ТЕМА ДНЯ: Народный бюджет

ТЕМА ДНЯ: Народный бюджет | Программы | ОТР

Готовы ли россияне вкладывать собственные деньги благоустройство территорий?

2020-10-16T15:05:00+03:00
ТЕМА ДНЯ: Народный бюджет
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Пётр Кирьян
руководитель Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем
Наталья Чернышева
директор АНО «Организация народного контроля», эксперт в сфере ЖКХ
Константин Востриков
первый заместитель администрации г. Липецка

Иван Князев: Ну что, мы продолжаем. Программа «ОТРажение», с вами Оксана Галькевич в студии...

Оксана Галькевич: ...и Иван Князев. Переходим к обсуждению нашей большой темы.

Иван Князев: Уважаемые друзья, тут вот с начала года у нас с вами официально появятся очень интересные, можно сказать, неслыханные полномочия участвовать в распределении бюджетных денег. С января 2021 года вступит в силу закон о так называемом народном бюджетировании, то есть фактически гражданам дается возможность самим решать, на что потратить бюджет в первую очередь: социальная сфера так социальная сфера, дороги в регионе надо привести в порядок – значит, дороги, и так далее.

Оксана Галькевич: Ну, на самом деле опыт какой-то уже в этой сфере у наших людей есть, просто это будет в такое более уже правовое поле оформлено. Причем, вы знаете, можно будет не просто согласиться с проектами, которые придумали и предложили местные власти, можно будет самим участвовать, можно самим разрабатывать и самим что-то предлагать. Ну мало ли, необходимо подсказать местным министрам, как правильно и что сделать. В законе есть нюансы, правда, закон предполагает софинансирование гражданами тех или иных начинаний, но зато и контроль со стороны людей будет усилен. Посчитают, например, граждане, что работы нельзя принимать в таком виде, значит, подрядчики обязаны будут все переделывать.

Иван Князев: Да. Несколько регионов уже такую практику освоили. Наш корреспондент Алексей Дашенко собрал несколько примеров того, как граждане сами скидывались и решали, что нужно сделать в их городе или поселке. Вот давайте посмотрим, что из этого получилось.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Слушайте, какая интересная практика на самом деле!

Иван Князев: Такое вполне себе народное самоуправление.

Оксана Галькевич: Она еще и рабочие места местным дает.

Иван Князев: Ага.

Оксана Галькевич: А еще я обратила внимание, Иван, на то, что суммы сметы не выглядят фантастическими, правда?

Иван Князев: Абсолютно.

Оксана Галькевич: Обычно мы когда говорим, что строится где-то дорога, какой-то объект, там какие-то суммы такие нереальные...

Иван Князев: И куда они потом пропадают, тоже непонятно, да.

Оксана Галькевич: Куда они потом пропадают, да...

Иван Князев: А здесь все как-то быстро и четко.

Оксана Галькевич: Друзья, вы знаете, заглянула я на SMS-портал, пока шел наш сюжет, и уже вижу такие отдельные сообщения: «Нет, нет!» То есть уже люди заранее отвечают на вопрос, который, собственно, мы еще перед вами не поставили. Ну давайте уже поговорим о том, вы бы скинулись на благоустройство? Ваши ответы «да» или «нет» присылайте на наш SMS-портал, короткий номер у вас перед глазами всегда, это все совершенно бесплатно, поэтому выходите на связь.

Ну а мы пока выводим в прямой эфир руководителя Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем Петра Кирьяна. Петр, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Петр.

Петр Кирьян: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Петр, скажите, пожалуйста, в этом проекте вот этого бюджетирования народного каковы должны быть пропорции? Сколько должны люди вложить, а сколько, соответственно, из бюджета можно будет получить? На каких условиях, можете разъяснить?

Петр Кирьян: Ну смотрите..., что не больше 10%, собственно, скидывают жильцы...

Оксана Галькевич: Так, секунду, не очень хорошо вас слышно. Мы сейчас попробуем вас набрать по телефону и еще раз об этом поговорить.

Иван Князев: Ну вот, кстати, разные мнения все-таки высказывают наши телезрители. Из Владимирской области SMS: «Это здорово, наши местные власти уже давно во всем с нами, с простыми людьми, советуются, и это приятно», – готовы даже поучаствовать финансово в этом люди. Из чата прямого эфира SMS: «Если будут благоустраивать парк, например, на мои деньги, пусть тогда еще акции мне дадут какие-нибудь».

Оксана Галькевич: Акции чего, парка?

Иван Князев: Ну, видимо, этого парка. Я не знаю, правда, как это может выглядеть, но главное, что человек хочет и дальше участвовать во всем этом.

Оксана Галькевич: Обычно акции есть у того, что приносит прибыль какую-то.

Иван Князев: Прибыль.

Оксана Галькевич: А как монетизировать парк? Простите, тогда нужно сделать платный вход в этот парк, я не думаю, что этому будут широкие массы рады.

На самом деле две, так скажем, основные позиции. Первая из них звучит следующим образом – а государство зачем, если мы скидываемся? А другая позиция: ну да, вполне, а почему нет, на определенных условиях, конечно, готов поучаствовать. Пензенская область, кстати, пишет, что у них тоже скидывались люди на ремонт дороги по своей улице, но это, видимо, все-таки было не вот это вот народное бюджетирование, люди самостоятельно пытались решить свою проблему. А мы, друзья, хотим с вами поговорить о том, готовы ли вы на условиях софинансирования, то есть часть денег собирают люди, а часть дает государство.

Иван Князев: Есть небольшие сомнения у телезрителя из Амурской области, пишет, что доверия на самом деле маловато, страшно отдавать свои деньги, как я понял. Но из Челябинской области пишут: «Скинулся бы, если, конечно, сумма вменяемая», – не все же на свои деньги в городе делать.

Оксана Галькевич: Ну что ж, чтобы палитра мнений была шире и тема понятнее, пока мы пытаемся наладить связь с нашими экспертами, давайте посмотрим небольшой опрос, который наши корреспонденты провели на улицах нескольких городов, как раз и спрашивали людей, готовы ли они скинуться, поучаствовать, собственно, рублем в каких-то проектах в своих населенных пунктах и в каких именно. Курск, Рязань и Чебоксары вот что нам рассказали.

ОПРОС

Оксана Галькевич: «А где деньги?» Вот пишут, что просто скинуться не вариант. Пишут нам люди, Камчатский край: «Половина бюджета уйдет в частный карман». «Все равно чиновники украдут», – считает Москва и Московская область. Смоленск пишет: «Двойные поборы – что за наглость? Никогда не соглашусь».

Иван Князев: Из Московской области: «Один раз дашь денег, привыкнут ведь».

Оксана Галькевич: Ну вот на самом деле основной вопрос, основная проблема, сформулировала ее, наверное, Омская область в своем SMS-сообщении: «Ушлых-то много, а доверия маловато». Доверие, друзья, это, видимо, основная проблема.

Но давайте все-таки разбираться с этим алгоритмом, как работает это народное бюджетирование. У нас снова Петр Кирьян на связи, руководитель Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем. Петр, итак, по пропорциям все-таки, не совсем было хорошо слышно, какой должна быть часть народная и какую часть, собственно, государство готово будет вложить?

Петр Кирьян: Ну, обычно... Не только государство. Обычно 1/10 – это потолок для граждан, которые вносят собственные средства.

Оксана Галькевич: То есть малая часть совсем такая, да, 1/10?

Петр Кирьян: Конечно-конечно. Более того, там сам базовый принцип состоит в том, что либо в форме грантов, либо в форме программ бюджетных, то есть уже зашитых в бюджетах расходы, просто распоряжение определенным объемом бюджета, пусть это действительно относительно небольшие суммы, то есть 1–3 миллиона, отдаются на уровень муниципальных и региональных проектов различных.

Оксана Галькевич: Вы знаете, это суммы, может быть, и небольшие, но вот в нашем сюжете, я обратила внимание, люди весьма эффективно этим деньгам находят применение. Там на какие-то действительно 100 тысяч умудряются прекрасный сквер сделать, плюс еще своим местным работу дают.

Иван Князев: Это вопрос контроля, я так понимаю?

Оксана Галькевич: Да.

Иван Князев: То есть они эффективно могут посмотреть, проконтролировать? Точнее насколько эффективно все делается?

Петр Кирьян: Ну, контроль там на двух этапах. Это контроль проекта, как правило, инициативная группа и управа или муниципалитет все-таки его утверждают, в том числе параметры, и это открытая вещь, то есть, грубо говоря, любой житель территории должен прийти и иметь возможность посмотреть. А сейчас, если законодательные поправки будут приняты и вступят в силу, то появится уже и формальная ответственность исполнителя за качество работ, то, чего сейчас нет как бы в чистом виде, только в рамках Гражданского кодекса, тоже можно будет спрашивать.

Но основная идея, вот у вас были комментарии, я посмотрел эфир, на самом деле в том, что, как правило, у жителей есть 2–4 пункта, которые они хотели бы обустроить или решить. Это необязательно парки, это могут быть детские площадки, это могут быть какие-то карманы парковочные или дороги, подъезды во дворах, например, очень большая проблема в регионах именно разбитый подъезд к дому, скажем, или последняя миля, то есть не вся вот труба, как тут показывали, в деревне или в поселке перекладывают, а, например, какая-то входная мощность...

Иван Князев: Ну часть, часть ее.

Петр Кирьян: Да.

Иван Князев: Давайте послушаем наших телезрителей. У нас Нина из Москвы дозвонилась, что москвичи по этому поводу думают.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Нина.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я, конечно, против, я бы не скинулась, потому что вообще считаю, актуален вообще этот вопрос в наше время, когда такое воровство среди чиновников идет, актуален вопрос? Я, например, живу в «коммуналке», у меня...

Иван Князев: Нина...

Оксана Галькевич: Нина, так смотрите, здесь-то как раз возможность есть такая проконтролировать это все, чтобы не было этого воровства и безобразия.

Зритель: Так проконтролируйте сначала это... Я считаю, что это...

Оксана Галькевич: Нет, понимаете, вы когда говорите «проконтролируйте», вы перекладываете эту работу и ответственность на кого-то другого. А здесь вам говорят: «Нина, с вас рубль, и пожалуйста, проверяйте отчетность».

Иван Князев: Не понравилось, что у вас во дворе скамейки не поставили или детскую площадку для бабушек, для пенсионеров, ну и все, и можете спокойно, смело по этому поводу...

Петр Кирьян: А можно я отвечу?

Иван Князев: Давайте.

Оксана Галькевич: Сейчас, давайте Нину сначала дослушаем.

Петр Кирьян: Смотрите...

Зритель: Я вообще считаю, что этого вопроса вообще не должно быть.

Петр Кирьян: Во-первых, это необязательная вещь...

Оксана Галькевич: Спасибо, Нина.

Петр Кирьян: Только те, кто хотят инициативно в этом участвовать сам, может участвовать. Нет такого, что, допустим, в районе принимается какая-то идея, 3–4 проекта, выберите 1, а потом все, пожалуйста, по 100 рублей, такого нет, только тот, кто инициатор, инициативная группа, то есть это может быть даже не весь подъезд, это раз.

Второй момент: есть действительно форма, например в Татарстане, фактически обязательного такого софинансирования, когда деревня или поселок голосует по типу референдума о единовременном сборе каких-то средств, это более-менее обязательная история. Но это единственный пример, когда все жители территории действительно оказываются, скажем так, обязательными скинуться. Во всех остальных случаях это исключительно инициатива...

Оксана Галькевич: Подождите, но это фактически налог уже вот то, что вы рассказываете.

Петр Кирьян: Но это законодательная форма, она очень редко применяется. Я бы сказал так, за пределами Татарстана нет кейсов, и она и там не применяется часто.

Оксана Галькевич: Это их региональный какой-то закон, да, республиканский?

Иван Князев: Ну это они интересно так, конечно, придумали.

Петр Кирьян: Это любой регион может провести, такое сделать, даже поселение, это именно на уровне муниципалитетов такие вещи, не на уровне регионов, принимается и делается любая территория...

Иван Князев: Но рискнули только в Татарстане.

Петр Кирьян: Но это требует определенных, да, каких-то сознательностей граждан и желания. То есть этот референдум тоже надо провести, он не просто назначается.

Оксана Галькевич: Но это требует такой политической воли на уровне властей региона на самом деле.

Петр Кирьян: Да.

Оксана Галькевич: Если вы говорите, что это республиканский закон, то как минимум это требует вот таких усилий и мер.

Иван Князев: У меня просто вот какой вопрос, Петр. Это же не снимает ответственности с муниципальных властей на то, чтобы вот это все делать и без граждан?

Петр Кирьян: Нет.

Иван Князев: Потому что многие люди, наши телезрители пишут, что «я и так плачу налоги, у меня и так высчитывают за капремонт». Вот из Тюменской области: «У нас и так на благоустройство высчитывают вокруг дома», – и так далее, и так далее.

Петр Кирьян: Ну, тут, смотрите, есть две части проблемы. Первая: не всегда это вопросы, которые касаются придомовой территории, ЖКХ или, например, качества каких-то муниципальных услуг. Это могут быть, например, желания людей оградить овраг, скажем, который рядом с домом, ни в каких документах, ни в каких программах, ни в каких нацпроектах эти овраги, естественно, не будут фигурировать, никогда никакие деньги по линии, например, не знаю, фонда благоустройства не дойдут просто потому, что это нужно до каждого угла дойти в России, чтобы это сделать, это раз.

Второй момент – есть споры. Например, жители, ну традиционный двор-колодец, у них появляется возможность потратить средства на благоустройство. В рамках инициативного бюджетирования они могут теми средствами, которые и так предусмотрены фактически, распорядиться: либо, например, стоянку сделать, либо все-таки решить, что нет, стоянки у нас не будет, будет детская площадка, и она будет такой, как мы хотим, а не такой, как, например, муниципальные депутаты выберут или управа по тендеру проведет. То есть здесь скорее вопрос влияния либо на скорость, либо на формат той или иной инициативы. Собственно, инициативное бюджетирование для этого и нужно. В той же Москве, например, давно уже обсуждают, чтобы небольшая, но все-таки часть денег прямо резервировалась по муниципалитетам на это дело.

Оксана Галькевич: Ага.

Еще один звонок, у нас Любовь из Челябинска. Любовь, здравствуйте. Что вы думаете?

Зритель: Алло, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я очень рада, я всегда смотрю вашу передачу.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Зритель: Вот сейчас хочу сказать, что сбрасываться, – да, если это для пользы. Вот мы сбрасывались, благоустраивали свой двор, детскую площадку, спортивную, асфальт проложили. Три года мы платили, каждая квартира, отдельной строкой в жировке было, определенная сумма, мы выплатили и очень рады, у нас сейчас очень хорошо и красиво, весь северо-запад к нам собирается, вся округа, играют дети.

И еще такое. Вот в СНТ мы тоже сбрасываемся, в садоводстве. Сады старые у нас, у нас трансформатор не тянет – сбросились все; столбы старые деревянные – на железобетонные сбросились. Ну, я считаю, что инициатива всегда должна быть какая-то. От кого помощи ждать, если мы сами себе не поможем? Вы со мной согласны?

Оксана Галькевич: Любовь, это правда, конечно, нужно как-то брать свою жизнь в свои руки. Любовь, а если кто-то не сбрасывается, вы вообще как, ведете с этими людьми разговор или, наоборот, перестаете разговаривать?

Зритель: Нет, зачем? Мы же собираем собрание, общее собрание, большинством голосов это все проводится, голосуем. Ну вот, знаете, еще такой вопрос: хотели поставить шлагбаум, единственная загвоздка, сказали некоторые: «У нас нет машины, нам это не надо».

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: Ну и все, мы действительно и не стали ставить, потому что это дорогое удовольствие.

Иван Князев: Ну то есть на вас это переложили...

Оксана Галькевич: Ну то есть какой-то... Ну вы молодец, слушайте, вы так как-то, компромисс какой-то все время находите, молодец.

Зритель: Ну а как без этого, как без этого? Сейчас вот тоже с ТСЖ нашим борюсь, говорю: поставьте нам датчики движения в подъездах...

Оксана Галькевич: Чтобы свет включался-выключался, ага.

Зритель: ...заварите мусоропровод – «ну вот собирайте общее собрание». А 2–3 человека против, все, нам уже не заваривают. Я говорю: это уже прошлый век, в новых домах уже мусоропроводы давно не делаются, заварите, заварите! Это же и антисанитария. Нет, надо вот опять собрание собирать. Ну трудно, с нашим народом трудно, конечно.

Иван Князев: Ну, зато на собрании сможете... Но мне кажется, вот такие люди, такие граждане наши, как Любовь, смогут не только в рамках ТСЖ решать какие-то проблемы, но и гораздо более серьезные.

Зритель: Ну да, да, я вот в Партию пенсионеров планирую вступить.

Иван Князев: Да, Любовь...

Оксана Галькевич: Ох, какая вы активная, Любовь! Ну что, успехов вам в вашей предвыборной кампании. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам.

Петр, а мне вот интересно, мы вот все говорим про детские площадки, какая-то там тротуарная плитка, какое-то благоустройство – а в более глобальных проектах граждане смогут участвовать? Ведь денег-то, наверное, понятно, у граждан не хватит на все. Какие там еще механизмы? Вот, например, если там не детскую площадку построить, а какую-нибудь больницу или современную поликлинику?

Петр Кирьян: Ну смотрите, если мы посмотрим статистику, а у нас все-таки проекты в рамках такой модели реализуются точно с 2015 года, самая частая капитальная трата – это либо благоустройство спортзала в школе или какой-то школьной территории, либо дом культуры или дом культуры плюс парк рядом. Там и бо́льшие объемы средств собираются, насколько я помню, были проекты и по 12 миллионов рублей, и по 16. Другое дело, что это, конечно, все-таки исключения из правил.

И здесь... Вот у вас тут звонящие и люди, которые пишут на SMS-портал, говорили, что не хотят скидываться, – здесь все-таки есть некоторое разделение труда. Предполагается, что инициативное бюджетирование является решением какой-то понятной локальной проблемы, причем необязательно коммунальной, мы как-то так скатились в историю с жильем, которая решается трансфертом из регионального бюджета. То есть все-таки не сами граждане на все скидываются или ТСЖ в рамках собрания собственников жилья выносят какое-то решение...

Иван Князев: Ну понятно, да.

Петр Кирьян: ...а все-таки это возможность часть денег, которые вы и так налогами заплатили, получить в виде, так сказать, какой-то там дополнительной либо поддержки, либо объекта, либо решения какой-то застарелой проблемы, но это не строительство дорог между деревнями, например.

Оксана Галькевич: Ага. Петр, а какие вопросы в первую очередь такие важные это решает? Это привлекает какое-то финансирование к определенным, я не знаю, нуждам, или, может быть, помогает побороть недоверие, коррупцию?

Петр Кирьян: Ну, это в первую очередь помогает муниципалитетам часть проблем, которые они не могут решить в рамках собственных бюджетов, если это не Москва, не Петербург, а другие города, решить за счет трансферта из регионального бюджета. То есть вот есть район, в нем есть мост какой-нибудь ветхий маленький, это не огромный мост, который будет строить какой-нибудь мостотрест, это строение, которое надо отремонтировать, и это стоит 4 миллиона рублей. Пока муниципалитет не сформирует эту заявку, не поучаствует в инициативном таком финансировании, он, как правило, эту проблему не решит в какой-то обозримой перспективе. Собственно, отсюда примерно 20–25 регионов на самом деле так инициативное бюджетирование и инициативные бюджеты используют.

Оксана Галькевич: У нас, кстати, сейчас будет на связи один из таких регионов, Петр, спасибо большое, как раз такой мостик нам перекинули к следующему нашему эксперту. Петр Кирьян у нас был на связи, руководитель Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем. Тогда давайте сразу к Липецку перейдем.

Иван Князев: Да. Константин Востриков у нас сейчас будет на связи, первый заместитель администрации города Липецк. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Константин Викторович.

Константин Востриков: Добрый день.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Викторович, расскажите о вашем опыте вот этого инициативного бюджетирования. Насколько вообще люди активно включаются в эти истории? Как вы их убеждаете? Потому что мы сейчас беседуем с нашими зрителями, очень много недоверия.

Иван Князев: В каких сферах опять же?

Константин Востриков: Да, спасибо. У нас на самом деле очень активно эта тема развивается, потому что достаточно большое количество заявок. Основные моменты здесь следующие. Самое первое – это соучастие, соучастие, когда люди участвуют и рублем, и контролем, и принятием решений, это потом эксплуатируется должным образом, люди это если оберегают.

Второй момент: мы развиваем активно местное самоуправление. У нас есть советы общественного самоуправления, и уже ниже уровнем это территориальное общественное самоуправление, так называемые ТОСы. То есть чтобы зайти с заявкой и поучаствовать в инициативном бюджетировании с площадкой, ну в основном это благоустройство двора, необходимо, наше требование, создавать территориальное общественное самоуправление. Когда такие вещи создаются, потом люди и проще решают другие свои насущные вопросы, не только решение конкретной заявки с созданием двора либо каким-то там ремонтом дворовой территории, но они потом в рамках этого территориального общественного самоуправления, ТОСа, решают вопросы с управляющей компанией, решают вопросы организационные в части дорог своего двора, и власти с такими общественными самоуправлениями проще работать, когда...

Оксана Галькевич: А почему проще, Константин Викторович?

Константин Востриков: В принципе Петр прав, когда мы приходим и половина дома говорит: «Мы хотим парковки для машин, потому что негде ставить», а другая половина дома говорит: «Тут необходима детская площадка».

Оксана Галькевич: Так вот в том-то и дело, Константин Викторович, что не всегда просто договориться бывает. Собственно, хочется спросить, зачем вам это? Такие проблемы, слушайте, люди действительно вечно чем-то то недовольны, то договориться не могут, а они со своей стороны между собой, еще вам со стороны представителей власти. Ну проще, наверное, тендер разыграл, деньги раз, хопа...

Иван Князев: По старинке.

Оксана Галькевич: ...и пожалуйста, и делайте все сами, пожалуйста, закатаем вам, как мы решили. Зачем вам с людьми-то связываться?

Константин Востриков: Проще-то не проще, потому что у нас были такие случаи до этого момента, когда, да, провели тендер, поставили площадку, через год она приходит в негодность, потому что ее никто не содержит, потому что управляющая компания говорит: «Коллеги, у нас тариф, там рассчитаны все виды работ, содержание новой площадки не входит». А когда мы начинаем эту работу и люди выходят с этой заявкой, с инициативой, мы автоматически проговариваем дальнейшее обслуживание этой площадки.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Востриков: Потому что это важная составляющая, потому что, когда появляется площадка, надо ее потом грамотно и найти средства и в тарифе на содержание жилья, чтобы ее обслуживать, и это решает проблему дальнейшей эксплуатации, очень серьезно решает.

Иван Князев: А были такие случаи, когда людям что-то не понравилось и потом нужно было что-то менять, переделывать? Недовольны они были исполнением работ?

Константин Востриков: Было в самом начале, 2–3 года назад, сейчас таких случаев практически нет, потому что мы сразу согласовываем дизайн проекта, проект, после проведения торгов уже там непосредственно во дворе появляется информация: подрядчик, контакт, проект какой должен быть в итоге, люди сами контролируют его исполнение. Ну и самое простое, даже появляется групповой WhatsApp-чат, где люди обмениваются, и там обязательно представитель администрации города участвует.

Иван Князев: Вот мы видим на экранах эту площадку сейчас, которую там сделали, весьма симпатичная.

Оксана Галькевич: Да, площадку мы прекрасно сейчас видим.

Константин Викторович, я зацепилась за то, что содержание объекта сразу обговаривается, там строка какая-то находится, кто и как будет за ним следить. Означает ли это, что город таким образом как бы перекладывает это дело, эту работу, финансовую в том числе часть, на самих жителей, ну устраняется, давайте я так скажу?

Константин Востриков: Ну, не совсем так, потому что бюджеты, наверное, у коллег одна проблема, не беспредельны, грубо говоря. Когда мы... Мы разговариваем с людьми; когда мы просчитываем содержание этой площадки, условно тариф на содержание жилья становится не 19 рублей, а 19 рублей 50 копеек.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Востриков: Или 20 рублей. То есть это достаточно небольшие деньги, 50 копеек, 1 рубль для каждой квартиры, ну с квадратного метра я имею в виду, но при этом мы гарантированно вместе с жителями уже контролируем ее содержание, как управляющая компания содержит весной, подготовит площадку к зиме и так далее. Это важный момент.

Оксана Галькевич: Константин Викторович, я смотрю, что по заявкам, по проектам, которые у вас в работе, это в основном, как вы сами сказали, это дворы, вот такие детские площадки. Вы готовы, так скажем, дальше идти, расширять сферу применения вот этого инициативного бюджетирования в вашем городе?

Константин Востриков: Готовы. У нас еще есть территории частного сектора, и там улицы, там дворов как таковых нет, и у нас уже есть проекты, где вышли инициативные группы жителей частного сектора по уже более глобальному проекту, там какой-то сквер, уже какой-то конкретный парк для территории...

Иван Князев: Те же дороги, наверное, опять же. В общем, уже потихоньку созрели вы для этого. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Опыт какой-то положительный есть, это на самом деле тоже хорошо, это людей убеждать помогает. Константин Востриков у нас был на связи, первый заместитель администрации Липецка.

Иван Князев: Ну а сейчас Самарская область выходит на прямую связь со студий, по телефону Владимир дозвонился. Здравствуйте, Владимир.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Хорошая, замечательная у нас погода в Тольятти, солнце, сухо, тепло. За окном проводится ремонт дорожного покрытия и пешеходных дорожек, внутриквартальных проездов.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: Так.

Зритель: Просто чудесно.

Я к чему это сказал? Проводится... на наши деньги. Три года назад мы провели, у нас были муниципальные выборы, значит, выбрали молодых, хороших ребят от КПРФ. До этого у нас был господин Носарев от «Единой России», и он нам объяснил популярно, жильцам, когда мы просили... Там ужас что было, яма на яме, вот, плитка все взломана. Он сказал: «Ребята, это же в собственности дома находится – вот собирайте собрание, выделяйте, пусть деньги будут взяты из каких-то там, значит, средств, которые вы откладываете на капитальный ремонт, и сделаем, мы не полномочны это делать». Оказывается, полномочны, оказывается, стоило поменяться депутату, стоило нам к нему обратиться, и вот сейчас... Причем делается качественно, отлично просто, деньги-то нашлись.

Оксана Галькевич: А, то есть вы это к тому еще говорите, я правильно вас понимаю, Владимир, что, собственно, можно и без инициативного бюджетирования, просто сходить на выборы и добиться решения своих вопросов?

Зритель: Абсолютно! Главное в правильном месте поставить галочку или «да».

Оксана Галькевич: Ага. Ну а как вам самому, собственно, идея-то скинуться на благоустройство, на какие-то проекты?

Зритель: Ну, сама идея... Я хочу вот что сказать. Вот смотрите, мы, у нас нет четко прописанного, что такое частная собственность, что такое вообще собственность. Помните, как-то профессор Преображенский говорил: «Дайте мне бумажку, железобетонную бумажку». Вот мы что-то скидываемся, что-то строим, потом приходит какой-то... и говорит: «Нет, здесь будет торговый комплекс либо что-то там, эстрадная площадка, либо вообще здесь будет автостоянка», – и мы ничем не защищены в этом плане.

Оксана Галькевич: Понятно.

Зритель: Я уже интересовался, значит, я хоть и пенсионер, уже седьмой десяток...

Оксана Галькевич: Ну ясно.

Иван Князев: Да, понятно. В общем, нужно условия еще дальнейшие прописывать, чтобы все нюансы были соблюдены.

Оксана Галькевич: Ну, Владимир просто переживает, что он на площадку скинется, площадку сделают, а потом там торговый центр, например, нагородят.

Зритель: И вот смотрите еще, ребят. Старшая дочь живет в Канаде. Как-то у них там был, значит, сильный шторм прошел, я как раз гостил, взломало дороги, все такое. Я говорю: «Слушайте, сколько же это будет?» Они говорят: «А мы за это деньги платим, мы налог платим», – и все в течение 3 дней было восстановлено. Понимаете, знать, что ты платишь не зря, вот это главное.

Иван Князев: Понятно, да. Спасибо, спасибо вам большое, Владимир.

Оксана Галькевич: Давайте сразу Архангельскую область выслушаем, Геннадий. Здравствуйте, Геннадий.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Что думаете по поводу инициативного бюджетирования? Поучаствуете рублем в каком-нибудь проекте, если государство софинансирует?

Зритель: Да, но я не только поучаствую, я тут сам, это, проявил инициативу.

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: Напротив моего дома, я 6 лет как живу в деревне, с города приехал, напротив моего дома стоял другой дом бесхозный, обрушившийся, сгнивший полностью. Я 4 месяца его убирал, привел все это место в порядок, хотел там сделать детскую площадку, понимаете, а никто помощи мне не оказывал, ни местная администрация, ни местные жители.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: И когда все стало чисто, то в этом году, это было в прошлом году, я убирался, а в этом году построили... Вот тут товарищ передо мной выступал, говорил про какой-то там комплекс...

Оксана Галькевич: Торговый центр, торговый комплекс, так.

Зритель: Да-да-да, а у меня поставили мусорные баки, понимаете? Вот и все.

Оксана Галькевич: То есть у вас история такая непростая, противостояние с общественностью, с муниципальными властями? Не удается никак убедить их в том, что там нужно что-то дельное сделать, да?

Зритель: Ну да, да, именно так. Вот напротив себя я тут поставил автобусную остановку, поставил знаки, например, «Подюга – наш дом»...

Оксана Галькевич: А что люди-то говорят на вашу инициативу? Вот вы говорите: «Ребят, давайте сделаем в деревне нашей площадку», – а они говорят что? «Нет, не надо, да ладно, ерунда, да кто там бегать будет?» – или что?

Зритель: Да они какие-то безразличные все, понимаете?

Оксана Галькевич: Безразличные.

Зритель: Да, им все равно как будто. А дети есть маленькие, играть им негде, ходят так вот.

Оксана Галькевич: Ага. Понятно.

Иван Князев: Спасибо, спасибо, Геннадий.

Оксана Галькевич: Спасибо. Ну грустно на самом деле, нельзя предполагать, что все всегда будет идеально и только...

Иван Князев: Но просто из повального такого набора SMS, когда люди не хотят скидываться, не хотят участвовать, потому что говорят, мол, государство и так должно свои обязанности исполнять, все-таки некоторые есть, которые готовы пойти на это. То есть из Самарской области пишет нам телезритель: «Я бы скинулась, чтобы в моем районе построили бассейн или какое-нибудь спортивное сооружение».

Оксана Галькевич: Ну вот пока у нас на самом деле подавляющее большинство высказывается против, говорит, что участвовать в этом никак, ни рублем, ни копейкой не хочет. Почему, давайте спросим Наталью Юрьевну Чернышеву, нашего очередного эксперта на связи. Наталья, здравствуйте, Наталья Юрьевна, здравствуйте.

Наталья Чернышева: Здравствуйте, здравствуйте. Смотрите, я считаю, что главная вообще идея этого закона должна быть в том, чтобы вовлечь граждан именно в заботу о своем каком-то местном самоуправлении, о каком-то своем местном благоустройстве.

Иван Князев: Растормошить их немного.

Оксана Галькевич: Ну вот смотрите, судя по предварительным пока тем не менее итогам нашего опроса, это будет непросто сделать.

Иван Князев: Как минимум.

Наталья Чернышева: Конечно. Я тоже считаю, что люди не должны скидываться, это действительно неправильно. Главное – это узнать их нужды, чаяния и проблемы. То есть вот главное, чтобы инициативные группы вот эти по 10 человек собирались и рассказывали, что им именно нужно, потому что именно это, эти проблемы должна местная администрация включать в следующий бюджет или в этот бюджет. То есть нельзя требовать с людей, чтобы они скидывались, конечно же.

Иван Князев: Ну вот действительно, может быть, начинать пока не с того, что сразу прямо о деньгах говорить, а хотя бы просто мнение людей узнать?

Наталья Чернышева: Да.

Иван Князев: Наталья Юрьевна, ну вот смотрите, а у нас эта практика помимо столицы где развита? В Москве понятно, «Активный горожанин», там за все можно проголосовать, за все, что хочешь, а в других регионах у нас с этим насколько ситуация лучше или хуже?

Наталья Чернышева: Ну вот правильно говорят телезрители: к сожалению, действительно в основном люди не очень инициативные, неравнодушных, активных людей достаточно мало.

Иван Князев: А со стороны властей? Они-то навстречу готовы идти? Они готовы слушать?

Наталья Чернышева: Что касается властей, тут тоже, естественно, по-разному: в каких-то местах они будут слушать людей, а в каких-то местах скажут, что денег нет и ни на что они не выделят. Там на самом деле смысл этого закона, я считаю, в том, чтобы выделять деньги из бюджета на инициативные проекты, а скидываться и инициативное финансирование – это уже как бы по желанию, по возможности, что называется.

Оксана Галькевич: Ну, мы, собственно, об этом и говорим. Но все-таки как-то надо поучаствовать, там, естественно, пропорция не такая, что 100% средств собирается с граждан, нет, конечно, где-то 1/10, может быть, даже и меньше. Вопрос участия.

Наталья Чернышева: Смотрите, на самом деле я считаю, что закон достаточно сырой, он рамочный, еще совершенно непонятно, как он будет работать начиная с января 2021 года. Вот когда он вступит в силу, я думаю, что мы как раз и посмотрим, сколько будет запросов от людей, нужен ли этот закон им.

И конечно же, нужно будет больше информировать людей об этой возможности, потому что я помню, что даже в Москве, когда я была муниципальным депутатом, я просила: «Призывайте людей, зовите их на обсуждение муниципального бюджеты», и мне говорили: «Это никому не интересно». И когда я расклеивала объявления «Приходите на обсуждение муниципального бюджета», это было людям очень интересно, люди приходили, было много, и обсуждали. Точно так же...

Оксана Галькевич: Наталья Юрьевна, ну в Москве сейчас сделали и в Петербурге, других больших городах такие электронные площадки зачастую, «Активный гражданин», еще они как-то называются, в принципе люди имеют возможность высказаться, как-то проголосовать. Я обратила внимание на то, что нам пишут со словами поддержки и звонят люди, которые говорят, что они инициировали, из небольших городов, из небольших населенных пунктов. То есть получается, что для них это более актуально?

Иван Князев: Может, проще там?

Наталья Чернышева: Я считаю, что это актуально везде, и в больших городах, и в маленьких. В общем-то, на самом деле в Москве это достаточно сложно, потому что в этом законе, кстати, не определено, куда нужно обращаться, в местный совет депутатов муниципальный или в управу. Вот этого я даже сама из закона не поняла. В первом варианте было, что это исполнительно-распорядительный орган, то есть управа, а в третьем чтении, в третьем варианте с поправками уже это исчезло. Это нужно будет на городском уровне уже решать, и, конечно, закон требует доработки на каждом местном уровне.

И я считаю, что именно местная администрация в каждом городе больше знает, насколько активны жители, и она может варьировать уже численность инициативной группы, каким образом должен проводиться опрос или народный сход, потому что в законе это не определено и это, в общем-то, остается на усмотрение именно местных властей.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: Ну, может, оно и хорошо, что это так и остается на местных властей.

Наталья Юрьевна, давайте прервемся, послушаем нашего телезрителя, Людмила дозвонилась из Волгоградской области. Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем ваше мнение.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Наше мнение такое. Вот в поселке проживаю 25 лет, на газификацию мы скидывались, жители, сами, чтобы провести нам газ. Канализацию мы, жители, скидывались сами, чтобы провести канализацию. Электрификацию точно так же, делали проект сами. Водопровод тоже сами делали, и так же сделали площадки, скидывались. Вы знаете, я что хочу сказать? Если бы мы тогда не скинулись на все эти коммуникации, мы бы сейчас были и без газа, и без воды, и без канализации, безо всего.

Но мы, я когда обратилась в облгаз, нам ответили так, «Волгоградский облгаз», что софинансирование ваше, жителей, и софинансирование администрации. Да, мы скидывались, нам помогла поселковая администрация, мы прямо так, я, член Общественного совета, за этим следила, вот. То есть нам помогла поселковая администрация, нам помогла районная администрация, и областная администрация увидела когда, что есть такое софинансирование, они нам выделили денежные средства на газификацию.

Оксана Галькевич: Молодцы какие.

Иван Князев: Ну и правильно сделали, и молодцы, что с такой инициативой выступили.

Оксана Галькевич: Слушайте, вы такие проблемы решили у своего поселка, вы его фактически там обустроили, инфраструктуру создали.

Иван Князев: Серьезную причем.

Оксана Галькевич: При софинансировании... Слушайте, какая рабочая история может быть при разумной организации, Наталья Юрьевна.

Наталья Чернышева: Молодцы, молодцы жители. Это вот показывает, что происходит, когда действительно активные жители, готовые все-таки работать. Хотя, конечно, я считаю, что все-таки должна делать это администрация именно по просьбам жителей, чтобы жители просили, а администрация делала.

Оксана Галькевич: Отлично.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо большое всем, кто принимал участие в нашем разговоре и опросе. Друзья, по-прежнему 84% все-таки считают, что нет, они в этом участвовать не готовы.

Идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Готовы ли россияне вкладывать собственные деньги благоустройство территорий?