ТЕМА ДНЯ: Россияне замерзают!

ТЕМА ДНЯ: Россияне замерзают! | Программы | ОТР

Почему чиновники и коммунальщики оказываются не готовы к предсказуемо наступающей зиме?

2020-12-03T14:59:00+03:00
ТЕМА ДНЯ: Россияне замерзают!
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Сиваев
профессор факультета городского и регионального развития Высшей школы урбанистики (ВШУ) имени А.А. Высоковского
Светлана Калинина
член центрального штаба ОНФ
Андрей Максимов
директор Центра территориальных изменений и городского развития РАНХиГС, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по территориальному развитию и местному самоуправлению

Александр Денисов: Миронов пел про остров невезения, ну и вот на прошлой неделе и до сих пор таким островом стал Русский, там проблемы с энергетикой, с отоплением, с водоснабжением. И сегодня губернатор Приморья поручил решить все эти проблемы, начать с энергоснабжения. Все это последствия ледяного дождя, более 80% электросетей на острове сейчас в непригодном состоянии.

Ольга Арсланова: Там есть претензии, конечно, к местным чиновникам, как все было организовано, почему стихия нанесла такой урон, есть вопросы. Но тем не менее понятно, стихийное бедствие, ледяной дождь звучит вроде безобидно, на самом деле очень опасная вещь, ну тут понятно, без тепла и света жителей Приморья действительно стихия оставила. Но у нас зима, а с ней снег и лед, в общем, приходят как-то каждый год, и каждый год даже без вот таких стихийных бедствий жители городов и поселков время от времени остаются и без электричества, и без отопления, это наша привычная реальность.

Александр Денисов: На этой неделе на холод жаловались красноярцы, жители Саратова, Волгограда. Почему чиновники и работники коммунальной сферы оказываются не готовы к предстоящей зиме, наступившей зиме? Об этом сегодня и поговорим.

Ольга Арсланова: Казалось бы, да, прогноз сделать несложно, приходит все-таки, и каждый год это повторяется.

Давайте посмотрим для начала сюжет из разных городов.

Александр Денисов: Татьяна Григорьянц подготовила материал.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Вот уже полетели сообщения из разных городов о том, что «холодные полы», «холодные батареи», «замерзаем», то там то сям, Рязанская область, Амурская область и даже Москва.

Александр Денисов: Вот интересно, показывали район «Уралмаша», у меня мелькнуло: в былые времена гремело преступное сообщество из того района, вот попробовали бы раньше они вовремя не продуть трубы, уралмашевские бы продули трубы всем, ЖКХ-системе и местным чиновникам.

Ну почему, почему не готовятся вовремя, хотя вроде должны, поговорим с нашим первым экспертом. Светлана Викторовна Калинина, координатор Центра мониторинга благоустройства городской среды ОНФ, Общероссийского народного фронта. Светлана Викторовна, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый день, здравствуйте.

Светлана Калинина: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Первый момент – это распространенность, насколько часто у нас возникают проблемы с теплом зимой.

Светлана Калинина: Вы знаете, каждый год одно и то же: зима приходит в октябре месяце в России вот неожиданно, в декабре тем более неожиданно. Я вот сейчас в Смоленской области и однозначно уже понимаю, что по многим обращениям, которые приходят на Прямую линию президента, один из первых вопросов – это неготовность муниципальных образований, неготовность управляющих компаний именно к зиме. У нас после капитального ремонта есть открытые крыши, то есть вы понимаете, значит, у нас холод. У нас пандемия, мы говорим, что надо беречь здоровье, надо в масочках ходить, нельзя подхватить микроб, а то, что люди могут, промерзают дома, промерзают стены, люди у нас греются, если мы посмотрим, в пледах и не могут выйти, кипяток из-под пола, из подвала, и мы понимаем, что это тоже не улучшает здоровье наших людей.

Поэтому, когда мы проводим свою акцию «С теплом – труба», это каждый год на протяжении 6 лет, мы ставим перед собой задачу и действительно понимаем... Мы уже в августе месяце 2020 года для всех министерств объявили, что сегодня есть недостаток средств в многоквартирных домах, когда люди потратили, управляющие компании, деньги на дезинфекцию подъездов либо списали эти деньги, не проводя эту дезинфекцию, то, что мы сейчас показываем. Мы показываем открытые трубы, у нас в Хабаровском крае трубы открыты, я в Рязанской области только недавно была, это вообще невозможно на это смотреть, Ивановская область, десятка четыре регионов, где можно чрезвычайную ситуацию делать о том, что сегодня многоквартирные дома не готовы к отопительному сезону.

Александр Денисов: Светлана Викторовна, а вопрос такой: почему они хватаются за трубу вот сейчас? Мы все лето, ну практически все, целый месяц, значит, моемся из-под чайника, потому что перекрывают горячую воду...

Светлана Калинина: Это правда.

Александр Денисов: ...чтобы они сделали гидравлические испытания, ну так называемую опрессовку, удар, там у них много умных слов. Потом они осенью...

Светлана Калинина: И...

Александр Денисов: Да, Светлана Викторовна, еще вопрос вдогонку. Осенью они получают паспорт готовности после этого...

Светлана Калинина: Абсолютно.

Александр Денисов: …и тут начинается у них все, труба...

Светлана Калинина: Горит труба это называется, ЧС ситуация, надо срочно государству им помогать, хотя это все бизнес, который живет за наши с вами деньги. И сегодня в этом году одна отговорка у всех: «У нас пандемия». Мы в мае месяце первое проверяем назначение для всех государственных жилищных инспекций, главный федеральный инспектор Егоров Максим Борисович провел однозначно несколько совещаний о том, что предупредил, что подготовка к зиме не должна быть сорвана.

Александр Денисов: А зачем они им паспорта готовности тогда дают, Светлана Викторовна, если они не готовы?

Светлана Калинина: А вот дает-то кто? Глава муниципального образования, как ни странно. Вот конкретно подписывает и отвечает глава муниципального образования, который у нас может быть хорошим человеком, но неспециалист в принципе 100%, это я могу констатировать...

Александр Денисов: Так вот, Светлана Викторовна, извините, что прерываю, вот и первый кандидат на уголовное дело.

Светлана Калинина: Абсолютно.

Александр Денисов: Потому что срыв отопительного сезона – это уголовная статья, это Уголовный кодекс. Почему они не боятся? Первый кандидат.

Светлана Калинина: Сомнений нет.

Александр Денисов: Почему они не боятся?

Светлана Калинина: Потому что сегодня и прокуратура – это тоже ручное в этих же муниципальных образованиях. Сегодня Следственный комитет почему-то не пытается защитить интересы людей, и мы, вы верите, через тернии к звездам защищаем интересы людей, сегодня Министерство строительства и ЖКХ Российской Федерации 24 часа в сутки с нами на связи, и мы сразу поставляем информацию, в «горячем» режиме пытаемся подключить людей к теплу.

Ольга Арсланова: А поясните, пожалуйста, вот эти люди, которые подписывают паспорт готовности и вообще сигналят, что управляющая компания готова к обслуживанию дома зимой, они с этой управляющей компанией в каких взаимоотношениях?

Светлана Калинина: В очень любезных, очень дружных, потому что, как правило, это их ручные управляющие компании. Она имеет статус частной компании, но как бы практики показывают, обычно это управляющие компании, которые в сговоре с этим муниципальным образованием либо ресурсоснабжающей организацией, это в маленьких муниципалитетах.

Ольга Арсланова: Понятно.

Светлана Калинина: Самое страшное даже другое. Уголовные дела-то возбуждаются, но сегодня нет персональной ответственности чиновника, который отвечает за безопасность нашу с вами, это же безопасность жизни нашей с вами, у нас города... Я была в таких мертвых городах на Магадане, когда из-за одного нерадивого главы муниципалитета и вот такой ресурсоснабжающей организации целый город мертвый теперь, 45 тысяч человек вывезли, эвакуировали за 3 дня. И такая ситуация может быть в любой части нашей страны, чтобы вы понимали. Поэтому бьем тревогу всегда, именно поэтому проект «С теплом – труба» действует, работает, люди на горячей линии работают, постоянно на связи с исполкомами Общероссийского народного фронта.

Ольга Арсланова: Да, только я не очень понимаю, Светлана Викторовна, а кому тогда жаловаться? Вот у нас такая же ситуация, это Москва, понятное дело, не сравнить с замерзающими городами, но тем не менее в доме практически не топят в моем районе в моем доме. В управляющую компанию жалуешься, управляющая компания говорит: «Все исправим». Проходит неделя, проходит другая... Жалуешься выше, спускают все опять управляющей компании, понимаете, какая история, а платим дорого, и люди еще вынуждены постоянно переплачивать, потому что топятся электричеством теперь.

Светлана Калинина: Вы знаете, вот если сейчас мы все-таки добьемся, что персональная ответственность чиновника, который подписывает, и не мог бы устроиться уже дальше на управление муниципалитетом либо на другую, повыше должность, как обычно переводят, тогда будет хоть какая-то дисциплина. Раз уголовную сегодня ответственность доказать очень сложно, мне всегда говорят: «Ну человек же еще не погиб». То есть у нас сегодня МВД и прокуратура устранились от защиты интересов граждан. Я с ним работаю в очень тесном контакте по каждому субъекту, это что-то с чем-то. Я все время говорю: «Вы защищать, вы предупреждать правонарушения должны, защищать мои интересы как гражданина».

Александр Денисов: Светлана Викторовна, вы говорите, никто не погиб, – ну как? Вот возьмем свежий пример, Переславль-Залесский...

Светлана Калинина: Нет, я привела пример, когда ответ идет от надзорных органов вот такой: «Ну там же еще не погиб, зачем запускать...»

Ольга Арсланова: Замерз, но не до смерти.

Александр Денисов: Да, но причинно-следственную связь установить-то легко. Вот возвращаясь, Переславль-Залесский, свежий пример, детсад «Дюймовочка», там почти 230 детей, половину детей родители забрали, потому что там холодно, остальные вынуждены были привести, ну на работу нужно отправляться и так далее. В итоге, значит, заболели на данный момент 27 работников этого детского сада и 20 детей. Вот разве это не нанесенный вред здоровью? Вполне себе доказанный.

Светлана Калинина: Вы знаете, я все-таки за то, чтобы и руководитель этого учреждения был наказан, и глава муниципального образования, который дал разрешение заведомо такие детские сады разрешить включать отопление в неотремонтированных системах. Понятно, там уже есть, кто отвечает, но вы знаете, вот это первое предупреждение, второе предупреждение глав регионов для этих муниципальных образований меня, честно говоря, всегда удивляет.

Александр Денисов: И вот про уголовные дела мы говорили, они действительно возбуждаются, но что самое интересное, вроде уголовное дело, а смотришь, в результате ответственность там в виде штрафа 10 тысяч рублей.

Светлана Калинина: Абсолютно.

Александр Денисов: Вот мне это интересно, уголовные дела со штрафом 10 тысяч рублей. Значит, целыми кварталами народ сидит жмется к своим электрическим обогревателям и 10 тысяч – это как?

Светлана Калинина: А есть же еще одна тема, почему, знаете, мерзнет больше половины сейчас людей? У нас сейчас ресурсоснабжающие организации, типа снабжающие, – это в основном частный бизнес. Они сейчас без нашего с вами разрешения приходят к нам в дома, ставят шайбы, чтобы сохранить свои деньги, потому что нам меньше тепла давать в дома. И то, что дом не подготовлен, никому никакого... На первом подъезде тепло, а то, что на последнем холодно, и люди теперь не могут добиться успеха, говорят: «Так к вам приходит тепло». Спрашиваю: «На каком основании вы вообще шайбы эти ставили, они мешали подаче тепла?» Ответа нет, и законодательно это запрещено, но сегодня уголовная ответственность к ресурсоснабжающим организациям в прокуратуре не могу добиться ни в одном субъекте.

Ольга Арсланова: Светлана Викторовна, смотрите, а если это бизнес, тогда, может быть, надо разбираться с ними как с бизнесменами?

Светлана Калинина: Абсолютно согласна.

Ольга Арсланова: Коллективная жалоба с огромными компенсациями, со штрафами, то есть чтобы люди просто закидали исками, этими жалобами все вышестоящие инстанции.

Светлана Калинина: Вот чему мы и учим людей. Вы знаете, что самое интересное? Защищать интересы людей всегда должны люди сами. Они говорят: «Пусть напишут в прокуратуру, пусть каждый человек напишет это заявление». Я говорю: «Ну я от лица жителей как общественная организация в защиту неограниченного числа жителей могу это делать». – «Нет, мы принимаем согласно Жилищному кодексу только претензии от каждого гражданина». Вы представляете, какой поток рассмотрения дел тогда будет? И мы никогда тепло в квартирах... Поэтому только через коленку, только через Министерство ЖКХ и строительства Российской Федерации мы можем сейчас воздействовать на управляющую компанию и на ресурсоснабжающую организацию.

Александр Денисов: А что за шайба, вы сказали? Вот мне интересно, что это за нюансы такие с шайбами?

Светлана Калинина: Есть элеваторные узлы, которые у нас есть в подвалах, где тепло приходит к нам в дом. Дома у нас очень длинные. Система управляющих компаний в этом году, где продували, где, как вы говорите, не продували, где продували, где не продували. Они в первом подъезде замеряют, вода на выходе должна прийти 65–80 градусов, они ее замерили, а то, что она по системе туда не доходит в последние подъезды, во второй и третий, что там зашлакованность труб, мы не везде сделали капитальный ремонт, на это никто не смотрит. Себе сэкономили ресурс, что подача воды не 800 кубов приходит на дом, а всего 4 куба, это никого не... И внутри в трубах вода не циркулирует, она остается там холодная.

Объясняем: меряйте температуру в середине комнаты, чтобы она была 18 градусов. Вы мне скажите, пожалуйста, когда это может замерить бабушка или дедушка, который не понимает, как это делать, как правильно написать бумагу? Почему Государственная жилищная инспекция сегодня не защищает интересы людей? К ним у меня очень много претензий в каждом субъекте. Здесь тоже есть только отписки. И у меня такое ощущение, что все делаем отписки только на бумаге. Я всегда говорю: вернитесь к людям, это в каждом доме жизнь человека, в каждом детском саду жизнь ребенка. Обратите внимание, нельзя...

И вы знаете, самое страшное, что с «С теплом – труба» выявилась в этом году причина, это самое страшное, что не успевают органы муниципальной власти по факту прийти и проверить каждый объект. Их сократили, и те, которые подписывают акты готовности, вообще не выходят сегодня на место, они просто формально по бумажкам подписывают, что все прошло, никто не проверяет дальше. И вот эта проблема сегодня стала самым главным бичом, когда сегодня просто чисто формально все друг другу подмахивают и подписывают документы.

Ольга Арсланова: Давайте несколько историй наших зрителей, жалоб, судя по всему, судя по тому, как разрывается сейчас SMS-портал, послушаем и в эфире. Нижний Тагил, на связи Владимир, добрый день.

Зритель: Да, алло, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, слушаем.

Зритель: У нас такая же история, замерзаем в доме, батареи чуть теплые, а на улице минусовая температура, -10.

Ольга Арсланова: Так. В управляющую компанию уже обращались? Что вам сказали?

Зритель: Да я замучился туда звонить, в эту управляющую компанию, меня отпинывают. В понедельник пришли слесаря, подержались за батарею, ушли и все, никаких результатов.

Александр Денисов: Скажите, а что у вас творится вообще в Свердловской области? Вот мы смотрели сюжет, Екатеринбург замерзает, Зональный, тоже из вашего региона город, замерзает, теперь вот Тагил.

Зритель: Так это не в моей компетенции, что там творится. Руководство такое, значит.

Александр Денисов: А губернатор Куйвашев там как-то не отслеживает, что в городах мороз ударил -25?

Зритель: Вот это мне не докладывают, отслеживает он, не отслеживает. Ему и так хорошо, он и так живет довольно.

Александр Денисов: Спасибо, мы поняли, что живут по-разному.

Светлана Викторовна, почему губернатор не встряхнулся, не забеспокоился? Три города крупных.

Ольга Арсланова: Тотальный игнор со всех сторон.

Светлана Калинина: Вы знаете, много сейчас проектов федеральных, вот сейчас и благоустройство проверяем, и переселения программу, капремонт. И когда приходишь в министерство, которое региональное, задаешь им вопрос: «Почему в вашем муниципальном образовании ничего не знают о том, какие у них обязанности»? Приходится проводить вебинары и учить их тому, что они обязаны делать, вместе с прокуратурой и с министерством.

Так вот я сегодня понимаю только одно, что пока персонально не будем мы всех сажать и пока ответственность губернатора не будет в рейтинг губернаторов поставлена, как готовы дома к отопительному сезону, вот в рейтинг решение национального проекта, прямо по пунктам основные задачи, касающиеся жизни человека..., губернаторы с места не сдвинутся и своим подчиненным не дадут, такую задачу не поставят.

А второе, что самое интересное, все-таки необходимо сегодня понимание, сейчас помочь людям, что я могу вам сказать? Я всегда оставляю вам свои контакты, для того чтобы помочь людям. Я с вами работаю по разным темам, которые вы проводите, готова включиться с каждым лично, которые придут к вам обращения, для того чтобы помочь людям, чтобы сегодня... Потому что на сегодняшний день обещают очень сильные морозы, в конечном итоге Новый год люди должны встретить с нормальным теплом и с нормальным, хорошим отношением, чтобы было счастье, уют и тепло. Поэтому разрешаю вам давать свои контакты людям...

Александр Денисов: То есть телефон Владимира из Тагила мы вам передадим, Светлана Викторовна.

Светлана Калинина: Абсолютно.

Ольга Арсланова: Да.

Светлана Калинина: Я все беру, для того чтобы эту ситуацию решить, и если будут такие же вопросы, Общероссийский народный фронт готов включаться и с вами вместе опять совместно работать.

Ольга Арсланова: Спасибо за это.

Светлана Калинина: Давайте помогать людям вот в таком ручном режиме.

Ольга Арсланова: Да, давайте, давайте, я думаю, что жалоб будет немало сегодня в нашем эфире. Светлана Калинина, координатор Центра мониторинга благоустройства городской среды ОНФ, была у нас в эфире.

Еще звонок? У нас Анатолий на связи, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте, Анатолий. Откуда вы звоните?

Зритель: Я звоню с Астраханской области, у меня дети проживают в Астраханской области, Приволжский район, поселок Радужный, село Началово рядом. Построили новую школу, молодые построили дома, кому двухэтажный, кому одноэтажный, газовые котлы до сих пор не подключили. Мороз уже 13–15 градусов, поставили электрические котлы, электрические, повторяюсь. Электричество не тянет, купили «Ресанты»-стабилизаторы, автоматы выбивает, у людей внутри кое у кого, у моей дочери капли капают, у некоторых уже инеем двери покрылись.

Ольга Арсланова: Это вот в новых домах, в новостройках так?

Зритель: В новых домах, да, нет газа, газ не подключили. Каждый день обещают, уже жаловались, жаловались не знаю куда. Их даже уже немножко пугают, говорят: «Смотрите, еще хуже вам будет, если будете жаловаться». Вот такие дела, вот так у нас.

Ольга Арсланова: Да...

Зритель: К кому обращаться? Что у нас за страна?

Ольга Арсланова: Спасибо.

Вот интересно, что и в новостройках, и в старых домах, проблемы везде. Калужская область, деревня Тарусского района, 150 километров от Москвы: «Газ в деревнях только у самых богатых, основная масса топится печами, нужно на зиму 2 машины дров, 20 тысяч рублей. Электричество неподъемное. Каким образом улучшаются наши условия жизни?» Послушаешь, и кажется, что это не только наше прошлое, но и будущее.

Александр Денисов: Хорошо, что есть дрова, спасение.

Ольга Арсланова: Да.

Александр Денисов: Андрей Максимов у нас на связи, председатель Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по территориальному развитию и местному самоуправлению. Андрей Николаевич, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Андрей Максимов: Да, здравствуйте, добрый день.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Александр Денисов: Добрый день.

Вот мы сейчас перечисляли города: Тагил, Свердловск, Зональный город замерзает, звонили нам из других регионов. Ведь есть же, должна быть резервная труба, если прорвало одну, запускаем по другой, такая же схема в принципе предусмотрена. Почему не задействуют резервные схемы теплоснабжения в случае какой-то аварии?

Андрей Максимов: Вы знаете, я, наверное, буду комментировать все-таки не как специалист по коммунальному хозяйству, потому что таковым я не являюсь, а как человек, который в целом рассматривает региональное развитие России. Я скажу, что, наверное, есть несколько причин у всех происходящих процессов, если мы поглубже копнем, выйдем за рамки сиюминутной проблемной ситуации. То есть первое, конечно, – это все-таки старение жилого фонда и всей инфраструктуры, которая у нас в старых микрорайонах, что называется, была создана. Резервные системы теплоснабжения не везде сохранились в том виде, который, собственно, позволяет их использовать, это очевидно.

И очевидно, что новое строительство идет с качеством, которое вряд ли адекватно тому, что было в 1970-х или в 1980-х гг., тут уже строительные технологии упрощаются, для того чтобы сэкономить и продать жилье подешевле, чаще всего за рамками каких-то обязательных требований застройщики все делают по минимуму, в том числе пренебрегают той инфраструктурой, которая должна быть создана. Речь идет не только о коммунальной, но и о социальной инфраструктуре, конечно же. Мы знаем, что нет или не хватает очень сильно, часто школ, детских садов, поликлиник, ну вот разве что у нас позитивная динамика с благоустройством, с появлением новых детских площадок и лавочек, вот здесь у нас, что называется...

Александр Денисов: Да, можно на лавочке посидеть, в принципе неплохой вариант, лучше все-таки, чем дома сидеть возле замерзающего окна.

Ольга Арсланова: Андрей Николаевич, но все-таки замерзают-то не только в новостройках, которые в недавнее время построили застройщики вот эти нерадивые, замерзают и в старых домах, и в больших городах, и в маленьких поселках. То есть очевидно, что проблема более системная, где-то корни глубже.

Андрей Максимов: Вот смотрите, я как раз и объяснил о том, что в новых домах, в новостройках часто качество строительства хуже, чем в прежних. Вы знаете, это тоже не только наша проблема, мы вот как-то германских коллег спрашивали, почему они сносят, как выяснилось, дома 1980-х гг. раньше, чем дома 1960-х гг. Они отвечали, что, извините, качество строительства ухудшалось с каждым десятилетием, это даже в Германии, а мы здесь вряд ли, что называется, сможем с ними конкурировать.

Александр Денисов: Андрей Николаевич, а может быть, мы глянем за рубеж и через океан посмотрим? Знаете, мне вот однажды интересный момент показался, Джозеф Стиглиц, американский экономист, нобелевский лауреат, помощником у Клинтона был, они там вытягивали экономику повыше. И он в своей книге написал, что мы помогли России дурным советом, мы их научили копить на пенсию, то есть отказаться от государственного финансирования, чтобы все складывали в одну кучу и потом из этой кучи брали на будущую пенсию. Второе – страховую медицину себе взяли, и третье, что самое интересное, оказывается, про нашу систему ЖКХ, государство сбросило с себя все обязанности, в том числе и систему ЖКХ.

И вот сейчас если мы будем разбираться, почему трубу прорвали, чья она вообще, оказывается, эту трубу взяла себе в аренду какая-то компания. Знаете, аренда – это вот как на такси, можно проехаться пять минут, а дальше бросить. Поэтому с этой трубой, когда она ничья, с ней ничего хорошего не произойдет. Может быть, Стиглиц и прав, нам от этого дурного рецепта избавиться и все это вернуть как-то под контроль?

Андрей Максимов: Вы знаете, у нас действительно все чаще на местах особенно идет доминирование коммерческих интересов над интересами жителей и тех органов, которые жителей должны представлять. То есть если есть важный застройщик или влиятельный коммунальщик, он, что называется, удешевит все, что только можно, и в кризисных ситуациях окажется, что, собственно, обеспечить бесперебойное функционирование просто невозможно.

Ольга Арсланова: Но понимаете, какая история? Оптимизма тут по поводу эффективного управления государственными структурами тоже, наверное, испытывать не стоит, не факт, что будет лучше, это неповоротливая система. Бизнес может быть плохим, хорошим, но он хотя бы заинтересован в чем-то, а тут что получится?

Андрей Максимов: Бизнес заинтересован в том случае, если это выгодный объект. Но, например, новые дома среднего или бизнес-класса, они, конечно...

Ольга Арсланова: Понятно.

Андрей Максимов: Там коммунальщикам обслуживать их выгодно. А вот, например, старое жилье – это все в убыток для коммунальных организаций, как правило, это дотируется, это с одной стороны. А с другой стороны мы действительно видим тенденцию, две даже, которая касается… С одной стороны, муниципальное управление у нас переориентируется с решения, может быть, технических задач на решение задач юридических. То есть все большее количество, процент мэров – это не инженеры, как раньше часто бывало, а юристы, которые отбиваются от правоохранительных органов. Вот система, при которой у нас контроль правоохранительных органов и различных, не только правоохранительных, надзоров за теми же муниципалитетами, усиливается, дает, как это ни парадоксально, обратный эффект: приходят к управлению скорее юристы, которые знают, как все правильно оформить...

Александр Денисов: Как отбрехаться скорее, давайте назовем по-русски, отбрехаться от проблем если что.

Андрей Максимов: Ну, может быть, не отбрехаться, но вот приоритеты смещаются от технического обслуживания в сторону такой юридической безопасности. Может быть, в День юриста это говорить не совсем корректно, но я поскольку сам кандидат юридических наук, наверное, в общем, имею на это моральное право. Ну вот такой вот дрейф кадрового потока тоже имеет свои последствия отчасти.

Александр Денисов: Но раз...

Андрей Максимов: Конечно, свои последствия имеет и избыточная централизация. Когда мы все, что можно, переводим на региональный уровень, потом на федеральный уровень, оказывается, что на месте заниматься этим некому, потому что мотиваций достаточных нет, зарплаты низкие...

Александр Денисов: Андрей Николаевич, вот тут вас, извините, тормозну, раз заниматься некому, – Минстрой сегодня объявил программу «60+», сейчас у нас все 60+, в том числе эта цифра относится к изношенности теплосетей и коммунальных сетей, канализации. Вот в тех городах, где этот процент выше, туда они направляют средства, вот уже начинают рассматривать, 5 городов взяли, в том числе Переславль-Залесский, мы сегодня про него говорили, там вымер детский сад «Дюймовочка», направляет миллиард с лишним рублей. То есть уже признали ошибку, что раз они берут в аренду, они это точно не содержат, все эти сети, государству придется так или иначе взять это под свой контроль. И миллиард – это только песчинка на все эти расходы.

Андрей Максимов: Миллиард – это, конечно, песчинка, потому что, к сожалению, стоимость всех этих сетей – это триллионы и триллионы рублей, починить за какой-то миллиард, хоть эта цифра и кажется просто жителям страны гигантской, но это очень действительно маленькие средства. Но это позитивный шаг, это начало того, что все-таки Минстрой этой проблемой озаботился и, надеюсь, выстроит такую системную работу по инвентаризации сначала качества инженерных систем и все-таки такого четкого планирования их модернизации.

Ольга Арсланова: Спасибо, спасибо вам.

Продолжаем наш эфир и приветствуем Александра из Самарской области, нашего зрителя. Здравствуйте. Как с вас с отоплением, Александр, расскажите?

Зритель: Здравствуйте. Алло, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да-да, слушаем.

Зритель: У нас, это... Ну вы слышите, да?

Ольга Арсланова: Да.

Зритель: Это, я из Самарской области, город Новокуйбышевск. С начала сезона у нас, это, отопления нет в комнате. Мы обратились в домоуправление, из домоуправления пришел слесарь, посмотрел, сказал, что на чердаке что-то неисправно. Не знаю, месяц мы прожили, отопления нет. Опять звоним в домоуправление, нас посылают в... 3А. Туда приходим, заявление пишем, что у нас с начала сезона нет отопления...

Александр Денисов: Александр, вы знаете, а я вот хотел вас спросить. Город Самара можно назвать городом-героем по срыву отопительного сезона, вот каждый год происходит одно и то же. Вот в прошлом году были серьезные проблемы, вот в этом году тоже. Почему-то городское хозяйство там все никак не собираются в порядок приводить… Да, у нас уже ушел, к сожалению, зритель.

Переадресуем вопрос нашему следующему эксперту Сергею Сиваеву, профессору факультета городского регионального развития Высшей школы урбанистики имени А. А. Высоковского. Сергей Борисович, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, добрый день.

Сергей Сиваев: Здравствуйте.

Александр Денисов: Вот Самара нам позвонила, у них те же самые проблемы практически в тех же самых районах, что и в прошлом году.

Сергей Сиваев: Ну, вы знаете, вот если нет отопления в конкретной квартире, а во всем остальном доме отопление есть, то это проблема уже конкретного дома, а не системы теплоснабжения в целом. Здесь целый комплекс, букет вопросов, которые в каждом конкретном случае нужно разбирать...

Александр Денисов: У них не в квартирах, у них трубопроводы рвут, которые проверяли летом, гидравлические удары делали и прочее, ну вот, видимо, они слабенькие...

Сергей Сиваев: Да, это, конечно, проблема централизованного теплоснабжения, это проблема системная, это проблема городская, безусловно. Причина ее очевидна, это износ технологический просто, и физический, и моральный износ тех инженерных систем, которые были построены еще в советское время и которые не модернизируются, не восстанавливаются на протяжении уже последних даже не 30, потому что в 1980-е гг. тоже...

Ольга Арсланова: Сергей Борисович, а почему они не восстанавливаются? Если посмотреть платежки, мы платим с каждым годом больше и больше за услуги ЖКХ, этих денег должно было хватить ну хотя бы на обеспечение тепла в домах зимой.

Сергей Сиваев: Ну, вы знаете, значит, тема, что мы платим больше, – это тема тоже отчасти политизированная, потому что в наших общесемейных средних расходах домохозяйств оплата жилищно-коммунальных услуг составляет порядка 11% от доходов. Эта цифра не экстремально высокая. У нас есть очень неплохая программа помощи семьям с низкими доходами, программа жилищных субсидий. Парадокс заключается в том, что за последние 5 лет при общем падении доходов населения число участников этой программы сокращается: еще в конце 2000-х гг. там было больше 10% домохозяйств, а сейчас порядка 7%.

Значит, на самом деле у нас половина... Тут нет простого ответа, это нужно тоже понимать. У нас половина предприятий коммунального сектора, предприятий водоснабжения в первую очередь, теплоснабжения во вторую очередь, находятся, работают с отрицательным финансовым результатом. Там сколько угодно можно говорить, что воруют, не без этого, но разбалансирована общая система, нет мотивации к сокращению издержек, что было бы нормальной мотивацией в любой хозяйственной деятельности.

У нас разбалансирована система принятия тарифных решений. К сожалению, я могу сказать, что у нас последовательности проведения преобразований в коммунальном секторе нет никакой: приходят новые люди, вплоть до того, что на федеральный уровень, и разворот чуть ли не на 180 градусов.

Ольга Арсланова: Ага.

Слушайте, я прошу прощения, Сергей Борисович, но тут получаются тогда только два абсолютно радикальных решения противоположных: либо полностью тогда на себя это берет государство и отвечает перед гражданами, либо тогда мы делаем свободный рынок и у нас не монополисты сырьем, вот этими всеми вещами занимаются, а действительно много независимых компаний, у которых будет тогда стимул все это приводить в порядок и зарабатывать.

Сергей Сиваев: Вы неправы, потому что истина посередине.

Ольга Арсланова: Так.

Сергей Сиваев: Потому что, во-первых, это монополии и конкуренции на рынке в условиях монополии у нас не будет, две системы теплоснабжения, два водопровода и так далее. Государство показывает свою неэффективность, особенно если оно централизует свои функции. Вот как раз задача грамотно распределить функции между органами власти, в первую очередь муниципальными органам власти, и бизнесами.

Мы тут 2 года молились, 2 года назад молились на государственно-частное партнерство, на то, что концессии, частные инвестиции спасут ситуацию. Но реальных условий для снижения инвестиционных рисков не создали, то есть реальных денег частных в сектор не было привлечено не потому, что бизнес такой плохой, бизнес играет по правилам, какие правила, такая и игра бизнеса. Правила такие, что у нас мы назаключали больше 2 тысяч концессионных соглашений в коммунальном секторе, а реальных денег вложили копейки частных, потому что риски были запредельные.

Это на самом деле вообще парадокс, потому что в цивилизованном мире считается, что коммунальный сектор – это сектор привлекательный для частных инвестиций по двум причинам: гарантированный сбыт и можно вдлинную договариваться о цене. В такой ситуации все инвестиционные риски легко просчитываются. Мы же придумали такие правила игры, когда это не играет.

Ольга Арсланова: Это не играет, и мы это видим по замерзающим городам. Спасибо, время у нас закончилось, Сергей Сиваев.

Ну и хотим сказать, что все жалобы сегодняшние мы обобщим, спасибо всем, кто звонил и писал, мы отправим эти запросы в местные администрации, постараемся разобраться и помочь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему чиновники и коммунальщики оказываются не готовы к предсказуемо наступающей зиме?