ТЕМА ДНЯ: Россия без туалета. XXI век. Почему в некоторых школах нет канализации и как добиться её проведения?

ТЕМА ДНЯ: Россия без туалета. XXI век. Почему в некоторых школах нет канализации и как добиться её проведения? | Программы | ОТР

туалет, канализация, удобства, дети, деревня, школа

2020-11-26T14:16:00+03:00
ТЕМА ДНЯ: Россия без туалета. XXI век. Почему в некоторых школах нет канализации и как добиться её проведения?
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Что нового? Южно-Сахалинск, Чебоксары, Воронеж
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Гости
Пётр Кирьян
руководитель Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем
Владимир Приоров
владелец портала «Туалет.ру»
Андрей Костянов
заместитель исполнительного директора некоммерческого партнёрства «ЖКХ контроль»

Иван Князев: Это программа «ОТРажение», мы продолжаем. С вами Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Иван Князев: Мы уже говорили про водоснабжение сегодня, но тут еще несколько последних новостей, друзья, заставили нас немного задуматься.

Вот первая: в школе села Дунаево, это Забайкалье, где учатся 138 детей, закрыли единственный туалет, вот так вот. А в селе Малая Ничка Красноярского края школу отремонтировали за 11 миллионов, однако туалет сделали на улице; теперь дети бегают туда в мороз без верхней одежды. Вот мы решили поковыряться в разной статистике и вот что выяснили.

Тамара Шорникова: Около 23% населения России не имеют доступа к централизованной канализации. В сельской местности треть жителей пользуются или выгребными ямами, или не имеют канализации вообще. В городах, где россияне в основном проживают в многоквартирных домах, ситуация лучше, только у 9% нет доступа к канализации.

Иван Князев: Но вот это еще не все. Я посмотрел возрастную выборку: выяснилось, что 7% семей, состоящих только из пенсионеров, никогда не видели канализацию; у 17% трубы из дома идут в выгребную яму. То есть еще раз, уважаемые друзья, у нас какое-то колоссальное количество людей в стране, которые родились без туалетов, их не было тогда, ну и, видимо, умрут без туалетов.

Тамара Шорникова: Почему в стране, которая может гордиться своими успехами в космосе, армии, разными научными открытиями может гордиться, цифровизация вот у нас идет, а нет нормальных туалетов?

Иван Князев: Да. Эти и другие вопросы мы будем задавать нашим экспертам. Вы тоже подключайтесь, звоните, рассказывайте, какая у вас обстановка, я не знаю, в вашем доме где туалет, дома, на улице? Куда ходите?

Петр Кирьян сейчас у нас, с нами на связи, руководитель Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем. Здравствуйте, Петр Андреевич.

Петр Кирьян: Добрый день.

Иван Князев: Петр Андреевич, вот вам не кажется, что вообще все региональные программы комплексного развития регионов и так далее нужно начинать с туалетов? Потому что ну вот смотрите, мы в каждую деревню «Триколор» провели, у нас бабушки вечерами смотрят центральные новости, знают, сколько за Трампа проголосовали, а народ до ветру, извините, в огород ходит до сих пор.

Петр Кирьян: Ну смотрите, наверное, стоит, но сказать, что совсем ничего не делается, я бы тоже не сказал, я тут возразил бы, просто динамика очень маленькая. Если мы посмотрим социологические исследования, когда впервые задавался вопрос о наличии канализации или туалета в жилом помещении, то тогда примерно 30%, по-моему 29%, не имели такого, так сказать, в своем жилище, имели в виде, так сказать, выгребной ямы. Все-таки сейчас мы имеем показатель в районе 23%, то есть за сколько там, за 18 лет мы прошли некоторое количество процентов. Наверное, полностью это не исчезнет как явление в нашей жизни, оно просто уйдет...

Тамара Шорникова: Просто так долго шагать-то будем.

Иван Князев: Звучит не очень, за 18 лет несколько процентов.

Петр Кирьян: Ну, это правда. Но тут ситуация какая? Здесь даже дело не в регионах, а в муниципалитетах, они должны для себя взвесить «за» и «против», что они делают с канализацией. Вот вы приводили пример сельской школы, приводили пример школы, так сказать, в далеком регионе относительно Москвы (но не относительно России ни в коем случае), и там, наверное, это средоточие такого явления. Причем необязательно... Вот вы привели пример ремонта школы, я подозреваю, что эту школу некуда подключить, то есть, грубо говоря, никакой канализации вокруг, куда можно ее врезать в коллектор, просто нет.

Это, к сожалению, данность, которая может быть заменена, не знаю, каким-то септиком, еще чем-то, но точно не централизованной канализацией, как в больших городах. Здесь, видимо, проблема не решаема фундаментально, просто, скорее всего, в будущем в статистике мы это будем видеть как в жилом помещении наличие санузла.

Иван Князев: К фундаментальности вернемся еще.

Тамара Шорникова: Да. Петр Андреевич, огромное просто количество SMS уже падает к нам. Саратовская область: «Село Терса, нет на улицах ни света, ни воды, ни дорог», – по туалетам-то что, напишите.

Иван Князев: Замечательная SMS из Ярославской области: «У нас вообще где приспичило, там и туалет».

Тамара Шорникова: Воронежская область: «На улице туалет». Тверская: «У нас в деревнях у многих туалет на улице, так всегда жили, можно привыкнуть, а вот москвичи себе сразу строят с удобствами дома».

Давайте еще немножко историй по стране соберем с помощью нашего корреспондента Мереке Ульманова. Посмотрим видеосюжет, а после вернемся к разговору.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Еще пара SMS вдогонку. Вот пишет Астраханская область: «В центре областном живу, никаких удобств, а еще и банки городские закрыли. Позор, Астрахань!» Башкортостан: «Родителям 81 и 83 года, днем ходят на улицу в туалет, а ночью в ведро». Забайкальский край: «Чита, 40 лет живу в бараке, ни воды, ни туалета в доме нет, все на улице». И вот, ребят, Москва, Московская область вернее, Калининец, 40 километров от центра фактически, казалось бы, да: «Сорок километров от центра Москвы, администрация в деревенской избе, туалет на улице».

Иван Князев: Вот так живет Святая Русь.

Елена из Пскова нам дозвонилась. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас. У вас где удобства?

Зритель: Мне повезло, я живу во Пскове, у нас в квартире и туалет, и горячая вода, и отопление. Но не повезло нашим соседям, которые буквально живут в собственном доме, это 5 метров от нас, начинается жилой сектор, где люди живут, ходят на колонку, туалет у них на улице. И когда у них, вот эти выгребные ямы начинают они вычищать, то не поверите, вонь стоит такая, что на улицу просто не выйти, не пройти.

И это не в селе, это в городе на Крестовском шоссе, это прямо вот как едешь, кто приезжает к нам во Псков, заезжает в город, и вот эти вот непристальные дома вот с этими туалетами, с печными отоплениями, такое ощущение, что ты попал в XV–XVI, не знаю, в XVII век, где можно снимать вообще фильмы... Ну сами понимаете, вот такое вот неприглядное.

Иван Князев: Да, охотно, охотно верим вам, охотно верим вам.

Тамара Шорникова: Спасибо за звонок.

Иван Князев: «Живем в Самаре в частном доме, вода из собственной скважины, туалет дома, но канализации нет, а делали выгребную яму. Так у нас с царских времен ничего не поменялось», – это мнение из Ставропольского края.

Скажите, пожалуйста, Петр Андреевич, мне сложно представить, что в Европе, например, когда будут какое-то село пытаться организовать, заселить или какие-то проблемы в городе решать, чтобы начали, вообще обсуждали что-то другое, если есть такая проблема, как отсутствие туалетов. А у нас почему-то наоборот.

Петр Кирьян: Ну, у нас не сказать чтобы кто-то что-то заселяет, у нас скорее идет депопуляция села...

Иван Князев: Ну я сейчас не об этом, я вообще о подходе.

Тамара Шорникова: О комплексном развитии территорий.

Иван Князев: О строчках в бюджетах по значимости решения проблем.

Петр Кирьян: Подход, правильно вы говорите, упирается в бюджет, а бюджет упирается в налоги. Налоги не остаются в муниципалитетах в достаточном объеме. Ну вот тут была названа сумма в репортаже 52 миллиона рублей на муниципальное образование, звучит как внушительная сумма, наверное, работа по канализации может стоить миллионов 20, если все село обкопать. Но в эти деньги учтено все, что вообще есть в этом муниципальном образовании, то есть не зарплата, а еще детский сад, а еще какие-то школы, если там есть школа, ДК, да что угодно, ну и дорога, соответственно, которая тоже явно не 500 тысяч рублей в год требует на свой ремонт и поддержание.

Поэтому если говорить о корне проблемы, то корень здесь в распределении налоговой базы, а потом уже в, так сказать, скудности этой базы, что дома старые, зарплаты низкие и так далее. Поменять это быстро опять-таки тоже сложно, потому что здесь вступают интересы, уже противоречия на региональном уровне, тут муниципалитет-то «за», а, например, регион как целостный субъект уже будет не очень «за», потому что он лишится существенной части поступлений в свою часть бюджета доходную.

Иван Князев: Ну да, губернатор скажет: «Да зачем вам туалет? Да ладно, да не надо».

Тамара Шорникова: Петр Андреевич, если не трогать вот эти крохотные бюджеты муниципалитетов, есть ли у нас сейчас какая-либо федеральная программа, я не знаю, условно по «туалетизации» страны?

Петр Кирьян: Ну, «туалетизации» нет, у нас есть благоустройство, которое каждый регион может формировать как программу свободно, то есть это не только лавочки, плитка и набережные, ни в коем случае, это в том числе и все, что связано с инфраструктурой. Есть отдельные подвиды, которые выделены, типа дорог, но ничто не мешает, например, в муниципальных образованиях запустить на уровне региона программу, например, в части работы с канализацией, со строительством хотя бы в муниципальных помещениях, больницах и далее по списку теплых сортиров, если уж совсем по-народному выражаться. Но просто это воля региона. Сейчас у нас год наступает выборный, я думаю, что такие запросы и реакции на это последуют.

Ну потому что вот вы привели разные области, не хочу никого обидеть, но, скажем так, для Саратовской области, на мой взгляд, эта ситуация не очень нормальная. Если вот из Астраханской области у вас была информация, оттуда звонил вам или писал SMS телезритель, там есть проблема, что несмотря на то, что область как бы, что называется, не на отшибе, там вообще проблема с коммуникациями на уровне региона глобальная: там куда-то не дотянут газопровод, куда-то не доделан водопровод, хотя там есть, соответственно, населенные пункты, и это влияет, естественно, на то, что эту проблему не решить ни за год, ни за два, ни за три, она будет решаться, видимо, десятилетие.

Иван Князев: Спасибо большое. Петр Кирьян, руководитель Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем.

SMS из Пензенской области: «Семьдесят процентов в области, все удобства во дворе, на улице». Из Саратовской области: «Все архангельские деревни живут без воды, туалетов и с печным отоплением». Из Ульяновской области: «Туалет на улице у нас».

Тамара Шорникова: Да. И послушаем еще, кстати, Московскую область. Николай, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Добрый день, уважаемое телевидение.

Меня зовут Николай, мне 71 год. Живу я в деревне в 150 километрах от Москвы Рижского направления. Это родина моей мамы, а сам я вообще по рождению москвич и все время в Москве жил, родился на Крестьянской заставе в 1949 году в двухэтажном домике, после войны мама там комнатку получила. Там у нас тоже было дровяное отопление, печка, туалет тоже был на улице, колонка тоже была на улице. Сейчас, вот 71 год я прожил, у меня в деревне тоже печка дровяная, слава богу, вода в колодце в конце деревни, туалет на улице. Ничего за 71 год у меня не изменилось, коммунизм проехали, социализм тоже, капитализм тоже проезжает.

Но меня радует одна вещь: изба построена еще при царе в 1916 году, но так ремонтирована... Меня радует что? Что я чем-то похож на Александра Сергеевича Пушкина, который жил в карантине тоже, вы, наверное, помните, но у него так же не было воды поблизости, туалета поблизости, печка была дровяная. Но у него были свечи, у меня преимущество, электричество в избе, периодически тоже отключают, свечи про запас лежат. Вот такая...

Иван Князев: Ой, Николай, хорошо, что вы ко всему этому с юмором относитесь, потому что ну вот с пушкинских времен хоть что-то изменилось, электричество появилось. Николай, прямой вопрос: а вы вот в хорошем, теплом, красивом туалете когда-нибудь были?

Зритель: Ну, когда... Я же сказал, что я родился в Москве.

Иван Князев: Ну я понял, но, может, я не знаю, у знакомых.

Зритель: Да нет, деревня-то у нас 30 домов, нет ничего. Но конечно, на станции на районной есть в пятиэтажке туалеты, я же не все время в деревне живу, только вот по обстоятельствам. А так-то в Москве жил, работал, был депутатом и всем остальным в Советском Союзе, в Кузьминках жили в хрущевке, в домах пятиэтажных.

Тамара Шорникова: Ну в общем, такие уборные видали, наверное. Да, спасибо, Николай.

Иван Князев: Спасибо большое.

Еще один эксперт у нас на связи.

Тамара Шорникова: Да, подключаем к разговору Владимира Приорова, владельца портала «Туалет.ру».

Иван Князев: Здравствуйте, Владимир Евгеньевич. Ну вот вы, наверное, тот человек, который должен выступать за, как сказала Тамара, «туалетализацию» всей страны. А мне просто интересно, ваш портал о чем?

Владимир Приоров: Этот портал, будем говорить, о всех вопросах по возможности, которые связаны с туалетами у нас в России, поэтому и в заголовке написано: «Все, что вы хотели спросить о туалетах».

Иван Князев: Почему в нашей стране их так мало?

Владимир Приоров: Ну, это испокон, видно, традиция такая, потому что как-то и в царское время, и после революции их строили, но строили в недостаточном количестве. И в первую очередь, наверное, все-таки это связано с тем, что там нормативы, нормативная база, которая на сегодняшний день существует, она была разработана еще в 1950-е гг. и обновлена в 1972 году. И потом фактически, в общем-то, мало чем менялась, только разве что название: раньше называли унитаз или писсуар «очком», потом «местом», потом «прибором». По сути по нормативам, в общем-то, мало что изменилось с тех пор.

Тамара Шорникова: Да. Расскажите о возможных технологиях. Что сейчас можно сделать, чтобы как можно больше людей у нас в стране жили в комфортных условиях? Понятно, что быстро бараки не перестроятся и не расселятся и так далее. Какие есть варианты, чтобы в селе, в населенном пункте...

Иван Князев: Ну чтобы канализацию не рыть на несколько километров.

Тамара Шорникова: ...появилось что-то более-менее удобное?

Владимир Приоров: Кстати, вот вчера я смотрел по тому материалу, который прислали ваши коллеги, по канализации, в двух словах просто объясню. Ситуация на сегодняшний день в России аховая, будем говорить так. Если даже по данным Росстата, фонд практически аварийный 40%, а по данным независимых экспертов основные фонды изношены где-то на 60%. И получается такая ситуация, что на сегодняшний день вместо того, чтобы проводить планово-предупредительный ремонт, в основном проводят аварийно-восстановительные работы, и то эти работы проводятся где-то из расчета максимум 2,5% протяженности сетей. То есть если так и дальше будет продолжаться, то фактически из аварийного фонда канализация в городах никогда не выйдет, в ближайшие годы во всяком случае точно, к сожалению. Так что в селе, я думаю, вариант может быть тот, который был предложен еще давно, в общем-то.

Есть такое Международное туалетное объединение, которое как раз занимается обеспечением санитарной безопасности и вопросами, связанными с туалетами в Африке и азиатских странах, которые наиболее отстали в этом вопросе. У нас, к сожалению, в общем-то, ситуация в селах если не близка, то сравнима не с Европой, а именно с Африкой и с Азией в этом плане, поскольку канализации в большинстве мест просто нет. Поэтому возможен вариант установки компостных туалетов, которые были разработаны, в общем-то, в Европе еще 100 лет назад, либо же люфт-клозеты, только не те, которые выгребные туалеты классические, как у нас стоят во дворах, а нормальный люфт-клозет, который, например...

Иван Князев: А поподробнее, Владимир Евгеньевич?

Владимир Приоров: Да, поподробнее. Имеется в виду, что можно сделать туалет без смыва. Тут я смотрел тоже, статистику показывали, что 8,7% населения в домах без туалета в Латвии, например, и 2% населения Евросоюза в домах без туалета со смывом. Да, это так. Но дело в том, что в Европе распространены очень туалеты компостные и туалеты типа люфт-клозеты, причем сделанные по немецким традициям. То есть это действительно чистые и аккуратные туалеты, которые не имеют запаха и у которых нормально компостируется и, в общем-то, перерабатывается в дальнейшем то, что производит человек...

Иван Князев: Владимир Евгеньевич, я прошу прощения, я из серого Средневековья, я не знаю, что такое компостный туалет. Что это? Как это работает?

Владимир Приоров: Будем говорить так, что там тоже выгребная яма, только сделано так, что это все, во-первых, опускается в определенное место, во-вторых, вентиляция обеспечивается такая, что туалет не имеет запахов, даже в унитаз можно голову опустить, вы запаха не почувствуете. Пример такого вот последний, который я знаю, например, в Эстонии очень распространены эти туалеты, даже в двухэтажных гостиницах они делают туалеты люфт-клозеты, то есть на двух этажах. Под гостиницей находится выгребная яма, вентиляция сделана как положено, и периодически там все это удаляется и используется как компост уже.

Тамара Шорникова: А стоимость примерная такого устройства?

Иван Князев: Да, это дорого? Наша деревня потянет такие технологии, люди?

Владимир Приоров: Ну, вы знаете, в любом случае, конечно, всегда, так же как и в городах, нужно государственно-частное партнерство какое-то, все-таки частично помощь бюджета должна быть. Но самое главное даже не только в этом, а в том, чтобы все это было разрешено. Например, в Москве компостные туалеты или торфяные были запрещены еще со времен Лужкова и до сих пор этот запрет не снят. Поэтому в парках, если вы посмотрите, где-то на входе в парк вы найдете туалет, а пройдя несколько километров по пешеходным зонам ни одного туалета нет, есть только кусты. Это взять, например, Битцевский парк, взять Ботанический сад, например, Центральный ботанический сад, там именно вот такая ситуация.

Иван Князев: Я просто хотел услышать...

Тамара Шорникова: ...порядок хотя бы цифр.

Иван Князев: Да, конкретную цифру.

Тамара Шорникова: Да, это что, 2 тысячи, 20, 200?

Владимир Приоров: Вы знаете, в принципе в частном доме можно уложиться вполне где-то в 100–150 тысяч, я думаю, если сделать хороший качественный туалет.

Иван Князев: Ну, канализацию тянуть дороже будет. Спасибо вам большое. Владимир Приоров...

Тамара Шорникова: Но все равно приличная, конечно, сумма. Спасибо.

Иван Князев: Ну да. Владимир Приоров, владелец портала «Туалет.ру» был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Итак, Виктор тоже из Московской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я живу в Московской области, Ступинский район, и у нас нет ни туалетов, ничего, ни воды на улице, ни туалета, ни удобств. Дом двухэтажный..., дороги неподъездные, администрация ни на что не влияет Ступинского района, жаловались, говорили. Выгребных ям нет, мусор вываливаем в лес, просто в лес, приезжает управляющая компания, говорит: «Вот тут вот кидайте», – а деньги присылают тоже за счета. Маме 92 года, вот 50 лет живем мы так вот.

Иван Князев: Ага. То есть у вас обычный деревянный на улице, в огороде, да, где придется?

Зритель: Был бы как бы у нас на улице, там нет сейчас ни дверей, в туалет не зайти, дети проваливаются туда, пройти невозможно. Так что в ведро тоже ходим, бабушки вытаскивают на улицу, куда попало льют.

Тамара Шорникова: Виктор, а у меня вот вопрос: а у вас бывают сходы народные, не знаю, общаетесь как-то со своим начальством, с властями и так далее?

Иван Князев: Сколько у вас вообще людей в селе?

Тамара Шорникова: Вопрос-то ставили хоть раз, доколе?

Зритель: У нас станция Усады, село 2 километра, поселок Усады.

Иван Князев: И?

Зритель: Восемнадцать квартир в доме, и все так. У нас печное отопление, ничего вообще нет.

Тамара Шорникова: Нет, я имею в виду, что, не знаю, за грудки хватили хоть раз муниципальных депутатов, каких-то представителей власти?

Зритель: Бесполезно, бесполезно.

Тамара Шорникова: Бесполезно.

Зритель: Бесполезно. Жалобу какую-нибудь напишем, приедет, тут же посуетятся и уезжают.

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо.

Иван Князев: Понятно. Спасибо, спасибо большое.

Из Липецкой области: «Живем в селе, вода из колодца. Колодцы пересыхают, нужен водопровод. У половины села водопровод есть, до нас не дотянули». Из Амурской области SMS: «Туалеты на улице, зато канализационные стоки от ближайшей воинской части бегут чуть ли не по двору».

Тамара Шорникова: Ну и тут сразу нам напоминают, в какой большой стране мы живем, Иркутская область: «Какие компостные? В Иркутске -40, глубина замерзания 2,8 метра, в июле 40 сантиметров и лед».

Иван Князев: Ну тоже верно.

Расул из Ставропольского края нам дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Дело в том, что вот я поднимал вопрос по поводу туалетов касательно нашей школы. У нас школа большая, трехэтажная, около 300 детей туда ходит. Дело в том, что туалет нашей школы не оборудован ни унитазами, ни сливом, ни водопроводом, то есть подвод есть, но водопровода нет. Он был пристроен, этот туалет, к школе в 1987 году еще, но так и не оборудован. Он оборудован только теплым переходом как по нормам СанПиНа, а дальше его не стали оборудовать. Просто дети ходят элементарно, как по ответу Роспотребнадзора, в очко-место, то есть дырка в полу и сразу выгребная яма. Ни септика правильно сделанного, ничего.

Обращался в Роспотребнадзор, Роспотребнадзор идет на поводу, якобы есть постановление губернатора, финансирование данного нет, и они, мол, сделали это предписание еще в 2018 году школе, администрации для устранения. В свою очередь администрация говорит, что денег нет, все ушло на борьбу с пандемией, и перенесла на 2022–2023-е гг. А вот у меня вопрос такой: руки помыть ребенку после туалета – это не борьба с пандемией?

Иван Князев: Ну вот это действительно серьезный вопрос, как тут за гигиеной вообще элементарной следить. Расул, еще раз, населенный пункт как у вас называется?

Зритель: У нас Кировский городской округ, поселок Комсомолец.

Иван Князев: Ну вот чтобы услышали, может быть, руководители местных муниципалитетов. Спасибо вам за эту информацию.

Тамара Шорникова: Да, и вот следом еще несколько SMS. Ростовская область: «Власть попросит отнестись к ситуации с отсутствием воды и канализации с пониманием», – это, мол, на возможные переговоры.

Иван Князев: Ну вот еще о реалиях нашей жизни, не только о туалетах. В городе Пошехонье Ярославской области уже полгода не работает общественная баня, а во многих домах у жителей до сих пор нет ни душа, ни ванны, и для них это единственное место, где можно помыться.

Тамара Шорникова: Теперь постоянно приходится греть воду в тазиках или ходить к соседям, у которых есть водопровод. Баню коммунальщики закрыли из-за аварийного состояния: крыша течет, стены заплесневели, и нет пожарной сигнализации. Но на ремонт денег так и не нашли. Летом на ее месте сделали так называемый семейный душ, но и он больше 2 месяцев не проработал. Люди там мерзли, так как отопления не было. При этом цена за посещение выросла в 3 раза до 390 рублей. Прокуратура обязала администрацию обеспечить жителей новой баней. Местные власти рассчитывают построить ее по типовому проекту хотя бы на 20 мест. Уже и землю подготовили, осталось найти инвестора.

Иван Князев: Нет, ну картинка просто... Тут даже сложно что-то комментировать, на эти шайки посмотреть, на эту плитку...

Тамара Шорникова: «Как тебе такое, Илон Маск?»

Иван Князев: Да. Андрей Костянов у нас сейчас на связи со студией, заместитель исполнительного директора компании «ЖКХ Контроль». Здравствуйте, Андрей Викторович.

Андрей Костянов: Да, добрый день.

Иван Князев: Андрей Викторович, вот сейчас, в пандемию коронавируса, многие компании, которые работают в сфере ЖКХ, говорили, что в принципе могут закрыться, потому что у них сейчас денег нет. У нас ситуация еще дальше будет усугубляться в водоснабжении, с туалетами и так далее?

Андрей Костянов: Слушайте, ну смотрите, на самом деле тут, наверное, говорить надо в разрезе. То есть если мы говорим с вами о компаниях, которые занимаются обслуживанием многоквартирных домов, то есть это наша с вами управляющая организация, это наши с вами ТСЖ, ТСН, это жилищные кооперативы, тут надо, конечно, нельзя подходить в едином векторе ко всем. Действительно, был ряд постановлений, направленных на то, чтобы увеличить количество дезинфекций, помывок подъездов, это вот март, апрель, май, безусловно, это требует дополнительные расходы.

Плюс наше с вами 424-е постановление правительства, которое запретило у нас взимать штрафы, пени с собственников, которые не вовремя оплачивают наши с вами коммунальные услуги, безусловно, это приводит к тому, что у управляющих организаций, которые занимаются взаиморасчетами с ресурсоснабжающими компаниями, возникают некие издержки. Но у нас 424-е постановление заканчивает свое действие в январе месяце, соответственно, дезинфекция тоже проводится, потому что...

Конечно, не во всех субъектах выделялись дополнительные деньги управляющим компаниям для проведения этих работ, но тем не менее ряд субъектов пошли на помощь, связанную с финансированием такого вида работ. Что касается наличия удобств в доме, в поселке, надо разбираться, конечно, по принадлежности. То есть если мы говорим, вот я сейчас слушал, немножко раньше меня вывели в эфир по поводу полигонов временного хранения твердых коммунальных отходов, что очень актуально и очень важно сейчас. Когда управляющая организация говорит о том, что вот сваливайте мусор куда-то туда, надо ведь разбираться, чья это земля, потому что у нас с вами по закону собственник земли обязан обеспечить площадку временного хранения.

То есть если эта земля муниципалитета, надо задавать вопрос не в управляющую организацию, а в орган муниципальной власти, почему они не обеспечили соответствующую площадку необходимым оборудованием. То же самое, если это земля собственников, тогда все-таки это вопрос к собственникам, почему они не предприняли действия, каким-то образом не собрали денежные средства на установку этой площадки временного хранения. То есть тут надо понимать, кто отвечает за эту землю...

Тамара Шорникова: Андрей Викторович, коротко. Чтобы в доме наконец-то появилась вода, например, это нужно что, дергать муниципальные власти, идти на прием губернатора, звонить на горячую линию президенту, пытаться прорваться к нему на Прямую линию?

Андрей Костянов: Ну смотрите, на самом деле тут я вам тоже ответ такой... Я вам не дам здесь модельный ответ и вектор, куда надо идти, потому что ситуаций много разных. Бывает действительно, что и собственники сами не платят, у них отключают воду, бывает, что и какая-то котельная закрылась в связи с банкротством или еще что-то. Что касается объектов коммунальной инфраструктуры, это у нас, как правило, действительно отвечают органы муниципальной власти. Если где-то там вам перестала поступать, грубо говоря, вода в квартиру, значит, органы муниципальной власти должны за ваши деньги – подчеркиваю, за ваши деньги – обеспечить подвоз воды. Когда у нас там бывают аварийные ситуации, где-то прорвало трубу, соответственно...

Иван Князев: Ну понятно.

Андрей Костянов: ...подвозят машинами воду в определенное время, вы эту воду, соответственно, забираете, набираете себе. То есть должны быть обеспечены условия, конечно. Если мы говорим про инфраструктуру, которая находится у нас в доме, у нас нет отопления, но у нас с вами, извините, индивидуальный тепловой пункт, крышная котельная или в подвале котельная наша с вами, то какое отношение орган муниципальной власти имеет, в общем-то, к нашему дому, в котором, скорее всего, большинство все-таки квартир находится в частной собственности, а не в собственности муниципалитета.

Если же это, конечно, какое-то жилье, где большинство квартир являются муниципальной собственностью, безусловно, мы опять обращаемся в органы муниципальной власти. Если мы говорим о том, что у нас нет воды по причине того, что у нас изношены инженерные сети в нашем многоквартирном доме, ну давайте разбираться, это управляющая организация их привела в такое ненадлежащее состояние, или мы сами не платим, или...

Иван Князев: Да, ну понятно, каждый случай нужно рассматривать отдельно.

Я предлагаю немножко прерваться, у нас люди пытаются прорваться в наш эфир.

Тамара Шорникова: Да, в надежде, что как раз эксперт поможет на какой-то из их вопросов ответить. Мария, Самара, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вашу историю, Мария.

Зритель: Я вот хочу у вас спросить. Мы живем в частном секторе и в центре города Самары.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Вот.

Иван Князев: И что?

Зритель: И нам водоканал прислал письмо, и говорят: «Мы колонки у вас уберем». И куда же мы, престарелые люди, будем ходить за водой? Воды у нас в доме нет. Вот что мне беспокоит, как нам дальше жить, печку топить, что ли?

Тамара Шорникова: Мария, спасибо за звонок.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Можете помочь советом, Андрей Викторович?

Андрей Костянов: Ну, во-первых, если это у нас городской округ Самара и получается такая ситуация, что это частный дом, то вопросы, связанные с наличием или...

Тамара Шорникова: Пока не в наличии у нас связь с экспертом, да.

Иван Князев: Но зато у нас есть связь с нашими телезрителями.

Тамара Шорникова: Но огромное количество SMS.

Иван Князев: Во-первых, SMS, во-вторых, Лариса из Комсомольска-на-Амуре дозвонилась.

Тамара Шорникова: Давайте выслушаем.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Хочу сказать спасибо... Я могу говорить?

Тамара Шорникова: Да, можете.

Иван Князев: Да-да-да.

Зритель: Я хочу сказать вам большое спасибо за остро поднятую тему туалет. Город Комсомольск-на-Амуре. У нас были общественные туалеты, но пришли 1990-е гг., и эти территории забрали под какие-то другие учреждения. И сегодня пройдите по городу, вы общественного туалета не найдете.

Иван Князев: Ну, к сожалению, это не только в Комсомольске-на-Амуре. Да, Лариса, понимаем ваши переживания по этому поводу...

Тамара Шорникова: Спасибо вам за звонок.

Иван Князев: Андрей Викторович...

Тамара Шорникова: Подожди, давай продолжим, да. Остановились на том, как помочь предыдущей телезрительнице.

Андрей Костянов: Да-да-да. Смотрите, безусловно, если нет возможности где-то получать из другой колонки воду, нет возможности какой-то технической подключиться к сетям водоснабжения, тогда, соответственно, муниципалитет должен предпринять все меры для доставки воды, то есть ровно то, о чем я говорил при ответе на предыдущий вопрос. Ну а если эта ситуация носит какой-то массовый характер, у нас есть прекрасно действующий центр в Самарской области, Часовских Виктор Иванович его возглавляет, может быть, жительнице проще напрямую туда обратиться, он подскажет уже конкретно, как действовать в этой ситуации.

Тамара Шорникова: Как действовать.

Иван Князев: Андрей Викторович, у нас есть национальный проект «Жилье и городская среда», у нас есть разные крупные программы по газификации всей страны. Может быть, сделать какой-то проект по канализации всей страны? Не нужен он нашей стране?

Андрей Костянов: Ну, или не делать отдельный проект, а включить, некие объекты добавить в этот национальный проект «Жилье и городская среда» в части установки тех же туалетов рядом с домами, где нет технической возможности установить санитарные блоки в самом многоквартирном доме, да, безусловно, это разумное решение, ровно то же самое, что и с газификацией и так далее. Не факт, что в национальный проект «Жилье и городская среда», может быть модернизация коммунальной инфраструктуры...

Иван Князев: Ну понятно, забывать об этом все равно не стоит, может быть, даже говорить в первую очередь. Андрей Костянов, заместитель исполнительного директора компании «ЖКХ Контроль», был с нами на связи.

Скоро мы продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)