага, то есть практически везде.

И о налоговом бремени вы тоже упомянули, вспомнили о нем. Дачники говорят, что их просто вынуждают бросать дачи, потому что никаких привилегий, одни оброки, дачники невыгодны, дачники не нужны. А много сейчас дачных налогов? Какие виды существуют? И что самое обременительное?

Юрий Шалыганов: Ну, по сути у дачника сейчас, значит, если льготная категория граждан, пенсионеры и еще несколько категорий, которые не платят налог за 6 соток, если у них больше, то с этой разницы платят налог.

Значит, парадокс налогового бремени у нас в чем заключается? С одной стороны, власти регионов устанавливают налог исходя из доступности к коммуникациям и качества этого земельного участка, соответственно, кадастровая стоимость выше, выше и налоги. С другой стороны, мы, дачники, садоводы, сами облагораживаем свои участки, подводим электричество, газ, дороги, делаем его более привлекательным, этот участок. Казалось бы, за свой счет сделав, мы не должны были бы вообще ничего платить, а получается, что мы чем больше подведем коммуникаций, сделаем его дороже и привлекательнее, тем выше налоги, вот в чем парадокс. И мы говорим всегда, что власти региональные, а это региональный налог, должны все-таки идти навстречу дачникам и это учитывать.

Петр Кузнецов: Вот нам пишет телезритель из Владимирской области: «В деревнях много брошенных домов, хозяева не могут их продать или продают риелторам. Дома ветшают, а дальше они уже являются угрозой пожаров».

Юрий Шалыганов: Да.

Петр Кузнецов: Ну вот скажите, дачная амнистия, которую продлевают, может как-то поспособствовать интересу, росту спроса?

Юрий Шалыганов: Ну, в этом году мы, еще раз повторюсь, зафиксировали огромный спрос на земельные участки и на дачи...

Петр Кузнецов: Да, но здесь уже не дачная амнистия, здесь госпожа пандемия.

Юрий Шалыганов: Да, связанные как раз с режимом самоизоляции. Ну и многие люди потеряли в том числе и рабочие места, это тоже влияет на то, чтобы земля давала дополнительный доход какой-то от того, что мы соберем урожай, это можно будет использовать в течение зимы.

А в целом дачная амнистия, вы знаете, такую многовекторную, многогранную историю имеет, в первую очередь, еще раз говорю, это простота оформления земельного участка, наведение порядка с землями и со строениями, приведение его в какой-то норматив, ну и чтобы... Понятно, что региональные власти заинтересованы в первую очередь, для того чтобы собирать налоги, видеть, какие у них на территории и сколько этих дачников и садоводов, потому что зачастую региональные власти даже не знали об этом, только в последнее время начали этим серьезно заниматься.

Ну а наша задача, как мне кажется, общественных организаций и, может быть, даже вашего телевидения донести до в том числе региональных властей позицию о том, что людям, которые на даче что-то делают, вкладывают свои деньги в создание этих инфраструктур, нужно всячески помогать и стимулировать, а не выдавливать последнее.

Марина Калинина: А что региональные власти вам на это говорят? Они вас слышат? Есть какое-то движение в этом направлении?

Юрий Шалыганов: Многие, да, регионы слышат и делают, допустим, сельский тариф для дачников, садоводов, то есть уменьшают его где-то на 30%, где-то снижают налоговое бремя. Ведь в распоряжении региональных властей ставка налога от 0 до 0,3% от кадастровой стоимости, то есть в принципе никто им не запрещает делать нулевую ставку налога на землю и на строения.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Московской области, Мария нам дозвонилась. Мария, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Я с ведущим вот полностью не согласна по поводу того, что люди не пытаются, не делают ничего по поводу оформления кадастровых границ участков. Дело в том, что вот мы неоднократно у нас в СНТ пытались оформить границы в тех границах, в которых находятся участки уже более 20 лет, и мы не можем даже через суд. У нас половина через суд прошли, какой судья попался и принял эти границы, а половине у нас отказано. И вот что делать дальше, мы просто не знаем. Мы бы хотели это оформить, хотели бы платить налоги в соответствии с границами этих участков. Вот я кадастровую...

Петр Кузнецов: Дайте хотя бы эти границы, границы налогов этих?

Зритель: Да, кадастровые границы вот этих участков мы не можем оформить.

Марина Калинина: А почему? В чем причина? В чем сложности?

Зритель: Отказывают, потому что, когда выдавали эти участки, нам планировку делали, участки оказались больше, чем соответствующие 6 соткам, и границы эти больше 20 лет. И вот у меня соседи стоят на кадастре с 3 сторон, уже стоят границы, практически определены, у меня нет, потому что он оказался больше, и мне его не оформляют. И 6 соток не оформляют, потому что, получается, от соседей будет пробел, между соседями, уже будет кусок ничейный как бы...

Марина Калинина: А что говорят, какой выход из этой ситуации?

Зритель: Вот какой выход, я не знаю. Вот и говорят, что, мол, люди не хотят, – у нас многие хотят, 70% хотят оформить, но такая ситуация у нас не у одной меня. Мы вот подавали в суд, по-моему, 5 человек или 7 сразу, нам отказано, а 2–3 человека оформили. Все то же самое, один к одному, все условия такие и границы, кто-то оформил, кто-то нет. Более того, вот участок, допустим, на 60 сантиметров больше, … говорят: «Мы не будем, через суд подавайте», – потому что нам откажут и их лишают лицензии. Вот эти препоны и создают вот эту неразбериху.

Петр Кузнецов: Ага.

Зритель: Более того, у нас налоги на землю общего пользования начисляются миллионы, а мало того, у нас внутри деревня в СНТ, и деревенскую улицу у нас администрация не вычленила из земель общего пользования СНТ, и мы вынуждены платить налоги и за эту дорогу, которая нам не принадлежит, и взыскивают, и мы ничего не можем доказать.

Петр Кузнецов: Вот, и никакие послабления в виде дачной амнистии здесь, конечно, не работают.

Марина Калинина: Спасибо за ваш звонок.

Петр Кузнецов: Спасибо огромное. Юрий Викторович?

Марина Калинина: Юрий Викторович?

Петр Кузнецов: А ведь это не глубинка, это Московская область, еще раз напомним.

Марина Калинина: Как быть в такой ситуации?

Юрий Шалыганов: Да. Каждая ситуация, наверное, все-таки уникальная. Если в общественную приемную к нам обратится, мы попробуем поработать с этим вопросом. Но закон говорит о том, что 10%, если у вас уточнение границ и земельный участок больше до 10%, то вы попадаете под дачную амнистию и кадастровый инженер может эти точки поставить, дать вам документы на этот участок, до 10% законодатель разрешает.

А вообще, сейчас в Министерстве экономического развития уже второй или третий год идет программа комплексных кадастровых работ, это когда регион совместно с министерством выделяет средства, для того чтобы комплексные кадастровые работы сделать, допустим, в Московской области, и зафиксировать все как есть сейчас, и исходя из этого делать уже публичную кадастровую карту. Там вот, я знаю, в Республике Крым тоже в прошлом году это делали, то есть миллионы рублей выделяются на комплексные кадастровые работы в регионах совместно с федеральными.

Марина Калинина: Есть еще один звонок, на сей раз из Тульской области. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: У меня получилась такая... Можно говорить, да?

Марина Калинина: Да-да.

Петр Кузнецов: Да, конечно, можно.

Зритель: Вот получилась такая ситуация. Десять лет назад я оформил дачный участок как законопослушный крестьянин: вызвал специалистов, они сделали все, я заплатил 10 тысяч рублей, все нормально. Сейчас на соседней улице в нашем товариществе человек собрался оформлять свой участок – не получается, потому что мой участок наложился на его участок, и мне по новой через суд сейчас надо оформлять свой же опять же участок.

Петр Кузнецов: Как бы доказывать свои границы, да, снова?

Зритель: Да, вызывать специалиста, платить деньги...

Петр Кузнецов: Опять специалист, а он уже не 10 тысяч стоит, как тогда.

Зритель: Да-да. И почему крестьянин-то оказывается… ? А эта организация, которая все это делала, благополучно испарилась. И почему виноват оказался я, а не тот, кто давал лицензию этой шарашкиной организации? Почему с них ничего не спрашивают?

Петр Кузнецов: Да, понятно. Юрий Викторович, это уже Тульская область. На самом деле много таких сообщений, что, казалось бы, жили-жили спокойно, тут бац! – кто-то приходит, и снова доказывай границы, снова там что-то размещай, опять ты заказываешь человека, который тебе что-то замеряет...

Марина Калинина: Вот из Карелии, кстати, сообщение: «Мы уже 4 года не можем оформить участок в собственность. Причина – наложение участков из-за новых правил распределения реперных точек».

Юрий Шалыганов: Да, это такая глобальная проблема, она была на прошлой неделе, насколько я знаю, поднята в Государственной Думе, там в первом чтении принят закон, который позволяет, значит, ужесточает, во-первых, ответственность кадастровых инженеров за то, что они делают, потому что, действительно, 10 лет назад вообще никакой ответственности у них не было, что они там сделали, и потом люди страдали от этого. Значит, сейчас законодатель вводит санкции определенные и так далее.

Соответственно, сам Росреестр достаточно очень активно создает базу, в первую очередь электронную, которая была ужасная еще несколько лет назад, и из-за этого происходили неточности в написании адресов, в постановке реперных точек и так далее, и тому подобное. И насколько я знаю, сейчас достаточно большая работа проводится, для того чтобы нормализовать и сделать комплексные кадастровые работы, разом закрыть все эти вопросы, потому что это касается реально миллионов людей, наложение границ.

Марина Калинина: Предложение тут от наших зрителей: «Надо опять все земельные процедуры отдать администрации на местах и установить твердые расценки на услуги землепользования», – это вот из Владимирской области такое сообщение. Что вы по этому поводу думаете?

Юрий Шалыганов: Ну, у администрации на местах, наверное, нет для этого ни соответствующего оборудования, ни специалистов. А вот то, что Росреестр сейчас озадачился, в целом Минэкономразвития, этой задачей и выделяются средства для этого, я думаю, что это будет позитивно.

Петр Кузнецов: Да, Юрий Викторович, и еще одно из основных опасений наших телезрителей на SMS-портале, ну если так, знаете, аккумулировать – боятся, что в один прекрасный (в данном случае не совсем прекрасный) день появится труба, а вместе с ней и необходимость изъятия земель под нужды государства, что называется. Как в этом плане дачник запрещен?

Юрий Шалыганов: Ну, если земельный участок оформлен, если дом оформлен, есть кадастровая стоимость, то появляется стоимость выкупа этого земельного участка. А если у вас земельный участок никак не оформлен, то, конечно, для монополий естественных тут достаточно такой разгул может быть.

Петр Кузнецов: А если он оформлен во времена СССР еще?

Марина Калинина: А если оформлен?

Юрий Шалыганов: Ну какая разница, если он оформлен... То есть во времена СССР он мог быть оформлен только одним способом, потому что там давали земли либо в аренду, либо в хозведение садовому товариществу, то есть там не было собственности на землю у гражданина. И дальше мы эти документы должны были переоформить уже на себя, что называется, и дачная амнистия это и подразумевала, получение документов, кадастровый номер участка и, соответственно, свидетельство о собственности.

Кто не знает, возможно, сейчас бумажные документы в принципе отменены, то есть свидетельство о собственности, которое у вас лежит в ящике стола или где-то у вас хранится на ваш участок, если его нет в электронном виде, то это просто фикция, это просто бумажка. Поэтому надо всем сейчас просто взять и проверить по публичной кадастровой карте свой номер участка. Очень часто оказывается, что ваш участок находится в другом месте, что произошла кадастровая ошибка, и Росреестр должен исправлять ее за свой собственный счет, и это надо проверить.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок, Федор давно ждет из Краснодарского края.

Петр Кузнецов: Спасибо, что дождались, Федор, говорите, пожалуйста.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Да, у вас какая проблема с дачей?

Зритель: Я бы хотел поинтересоваться, какие имеют льготы дачники СНТ пенсионеры. Вот перечислите, какие есть.

Петр Кузнецов: Конкретные, да? Потому что мы говорили о том, что у пенсионеров есть льготы...

Марина Калинина: Они есть.

Петр Кузнецов: Юрий Викторович, да, очень коротко, пожалуйста, перечень.

Юрий Шалыганов: Есть федеральный закон, который регламентирует: это 6 соток и 50 метров строения не попадают под налогообложение, все, что выше и больше земельный участок, под налогообложение попадает. Сама ставка налога устанавливается органами исполнительной власти региона, она может быть нулевая, 0,1, 0,5, до 0,3...

Петр Кузнецов: Это уже в своем регионе выяснять.

Юрий Шалыганов: Да.

Петр Кузнецов: Спасибо. Юрий Шалыганов, его комментарий, это заместитель председателя «Союза садоводов России» был с нами на связи.

Прямо сейчас давайте обратимся к двум дачным историям из разных регионов России, из Чебоксар и Липецка, и вернемся в студию.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Сюжеты из двух регионов.

Прямо сейчас еще один эксперт – Денис Владиславлев, генеральный директор Центра развития недвижимости РУМБ, доктор экономических наук. Денис Николаевич, здравствуйте.

Денис Владиславлев: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Хочется с вами начать с фундамента, ну то, с чего начинается любая дача: скажите, пожалуйста, по-вашему, сейчас дача у нас для россиянина, для среднестатистического гражданина – это что? Способ прокормиться? Дешевый отдых? Не знаю, может быть, возвращается феноменальная популярность, какая была на рубеже XIX–XX вв.? Что это такое? Потому что от отношения к даче зависит на самом деле все.

Денис Владиславлев: Это на самом деле даже по сюжетам, которые сейчас показали, их уже можно прокомментировать, эту тенденцию, что потихоньку на дачах перестают что-то серьезно выращивать, они начинают переходить в разряд отдыха. И следующий шаг, это тоже здесь прозвучало, это превращается дачный домик в жилой, и это означает, что он входит в состав населенного пункта ближайшего, и следующее движение – это использование инфраструктуры ближайшего населенного пункта, вплоть до поликлиник, школ, детских садов. Тенденция очевидна, она вот именно такая.

Петр Кузнецов: Ну и к вопросу о том, у кого сейчас есть дача, здесь тоже, надо полагать, нет преобладания какой-то категории, это необязательно все богатые, это необязательно только средний класс, это могут быть и люди бедные.

Денис Владиславлев: Абсолютно, здесь полный винегрет. Значит, с одной стороны, это люди, которые получили участки при Советском Союзе, до сих пор их развивают. Где-то это даже огороды, которые преобразовались в садоводства, соответственно, там еще более незащищенная категория людей, а где-то, поверьте, бывают дачи и по гектару, то есть и такие перекосы существуют. Поэтому уравнять их очень тяжело между собой, предъявить к ним единые правила. Когда делается послабление какой-то одной из категорий, то, соответственно, государство рискует о том, что этими послаблениями воспользуются люди, которые ну совершенно никакого отношения к ним не имеют и к незащищенной категории не относятся.

Петр Кузнецов: В том числе и послаблений в виде продления дачной амнистии, например?

Денис Владиславлев: В том числе и послабления дачной амнистии. Но я, если возможно, несколько слов про дачную амнистию скажу.

Петр Кузнецов: Да-да, я к этому как раз.

Денис Владиславлев: Да. Дачная амнистия на самом деле – это не какой-то закон, не какой-то единый документ, это некое общее понятие. Вот я просто прокомментирую, почему возникла проблема с завершением самой по себе дачной амнистии. Был период, когда она не работала, и потом со скандалом не так давно ее возобновили.

И чего сейчас опасаются? Опасаются очень простой вещи, что когда дачный домик начинают рассматривать с точки зрения правил землепользования и застройки, которые разработаны для ближайшей территории, то возникает масса проблем: это и отступы от границ земельного участка в первую очередь, которые служат пожарному контролю; это и необходимость получать разрешение от органов, которые следят за объектами культурного наследия, за недрами, от прилегающих аэропортов. Это все реальность, с которой сталкиваются жители населенных пунктов, а в какой-то момент столкнулись и дачники. И вот прозвучало о том, какая ситуация, например, может быть, если рядом прокладывают какой-то газопровод и возникает необходимость изъятия...

Петр Кузнецов: Да.

Денис Владиславлев: А у газопровода еще помимо всего прочего существует охранная зона, и эта охранная зона может быть не внесена в дежурные карты Росреестра, не нанесена на кадастровые карты, при этом органы местного самоуправления хорошо знают, где у них что находится, и когда обращаются с просьбой о строительстве к ним, они могут блокировать выдачу разрешения на строительство. А когда дачник подает вместе с декларацией документы в Росреестр, а там соответствующая зона охранная, а бывают еще не охранные зоны, а бывают зоны резервирования под некое перспективное развитие, Росреестр об этом не знает, то такой дачный домик ставится на учет.

И это на самом деле, на мой взгляд, было одним из основных стимулов ратовать за продление дачной амнистии, то есть не все в Росреестре учтено. И когда мы начинаем давать возможность что-то, не получать какие-то разрешения, а просто декларировать то, что есть, поверьте, это, с одной стороны, сильно проще, а с другой стороны, мы превращаем территорию садового товарищества в Шанхай и блокируем перспективное развитие прилегающей территории.

Петр Кузнецов: Да. Ну и вообще создается ощущение, что, казалось бы, оформил все, даже уже живет, но дачник по-прежнему таким выглядит беззащитным, беззащитной единицей. Как вам кажется, возможна ли разработка такого целого общего дачного закона, который бы дачника действительно защищал любого в любой ситуации, чтобы не было такого, что Росреестр не знает, здесь не усмотрели, тут документы СССР потеряны, ну вот чтобы... ? Если сделал все правильно, никакая труба не грозит.

Марина Калинина: Так вот вообще очень много таких сообщений про казусы какие-то. «У меня 6 соток в собственности с 2000 года, законы все время меняются, власти сказали, что свидетельство неправильно написано, а разве не государство мне его выдавало?» – задает вопрос наш зритель. И вот еще из Чувашии сообщение: «Перед домом через дорогу, в овраге у пруда загородил изгородь, посадил деревья. Приехали из Росреестра, хотели пришить к огороду. Забор убрал. Делали обмер огорода, объяснили, наложение участка на участок с соседями, пришлось раскошеливаться. Правомерно ли это?»

Денис Владиславлев: Я постараюсь по мере того, как я вопросы услышал, на них ответить. Что касается возможности некоего единого закона для дачников, на самом деле ничего предосудительного и страшного в этом нет. Вся проблема у нас заключается в том, что у нас закон принимается и потом начинаются проблемы, скажем так, процедура принятия закона очень сложная и длительная, а проблемы возникают текущие.

На мой взгляд, здесь очень важна, скажем так, как-то, возможно, законодательно можно описать, чтобы было участие, скажем так, саморегулирующихся каких-то организаций, союзов садоводов, которые бы накапливали вот эту отрицательную практику и имели возможность давать некие рекомендации. В свое время очень много рекомендаций давало Министерство экономического развития по тому, как нужно законы читать, и на самом деле это было и интересно, и эффективно, и к этому прислушивались. Но с течением времени Министерство экономического развития перестало занимать такую конструктивную позицию и ушло.

Но вот, на мой взгляд, есть закон, а есть текущая практика, и взаимное опыление происходит очень медленно, и в связи с этим возникают проблемы. Что касается документов, которые в свое время выдавали, а теперь по какой-то причине кто-то пытается их оспаривать и говорить: «Вот здесь вот, может быть...»

Петр Кузнецов: Судя по всему, тот, кто их и выдавал.

Денис Владиславлев: Ну, вот здесь прозвучало о том, что лежит бумажный документ, а сейчас весь оборот электронный и этот бумажный документ фикция. Но могу сказать о том, что, когда бы документ ни выдавался, если он выдавался в соответствии с законом, который действовал на тот момент, документ действителен, и это нужно как бы понимать. Проблема скорее государства, которое не может эффективно обновить документооборот в стране, но это человека никак не касается. Если он пойдет в суд и будет какая-то конфликтная ситуация, он предъявит этот документ, и если на момент выдачи он был абсолютно легитимен, то вопросов никаких к нему не будет.

Так, по поводу...

Петр Кузнецов: Денис Николаевич, знаете, у нас просто времени совсем мало остается. Вот с фундамента начали, давайте фундаментом и закончим: по-вашему, будущее у дачи в том виде, в котором она есть, с теми законами, которые иногда друг другу противоречат, есть у нас? Если да, то в каком виде?

Денис Владиславлев: Скажем так... Вот я в самом начале сказал, что существует некая тенденция, что постепенно люди пытаются из дач сделать индивидуальное жилье, войти в состав населенного пункта и пользоваться всей инфраструктурой, которая в принципе... в объеме, в котором позволяет это делать населенный пункт. Поэтому будущее дачи, это однозначно, их нужно включать в черту населенного пункта, к ним нужно относиться уже как к регулярной застройке и, собственно, таким образом их регулировать.

Петр Кузнецов: Ага. Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо. Денис Владиславлев, генеральный директор Центра развития недвижимости РУМБ, доктор экономических наук.

Петр Кузнецов: А к нам присоединяется Елена Николаева, она руководитель Комитета по ЖКХ Общероссийской общественной организации «Деловая Россия». Здравствуйте, Елена.

Елена Николаева: Да, добрый день. Но я еще депутат Московской городской Думы и как раз...

Петр Кузнецов: Да, и еще вас не очень хорошо слышно на самом деле...

Елена Николаева: Да, прошу прощения, видимо, какие-то проблемы со связью.

Петр Кузнецов: Давайте попробуем, да.

Марина Калинина: Елена Леонидовна, скажите, что вы думаете по поводу продления вот этой дачной амнистии? Будет ли оно эффективно? Возможно, нужно не продлевать, а, как уже предыдущие спикеры говорили, делать это на постоянной основе?

Елена Николаева: Ну, такие вопросы достаточно...

Марина Калинина: Елена?

Елена Николаева: Да, такие вопросы обсуждаются регулярно с точки зрения возможности сделать дачную амнистию постоянной, так же как приватизацию сделали постоянной. Но у этого есть свои плюсы и есть свои минусы. Значит, соответствующий законопроект внесли в четверг в Государственную Думу депутаты Крашенинников, Турчак, Мельниченко, Шевченко, они предлагают на сегодняшний момент продлить на 5 лет срок упрощенного порядка оформления прав... индивидуальных домов и садовых домов на садовых участках до 1 марта. И на сегодняшний момент закон действует до 1 марта 2021 года.

Смотрите, вот уже на сегодняшний момент реализовалось 12 миллионов..., но по самым скромным подсчетам в России еще 5 миллионов участков, которые до сих пор еще не легализованы и соответствующим образом считаются самостроем. Поэтому данное продление... позволит россиянам, собственно говоря, легализовать свои дачные дома или в упрощенном порядке... достаточно спокойно поставить их на... в Росреестр, что является на сегодняшний момент основным свидетельством о собственности.

Помимо дачной амнистии... просто, то есть жители подают документы в Росреестр на землю и технический план в соответствии с декларацией или могут подать в органы местного самоуправления, сейчас это еще более простой порядок, даже убран еще один документ, который раньше надо было делать в части ввода в эксплуатацию дома. Мне кажется, это для дачников очень...

Петр Кузнецов: Да. Елена Леонидовна, и все-таки мы бо́льшую часть все-таки говорили об отношении самих дачников, самих граждан к дачам. Давайте завершим тем, как государство все-таки относится к дачникам, к наличию дач. Совсем недавно правительство высказалось за то, чтобы государство финансировало строительство коммунальных сетей на загородных участках. Не знаю, решится ли вечная проблема уличных туалетов и выгребных ям в таком случае, но как в целом государство относится к наличию дач, к существованию и в каком виде выгодно? То есть вопрос, найдутся ли деньги у властей на вот финансирование строительства коммунальных сетей.

Елена Николаева: Да, я с удовольствием отвечу на этот вопрос. На сегодняшний момент уже принята федеральная программа по развитию индивидуального жилищного строительства, в частности, мы как Национальное агентство малоэтажного коттеджного строительства, которое я возглавляю, очень активно ратуем за это. Предполагается выделение 138 миллиардов рублей, для того чтобы данные земельные участки, которые предназначены под дачное строительство, под... строительство оснащались коммунальной инфраструктурой и социальной инфраструктурой.

Марина Калинина: К сожалению, очень плохая связь...

Петр Кузнецов: Да, но сумму мы услышали, в миллиардах, пожалуй, это градообразующее... Елена Леонидовна, очень просим прощения, потому что связь правда плохая, пропадает, тем более у нас уже и время большой темы закончилось.

Марина Калинина: Да, Елена Николаева, руководитель Комитета по ЖКХ Общероссийской общественной организации «Деловая Россия».

Петр Кузнецов: Много звонков, очень много звонков, очень много сообщений по дачной теме. Судя по всему, будем продолжать, конечно, потому что отклик мы видим.

Оставайтесь с нами, это была большая тема. Программа «ОТРажение» совсем скоро в прямом эфире, новый час – новые темы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как россияне используют загородную недвижимость в XXI веке?