ТЕМА ДНЯ: Нужны ли детям навигаторы? В школах появятся советники по воспитанию

ТЕМА ДНЯ: Нужны ли детям навигаторы? В школах появятся советники по воспитанию | Программа: ОТРажение | ОТР

Какими качествами должны будут обладать претенденты на эту должность? И какие задачи перед ними ставят?

2021-03-10T15:49:00+03:00
ТЕМА ДНЯ: Нужны ли детям навигаторы? В школах появятся советники по воспитанию
ТЕМА ДНЯ: Путин. Послание. Главное
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Нужен ли в школе обязательный второй иностранный язык?
Имеющихся в России запасов нефти хватит на 58 лет при существующих технологиях
Формула пенсии: попробуй рассчитай
Треть столичных аттракционов лишили регистрации
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Гости
Марина Сабирова
претендент на должность советника по воспитанию и работе с детскими объединениями, г. Бор Нижегородской области
Всеволод Луховицкий
сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель»
Амет Володарский
омбудсмен в сфере образования

Петр Кузнецов: Мы в прямом эфире, программа «ОТРажение», Марина Калинина, Петр Кузнецов. Большая тема у нас впереди. Скоро в школах будут не только учить, но и воспитывать: мы узнали, там появится отдельная ставка – советник директора по воспитанию и работе с детскими объединениями. Говорят, что специалистов будут готовить на базе «Артека».

Марина Калинина: Ну, проект пока пилотный, запустят его сразу в 10 регионах: Омская, Брянская, Вологодская, Нижегородская, Калининградская, Тюменская, Сахалинская и Челябинская области, а также Севастополь и Ставропольский край.

Петр Кузнецов: Ну так вот они разбросали по всей карте практически. Советники по воспитательной работе, или «навигаторы детства», как их называют на официальном сайте проекте, должны будут общаться с подрастающим поколением на любые вопросы, о митингах тоже. Основное требование – быть «в их информационном поле», то есть и мемы модные знать, и музыку ту же слушать. И, как сказал министр просвещения Сергей Кравцов, главная задача, чтобы школьник мог делать осознанный выбор. Вообще, по словам Кравцова, воспитатели будут стараться отвлечь детей от улицы и интернета, но ни в какой политпросвет это не превратится, пообещал он.

Марина Калинина: У нас в гостях сейчас в нашей студии Амет Володарский, омбудсмен в сфере образования, – здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Амет Володарский: Здравствуйте.

Марина Калинина: И Всеволод Владимирович Луховицкий, сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель».

Всеволод Луховицкий: Добрый день.

Петр Кузнецов: Добрый день.

Начнем с ваших коротких комментариев по поводу новой старой должности, потому что тут и про политруков начинают вспоминать... В общем, давайте поймем, чем они отличаются, зачем они нужны.

Марина Калинина: И вообще должны ли они быть, чем они вообще будут заниматься.

Амет Володарский: Ну вот вы в конце процитировали господина Кравцова, который пообещал, вот у вас было. Значит, я не верю ни одному слову господина Кравцова, потому что знаю его со времен Рособрнадзора, значит, за этот период уничтожено 1,5 тысячи вузов и филиалов, хотя речь не шла об уничтожении вузов в стране. Поэтому уверяю вас, значит, обещания эти... Ну посмотрим, что получится.

Значит, опять-таки ссылаясь на то, что господин Кравцов пришел из Рособрнадзора, а это контрольно-надзорный орган, это не орган про развитие, про воспитание, то мы понимаем, что в Минпросвещения вот за этот год мы увидели серьезный рост тем, связанных опять с контролем и надзором. Поэтому сегодня появление такой должности, как замдиректора по воспитательной работе, на самом деле это будет контролер действий учителей, контролер действий, значит, школьников, директора и директората в целом.

То есть на самом деле, я думаю, будут разработаны определенные... Ну, я хотел бы предупредить Министерство просвещения, что мы, общество, будем следить за этим и не допустим, чтобы вот эти вот самые контролеры еще сильнее ухудшили жизнь сегодняшней школы, потому что сегодня учитель...

Петр Кузнецов: Да уж...

Марина Калинина: А сейчас контролеров не хватает в школах разве?

Амет Володарский: Ну, как видите... Вот я считаю, что вот эта должность – это на самом деле контролер. Потому что если действительно говорить о воспитании, то это точно не должность замдиректора по воспитательной работе. Если мы действительно хотим сделать так, чтобы дети не выходили на улицы, то это делается по-другому, точно не должностью замдиректора. Значит, я думаю, что первым шагом, который можно было бы сделать, – это освободить учителей от ненужной, непедагогической работы, которая сегодня на них возложена. Сегодня они занимаются отчетностью, причем как бумажной, так и электронной, у них нет возможности подготовиться, у многих, к урокам. И все это приводит к тому, что даже самые хорошие педагоги вынуждены давать непройденный материал или плохо закрепленный материал в виде домашнего задания.

Что мы в итоге потом видим? – мы как родители до ночи сидим с детьми, занимаемся домашним заданием или нанимаем репетиторов. Тогда у меня вопрос: а где же школа? Поэтому давайте освободим от этого. Но, вы знаете, наши призывы не слышат, вот господин Кравцов уже год министр просвещения, но вот за этот год уже практически в 33 регионах появились омбудсмены в сфере образования именно из-за того, что общество недовольно работой Министерства просвещения. То есть, наверное, худшего министра...

Петр Кузнецов: То есть такого контролера, но несколько другого масштаба?

Амет Володарский: Да. У нас худшего министра, наверное, не было никогда. За год человек успел сделать больше вреда, чем за 1990-е гг. реформы.

Петр Кузнецов: Да. Амет Александрович, ну мы не о нем здесь...

Амет Володарский: Нет-нет, сейчас не о нем, я имею в виду, что вот есть предложения все-таки... Я понимаю, что министр пытается предугадать, значит, какие-то мысли Кремля, но поверьте, я уверен, что Кремль думает не в сторону ухудшения ситуации в школе, а в сторону действительно решения проблемы воспитания молодежи, потому что долгое время у нас молодежь действительно оказывалась, значит, вне внимания.

Я думаю, что, конечно же, еще раз говорю, это не замдиректора по воспитательной работе, это должна быть комплексная работа по привлечению в том числе учителей школы к вот этой воспитательной работе. Кстати говоря, практически в каждой школе преподаватель литературы, преподаватель истории, преподаватель русского языка, словесники, слушайте, да во многих школах и математики практически все воспитатели, все педагоги все-таки еще и воспитатели. Поэтому говорить о том, что это будет отдельная какая-то ставка замдиректора, еще раз повторяю, на мой взгляд, это будет просто контролер в школе, который сегодня просто не нужен.

Марина Калинина: Всеволод Владимирович, а вы как считаете?

Всеволод Луховицкий: Да, вы знаете, я оказался в несвойственной для себя роли. Я во многом согласен с тем, что сейчас сказано, особенно в оценке роли Рособрнадзора, прямо вот отсюда я пойду в одиночный пикет к Рособрнадзору против обязательного ВПР, который сейчас начинается. Рособрнадзор – это вообще организация, которая, на наш взгляд, должна быть ликвидирована за ненадобностью.

Но если возвращаться конкретно к вопросу о так называемых помощниках воспитателей или консультантов по воспитанию, я надеюсь, что здесь все произойдет так, как много раз у нас уже происходило. Какой-нибудь большой начальник из Думы, из министерства решит: а надо что-то сделать с образованием. Но образование – это такая сфера, с которой всегда можно что-то сделать, оно все стерпит. «А дай-ка я проявлю себя». Такими людьми, которые стали толкать этот проект, безусловно, являются руководители Российского движения школьников, именно от них идет и название проекта «Навигаторы детства»...

Марина Калинина: Вообще, конечно, «Навигаторы детства» забавно...

Всеволод Луховицкий: Да.

Петр Кузнецов: «Поверните направо».

Всеволод Луховицкий: И в общем-то, мне кажется, не столько здесь большие политические страшные планы власти, сколько лоббирование конкретной структуры, общественной формально, чтобы получить некие возможности реально проникнуть в школу, реально начать там работать. Что они там будут делать, никто не знает, потому что пока они ничего делать не умеют...

Марина Калинина: А зачем им это нужно?

Всеволод Луховицкий: Ну как? Если есть общественная организация, называющаяся «Российское движение школьников», то оно должно идти в школу и быть там активным. Пока этого ничего нет, значит, нужно, чтобы они были.

И последний момент, я все-таки не могу не сказать о названии нашей передачи, о главном тезисе, что в школе будут воспитывать. Школа по определению не может не воспитывать.

Амет Володарский: Конечно.

Всеволод Луховицкий: Сколько лет, вот уже 43-й год я работаю в школе, я никогда специально не беру ребенка за шиворот и не говорю: «А ну-ка я тебя начну воспитывать!»

Петр Кузнецов: Да, вечный спор, учитель-предметник, учитель-воспитатель.

Всеволод Луховицкий: Не буду я брать, не буду я говорить: «Давай, а вот теперь мы с тобой займемся воспитательной работой».

Петр Кузнецов: Конечно, вы не будете, просто отдельный человек это будет делать.

Всеволод Луховицкий: Нет, никакой отдельный человек, если он придет тем более к современному ребенку и скажет: «Ну-ка, парни, давайте мы с вами на вашем жаргоне поговорим», – дети его пошлют подальше и будут совершенно правы. Потому что дети очень хорошо видят любую ложь, которая есть, и если к ним придут... Я видел несколько роликов, которые вот претенденты на эту должность, – это хорошие ребята, но, во-первых, мягко говоря, не очень образованные, а во-вторых, абсолютно не понимающие, зачем они, к чему придут.

Петр Кузнецов: Всеволод Владимирович, у нас есть возможность сейчас с этими хорошими ребятами побеседовать.

Марина Калинина: У нас на связи...

Петр Кузнецов: У вас если будут какие-то вопросы по ходу, можете подключаться, уважаемые гости.

Марина Сабирова, это претендент как раз на должность советника по воспитанию и работе с детскими объединениями, город Бор Нижегородской области на связи. Здравствуйте.

Марина Сабирова: Добрый день.

Петр Кузнецов: Марина...

Марина Сабирова: Для начала я бы... Да, конечно.

Марина Калинина: Да, говорите-говорите, не будем вас перебивать.

Марина Сабирова: Для начала я хотела бы сказать, почему я решила пойти на эту должность. В настоящий момент мы проходим конкурс «Навигаторы детства» и, соответственно, претендуем на вот эту вот ставку советника директора по воспитательной работе. Для себя лично я вижу в этом возможность реализации своих лидерских качеств. Я очень люблю работать с детьми, участвовать в конкурсах, ставить концертные номера, открывать что-то новое. Особо приятно получать от детей как раз-таки отдачу, видеть свет в их глазах, да, о том, что им это действительно нужно.

Конкретно про эту должность – это в первую очередь реализация действительно направления Российского движения школьников тех проектов, это «Волонтеры Победы», «Большая перемена», «Окна Победы», «Наследники Победы», их огромное множество. Наши российские школьники зачастую просто не знают, и завучи по воспитательной работе, они прекрасно справляются со своими обязанностями, но иногда этих обязанностей так много, что действительно нужно звено, которое будет связывать вот эту воспитательную работу, РДШ и наших российских школьников...

Амет Володарский: Слушайте, ну это пионервожатый в школе.

Петр Кузнецов: Марина...

Амет Володарский: Давайте так, ребята. Я в школе, помню, был пионером и очень таким активистом в районном пионерском штабе и в городском пионерском штабе, и у нас была должность вожатого. У нас был великолепный Сергей, к сожалению, не помню фамилию, он нас водил, значит, в музеи военные, действительно, мы поисковыми работами занимались...

Марина Калинина: В походы какие-то.

Амет Володарский: Походы – это обязательная вещь. И рассказывал, слушайте, у костров читал исторические всякие, значит, вещи, классиков, кстати говоря, и я считаю, что это элемент, в общем, как раз воспитательный. То есть вот правильно коллега сказал, нельзя педагога взять и разделить, «вот сейчас я педагог истории, а вот сейчас, через 15 минут (подожди, пообедаю), я буду воспитателем», так не должно быть.

Вот у меня к вам, Марина. Скажите, пожалуйста, вы, наверное, не застали, конечно, вот этот пионерский период, но не кажется вам, что у вас, в конце концов, работа будет связана с тем, что вы будете писать отчеты о том, сколько человек поехало и участвовало в этом волонтерском движении, сколько приехало, сколько не приехало, в каких волонтерских движениях бы обязаны или не обязаны участвовать? То есть не боитесь, что вы закопаетесь в бумажной работе? Это первый вопрос.

И второй вопрос. Смотрите, вы сказали, что завуч по воспитательной работе не успевает, – а может быть, он не успевает, потому что он занят другой работой? Просто освободить бы завуча по воспитательной работе от несвойственной ему работы, и тогда он сможет действительно заниматься в том числе вот этими проектами? Вот такие два вопроса.

Марина Сабирова: Спасибо.

Касаемо бумажной отчетной работы, я предполагаю, что новая должность все-таки будет подразумевать больший акцент на работу с детьми, значит, мотивировать их, работать непосредственно с ними. Да, никто не отрицает то, что будет факт бумажно-отчетной работы, она будет, это 100%, вопрос грамотного распределения времени специалиста, сможет ли он профессионально подготовить к этому и, соответственно, разделить эти обязанности.

Завучи, они работают в этом направлении прекрасно, но как раз-таки бумажная и отчетная работа очень отражается на их деятельности.

Всеволод Луховицкий: Можно вопрос еще?

Петр Кузнецов: Да, конечно.

Марина Калинина: Да, конечно, пожалуйста.

Всеволод Луховицкий: Марина, вопрос такой: а вы специалист? Вы работали уже в школе в каком-либо качестве?

Марина Сабирова: Да, я специалист, спасибо за вопрос. Начинала работать я как раз-таки старшей вожатой и знаю, что входит в обязанности вожатого...

Амет Володарский: Я же говорю, это вожатая.

Марина Сабирова: Да, это детская организация, участие в конкурсах, это поддержка юнармейского движения, поддержка движения «Дружина юных пожарных» (ДЮП). Но в настоящий момент я уже учитель-предметник, я преподаю историю с нагрузкой около 28 часов.

Всеволод Луховицкий: Ага.

Марина Сабирова: И как предметник могу сказать, действительно, иногда сложно распределить это время на участие в конкурсах, на воспитательную деятельность и на подготовку, естественно, к образовательному процессу. Но при желании можно все, у меня очень большое портфолио...

Амет Володарский: Нет, ну понятно, 24 часа в сутках...

Всеволод Луховицкий: Да. Можно вот здесь уточнить? У вас 28 часов. Вот у меня сейчас 18 часов, и то я занят практически всю неделю подготовкой к занятиям, работами и так далее. Вы считаете, что с 28 часами у вас будет еще время на очень серьезную, большую работу с детьми дополнительно? Когда?

Марина Сабирова: Вы знаете, с 28 сложно, а вот если 18–20 часов и разделено, допустим, первая половина дня посвящена учебной деятельности, а вторая половина будет посвящена, соответственно, воспитательной работе, то да, это возможно. Молодые, мы сможем.

Амет Володарский: Марина, а можно сразу тогда... ?

Марина Сабирова: Да.

Амет Володарский: Марина, а сколько вы тогда, скажите, к уроку... У вас 18 часов в неделю, правильно?

Марина Сабирова: Нет, у меня 28.

Амет Володарский: А, у вас 28. А сколько вы к уроку готовитесь? У вас есть подготовка к уроку? У вас есть план ведения урока, правильно? Вы же его, наверное, каждую четверть адаптируете или каждый год. Подготовка есть к уроку? Сколько вы времени тратите на подготовку к уроку?

Марина Сабирова: На подготовку каждый день уходит приблизительно около 2,5 часов, это личное наше время, когда мы жертвуем в пользу нашей работы.

Амет Володарский: Ну тогда у меня вообще файлы не сходятся, я тогда не понимаю. Вы же понимаете, что вы в итоге будете работать на износ, отсюда и получается выгорание педагогов. То есть смотрите, у Марины получается, она и педагог, и у нее подготовка к уроку каждый день 2,5 часа...

Марина Калинина: И еще вожатый получается.

Амет Володарский: И еще...

Петр Кузнецов: Ну, мы сейчас говорим о том, что создается отдельная ставка, для того чтобы разгрузить тех учителей, которые в школе...

Амет Володарский: Да, и чтобы отдельно... Вот. И вот я к чему...

Петр Кузнецов: Получается, на эту ставку приходит человек такой же замыленный, как и...

Амет Володарский: Вот, я к чему и хочу подвести. В итоге у нас получается, это не отдельный человек, в итоге у нас получается, что это дополнительная ставка, человеку дают дополнительную денежку из бюджета, это дополнительная нагрузка, и мы через 2–3 года увидим Марину, извините, с затухшими глазами.

Петр Кузнецов: Марина, наверное, выберет в итоге.

Марина Калинина: Подождите, Марину давайте спросим. Вы будете заниматься и преподаванием истории, и вот этой общественной деятельностью, и еще на эту ставку пойдете, или вы выберете что-то одно из двух, либо преподавание, либо воспитание?

Амет Володарский: Нет, это будет...

Марина Сабирова: Это будет действительно очень сложно, поэтому, скорее всего, будет выбрана ставка советника, и, если будет возможность, то сохранится классное руководство, потому что без детей, без своего класса участие в проектах немножко посложнее, но тем не менее часы, я предполагаю, придется на время отменить.

Всеволод Луховицкий: Ага.

Амет Володарский: Я думаю, что это не на долгое время, Марина. Марина, это вот в вашем случае, наверное, на время, а в большинстве школ это будет ненадолго. Марина, скажите, вот такой маленький вопрос: у вас будет возможность выбора программы развития, воспитательной программы, или? Ну, например, вы сможете подготовить программу посещения приютов, допустим, где содержатся собаки, кошки? Я просто знаю многие школы, особенно частные школы, в качественной воспитательной работы заключают договора с такими приютами, ухаживают за кошками, собаками, кстати, это один из элементов воспитания. Или...

Петр Кузнецов: А сейчас мы узнаем, может быть... Да, вообще о программе.

Амет Володарский: Да. Или вам будет навязано?

Петр Кузнецов: Марина, расскажите о программе, что известно вообще, такие несколько еще технических вопросов...

Марина Калинина: Да даже и о конкурсе, как конкурс проходит.

Петр Кузнецов: Времени у вас и так мало, не знаем, как вы выделили его в таком графике. Скажите, пожалуйста, как конкурс проходит, какие требования для кандидатов? И что вам известно о той программе, которая создается под нового специалиста? Какими рамками он ограничен?

Марина Сабирова: Значит, касаемо конкурса, который сейчас проходит. Сейчас у нас проходит заочный этап обучения, подразумевает он пять модулей. Модули действительно интересные, очень информативные, очень много информации, объем, который мы изучаем: видеолекции, документы, нормативно-правовая база, ну и также кейс-технологии, которые мы решаем, соответственно специалисты проверяют, ну и не исключены тесты, которые мы проходим. Значит, закончится обучение очным этапом, который будет проходить с 23 марта.

Касаемо второго вопроса, смогу ли я как специалист разработать свою программу, – да, это возможно. При содействии коллег в школе мы разрабатываем программы, мы можем вносить изменения в воспитательную программу школы, которая заложена, утверждается она, соответственно, администрацией и согласовывается с завучем по учебно-воспитательной работе.

Марина Калинина: Понятно. Ну, удачи вам в ваших начинаниях! Марина Сабирова была с нами на связи...

Петр Кузнецов: Марина, ой, а можно я еще все-таки?

Марина Калинина: Давай.

Петр Кузнецов: Я вспомнил про обещание Кравцова не делать из этого политпросвет, но есть ощущение, что человек, который все-таки будет преподавать, Марина, он все равно как-то будет придерживаться какой-то политической позиции и это в какой-то момент все равно вылезет в этой программе.

Марина Сабирова: Политические позиции? Подождите, у нас в школе никак политические позиции не обозначаются.

Петр Кузнецов: Ну подождите, там одна из главных задач, об этом тоже говорил министр, отвлечь детей от улицы и интернета.

Марина Калинина: И от митингов.

Петр Кузнецов: Это такая масштабная задача, с которой справляются далеко не все родители, то есть человек намного близкий и тот, который, на мой взгляд, должен этот вопрос решать, не сторонний, пусть даже и хороший специалист, а все-таки отвлечь детей от улицы и интернета – это обязанность родственника, родителя.

Марина Сабирова: Ну, мы как школа можем в свою очередь задействовать ребенка в тех сферах интересов, в которых возможно, сейчас очень много их, и у каждого ребенка эти интересы 100% есть. Просто вопрос, раскрыты ли они или нет. Если они не раскрыты, то нужно проводить работу и узнавать, что ребенку интересно, максимально его привлекать в ту деятельность, которая ему интересна.

Амет Володарский: Можно последний маленький вопрос короткий?

Марина Калинина: Да, конечно.

Амет Володарский: Марина, у вас есть свой аккаунт в TikTok?

Марина Сабирова: Аккаунт? Нет, но просматривать, что там дети видят, я просматриваю, да.

Амет Володарский: Все, у меня вопросов нет.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Мы желаем вам удачи, Марина, и, я думаю, свяжемся обязательно, когда можно будет говорить о первых результатах.

Марина Калинина: Когда узнаем результаты.

Петр Кузнецов: Это претендент на должность советника по воспитательной работе с детскими объединениями, город Бор, Нижегородская область.

«Что делать с детьми? Кто должен заниматься их воспитанием? Если школа, то как?» – этот вопрос наши корреспонденты задавали людям на улицах различных городов. И мы призываем, вот Амет Александрович вспомнил, что министр просвещения как будто бы хочет угадать мысли Кремля, – вот о мыслях родителей будто бы никто пока не подумал. Призываем родителей позвонить, как вы реагируете на новую должность, пилотный проект есть, 10 регионов обозначены, возможно, ваш регион в этом списке. А мы сейчас посмотрим материал и вернемся в студию.

ОПРОС

Петр Кузнецов: К вопросу о родителях, уважаемые гости, до звонков наших телезрителей. Известно, что в дворянских семьях вообще не принято было, да, самостоятельно воспитанием заниматься, там куча нянек была. А вот что говорит об этом, я не знаю, история или наука? То есть в какой момент родители делегировали полномочия по воспитанию государству, каким-то отдельным людям? И нормально ли это, правильно ли это?

Марина Калинина: И должна ли вообще школа воспитывать?

Петр Кузнецов: И должно ли это происходить?

Всеволод Луховицкий: Нет, ну школа... Если говорить о делегировании именно государству массовом, то это, конечно, XX век.

Амет Володарский: 1920-е гг.

Всеволод Луховицкий: Это, конечно, советская власть, и за этим стояли вполне понятные, разумные идеи: и освободить родителей, в том числе женщин, только что у нас 8 Марта прошло, освободить их от такой излишней заботы и излишней опеки над детьми, и дать детям действительно одинаковое какое-то начальное, изначально воспитание и образование. Так что, конечно, это все XX век.

Другое дело, что понимание, что такое воспитание, у нас уже с тех же самых 20–30-х гг. прошлого века было совершенно извращено, у нас стоял знак равенства между воспитанием и политическим образованием, а в 60–70-е гг. уже даже не политическим образованием, а признанием, говорением лжи, про которую все знали, что это ложь. Все прекрасно знали, какой социализм или какой коммунизм в Советском Союзе, тем не менее вот воспитание заключался в том, что все должны были формально говорить одни и те же вещи. Это не имело отношения к реальному воспитанию, которое давали и родители, и школа.

И надо не забывать, что воспитание прежде всего дает наша окружающая действительность. Почему последние, скажем, лет 15 у меня дети все чаще говорят о том, что самое главное, чему надо учиться в жизни, – это быть первым, это побеждать в конкурсах? Я этому их не учу, в моей школе их этому не учат, родители многие тоже пытаются этому не учить. Но наша жизнь настраивает детей на то, что надо локтями всех растолкать и обязательно быть первым.

Марина Калинина: Ну, кстати, вот если вы вспомните, Марина начала с того, что она хочет развивать свои лидерские качества...

Всеволод Луховицкий: Да-да, лидерские качества.

Амет Володарский: Вот это меня немножко как раз задело, потому что у нее мотивация была другая, – не потому, что она любит детей и хочет реализоваться вот в этой части, а потому что она хочет свои, свои лидерские качества развивать. Ну, это тоже, в общем, мотивация.

Я коллегу хотел добавить. Действительно, эта проблема появилась, ну не проблема, вообще этот вопрос появился в 20-е гг. прошлого столетия, но мотивация была другая. Не потому, что нашим руководителям хотелось наших женщин осчастливить и освободить их...

Петр Кузнецов: Разгрузить.

Амет Володарский: Разгрузить, а потому, что их ждали на производстве, в 20-е гг. не хватало рук, нужно было строить социализм, коммунизм и так далее, и так далее, вспомните, голодное время было. Поэтому, кстати, появились, значит, первые серьезные, кстати, медицинские исследования в области вакцинации, ребенок рождался, его тут же вакцинировали и отправляли куда? – в ясли, у нас появились ясли первые, детские сады и так далее.

Кстати, хочу сказать, что сегодня, вот сегодня, уже в XXI веке, как бы кто там что ни ругал наше дошкольное образование, я поездил по Европе, я занимаюсь образованием, я специально езжу и захожу в детские сады, – у нас одни из самых лучших дошкольных образовательных учреждений в России, постсоветских, российских и так далее. Потому что во многих европейских, то же самое и в Великобритании, скажем, хваленое там образование, я хочу сказать, что все-таки, если брать средний детский сад наш и средний детский сад, значит, kindergarten, nursery school британский, у нас на порядок выше.

Я думаю, это в том числе связано с теми вещами, про которые мы сейчас говорим, про то, что нужно было создать систему, при которой родители будут работать на производстве, в НИИ, поднимать экономику страны, а дети должны получать воспитание хорошее и образование. Другой вопрос, я с коллегой согласен, что на каком-то этапе, это где-то уже 1970–1980-е гг., у нас воспитание, даже, может быть, раньше, воспитание было тождественно политическим взглядам, воспитание равно политика. На мой взгляд, если сейчас, в XXI веке, мы в школе поставим это же равенство, что воспитатель равно политрук, то просто дети будут смеяться над политруками...

Петр Кузнецов: Ну вот есть ощущение. Вы сейчас разные исторические пласты перечислили, то, как было, и ощущение, что времена меняются, а мы все равно нет, понимаете? Вот есть такое ощущение.

Якова послушаем, много телезрителей, Московская область. Здравствуйте.

Зритель: Алло, добрый день. Я в эфире?

Марина Калинина: Да. Здравствуйте, вы в эфире, говорите.

Петр Кузнецов: Да, в эфире.

Зритель: Ага. Очень полезная передача.

Я пять минут у вас займу буквально. Город Королев, Московская область. Начинал педагогическую деятельность в Кабардино-Балкарской Республике, город Нальчик, закончил в 1988 году... госуниверситет, историко-филологический факультет, 5 лет отработал в школе. Соответственно, вел...

Марина Калинина: Яков, а можно поконкретнее, пожалуйста, потому что у нас время ограничено?

Зритель: Я понял. Значит, я работал в школе преподавателем истории и географии, соответственно, вел туристический кружок, работал инструктором детско-юношеского горного туризма... Соответственно, вел также, создал первый клуб военно-патриотический, а потом оборонно-спортивный...

Петр Кузнецов: Так. Все было здорово?

Марина Калинина: И?

Зритель: Вот, и у меня есть опыт работы. У меня дипломная работа была, защищался я по теме «Работа комсомольской организации Октябрьского района города Нальчика по воспитанию молодежи».

Петр Кузнецов: Ага.

Марина Калинина: Так.

Зритель: То есть что мы имеем, давайте посмотрим. Советское время кто застал, кто учился, тот помнит, была целая мощная система воспитательная с маленького подросткового возраста, октябрят, в пионеры, потом партия и так далее...

Петр Кузнецов: Да-да-да, мы вспоминали об этом сегодня. Так.

Зритель: То есть это была разветвленная цепь различных кружков...

Петр Кузнецов: Ну, кружков сейчас тоже много, так.

Зритель: ...секций спортивных и так далее.

Петр Кузнецов: Так. А сейчас?

Зритель: Интернета не было. Сейчас, как сказать, мы до основания все разрушили, а затем многоточие и пустота несколько десятилетий, вот. Это проблема. На своем опыте я могу сказать, что заниматься надо, вот говорят, что преподаватель должен нести обязательно воспитательную функцию, – на определенном этапе школу отделили, убрали эту воспитательную функцию, только образование. Это неверно, потому что сам педагог является воспитателем так или иначе, неважно, он историк, математик...

Марина Калинина: Яков, спасибо, у нас времени мало.

Петр Кузнецов: Яков, спасибо.

Марина Калинина: Мысль ваша понятна.

Петр Кузнецов: Не совсем я понял, что прямо совсем мы разрушили.

Татьяну из Мордовии послушаем сразу же, ждет нас тоже на линии. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Да, здравствуйте, здравствуйте.

Я вот категорически против вот этой новой вводимой должности... Алло, вы меня слышите?

Марина Калинина: Да-да.

Петр Кузнецов: Да, слышим.

Зритель: Против этой вводимой должности. Считаю, что это очередная трата денег. Почему? Потому что в школах есть замдиректора по воспитательной работе.

Всеволод Луховицкий: Есть.

Зритель: Вот, например, я живу в Мордовии, в нашей школе замечательно работает этот воспитатель. И учителя кроме образования, неправду здесь все говорите, если учитель хороший, настоящий, если болеет душой за детей, он занимается не только образованием, но и воспитанием детей. Тем более сейчас за классное руководство учителям прибавили, получают учителя у нас и с детьми занимаются. Я вот со стороны родителей, я как бабушка говорю, вот в нашей школе, например, с детьми занимаются.

Марина Калинина: Спасибо за ваш звонок. Это была Татьяна из Мордовии.

У нас совсем мало времени остается. Давайте какой-то итог начнем подводить...

Всеволод Луховицкий: Ох...

Петр Кузнецов: Я перед итогом, перед вашими репликами хочу сказать, что очень мало все равно роль родителей вот в нашем часе была проговорена. Такое ощущение, что мы просто сложили все обязанности на школу, на какого-то нового специалиста, но это отдельная история для разговора.

Марина Калинина: Это другая тема.

Петр Кузнецов: Как будто бы родители...

Амет Володарский: Ну, я как родитель могу сказать, я родитель четырех дочерей...

Петр Кузнецов: О.

Амет Володарский: Я бы не хотел, чтобы моими детьми занимался какой-то ангажированный, непонятно с каким образованием, значит, замдиректора по воспитательной работе и таскал по каким-то там политическим или околополитическим...

Петр Кузнецов: Господин Кравцов сказал вам: «Занимайтесь сами тогда».

Амет Володарский: Ну, я-то как раз занимаюсь и хочу сказать, что большинство педагогов в школах все-таки занимаются воспитательной работой. Это просто господину Кравцову надо все-таки 2–3 дня поработать в школе. Если он поработает...

Петр Кузнецов: А почему педагогам вы доверяете, а вот этому отдельному человеку? Откуда вы знаете, каким он будет, этот человек?

Амет Володарский: Потому что я вижу, что работа в школах воспитательная все-таки ведется. Вопрос в чем? Зачем нужен им вот этот человек? Нужен этот человек, для того чтобы, значит, еще раз говорю, чтобы контролировать, как эта воспитательная работа ведется, в правильном направлении или не в правильном.

Марина Калинина: Понятно.

Амет Володарский: Например, есть школы, которые к 9 Мая в своем районе собираются и моют окна у ветеранов, ходят в магазин. То есть вопрос – это правильная воспитательная работа или неправильная?

Петр Кузнецов: Вот, о результате этого воспитания.

Амет Володарский: Вот, но это делают школы.

Петр Кузнецов: Всеволод Владимирович, короткий комментарий, у нас минута.

Марина Калинина: Всеволод Владимирович, буквально 40 секунд у нас осталось.

Всеволод Луховицкий: Да. Значит, первая мысль, что из этого всего может выйти очень хороший один вариант, если в самом деле эти деньги обещанные по 15 тысяч будут даны не из регионального бюджета, а из федерального, придут в школу и если умный директор поймет, что эти деньги надо, например, либо распределить дополнительно среди классных руководителей, чтобы они получали не 5 тысяч плюс 50 рублей, как они в регионах получают, либо... Тут говорили много про завучей по воспитательной работе, а ведь наша оптимизация, связанная с этим, она уничтожила большинство людей, вот это вопрос.

Петр Кузнецов: Финансирование тоже важный вопрос...

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое, спасибо за ваши комментарии, за то, что пришли. Амет Володарский, Всеволод Луховицкий. Мы эту тему продолжим вечером в вечернем «ОТРажении», следите за эфиром.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Татьяна
Складывается такое впечатление, что люди, придумывающие ту или иную должность, ничего не понимают в укладе школьной жизни. Всегда был ОВВР- организатор по внешкольной и внеклассной работе. Каждый учитель был классным руководителем. А Это значит и воспитатель, и медицинская сестра, и психолог, и организатор... , ибо это предусмотрено программой любого пед. вуза. Будут ли "новые" ОВВР столь подготовленными? Я всецело согласна с А. Володарским. Удивляет то, что руководители, изобретающие велосипед, не слышат умных, грамотных и разбирающихся в проблеме людей.
Какими качествами должны будут обладать претенденты на эту должность? И какие задачи перед ними ставят?