ТЕМА ДНЯ: Посевная под угрозой. Аграриям не хватает удобрений

Гости
Андрей Четокин
разработчик и производитель органоминеральный удобрений «Георост»
Александр Фомин
профессор кафедры «Экономической теории и менеджмента» Государственного университета по землеустройству, заместитель председателя Комитета по развитию агропромышленного комплекса ТПП РФ

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем. В студии по-прежнему Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Иван Князев: Сейчас вот о чем. Посевная кампания в целом ряде регионов если не сорвется, то может столкнуться с серьезными проблемами. Аграрии жалуются в Минсельхоз на нехватку в свободной продаже минеральных удобрений. Ну, плюс ко всему, цены пошли в рост.

Вот где с трудностями столкнулись фермеры: Красноярский край, Амурская область, Тульская, Челябинская, Карачаево-Черкесия – вот там, вот в этих регионах фермерские хозяйства, аграрии не могут закупить минеральные удобрения.

Тамара Шорникова: Да. Есть у нас конкретный пример, давайте разбираться, собственно, на таких примерах. Как в такой ситуации работают фермерские хозяйства в Амурской области и почему производители удобрений не заключают контракты, попыталась разобраться наша корреспондент. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: И сейчас на прямой связи со студией наш корреспондент в Благовещенске Оксана Руденко, одна из корреспондентов, которая готовила этот видеоматериал. Оксана, здравствуйте. Как сказал замминистра... Видим мы Оксану сейчас?

Иван Князев: Да-да-да, вот. Здравствуйте, Оксана.

Тамара Шорникова: Да, видим.

Оксана Руденко: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Оксана, здравствуйте. Как сказал замминистра сельского хозяйства Амурской области, сейчас этот вопрос решают на всех уровнях. Успеют ли в срок? Посевную ведь пропустить нельзя.

Оксана Руденко: Здравствуйте, коллеги.

Действительно, посевную пропустить нельзя, посевная начнется вовремя, куда она денется, потому что эти сроки ни в коем случае, конечно, не нарушатся. Вопрос только в том, какова потом будет урожайность. У нас в нашем регионе в Амурской области посевная традиционно начинается в апреле с сева зерновых, и в мае уже аграрии засевают нашу главную культуру, сою.

Иван Князев: Ага. Оксана, скажите, пожалуйста, вот в сюжете было сказано, что фермеры не смогли продать прошлый урожай, у них излишки, я так понимаю, остались или просто не смогли реализовать продукцию. Сейчас даже, да, на складах что-то там лежит?

Оксана Руденко: Вы знаете, не то что не смогли. Дело в том, что последние года в регионе очень тяжелые, суровые с точки зрения погодных условий, нас топит, паводки бесконечные каждое лето, земля переувлажнена. И вот в этом году, я имею в виду 2020 год, сою убирали вплоть до декабря, потому что просто невозможно было технике зайти в поля, ждали заморозков. Соответственно, до декабря убирали сою и только в конце декабря ее начали реализовывать, и только к январю у фермеров появились деньги на закупку семян и минеральных удобрений.

Иван Князев: А при этом все в кредитах, да? Кредиты нужно погасить, чтобы покупать удобрения, правильно?

Оксана Руденко: Да. Дело в том, что еще фермеры почему не тратились на удобрения в декабре? – потому что конец года и нужно было закрыть банковские кредиты.

Иван Князев: Ага. А как сейчас-то выкручиваться собираются?

Оксана Руденко: Сейчас по-разному. Некоторые... На самом деле не так все плачевно. То есть область сейчас обеспечена удобрениями на 30%, соответственно, я знаю фермеров, которые успели в декабре купить, у меня есть такой знакомый фермер, он купил 5 вагонов удобрений, он сказал, что «я в декабре все сделал». Но большинство, конечно же, не успели, большинство – это те, которые покупают бо́льшими объемами. Например, вот Дмитрий, фермер, который был у нас в сюжете, он закупает ежегодно около 15 вагонов удобрений, тратит на это около 15–20 миллионов рублей, вот, и он говорил, что в декабре у него этих денег просто не было.

Так вот, что говорят, что делать? Кто не успел, говорят, что будут либо брать у перекупщиков, цена, соответственно, выше, поэтому объемы будут меньше, то есть они будут покупать меньше удобрений. И если раньше, например, предположим, он засевает 8 тысяч гектаров и он удобряет все свои 8 тысяч гектаров, то сейчас он уже будет смотреть и вносить удобрения только на те участки почвы, где совсем все плохо, где почва настолько истощена, что нужно как-то ее подпитывать.

Иван Князев: Но это же, наверное, снижение урожайности, а потом фермерам тоже как-то жить на что-то надо, они цены будут повышать? Говорили они уже об этом?

Оксана Руденко: Конечно, однозначно. Дело в том, что мы не Кубань, Амурская область, у нас не плодородные земли сами по себе, и, конечно, у нас земли нужно удобрять, и очень серьезно. И естественно, без необходимой подкормки урожайности высокой не будет, соответственно, сырья на рынке будет меньше, а если сырья на рынке будет меньше, то цена на готовую продукцию однозначно будет выше.

Тамара Шорникова: Ага. Да, спасибо. Оксана Руденко с подробностями.

Иван Князев: Оксана Руденко, да, наш корреспондент из Амурской области, была с нами на связи из Благовещенска.

Ну а сейчас подключаем к разговору экспертов. Уважаемые телезрители, вы тоже звоните нам, говорите, что вы думаете по этому поводу. Вот из Тамбовской области...

Тамара Шорникова: У нас огромное просто количество SMS, перед тем как поговорить с экспертом, давай зачитаем некоторые. «Дальний Восток рыбу гонит за границу, а Урал – удобрения. Ну что, привет, капитализм?» – пишет нам Пермский край. Москва: «Парадокс: фермеры, особенно птицефабрики, не знают, куда девать свои отходы. Калужская область, Тарусский район, лопатинская птицефабрика загадила почти все поля около близлежащих деревень, а у нас, оказывается, удобрений не хватает», – возмущается телезритель. Калужская область: «А может быть, удобрения-то не все наши? Может быть, из-за кордона и партнеры перекрыли кислород, чего-то там недопоставляют?»

Иван Князев: Ну, будем спрашивать у экспертов. Да, действительно, много возмущений, во-первых, уже народ вспоминает вчерашнюю нашу тему, «вот вам ответ на вопрос, а нужен ли госплан». Из Ярославской области человек уверен, что цены повысятся, отыграются в конечном итоге на народе. Из Приморского края, ну тут даже непечатными написали, что продали все удобрения за границу, далее не будем цитировать.

Тамара Шорникова: Андрей Четокин, разработчик и производитель органоминеральных удобрений «Георост», кандидат биологических наук, профессор, выходит с нами на связь. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Андрей Михайлович.

Андрей Четокин: Добрый день, дорогие друзья!

Иван Князев: Андрей Михайлович, вы сразу прокомментируете, да?

Андрей Четокин: Я вот внимательно слушал то, о чем говорили, что нехватка удобрений в этом году будет очень большой. Буквально вчера был приглашен на эфир и вечером и сегодня обзвонил наших клиентов, с кем мы работаем уже не один год, фермеры, имеющие от 3 тысяч до 25 тысяч гектаров пахотной земли и выращивающие разные культуры. Так вот на вопрос «Вы будете приобретать удобрения в этом году?» они говорят: «Ну нет». – «Почему? Не хватает удобрений?» – «Да нет же, не хватает денег».

Потому что приоритетность, которая у сельхозпроизводителя, – это что? Первое – семена, второе – подготовка техники к посевной, надо затратиться, и третье – это ГСМ, только на четвертом месте удобрения. Поэтому многие вот совершенно правильно говорили о том, что многие продали только-только урожай, надеясь продать его дороже, но продали дешевле, и поэтому денег хватило зачастую многим только на то, чтобы погасить кредиты, а взять другие... Они все закредитованы, уже и заложить-то нечего.

Но выход всегда есть, выход всегда есть, тем более мы же ведь тоже производители удобрений. И сегодня я буквально неожиданно, сам того не подозревая заключая три договора, потому что они говорят: «Базовые удобрения мы вносить не будем, но как-то надо выходить, вкладывали-вкладывали каждый год удобрения». Поэтому что надо сделать? Надо простимулировать растения. Вот мы, например, выпускаем ростостимуляторы гуминовой природы, ростостимуляторами обработать и подкормками азотными, и растения возьмут то, что они недобрали, то, что вносилось каждый год.

Ведь любой же агроном знает, то только треть из внесенного эффективно используется растениями, треть уходит вниз, треть смывается в близлежащие водоемы. Так вот надо простимулировать растения, чтобы была мощная корневая система, и тогда то, что там осталось, будет использовано. Вот таким образом наши фермеры, я сегодня общался с пятью, они говорят, вот четверо из них, один закупил, правда, в прошлом году, вот у которого 25 тысяч гектаров, а остальные не успели, надеялись на весну, а весной еще сложнее.

Тамара Шорникова: Да. Андрей Михайлович, здесь действительно и вы заинтересованы, потому что здесь в сельском хозяйстве четкий график, когда нужны удобрения, когда их нужно покупать, следовательно, находить на это все деньги...

Андрей Четокин: Да-да-да.

Тамара Шорникова: Но вот тут же фермеры говорят, фермеры и аграрии говорят о том, что мешают покупать еще и подросшие цены. Вот у вас выросли ваши товары в цене?

Андрей Четокин: Да, цены очень здорово выросли.

Тамара Шорникова: На сколько?

Андрей Четокин: Ну вот мне сегодня, я спрашивал, он азофос по действующему веществу 15:15:15 покупал в прошлом году за 18 тысяч за тонну (от 10 тонн она была), сегодня он у этого же поставщика 23–24. Это сегодня, если ты оплатишь сегодня, а если, как говорят, надо на март и заключив договор, но деньги будут только в марте, я думаю, что они еще подрастут.

Тамара Шорникова: А почему выросли?

Андрей Четокин: А вот одна из причин то, что многие за рубежом цены сильно выросли, поэтому невыгодно. Это та же песня, что с нефтепродуктами. Почему бензин у нас всегда дороже, чем за рубежом? – потому что выгоднее туда везти.

Иван Князев: Ну, это та же история, что и с пшеницей, та же история, что и с рыбой...

Андрей Четокин: И с пшеницей, совершенно точно.

Иван Князев: ...теперь еще и с удобрениями, получается.

Андрей Четокин: Абсолютно, и с удобрениями.

Тамара Шорникова: Так, может быть, как и с зерном, тоже экспортными пошлинами поправить аппетиты, как вы думаете?

Андрей Четокин: Ну, я думаю, что, наверное, в какой-то части это можно. Но я думаю, выход такой... Вот мы, например, на местном региональном уровне, у нас мы сейчас строим завод органоминеральных удобрений, потому что в любой области есть органика, насытить ее минералами, природными минералами, в данном случае, например, все забыли, что зола древесных пород – это хороший поставщик калия, а фосфоритная мука, минерал природный, – это хороший поставщик фосфора. Так вот мы хотим сделать такие удобрения, а органики везде много, в каждой области достаточно.

Вот мы в этом году построим такой в Калужской области завод, поставим к концу года на 20 тысяч тонн удобрений в год, потому что есть потребность. Не только не хватает, не только не хватает минеральных удобрений, но многих. Когда ввели уже закон об органическом земледелии, органической продукции в 2018 году, многие просто хотят потихоньку менять систему получения чистого, хорошего урожая, поэтому надо дать такую возможность им абсолютно точно.

Иван Князев: Андрей Михайлович, давайте дадим возможность еще высказаться нашим телезрителям.

Андрей Четокин: Да.

Иван Князев: У нас Александр из Ростовской области. Здравствуйте, Александр, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Ну, изначально – приятно было дозвониться.

Во-вторых, представлюсь, как бы чуть-чуть отойду вот от темы, представлю все ипостаси, кем я был в своей жизни, вот мне сейчас 42 года. Я изначально фермерский сын, потом я работал инженером сервиса по обслуживанию комбайнов и американских тракторов Buhler Versatile, работал сервисным инженером в обслуживании китайских экскаваторов, ну и в итоге сейчас я механик у фермера.

Я вам скажу так, что по Ростовской области я нигде не видел и по Краснодарскому краю прямо проблемы с удобрениями, чтобы их можно было купить. Я знаю, что у нас как бы есть связующая группа, сейчас это популярно, соцсети, общероссийская механизаторов-механиков. Я знаю, что Краснодарский край, мы уже дали удобрения по озимке, по всходам, по морозу, вот помогли морозы, хотя у нас пойменные земли. Я не вижу никакой абсолютно проблемы.

Другой вопрос, почему говорят, такая есть большая потребность, – естественно, спрос повышает предложение, то есть люди просто затравили землю. Правильно, я вот соглашусь с человеком, который сейчас выступал, Андрей Михайлович, что мы просто забыли простое, элементарное: мы лезем в сложные химические процессы, сами ходим по торфу, по гнилому дереву, которые можно было просто туда применить, это все элементарно.

Андрей Четокин: Да, совершенно точно.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам, Александр.

Зритель: И начинают все это покупать за бешеные деньги, а потом...

Андрей Четокин: ...а потом лечим землю.

Зритель: ...что земля плохая.

Иван Князев: Ну, наверное, Андрей Михайлович и Александр, все же действительно еще от региона зависит, где какая земля. Может, в Ростовской области, в Краснодарском крае хорошо все растет и никаких удобрений не надо.

Тамара Шорникова: Мы же перечисляли в начале Амурскую область и так далее, такие северные территории.

Андрей Четокин: Удобрения везде надо, но в разном количестве.

Иван Князев: В разных объемах, да.

Андрей Четокин: Но ведь можно не только минеральные, можно же и... Совершенно точно товарищ говорил, что органической природы, то есть растительное сырье есть везде, есть везде.

Тамара Шорникова: Андрей Михайлович, у меня знаете, какой вопрос? Вот в связи с тем, что выгоднее отправлять за границу, выгоднее продавать за границей, там хорошие экспортные цены, мы вот не раз об этом говорили в связи с разными товарами, вопрос всегда один: это же не мысли на перспективу, это же не стратегический план.

Потому что условно завтра опять какие-нибудь санкции и у вас там перестанут этот покупать, первое, а второе, те внутренние производители, аграрии наши отечественные, которые не смогли вовремя купить, потому что дорого, потому что не хватило, просто закрылись, обанкротились. Кому через год-два продавать вот это все будут? Тем более что объемы растут, производство удобрений в России в 2020 году поставило рекорд, 52 миллиона тонн. Кому это все продавать, если на нашего производителя никто не обращает внимание?

Иван Князев: И там когда-нибудь закроют.

Андрей Четокин: Вы абсолютно правы. Но, к сожалению, многие производители, особенно крупные, Кемерово «Азот», новомосковский, те, которые производят огромные количества минеральных удобрений, ведь они сами не продают, они продают огромным оптом, большим, очень большим, там миллионы тонн, одному дилеру, торговый дом например. Их как, например, машины не продают с завода, их продают торговому дому, который продает машины, так и здесь. У них скупает 80% крупный, у этих крупных берут дилеры-середнячки, и у середнячков берут уже мелкие, которые продают фермеру. К сожалению, вот это так, линейка... Почему 35–40 тысяч за азофоску прогнозируют в этом году, которая стоила 20 тысяч всего? – да потому что напрямую фермер взять в Кемерово «Азот» или в Новомосковске не может. Это надо менять.

Иван Князев: Андрей Михайлович, а вот в связи с этим вопрос. Вы говорите, у вас в области завод построят, – а у нас вообще игроков на производстве удобрений много? Много у нас производителей, которые хотя бы между собой бы конкурировали, чтобы вот не было так, что один и громадными объемами за границу?

Андрей Четокин: К сожалению, все эти заводы были построены – не к сожалению, наверное, к счастью, – в советское время, и тогда же, вы понимаете, они ставились очень большими, крупными, потому что страна была большая, 16 республик. Поэтому они сегодня остались такие большие, наверное, десяток есть, все остальное очень мелкое. К сожалению, новых-то не строят, особенно те, которые бы производили органоминеральные, природные, на основе, скажем, органики пусть даже животного происхождения, хотя с животным происхождением тут есть вопросы, там много болезней, много сорняков в этих удобрениях. Лучше всего основа – это торф, лигнин, любая другая органика перепревшая, скажем, в течение 2–3 лет, и это есть в каждой области.

Иван Князев: Ну да, если химию, наверное, производить, линейку производства запустить, это действительно такой сложный, большой процесс...

Андрей Четокин: Это сложно действительно, да.

Иван Князев: ...то органику, наверное, можно и на более таком низком уровне.

Андрей Четокин: Конечно, ну конечно. Вот наш завод – это 2 миллиона долларов всего, а для того, чтобы построить такой, как в Кемерово, это нужны...

Иван Князев: Там миллиарды, наверное.

Андрей Четокин: Не один миллиард нужен, не один миллиард нужен, да. А вот почему бы не построить...

Тамара Шорникова: Да, простите, давайте еще один телефонный звонок послушаем. Алексей из Тульской области, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Так. Ну, мне 68 лет, я еще в советское время поработал и сейчас, ну вот лет 10 назад уволился, вот. Из-под комбайна возил хлеб, понимаете, зерно, натуральный дуст, хлеб пахнет дустом.

Первое. Когда семена той же пшеницы сеют, его травят от головни. Потом, когда сеют, с удобрением, с нитрофоской. Потом взошло, опять удобрение, селитра пошла. Потом травят от долгоносика, травят от широколистных сорняков, овсюга. И потом, когда уже убирать, вот, например, дождливая если погода, если дождливая, его начинают от подгона травить. И мы зерно получаем, хлеб, плохой, но урожай охрененный, извините за выражение, вот.

А удобрения сейчас суют... Тогда была норма удобрения столько-то на гектар, сейчас удобрение прут. Ну когда такое было, чтобы ячмень рос в метре? Ну, ячмень сантиметров 40–50, вот. Пшеница...

Андрей Четокин: От сорта зависит, сорт.

Зритель: Вот говорят нам про удобрения – нет севооборота, нет полей, которые отдыхают. Не сеют рожь, не сеют горох, а это же своего рода тоже удобрение, вот. Навоз, нет у нас скотины, не возят, навоза нет. А удобрения, правда, как вы говорите, у нас сейчас тут типа совхоза, акционерное общество, там столько удобрений завезли, извините... Горы стоят.

Иван Князев: Да, Алексей, спасибо, спасибо вам за ваш звонок, за ваше мнение, за ваши наблюдения, за вашу, не знаю, такую специальную оценку. Андрей Михайлович, тут даже только вы, наверное, сможете прокомментировать то, что сказал наш телезритель.

Андрей Четокин: Ну, он во многом прав. Но, скажем, почему сегодня сыплют бесконтрольно? Я бы не сказал, что бесконтрольно сыплют, потому что сегодня удобрения еще дороже. А то, что раньше был, скажем, ячмень метр, а сегодня больше, а он есть больше и есть меньше, это зависит от сорта.

Сортов сегодня больше, чем в советские времена было, потому что страна была закрытой, сегодня много сортов пришло из-за рубежа других, и, может быть, даже больше сегодня, чем российских, потому что, к сожалению, семеноводство на сегодняшний день в России очень слабенькое. В девяностых оно вообще погибло, сейчас потихоньку восстанавливается, но все равно семенной фонд очень слабый, семена у нас в основном закупаются импортные, потому что, скажем, элиты у нас мало кто выращивает. Выращивают товарное зерно, с тем чтобы побольше, вроде бы взять денег побольше, сегодня государство это стимулирует и дотирует.

А вот семенную область и лаборатории, и поля, где бы выращивали элиту, их очень мало, к сожалению, очень мало. Это надо отдельно подумать правительству вместе с Минсельхозом о том, чтобы семеноводство у нас в России было не хуже как минимум, чем в Советском Союзе, а пока проигрываем мы во многом.

Тамара Шорникова: Да. Андрей Михайлович, но все равно, тем не менее, вы говорите, что не бесконтрольно сыплют, но не хочется, чтобы ничего на нашей земле не пахло дустом.

Андрей Четокин: Нет, конечно, потому что раньше... И сегодня это средство называется средством защиты растений. Растения необходимо защищать от сорняков, от болезней различных, вот он назвал головню. Поэтому... Раньше это был дуст от всего, сегодня это разные, средства защиты растений разные...

Тамара Шорникова: Я просто к тому, что, если вы говорите, что не столь затратные в постройке заводы как раз по производству органических удобрений и они могли бы помочь регионам...

Андрей Четокин: Да.

Тамара Шорникова: Почему не строят?

Андрей Четокин: Почему? Ну, вообще-то эта область сельского хозяйства всегда была очень инертной. Ну вот есть сегодня... Общаюсь со многими фермерами и сельхозпроизводителями, говорят: «Ну вот я как брал, это и удобнее, я брал «минералку», – и вот он сыплет. А один мне говорит: «У меня отец сыпал навоз, я сыплю навоз, и, наверное, если сын мой будет заниматься, и он пусть сыплет навоз». Ну вот, наверное, потихоньку это надо менять, и оно меняется. И вот с введением, я уже сказал, нового закона в 2018 году об органическом земледелии многие задумываются, те, кто думают работать вдолгую, они говорят, что да...

Ведь раньше были целые программы в Советском Союзе реабилитации земли, потому что раз в 10 лет централизованно на поля завозилась доломитовая мука, с тем чтобы раскислять почвы. Раскислять – это не значит, что они кислые, это от большого количества внесенных удобрений засоляются. Поэтому эти процедуры проделывали, мероприятия, массово делали по всему Союзу.

Сегодня их вообще не делают, и те, кто владеют этими сельхозугодьями, сельхозпредприятия возглавляет, они уже начинают думать, потому что необходимо об этом думать, потому что земля подошла к тому, что кислотность ее стала выше, то есть вчера была щелочная среда, сегодня кислая. А мы знаем, агроном любой знает, что уменьшение pH на 0,5 – это -10% урожайности, какие бы ты удобрения ни сыпал, бесполезно. Поэтому надо раскислять земли, а чтобы их раскислять, ну давайте органику. Ну как вы думаете?

Тамара Шорникова: Придется, придется об этом думать. Да-а, не очень рачительно мы используем пока свои большие земляные территории.

Андрей Четокин: Конечно, конечно. Подсолнечник, кукуруза выносит ежегодно, скажем, 60–90 тонн органики, а вносим только минеральные удобрения 350–400 килограммов. Откуда брать органику? Как она будет выносить опять эти 60 тонн кукурузы или подсолнечника 50–60? Откуда брать? Нужны органические и органоминеральные удобрения обязательно, к этому придем, придем.

Тамара Шорникова: Спасибо. Андрей Четокин, разработчик и производитель органоминеральных удобрений «Георост», кандидат биологических наук, профессор.

Иван Князев: Ну вот я тут пока пособирал SMS от наших телезрителей, тут и мнения, и предложения. Из Краснодарского края мнение: «Потому что лоббисты, торгующие удобрениями, душат свое производство минералов». Считает наш телезритель из Ростовской области: «Фермерам-земледельцам нужно договариваться с фермерами-животноводами по поставкам навоза, будет и без химии, и будет стимул для животноводства». Ну а из Свердловской области телезрители считают, что «слава богу, теперь фермеры меньше будут травить землю, людей и так далее».

Тамара Шорникова: Давайте послушаем еще один телефонный звонок. Михаил, Ярославль, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте, студия.

Я хотел вот что сказать. Аграриям не хватает не только удобрений... Алло?

Тамара Шорникова: А чего еще, Михаил?

Иван Князев: Слушаем вас, да.

Зритель: Так меня слышно, нет?

Иван Князев: Слышно-слышно, говорите.

Тамара Шорникова: Да, отлично, говорите.

Зритель: То есть аграриям не хватает не только удобрений, им не хватает техники, им не хватает солярки, им не хватает бензина, ну то есть ГСМ, вот. И эта тенденция, ну так, по моему мнению, будет продолжаться. Почему? Потому что у нас сейчас во главе всей экономики стоит зеленый фантик так называемый, доллар, вот. И сейчас вот те же удобрения уходят за границу, их здесь люди, те же фермеры, те же, не знаю, колхозы или кто там сейчас сохранился еще в сельском хозяйстве, они просто не могут купить. Почему? Потому что вот эти вот «предприниматели» так называемые, я думаю, вы поняли, как я, то есть эту...

Иван Князев: Да, Михаил.

Зритель: Они цены ни слова... Они производят удобрения, а цены сложить на них не могут, потому что продают удобрения и считают: «Ой, как же мы дешево продаем! Продукты вон какие дорогие в магазинах, а мы продаем так дешево, надо добавить, надо подороже», – вот.

Иван Князев: Аппетиты у них все никак не убавятся.

Зритель: А еще выгоднее вывезти все за бугор, вот и все.

Иван Князев: Да, Михаил, спасибо, спасибо вам за ваше мнение.

Сейчас переадресуем вот это мнение и ряд моментов нашему следующему эксперту Александру Фомину, профессору кафедры экономической теории и менеджмента Государственного университета по землеустройству, заместителю председателя Комитета по развитию агропромышленного комплекса Торгово-промышленной палаты России. Здравствуйте, Александр Анатольевич.

Александр Фомин: Добрый день, добрый день, уважаемые коллеги.

Иван Князев: Александр Анатольевич, ну вот смотрите, и наш телезритель, и предыдущий эксперт такой целый ряд проблем в сельском хозяйстве обозначили, одна из них, понятно, сейчас столкнулись с удобрениями, действительно, закредитованность фермерских хозяйств, денег не хватает на ГСМ элементарно. Ну хорошо, у нас в прошлые годы были неплохие урожаи зерновых, а дальше-то что будет, в следующие годы?

Александр Фомин: Хороший вопрос, Иван. Давайте попробуем начать, вернуться к начальному разговору, к повышению цен на удобрения. Я не знаю, будут ли у вас представители крупного бизнеса, мне очень понравилось выступление Андрея Михайловича, очень профессиональное, чувствуется, человек занимается. Но он все-таки больше связан с органическим, а сейчас речь идет о минеральных удобрениях.

Вот я хочу сказать, что я многократно участвовал в различных совещаниях как представитель науки и эксперт. Существует ассоциация российских производителей удобрений, которая объединяет всех крупнейших производителей. Те, кто профессионалы, поймут, о чем речь. Когда удобрение является, по сути говоря, продуктом, который торгуется на мировых биржах, его цена, естественно, формируется в зависимости от рынка, и это касается не только нефти, но в том числе минерального удобрения. В курсе вы или не в курсе, но в прошлом году, в позапрошлом, в позапозапрошлом было, как ни странно, у нас снижение цен на удобрения, мировые снижения, сейчас эти цены растут.

Второй момент, о котором надо обязательно сказать, потому что, я так понимаю, представители власти и правительства вряд ли будут сегодня у нас участвовать: в прошлом году повысили налог на добычу полезных ископаемых, так называемый НДПИ. Этот налог существует не только для добытчиков нефти, но и в том числе для тех, кто добывает, соответственно, производные для производства удобрений, это калий, фосфор и так далее, и так далее, причем этот налог был повышен сразу в 3,5 раза. Так, для сравнения, просто для того, чтобы на подумать, Минфин предложил повысить налог для химиков и для металлургов, но совершенно не затронул добычу алмазов, золота, угля, ничего, как говорится, личного. Но я думаю, что покупатели бриллиантов и золотых изделий, наверное, проще перенесли бы покупку более дорогих украшений.

А сейчас мы говорим о том, что с 1 января, а цена производства во многом зависит именно от добычи ископаемых, мы можем сказать, что в цене удобрения, например, для зерновых это до 20% сразу благодаря этому налогу выросла цена отпускная на заводе. Когда мы говорим об удобрениях, которые касаются овощей, корнеплодов, технических агрокультур, те самые, которые для животноводства, это еще сложнее ситуация. Поэтому я ни в коей мере не защищаю и не пытаюсь найти виноватых в правительстве, но, с моей точки зрения, надо представлять всю картину.

И в этом смысле, конечно, я всегда на стороне фермеров, потому что фермер у нас... Правильно и Андрей Михайлович сказал, и даже те, кто звонили, что фермеру действительно каждая посевная, каждая уборочная – это как битва. Знаете, у нас в Советском Союзе была битва за урожай. Иногда хочется так сказать: ну когда мы наконец перестанем биться за урожай?

Иван Князев: Когда мы победим-то уже?

Александр Фомин: Когда наши производители в сельском хозяйстве, фермеры, хозяйства, начнут спокойно работать? И хочется, чтобы им на помощь пришли нормальные люди, которые занимаются, чиновники, я не знаю, другие специалисты, финансисты, которые принимают эти налоги. На сегодняшний момент действительно приходят, и вот оно взрывается.

Сегодня очень хорошее было включение с Амурской области, я прекрасно понимаю фермера, который решает, то ли ему налоги заплатить, то ли ему кредит, то ли удобрения. Второй момент: вы заметили, насколько разная наша страна? Звонил Александр с Ростова, он сказал, что нет в Краснодарском крае. То есть люди... Давайте отдавать отчет: фермеры Краснодарского края, я думаю, не обидятся, если я выдам небольшую тайну, живут гораздо лучше, чем фермеры Амурской области, и они чаще всего могут себе позволить купить удобрения, законтрактовать.

Я знаю ситуацию, во всяком случае так докладывает ассоциация, что все, кто законтрактовал и оплатил действительно до конца прошлого года, лежит на складе, в любой момент получат по той цене, которая была в конце прошлого года, это правда. То, что действительно у людей не нашлось денег, ну это отдельная проблема, которую надо решать в том числе на уровне региональных министерств сельского хозяйства, которые должны найти возможность договориться с банками, продлить кредитование...

Иван Князев: Да, как минимум чтобы они успели прибыль какую-то получить, потом уже рассчитаются, там какие-то каникулы, рефинансирование...

Александр Фомин: Совершенно верно, совершенно верно.

Тамара Шорникова: Да. Александр Анатольевич, вы вот сейчас рассказывали о трудностях, с которыми сталкиваются производители минеральных удобрений. Не в качестве упрека, а вот просто вопрос, что называется, интересно. Вы говорили о том, что цены те же биржевые были ниже до этого, а сейчас подросли. А вот когда цены снижаются вот те самые, не знаю, экспортные, на внутреннем рынке они тоже у нас снижаются? Или у нас всегда только рост и когда, например, хорошие экспортные цены, предприятия зарабатывают, они потом не хотят как-то вот тратить часть в плохие для себя года, они всегда хотят зарабатывать, или я не права?

Александр Фомин: Тамара, вы правы. У нас вообще в России наиболее яркий пример, у всех нас, у многих из нас есть автомобили личные, и мы знаем, что даже когда на нефть низкая цена, у нас никогда не понижается цена на бензин, вы знаете эту ситуацию. Действительно, парадокс заключается в том, что влияние цены... В то же время, заметьте, все-таки, я думаю... Не знаю, будет ли у вас еще подключение и будут ли там профессионалы, предыдущие 2 года цены не росли. Я хочу сказать, что соглашение, которое подписала Российская ассоциация производителей удобрений и Агропромсоюз, еще, по-моему, года 2 назад я участвовал в этом обсуждении, оно соблюдалось. Более того, и в прошлом году цены, которые были на тот момент экспортные, цены, по которым контрактовали для российских фермеров, были ниже на 20–30% в зависимости от удобрения. В этом смысле я... Это не мои слова, это официальное заявление Минпромторга.

В то же время я хочу еще одну проблему поднять. У нас одна из проблем – это много посредников, вот об этом часто говорят. Потому что некоторые поставщики удобрений, вот даже прозвучала эта фраза, «мы вынуждены будем уйти к посредникам, а там заведомо цена будет намного дороже». И мне кажется, что как раз то, что Министерство сельского хозяйства... Вы знаете, тут несколько дней назад прошел как раз Всероссийский съезд ассоциаций крестьянско-фермерских хозяйств, и представитель министерства там заявил о том, что мы обратились в Федеральную антимонопольную службу.

Это право власти обратиться и проверить, как формируется цена у этих посредников в том числе, например, в Амурской области и в других областях, которые... Я почему-то уверен, что под шумок многие посредники, которые сами не являются производителями удобрений, решили заработать на тяжелой участи фермеров, производителей продукции, и это очень важная тема, которую, безусловно, надо контролировать.

Иван Князев: А от них никак не избавиться, от этих посредников? Ну почему не покупают, я не знаю, напрямую фермеры у «Русагро», у «Фосагро», у всех крупных?

Александр Фомин: Ну смотрите, Иван, вы правильно говорите, что покупать напрямую. Но на самом деле большинство компаний, крупных компаний, «Еврохим», «Фосагро» вы назвали, «Уралкалий», они имеют дистрибьюторские компании. Конечно, они работают все-таки с большими объемами. Но опять же я могу подчеркнуть, что я тоже несколько раз разбирался с той ситуацией, когда появляются фальшивые дистрибьюторские компании. Я советую всем производителям заходить на сайт непосредственно компаний крупных, производящих удобрения, и сравнивать цены, и тогда вы все поймете. Если возникает проблема, обращаться или в прокуратуру, или в Федеральную антимонопольную службу и решать эти проблемы на основании тех законов, в рамках которых мы живем сегодня.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе телефонный звонок. Владимир, Волгоград.

Зритель: Я не понаслышке знаю сельское хозяйство, мне 73 года, я проработал всю жизнь шофером и каждый год ездил на уборочную, нас посылали от организации. И вот я знаю, в таких количествах, как сейчас, тогда удобрений столько не сыпали, там было ограничено как-то, агрономы эти работали. А сейчас все разорили, вот эти агрохолдинги гонятся только лишь, чтобы им выгода была, объемы, им нужны объемы, а здоровье людей им абсолютно не нужно, вот, ну такое мое мнение.

И еще по поводу этих удобрений. У нас в Волгоградской области, в Котельниковском районе, уже какой год, наверное, лет 15 строят этот обогатительный комбинат по производству удобрений минеральных, вот, и у нас не могут его построить...

Иван Князев: И все никак не построят.

Зритель: ...видимо, потому что у нас нет горных мастеров, чтобы делать эти шахты и оттуда добывать эти удобрения.

Иван Князев: Да, Владимир, поняли, услышали вас, спасибо, просто крайне мало времени в эфире.

Александр Анатольевич, большинство телезрителей действительно соглашаются с тем, что много химии, но от нее-то все равно, наверное, никуда не деться. Просто хочется как-то резюмировать, понять, что у нас дальше будет с посевной. Если можно, очень коротко.

Александр Фомин: Ну, я постараюсь коротко сказать. Ну, во-первых, у нас потребление удобрений идет на уровне, на 20% ниже, чем в крупных развитых странах в Европе и в Америке. В Китае вообще в 2 раза больше, но не будем равняться на Китай. Хочу, кстати, ради справедливости сказать, что и в Советском Союзе удобрений вносилось все больше и больше...

Тамара Шорникова: Тридцать секунд, Александр Анатольевич.

Александр Фомин: Да, последнее. Я хочу сказать, что действительно эти проблемы, которые возникают у сельскохозяйственного производителя, у фермера, – это проблемы, от которых зависит благополучие всех нас. В конечном итоге конечным потребителем продуктов питания мы все являемся. Поэтому то, что происходит в сельском хозяйстве, касается нас всех, и в этом смысле надо с пониманием относиться и решать эти проблемы на всех уровнях, и власти, соответственно, и банки должны входить в положение по кредитованию, и особенно производители удобрений, коли сегодняшняя тема была посвящена им.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое, Александр Анатольевич! Александр Фомин, заместитель председателя Комитета по развитию агропромышленного комплекса Торгово-промышленной палаты.

После небольшого перерыва мы продолжим. Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему наше сельское хозяйство - это всегда битва за урожай?