ТЕМА ДНЯ: Свои продукты не по карману

Гости
Михаил Глушков
директор Плодоовощного союза
Дмитрий Востриков
исполнительный директор Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз»
Александр Бражко
координатор федерального проекта «За честные продукты»

Оксана Галькевич: Ну что, возвращаемся в прямой эфир, программа «ОТРажение», друзья, выходите на связь, принимайте участие в обсуждении наших тем. Пока, вы знаете, мы сидели дома и изредка робко так выходили в магазины, надевая маски с перчатками, там, в этих самых магазинах на прилавках, на ценниках шли определенные изменения. Я заметила, я думаю, что и вы, наверное, тоже заметили, как выросли цены на продукты, когда на фиксированную сумму в тысячу, в две, по-разному, какие-то определенные, кто с каким бюджетом приходит, вы с каждым разом уносите все меньше и меньше пакет с едой домой.

Иван Гостев: И надо сказать, что Росстат в этом случае роста цен не отрицает, а даже фиксирует. Ну вот, к примеру, гречка +3% с небольшим, манка и рис больше 2%, лимоны почти 30%, картофель +21% в цене и так далее. Есть и категории, которые, по данным Росстата, стали дешевле, например: яйца, сахар, молоко и рыба.

Оксана Галькевич: Ну, я вот подумала, что лимоны – это, конечно, важный продукт, но, наверное, все-таки не первой необходимости...

Иван Гостев: Сопутствующий, скажем так.

Оксана Галькевич: Да, а вот картофель +21%...

Иван Гостев: ...это серьезно уже.

Оксана Галькевич: Это уже так, да. Не знаю, как вы, уважаемые телезрители, но, видимо, я-то с Росстатом точно ходим в разные магазины. Там вот рыба, например, в минусе, Иван сказал только что, а я вот, наоборот, заметила, что она как-то адски подорожала в последнее время, а уж яблоки...

Иван Гостев: Вообще лучше не говорить.

Оксана Галькевич: ...которым статведомство прибавило всего 14% с небольшим, они вообще... Ну чтобы килограмм летом стоил 150, а то и 200 рублей, я такого, честно говоря, не припомню.

Иван Гостев: Больше уже, я зашел в магазин, больше стоят, 220.

Оксана Галькевич: Да? Ну, вы с Росстатом тоже в разные магазины ходите. При этом инфляция, вот как нам сообщают, все ниже и ниже становится.

Иван Гостев: Да, и Центробанк в связи с этим опускает ставку, и следом банки отпускают ставки по нашим с вами депозитам.

Оксана Галькевич: Вы знаете, тут еще важно на самом деле сказать о том, что с доходами-то у людей происходит, а они, к сожалению, испытания этой пандемией не выдерживают, как следствие падает и покупательная способность населения. Давайте просто, что называется, в «литроштукокилограммах» на эту способность нашу посмотрим покупательную.

Иван Гостев: Например, год назад среднестатистический россиянин мог себе позволить 104 килограмма говядины в год, а сейчас может уже лишь 90. Меньше и свинины, меньше куриного мяса, яиц и тех тоже на 700 с лишним штук меньше.

Оксана Галькевич: Ну вот расскажите, уважаемые телезрители, а что происходит с ценами в магазинах у вас, там, где вы живете? Может быть, у вас там полное совпадение с картиной Росстата, может быть, наоборот. Как она выглядит, поделитесь: телефоны на экранах, SMS-портал, номер прямого эфира, все там указано, все это совершенно бесплатно, не устаем напоминать. Станьте такими, знаете, народными экспертами, выступите на всю страну, поделитесь своей информацией.

Иван Гостев: Ну да, расскажите нам. А сейчас: «Вы заметили рост цен на продукты?» – «да» или «нет» пишите нам. А сейчас мы подключаем нашего первого эксперта.

Оксана Галькевич: Это будет наш опрос, мы в конце беседы подведем итоги, да.

Ну а сейчас к нам на прямую связь со студией выходит директор Плодоовощного союза Михаил Владимирович Глушков. Михаил Владимирович, здравствуйте.

Иван Гостев: Здравствуйте.

Михаил Глушков: Здравствуйте, Оксана, Иван.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте.

Михаил Владимирович, вы знаете, начнем мы с вашего предложения такого достаточно громкого и шумного: вы предлагаете заградительные пошлины ввести на плодоовощную продукцию стран ЕЭАС, Азербайджана, Турции например, которые нам дешевые, но приличные помидоры поставляют, в частности, и не только их, и перчик, и морковочка, и все прочее, и овощи, и фрукты, и персики оттуда. Вы знаете, вот мы только что с Иваном сказали, что доходы-то населения на самом деле падают, а вы при этом предлагаете заградительные пошлины, соответственно, товар станет дороже на прилавках. Вы готовы к тому, что вы не встретите, скажем так, понимания со стороны широких масс населения?

Михаил Глушков: Ну, для того чтобы встретить понимание, о котором вы говорите, нужно разъяснить, я думаю, широким нашим массам, нашим гражданам и потребителям, зачем мы это делаем. Я хотел бы объяснить. То есть, во-первых, мы предлагаем ввести пошлины пока только в отношении томатов, а не всей остальной продукции, которую вы перечислили.

Оксана Галькевич: Ага.

Михаил Глушков: Во-вторых, мы хотели бы это сделать, для того чтобы производить наше собственное отечественное производство. Ведь, понимаете, импортозависимость, высокая импортозависимость от любой продукции приводит к тому, что цена непрогнозируема. То есть сегодня она низкая на импортные помидоры, завтра она может стать высокой, потому что какая-то машина не приехала, на границе задержалась, да, вот как мы видели по ряду продукции, или там еще что-то, какой-то фактор повлиял, и эта продукция просто с рынка исчезает, цена на нее вырастает сразу в очень много раз.

Иван Гостев: Михаил Владимирович, ну вот хочется сразу вопрос тогда задать: а можно ли снизить цену на нашу продукцию, чтобы она стала просто дешевле, тогда не придется пошлины вот эти вот вводить?

Оксана Галькевич: Может, какие-то просто другие механизмы? Не пошлины заградительные, а что-то... ?

Иван Гостев: Да, давайте.

Михаил Глушков: Конечно, можно и нужно сдержать цены на нашу продукцию, но это нужно делать за счет развития нашего собственного производства. Для того чтобы производство развилось, нужно ему сейчас дать этот шанс и ограничить поступление импортной дешевой продукции, которая с учетом всех факторов... То есть она, допустим, небезопасная сегодня, она по демпинговым ценам поставляется сюда специально, чтобы наше производство не развивалось, вот. И конечно, значит, в этих условиях мы считаем, что нужно пошлины вводить. Но опять же мы будем готовить предложение-обоснование для ведомств, то есть это не просто такая хотелка, это нужно обосновать, это все нужно доказать, и мы будем этой работой заниматься.

Оксана Галькевич: Ну хорошо, Михаил Владимирович, ваши аргументы, ваша позиция ясна. Но тем не менее вы ведь понимаете, что, даже если это касается только томатов, вводя заградительные пошлины для томатов конкурентов, турецких, азербайджанских, из стран ЕЭАС, мы автоматически оставляем, вы сами сказали, продукция дешевая, на прилавках наши томаты, но они, соответственно, в цене-то проигрывают, в цене-то точно проигрывают.

Михаил Глушков: Пока они в цене проигрывают, но это связано с их качеством и с их безопасностью. Ведь, понимаете, задача не просто накормить людей, а накормить людей так, чтобы люди от этого не страдали, чтобы эта продукция была именно вкусной, безопасной и полезной. Потому что, если просто так брать, сейчас у нас на границе не осуществляется контроль качества вот этих вот даже тех же томатов, что там внутри едет, и другой тоже овощной, плодоовощной продукции. Никто не проверяет, что там внутри. И когда к нам сюда что-то заезжает такое дешевое, мы всегда задаемся вопросом: а почему оно такое дешевое? Мы же тоже производим очень много всякой разной продукции, и томатов, и яблок, и всего остального, но...

Иван Гостев: Михаил Владимирович, а что, вообще нет никакого контроля? То есть на прилавки поступает совершенно невозможно представить какое качество или что?

Михаил Глушков: С 2011 года у нас на границе нет никакого контроля, у нас есть контроль только на прилавках, и то если кто-то отравился и пожаловался, тогда Роспотребнадзор разберется, почему это произошло. И допустим, если даже такое произойдет, то он просто уберет с полки именно одну партию этой продукции. То есть наши отечественные производители вынуждены применять безопасные пестициды, агрохимикаты и в случае необходимости нести ответственность за качество своей продукции. То есть если мы что-то некачественное произведем, нас просто могут оштрафовать либо приостановить деятельность предприятия на 90 дней. А что касается импортных плодов или овощей, которые к нам заехали, они никак не контролируются на въезде, соответственно, если даже кто-то ими отравился, просто с полки уберут партию продукции и все, импортный производитель не отвечает.

Оксана Галькевич: Ну подождите, а продавца разве нельзя привлечь к ответственности, Михаил Владимирович, за то, что он реализует некачественную продукцию? Ну что такое, черт-те что положили на прилавок, людей кормите!

Михаил Глушков: Он просто уберет с полки эту продукцию. То есть самое главное даже не привлечь продавца, а привлечь производителя-импортера невозможно.

Оксана Галькевич: Ага, невозможно, хорошо.

Давайте выслушаем звонок из Свердловской области.

Иван Гостев: Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте.

Иван Гостев: Здравствуйте. Как у вас с ценами?

Зритель: Вот я увидел, что сахар подешевел, сахар стал дешевле.

Иван Гостев: Ага, уже хорошо.

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: Перед пандемией у нас был сахар 22 рубля килограмм, сейчас 37 – это как?

Оксана Галькевич: А... Нет, это не мы говорим, простите, Николай...

Иван Гостев: Мы-то думали, что у вас действительно подешевел.

Оксана Галькевич: Это не мы, это Росстат говорит, Росстат говорит.

Зритель: Я и говорю, что Росстат говорит, я на вас нет, я говорю, что это Росстат говорит, да.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Как это? Они где живут-то?

Иван Гостев: А другие цены? Как, например, с яблоками, с томатами? Какие у вас цены?

Зритель: Яблоки заоблачные. Ну томаты на уровне, томаты нестрашно, а на яблоки цена заоблачная.

Иван Гостев: Сколько стоит килограмм?

Зритель: Бензин опять пошел...

Иван Гостев: Сколько стоит килограмм яблок?

Зритель: Бензин растет, растет все тогда.

Иван Гостев: Не слышит Николай.

Оксана Галькевич: Ну, видимо, Николай просто обращает внимание на то, что, в общем, ему более близко, так скажем.

Иван Гостев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Михаил Владимирович, скажите, вот один из аргументов ваших коллег и вас в отношении этих заградительных пошлин состоит в том, что вы большие инвестиции сделали, рассчитывая на программу импортозамещения, на самом деле это резонная абсолютно позиция, да, своих надо защищать. У меня вопрос такой: а вот эти инвестиции, вы говорите, что вы в таком случае при наличии вот этих вот низкостоящих, дешевых конкурентов не сможете их отбить. А как быстро в принципе, делая эти вложения, эти инвестиции, вы намеревались их отбить? Три-пять лет? – так это, наверное, невозможно.

Михаил Глушков: Нет, вначале, если говорить про тепличные комплексы, то это 8 лет у них срок окупаемости прогнозируемый был при тех ценах, которые, собственно, мы видели тогда. Сейчас мы видим, что производство растет, цены падают, это нормальная рыночная ситуация. То есть, например, если брать по огурцам по тем же и по томатам, вы сами говорите, они плавно падают, в принципе они из года в год снижаются, это все видят. Другое дело, что мы против такого резкого падения, резкого вброса на рынок дешевой какой-то продукции из Турции либо из других стран.

Иван Гостев: А что, сейчас увеличился ввоз, что ли?

Михаил Глушков: Кстати, вот насчет того, что обращался здесь житель, и насчет цен Росстата. Во-первых, Росстат – это все-таки средние цены по стране, то есть они могут не совпадать с ценами в данном конкретном регионе, где живет наш зритель.

Оксана Галькевич: Да, он был из Свердловской области.

Михаил Глушков: А что касается яблок, то просто в этом году из-за погодных условий действительно на 2 недели позже начался сбор урожая наших отечественных яблок, но сейчас уже он активно, значит, идет, и я думаю, что в ближайшее время цены будут снижаться.

Оксана Галькевич: Уж быстрее бы, да.

Иван Гостев: Михаил Владимирович, вот хочу еще напоследок один вопрос уточнить. Вот вы сказали, да, что сейчас вы против таких вот массовых вбросов, – а что, у нас какой-то особенный случай в этом году, больше, чем обычно, импорта?

Михаил Глушков: Нет, мы-то почему подняли этот вопрос? Потому что предлагается снять, значит, квоты на поставки томатов из Турции.

Иван Гостев: Ага, то есть они экспортируют нам больше, чем обычно, получается, или нет?

Оксана Галькевич: Могут, предлагается отменить.

Михаил Глушков: Нет, они сейчас экспортируют в рамках квот, и это абсолютно нормально ложится на нашу ценовую ситуацию. Но если квоты снять, то есть те ограничения, которые были введены в 2016 году, то сюда резко хлынет большое количество турецких дешевых томатов, с которыми опять же надо разбираться и с качеством, и с безопасностью, плюс там есть болезни томатов... То есть мы об этом обо всем говорим, что мы против таких резких шагов.

Иван Гостев: Ага. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: То есть либо, либо, да? Либо все-таки оставить квотирование, либо все-таки, если квоты убираете, тогда давайте пошлины заградительные, да, верно я понимаю?

Михаил Глушков: Да, но опять же нужно провести сначала антидемпинговое расследование, то есть разобраться, почему такая дешевая цена у них.

Оксана Галькевич: Ага, хорошо. Но мне кажется, что это прямо такой вопрос в некотором смысле политический, знаете, отношение: у нас оружие, у Турции томаты. Вы готовы к такому суровому, серьезному противостоянию и борьбе за интересы отечественных производителей?

Михаил Глушков: Вы знаете, мы за справедливость, мы на самом деле готовы, конечно, к любому противостоянию, но мы за справедливость и за нормальное формирование цены. Ну и еще раз я хотел бы то, с чего я начал: когда мы увидим рост собственного производства, нам именно для этого нужно создавать условия, тогда у нас будут и нормальные цены, и все остальное. Мы это видим и по мясу птицы, и по свинине, и по яйцам, и по всему остальному. То есть когда у нас собственное мясо птицы и свинины, у нас цены на них тоже ежегодно падают.

Оксана Галькевич: Михаил Владимирович, спасибо вам большое. Директор Плодоовощного союза был у нас на связи, объяснил свою позицию Михаил Глушков.

Иван Гостев: Я хочу несколько сообщений прочитать. Вот как раз Свердловская область, с нами говорил Николай, затруднился назвать цены: «Яблоки и томаты от 120 рублей, морковь от 32», – ну, в общем, немало как минимум.

Оксана Галькевич: «Морковь в «Ленте» в Архангельской области 75 рублей».

Иван Гостев: Семьдесят пять, в 2 раза выше.

Оксана Галькевич: Да, это морковь, друзья, господи.

Иван Гостев: Бананы 70 стоят у нас.

Оксана Галькевич: Ну бананы ладно, бананы не наши, а морковь-то наша, вот же, из нашей земли 75 рублей.

Иван Гостев: Удивительно, совершенно необъяснимые цифры какие-то.

Оксана Галькевич: Вот послушаем, что нам Камчатка сейчас расскажет, Геннадий до нас дозвонился. Геннадий, здравствуйте, только сразу не убивайте.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Иван Гостев: Расскажите, какая у вас там ситуация. Плачевная?

Зритель: У нас ситуация очень, как говорится, такая интересная. Сейчас у нас в... идет лососевая путина, и наша рыба вот здесь, на Камчатке, ездил на рынки, от 300 до 700 рублей за килограмм.

Оксана Галькевич: Ой... А у нас знаете, сколько, Геннадий? Я в воскресенье ходила, я так подошла к прилавку, так посмотрела и отошла сразу.

Иван Гостев: И отошла.

Оксана Галькевич: Потому что мне страшно стало – 1 800.

Иван Гостев: Ужас!

Зритель: Да... Ну, до вас довезти надо...

Оксана Галькевич: Ну да.

Иван Гостев: А почему у вас такие цены, непонятно.

Зритель: А у нас же здесь вот прямо она, здесь. Насчет фруктов, Эрдоган присылает свои нектарины, персики по 500–600 рублей за килограмм, правда? А у нас только бандероль берет наша «Почта России» от Москвы до Камчатки 600 рублей, так он практически нам их бесплатно, что ль, дает? Какой хороший человек. А наши что-то власти никак. У нас два представителя этих рыбовладельцев сидят в Совете Федерации, получают миллиардные доходы...

Оксана Галькевич: Ну, одной рыбой-то не будешь сыт, правильно, нужны же все-таки и овощи какие-то, и фрукты... Вот у вас, кстати, интересно, как с тепличными.

Зритель: Вот я и говорю, овощи у нас самые дешевые яблоки по 200 рублей.

Иван Гостев: По 200 рублей.

Оксана Галькевич: А, ну это как в Москве, кстати. Спасибо, Геннадий.

Иван Гостев: Ну да, понятно. Спасибо большое, Геннадий.

Сейчас давайте послушаем Любовь из Краснодарского края.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Иван Гостев: Любовь, здравствуйте. Как у вас цены? Может, вы нас порадуете? У вас все-таки такой регион благополучный в этом смысле.

Зритель: Да, это регион, он был когда-то благополучным. Вы знаете, все меняется, так же и Кубань, он стал дотационным, во-первых. А во-вторых, вы знаете, невозможно жить здесь. Вот мы живем в..., если еще какой-то там у кого-то кусочек земли или дача сохранилась, дорого, бензин дорогой, бросают дачи, короче, что-то могут своего съесть, а так невозможно.

Рынок дорогой, к нам приезжают многие отдыхать, даже вот москвичи говорят: «У нас зимой такие цены, как у вас цены». Помидоры, с ума сойти, мы все лето берем по 80 рублей, по 100 рублей помидоры, позорище! Яблоки, вот вчера пошла на рынки, 150 хорошие, «Женева» красненькие, а так 100–130. Огурцы дорогие, 50 самые дешевые...

Иван Гостев: Это все свое родное, да?

Зритель: Да. Персики 130, пришла на ярмарку нашу кубанскую, наши кубанские 130 рублей персики, слива 100 рублей, импортная и по 200, и все.

Иван Гостев: Кошмар.

Зритель: Невозможно. Придешь на рынок, с тысячей делать нечего. Вчера была, 2 тысячи взяла с собой, 1,5 тысячи ушло на лекарства, 500 рублей стою и думаю, что купить, или сыра немножко, или ну что-то, я не знаю, или мяса немножко...

Иван Гостев: Очень, конечно, сложно слушать, очень эмоциональное сообщение. Спасибо большое, Любовь, ну вот такое мы услышали, крик о помощи по сути.

Оксана Галькевич: Да.

Вы знаете, я предлагаю сейчас еще раз окинуть таким широким взглядом нашу большую страну. Вот у нас только что высказалась Камчатка, Краснодарский край, а теперь давайте посмотрим, что у нас с ценами во Владивостоке и в Крыму, и вернемся к обсуждению. А вы, пожалуйста, продолжайте писать нам на SMS-портал, очень много интересных сообщений от вас.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Вот она, кафель-то, «Шаланды, полные кефали»...

Иван Гостев: Да, «полные кефали», да, теперь выяснили.

Оксана Галькевич: Смотреть на это, конечно, все невозможно, так все вкусно.

Иван Гостев: Но вот меня вопрос мучает. Посмотрели мы сюжет, и в Крыму, получается, цены на овощи и фрукты выше, чем на те же овощи и фрукты, которые экспортируют, например, в Москву. Почему так происходит? Давай спросим у эксперта нашего.

Оксана Галькевич: Ну, у Крыма там особая ситуация, да. Мы сейчас спросим нашего эксперта, несколько сообщений, пока эксперта выводят нам на связь. Воронеж пишет, народстат, друзья, есть у нас люди наблюдательные не только в статистическом ведомстве: «В январе гречка стоила 30 рублей, сейчас 80 – это в 2,7 раза, 270%. Сахар был 23 рубля, сейчас 35». Кострома объясняет это, кстати, тем, что выросли цены на энергоносители, поэтому дорожают, соответственно, продукты.

Иван Гостев: Ага, интересно.

Оксана Галькевич: Волгоград пишет: «Спасибо «Покупочке», радуют акциями, сегодня бананы там были по 40 рублей», – по 40 рублей бананы в Волгограде, друзья.

Иван Гостев: Я подумал, что же будет, когда вырастут цены на газ.

Оксана Галькевич: Да. Что будет, когда вырастут цены на газ, это мы будем обсуждать, друзья, в следующей нашей теме. А сейчас можем об этом спросить у Дмитрия Вострикова, исполнительного директора ассоциации «Руспродсоюз». Дмитрий Владимирович, здравствуйте.

Иван Гостев: Дмитрий Владимирович, ждем вас.

Дмитрий Востриков: Да, добрый день.

Иван Гостев: Да, Дмитрий Владимирович, здравствуйте. Ну вот посмотрели мы сюжет, в Крыму собственные овощи и фрукты стоят дороже, чем в Москве. Как такое происходит? Почему?

Дмитрий Востриков: Ну, здесь ничего удивительного нет, этот год у нас отмечен повышенной готовностью к пандемии, понятно, что те, кто привыкли отдыхать за рубежом, они никуда не поехали, многие эксперты говорят о взрывном росте внутреннего туризма, поэтому то, что доступно, – это как раз краснодарское побережье и Крым. Спрос и предложение никто не отменял, тем более покупатель на рынке все-таки хочет купить не индустриальную продукцию, а более местную, более пахнущую, более вкусную, и цена на такую продукцию выше. То есть здесь баланс спроса и предложения, и я согласен с Оксаной, что Крым, собственно, не показательный регион, у нас все привыкли, что на море это всегда несколько повышенные цены...

Иван Гостев: Ну хорошо, Дмитрий Владимирович, Крым не показатель, но вот мы посмотрели, допустим, сюжет из Приморья, там китайские продукты стоят гораздо дешевле наших отечественных. Почему? И в других регионах такая же история.

Дмитрий Востриков: Это понятная логистика опять же. То есть если взять Дальний Восток, там рыбопродукты будут дешевле, чем у нас здесь, и как раз выступающий про это и говорил, здесь отражает своя логистика. А фрукты, получается, если везти отсюда, будут там дороже. То есть здесь то, что растет непосредственно на земле, в этом регионе получается и дешевле. Я могу сказать, что огурец можно купить в магазине, это будет одна цена, если вы купите около поля колхозного, это будет совершенно другая цена, и здесь цена может отличаться в 5 раз принципиально. Потому что, во-первых, одно грунтовое, а в городах мы привыкли на прилавках магазинов видеть все-таки с тепличных комбинатов, и здесь уже в разы экономика отличается. Плюс особенность этого года, что у нас как раз огурцы и помидоры дороже, чем в прошлом году.

Оксана Галькевич: Вот.

Дмитрий Востриков: И на это накладывают свой отпечаток именно погодные аномалии.

Иван Гостев: Погодные аномалии.

Дмитрий Востриков: Потому что у нас сейчас... засуха, у нас и в Екатеринбурге, за Уралом засуха, а вот эти самые дешевые огурцы и помидоры недополучают влаги, то есть меньшая урожайность получается.

Оксана Галькевич: Дмитрий Владимирович, слушайте, вот, кстати, по ситуации погодной, климатической в этом году, может, вы нас еще предупредите, так подготовите немножко? Вот с огурцами и помидорами, вы говорите, из-за засухи проблемы. С чем еще могут быть сложности в связи с тем, что погода такая неустойчивая на территории Российской Федерации в этом году?

Дмитрий Востриков: Вы знаете, пока что по основным продуктам, потому что основное у нас все-таки зерновые, они являются и кормами для животноводства, тут и макаронные изделия, пока что прогноз очень позитивный, по крайней мере эксперты говорят об урожайности выше, чем в прошлом году. В прошлом году у нас было достаточно и для внутреннего рынка, и для отправки на экспорт, только вот период марта и пандемии немножко насторожил регуляторов и были ограничения на вывоз круп и зерна за рубеж. В этом году мы, если будет благоволить погода и позволит все убрать, мы соберем больший урожай, чем в прошлом году, поэтому здесь опасений каких-то таких нет. Сложнее, например, с нашими монокультурами, как я называю, то есть то, что мы выращиваем в России и в основном сами же потребляем...

Оксана Галькевич: Это что? Это гречка, подсолнечное масло?

Дмитрий Востриков: ...и мы здесь только рассматриваем как бы урожай, который у нас имеется. Ну, пока что ситуация немножко только на Алтае напрягает, посмотрим, с какой урожайностью они выйдут. Но здесь я хотел бы всех успокоить, что у нас гречиха растет не только в Алтайском крае, а Башкирия, Орел, Курск – это тоже регионы, в которых крупа произрастает.

Иван Гостев: Ну вот как раз у нас есть несколько звонков, один из них из Курска, но начнем мы с Ленинградской области, к нам Ольга дозвонилась.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Иван Гостев: Давайте послушаем, какие там цены.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Иван Гостев: Здравствуйте.

Зритель: Да, я звоню вам из Ленинградской области, город Тихвин.

Оксана Галькевич: Ага, знаем такой.

Зритель: У нас мало того, что все рынки закрыли, теперь нашим супермаркетам никакой конкуренции, ни одного рынка в городе нет. Яблоки отечественные только начали завозить, 160 рублей, они меньше персиков, как абрикосы буквально размером и по 160 рублей, яблоки.

Оксана Галькевич: Да-да.

Зритель: И остальные цены... Я не знаю, где, как вы говорите, покупает свои продукты Росстат, но явно не в российских магазинах, это очевидно. И вот как пенсионерам справиться? Даже сезон, когда это все должно быть...

Оксана Галькевич: Дешеветь, да, должно все как-то...

Зритель: ...когда именно сейчас витамины должны как бы люди поглощать, даже в сезон, а что тогда будет зимой, страшно представить...

Иван Гостев: А вот томаты, например, сколько у вас стоят?

Зритель: ...если сейчас невозможно ничего купить.

Иван Гостев: Сколько у вас томаты стоят?

Зритель: Томаты? Ну, томаты по-разному, от 80, и 100, и 120, и 150, всякие есть томаты, конечно, но тоже, я бы сказала, в разгар сезона это тоже цены не по кошельку пенсионеров.

Оксана Галькевич: Да, Ольга, спасибо.

Зритель: И так же все остальные продукты, и картошка дорогая, ну и все остальное, и лук, за чем ни приди, что ни возьми...

Иван Гостев: ...все подорожало, да?

Зритель: ...хочется положить обратно, потому что...

Оксана Галькевич: Да.

Иван Гостев: Понятно. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Да даже картошка, кстати, в этом году, вы знаете, Дмитрий Владимирович, картошка как-то, вот не заметила я по крайней мере вот этого сезонного проседания, когда обычно появлялась молодая уже наша, цена падала так хорошо, а сейчас она так нормально держится, на уровне 30 и выше. В прошлом году в 2 раза дешевле было.

Дмитрий Востриков: ...обычно самая пиковая цена получается, потому что вот эта зимняя хранящаяся уже населению надоедает, и самая ранняя картошка пиковая по цене. Индустриальный сбор картошки все-таки позже у нас. Хотелось бы всем сказать, что август и сентябрь – это минимальные цены на массовую индустриальную продукцию плюс ягоды и фрукты, потому что те же яблоки, их индустриальный сбор только начинается.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Гостев: Ага.

Дмитрий Востриков: Поэтому именно по цене сезонные колебания будут как раз август-сентябрь, и здесь можно как у частников покупать, так же делать какие-то там запасы на зиму. Вот как раз ваша слушательница спросила про витамины – лесные дары и так далее надо брать, да, закатывать, это действительно надо.

Иван Гостев: То есть ждем, что будет дешевле, да, получается? Надеемся скрестив пальцы на август-сентябрь?

Оксана Галькевич: Дмитрий Владимирович, если можно, очень коротко. Вот эта ситуация с пандемией в этом году увеличила нагрузку на нашу, я даже не знаю как сказать, инфраструктуру, производящую продукты, на наши тепличные хозяйства, всякие комплексы растениеводческие, животноводческие, молочноводческие? Увеличила или нет, все в прежнем режиме, через границу приходят, поступают, уходят?

Дмитрий Востриков: Ну, вы знаете, наверное, самый экстремальный период для производителей пищевой промышленности был март месяц, потому что вот этот скачок ажиотажного спроса долго хранящихся продуктов никто не ожидал, там производства работали 24 часа в сутки, для того чтобы пробел на полках восполнить. Сейчас все нормализовалось, все работает в штатном режиме, восстанавливаются те же складские запасы как по сырью, так и по готовой продукции, без которых нормальный производитель просто не работает, тем более если он работает с современными форматами торговли. Потому что там либо колебания, либо акция, они должны подпитываться товарными запасами на складе.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иван Гостев: Спасибо большое. У нас на связи был Дмитрий Востриков, исполнительный директор ассоциации «Руспродсоюз».

А сейчас я предлагаю перейти к долгожданному звонку из Курска...

Оксана Галькевич: А мы Любовь из Курска, да, не выслушали еще.

Иван Гостев: Да, вот давайте послушаем. Любовь, здравствуйте. Алло, Любовь?

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Любовь. Сорвался звонок, да? Да. Давайте Ольгу из Хабаровска тогда выслушаем. Ольга, здравствуйте.

Иван Гостев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Гостев: Как у вас ситуация с ценами? Выросли?

Зритель: Да, очень даже выросли, очень, потому что в разы, очень сильно.

Оксана Галькевич: Вот прямо в разы, Ольга, прямо в разы?

Зритель: Да-да-да, очень сильно выросли.

Оксана Галькевич: Ну что в разы у вас подорожало? Вот если в разы?

Зритель: Абсолютно все, и помидоры, и огурцы, и картошка. У нас никогда... У нас на картошку очень хороший урожай, но у нас сейчас так их взвинтили, по 65 килограмм и более получается за картошку, у нас никогда такого не было.

Оксана Галькевич: А сколько было?

Зритель: Ну вообще у нас 20–30 самое большое, потому что у нас как бы картошка товар ходовой растет.

Иван Гостев: Ага. Но картошка, я так понимаю, своя, местная, да, получается?

Зритель: Да, у нас местная картошка, у нас урожай на нее, но сейчас вообще взвинтили. Взять те же соленые огурцы, они стоили 70–80 рублей, допустим, а сейчас эти огурцы чуть ли не под 300 рублей, 200 с копейками и так далее, то есть очень сильно.

Иван Гостев: Ужас, это в 4 раза, да, в 3–4 раза.

Зритель: В связи с коронавирусом как бы намного выросли цены на все абсолютно.

Оксана Галькевич: Вот так вот.

Иван Гостев: Да, спасибо.

Оксана Галькевич: Широка наша страна, но едина в каких-то моментах. Спасибо.

А у нас на связи еще один эксперт, координатор федерального проекта «За честные продукты» Александр Бражко. Александр Анатольевич, здравствуйте.

Александр Бражко: Коллеги, добрый день.

Оксана Галькевич: Александр Анатольевич, поясните сначала, собственно, что означает «За честные продукты». С чем вы боретесь, с кем сражаетесь?

Александр Бражко: Ну, борюсь за наши с вами права. У нас с вами должна быть возможность в любой торговой точке, в любом магазине купить настоящие продукты по справедливой цене.

Оксана Галькевич: Ага. А справедливая цена – как вы ее определяете? Вот сейчас я пришел в магазин, и вот эта цена несправедливая, как вы это выясняете?

Александр Бражко: Все достаточно просто. В цене продукта на торговой полке доля именно исходного сырья должна составлять от 70 до 80%. То есть, условно говоря, в колбасе мясо должно быть 80%, минимум 70%, точно так же как в бутылке молока доля именно денег, которые достаются непосредственно фермеру, у которого есть корова, не менее 80%.

Иван Гостев: А как вы считаете, сейчас цены у нас справедливые?

Александр Бражко: Цены у нас сейчас соответствуют той модели, которая выстроена именно федеральными розничными торговыми сетями. То есть она достаточно простая, то есть речь идет не о продаже как таковых продуктов питания, а о сдаче в аренду торговых площадей или же мест на торговой полке. То есть с чем это связано? Есть SKU, то есть это одна единица товара, и вы «покупаете» право торговать каким-то продуктом. В принципе никого не интересует, какая будет цена закупки, какая будет цена реализации, самое главное, чтобы вы «отбили» определенную дельту для магазина. Но с учетом того, что магазин старается заработать больше, то есть это все-таки не благотворительная организация, то есть это коммерческое предприятие, у которого есть иностранные партнеры, инвесторы и кредиты, то мы с вами видим безудержный рост цен.

Иван Гостев: Ага. А подскажите, пожалуйста, Александр Анатольевич, вы говорите о том, что, в общем, магазины не благотворительные организации, это понятно. Как происходят вот эти все накрутки, когда от сбора урожая, от производства, затем логистика, и вот появляются они у нас на прилавках магазинов. Как происходят вот эти все накрутки? На каком этапе сколько и чего добавляют?

Оксана Галькевич: Как цена становится несправедливой, вот так можно сказать.

Иван Гостев: Да.

Александр Бражко: Я понял. Ну, если в стране рыночная экономика, то существуют 3 серьезных блока самостоятельных. Конечно же, это федеральные торговые сети и региональные, они занимают порядка 10–15% рынка; 50% – это так называемые магазины у дома, ну и более половины – это рынки, то есть те площадки, куда непосредственно сельхозпроизводитель может прийти и продать свою продукцию. Вот когда выпадает вот это последнее звено, мы с вами должны признать, что как таковые плодоовощные рынки, то есть места для продажи, прямой продажи сельхозпродукции производителями, они в нашей стране достаточно серьезно страдали, то есть они сокращаются. Так вот когда этого нет, то это место занимает именно сетевая торговля. Далее все очень просто: если мы с вами читали классиков, то нет такого преступления, на какое не пойдет капиталист, чтобы заработать 300% прибыли.

Иван Гостев: Ага.

Александр Бражко: Если вы ходили в магазин, вы видели, что молоко продается сейчас по цене где-то рублей, наверное, 70–80 за один литр. Согласно отчетным данным, доля именно молока только 20 рублей в каждой бутылке. А теперь посчитайте, какая наценка.

Иван Гостев: Да...

Оксана Галькевич: Ну и что с этим делать, собственно, Александр Анатольевич? Как призвать к ответу и, самое главное, к какому-то действию в наших интересах те самые сети?

Александр Бражко: Сети бесполезно призывать к ответу по одной простой причине, что они объясняют свою позицию тем, что им разрешают так зарабатывать, они несут важную так называемую социальную функцию, помогают нам что-то купить по минимальной цене. Но когда мы с вами смотрим нижнее ценовое предложение, то есть так называемый эконом-сегмент, то не всегда видим там именно качественные продукты, которые соответствуют именно ГОСТ. Иногда там встречается что-то с этикеткой ТО. Что делать? Опять ответы очень простые. Для того чтобы увеличить объем производства именно фермерской продукции, продукции в личных подсобных хозяйствах, необходимо, чтобы развивалась система продаж. Да, правительство много делает в этом направлении, у нас с вами заработал закон об органическом сельском хозяйстве, это есть.

Оксана Галькевич: Да.

Александр Бражко: Но к сожалению, без субсидий, аналогичных мер поддержки...

Оксана Галькевич: В общем, политическая воля нужна, да, Александр Анатольевич? Я тороплю немножко...

Александр Бражко: Нет, все есть...

Оксана Галькевич: У нас звонок просто из Мурманска, немножко, извините, тороплю события.

Иван Гостев: Давайте послушаем звонок.

Оксана Галькевич: Татьяна из Мурманска у нас. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Добрый день. Я вот смотрю вашу передачу, хочу рассказать, что у нас в Мурманске делается. Продукты вообще дорогие ужасно, наверное, считают, что если у нас люди получают полярку, надбавку, то, значит... В общем, сезонные яблоки 150–180, картошка 50 рублей, по 39 не достать. Лук, это все, импортные яблоки по 280 рублей, представляете?

Иван Гостев: Ну да, с ума сойти, конечно, такие цены, что за голову хватаешься.

Зритель: Вот, да, вы знаете, вообще все так подорожало, такое дорогое все...

Оксана Галькевич: Да, Татьяна, спасибо. Я прошу прощения, вас тоже тороплю, потому что времени у нас уже не осталось. Я вот обращаюсь уже к Александру Анатольевичу – подытожьте, прокомментируйте итоги: у нас 98% наших зрителей сказали, что да, они отмечают рост цен в последнее время в магазинах.

Александр Бражко: Правительству необходимо заниматься двумя вопросами. Первый – это, конечно же, ввести контроль над федеральными розничными торговыми сетями. Второй очень важный момент – это комплекс мер по увеличению доходов населения. Именно эти два вопроса позволят нам запустить мероприятия, которые повлекут именно увеличение объемов производства органических продуктов питания.

Оксана Галькевич: Да.

Иван Гостев: Спасибо.

Оксана Галькевич: И это не самые простые шаги, надо сказать.

Иван Гостев: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Александр Бражко, координатор федерального проекта «За честные продукты», был у нас на связи.

Иван Гостев: Мы переходим к следующей теме.

Оксана Галькевич: Друзья, впереди у нас тоже тема цены, но на газ.

Иван Гостев: Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Иванов
Предприниматели у нас какие-то социалистические, хотят жить за счёт государства, тогда надо кончать такой бизнес и всё национализировать. Главный либерал Чубайс у нас тоже почему-то всё в гос. структурах сидит и из бюджета кормится. Грудной у нас бизнес, сиську государственную сосёт.
Не разорит ли импортозамещение отечественных потребителей?