ТЕМА ДНЯ: Тепло ли тебе, страна?

ТЕМА ДНЯ: Тепло ли тебе, страна? | Программы | ОТР

Недотопы, перетопы... Почему каждую зиму возникают проблемы с отоплением в регионах, а тарифы при этом растут?

2020-12-22T14:07:00+03:00
ТЕМА ДНЯ: Тепло ли тебе, страна?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Юлия Белехова
руководитель регионального отделения ОНФ в Московской области
Борис Гладких
член Комитета Государственной Думы РФ по энергетике
Артем Кирьянов
первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты РФ

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем. В студии Дарья Шулик...

Дарья Шулик: ...и Иван Князев.

Иван Князев: Переходим к главной теме этого дня. В Улан-Удэ выросло количество жалоб по теплоснабжению. «Сибирская генерирующая компания» рассказала красноярцам, куда звонить, если батареи не топят. В Камышлове с жителей трех улиц собрали лишний миллион за отопление, теперь делают перерасчет. И так по всей стране: где-то недотоп, где-то перетоп. С приходом холодов обнажилась, ну как трубы наших теплосетей, в России главная проблема нашего коммунального хозяйства – теплоснабжение. В Общероссийском народном фронте пытаются мониторить ситуацию и вот что выявили.

Дарья Шулик: По оценке ОНФ, потери тепловой энергии в сетях достигают 30%, а иногда и 45%. Но сразу поправка – это усредненный показатель. Срок службы теплотрасс в 4–6 раз ниже нормативного. Физический износ отопительных котельных составляет около 60%, тепловых сетей 65%.

Иван Князев: Ну вот столько мы в воздух просто отпускаем нашего тепла.

В каком состоянии регионы подошли к новому отопительному сезону? И кто оказался к нему не готов и почему? Будем разбираться вместе с вами и с нашими экспертами. Ведь тарифы растут, за тепло большинство жителей все-таки платят исправно, как бы там что ни было, а зимой вообще эта строчка в наших платежках – это один из главных наших расходов за ЖКУ. Вы, друзья, звоните и рассказывайте, что с отоплением у вас. Тепло ли дома? Сколько платите за него?

Дарья Шулик: Ну а для начала давайте посмотрим, с какими проблемами столкнулись жильцы в Ярославле.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Ну вот как обычно все это бывает.

Дарья Шулик: Крайнего не найдешь.

Иван Князев: Ремонт сделали, крайнего не найдешь, это несбалансированно, кто виноват, непонятно, а гражданам платить.

Дарья Шулик: Сейчас будем разбираться с нашими экспертами, что же делать в такой ситуации. Юлия Белехова, руководитель регионального отделения ОНФ в Московской области, у нас на связи. Юлия Александровна, здравствуйте.

Юлия Белехова: Здравствуйте.

Иван Князев: Юлия Александровна, я так понимаю, что зимой вас просто, наверное, заваливают жалобами, причем во всех регионах. Как реагируете? Что чаще всего пишут?

Юлия Белехова: На самом деле жалобы поступают в течение всего года, и это вопрос не только отопительного сезона, но и подготовки к отопительному сезону, что интересует сегодня жителей. И тот мониторинг, про который вы говорили буквально две минуты назад, он был проведен в самом начале отопительного сезона, что очень важно, для того чтобы своевременно можно было отреагировать на как раз-таки те ситуации, которые сегодня есть в части регионов. Кстати говоря, именно Ярославская область во главе этого антирейтинга по подготовке домов к зиме.

Давайте разделим вопрос все-таки на несколько частей. Одна – это эксплуатация жилого фонда, это зона ответственности управляющей организации, и здесь, конечно, ни в коем случае нельзя все спихивать на жильцов, которые провели собрание собственников и якобы отказались от определенного вида работ. Все-таки управляющая организация работает за деньги собственников для жителей многоквартирного дома и должна здесь отстаивать все-таки интересы и доказывать… Если нужно было менять элеваторный узел, если должна была что-то еще, как раз доказывать, что это нельзя исключать, а наоборот, нужно включать в перечень работ по капитальному ремонту, а ни в коем случае не говорить: «Вы знаете, вот вы здесь приняли решение, а мы здесь где-то сбоку и с краю». Вы потом эксплуатирующая организация, и вы отвечаете в том числе за отопление в квартирах непосредственно в жилом доме.

Иван Князев: Ну так-то да, так-то, на секундочку, жильцы просто могут с профессиональной точки зрения не знать, что где поменять и что куда ведет.

Юлия Белехова: Конечно, да. А профессионал, которому как раз-таки жители платят деньги, – это управляющая организация, поэтому отстраняться от этого вопроса нет, неправильно.

Второй вопрос – это то, что касается теплосетей и транспортировки тепла. Вот это глобальная проблема, которая на самом деле есть по территории всей Российской Федерации. Это не только Ярославль, это и Республика Крым, это в том числе другие наши с вами регионы. И конечно, это проблема. Проблема почему? Есть программа «Чистая вода» федеральная с определением источников финансирования, есть программа «Волга» по канализованию, но нет федеральной программы, которая бы определяла источники финансирования, где мы с вами могли бы делать сети, именно по замене сетей, по модернизации котельных и так далее.

Процент износа действительно сегодня достаточно большой, и правильно вы сказали ранее о том, что мы отапливаем улицу, то есть те деньги, которые мы вкладываем сегодня в тариф, на самом деле не все доходят до потребителя. И здесь, конечно, плачевное состояние сетей с большим процентом износа, его необходимо менять. Нужно сегодня задать программу на федеральном уровне, найти источники финансирования, определить их сегодня и начать в процентном соотношении ежегодно менять сети.

Подмосковье хотя бы не попало в список, в топ-10, где самая большая проблема с сетями, с их износом, но и у нас также есть аварии на сетях, сегодня происходят, которые локализуют, понятно, что выходят аварийные бригады, но это время остановки опять же теплоносителя в многоквартирные дома. Сегодня понятно, что погодные условия еще позволяют системе не размораживаться, но нельзя допускать этого на будущее, поэтому нужно предотвращать вот эти всевозможные аварийные работы и, конечно, более четко относиться к промывке, опрессовке сетей.

Вот посмотрите, сегодня Ростехнадзор, каждая ресурсоснабжающая организация по теплу должна получить паспорт Ростехнадзора. И конечно, у многих возникает вопрос, как они их получают с таким состоянием сетей. Так вот мы в такой угол определенный их загоняем, и ресурсоснабжающие организации, и жителей. Надо все-таки ответственнее подойти к этому вопросу, четко понять, какие сети сегодня в каждом регионе, в каждом муниципальном образовании, сделать программы и начать менять.

Иван Князев: Ну, понять-то это, наверное, немудрено...

Дарья Шулик: Ну, менять-то на самом деле, действительно надо. Юлия Александровна, но ведь объем, мы только что озвучили цифры в процентном соотношении, они же просто колоссальные. Вы говорите, что нужна региональная программа, выделять деньги и это все делать, – а кто-то вообще подсчитывал, сколько на это нужно денег и сколько понадобится времени, чтобы все это поменять хотя бы в приблизительном будущем? Насколько это реально?

Юлия Белехова: Вы знаете, это огромнейшие, конечно, деньги, если мы говорим про всю Российскую Федерацию. Здесь, вы знаете, есть программы, которые вроде как заходят на федеральный уровень, все-таки должно быть федеральное определение источников, в том числе не только на регион. Потому что если мы говорим про Московскую область, если мы говорим про регионы с достаточными бюджетами, то это одна история. А есть регионы, в которых даже региональный бюджет не может сегодня помочь, скажем так, решить эту проблему самостоятельно, то есть невозможно...

Иван Князев: Даже годовой, наверное, региональный бюджет просто не справится, годовой объем регионального бюджета просто не справится. Я вот читаю, в Барнауле «Сибирская генерирующая компания» инвестирует 1,3 миллиарда рублей, но это только 30 километров ветхих сетей, а надо поменять 1 300, это какие-то колоссальные деньги. Хорошо, с другой стороны, а мы-то платим, каждый день платим. У нас вот сейчас, я просто даже не буду все SMS перечислять, потому что где 2 700 отопление, отопление 2 тысячи, Краснодарский край, Ростовская область и так далее.

Дарья Шулик: Камчатский край 10 тысяч платит.

Иван Князев: Десять тысяч. Мы-то платим, где все эти деньги?

Дарья Шулик: Куда идут?

Юлия Белехова: Вот теперь давайте разберем то, что касается платежей. Действительно, самая большая строчка в платежном документе – это у нас с вами отопление в отопительный период. И действительно, самый большой вопрос, где деньги, куда они уходят, за что мы в итоге оплачиваем, если как такового отопления нет и замены сетей нет. Действительно, инвест-составляющая входит в том числе и в тариф, но вот здесь тоже внимание: как такового контроля за этой инвест-составляющей сегодня должного нет.

Иван Князев: Ага.

Юлия Белехова: Ресурсоснабжающую организацию проверяют только по обращениям сегодня органы прокурорского реагирования, какое качество труб, сколько труб было заменено и было ли вообще заменено. Но как такового должного контроля как раз-таки той инвест-составляющей, которую мы с вами сегодня оплачиваем, ее пока нет.

Иван Князев: Юлия Александровна, и я так понимаю, что ресурсникам ведь, наверное, выгодно закрывать глаза, где у них трубы, поверху идут, по снегу, где обмотки нет и так далее, они просто на это не смотрят. Хорошо, а как тогда их контролировать? Как это можно сделать?

Юлия Белехова: Ну смотрите, здесь очень четкий контроль. Опять же если мы говорим про те паспорта, которые ресурсоснабжающая организация должна получать ежегодно к отопительному сезону, то здесь нужен четкий контроль за этими паспортами. Почему получают у нас с вами те организации, у которых потом мы с вами видим прорывы на тех же самых теплотрассах муниципальных образований?

Иван Князев: Секундочку, прошу прощения, а кто выдает эти паспорта?

Юлия Белехова: Ростехнадзор.

Иван Князев: А, Ростехнадзор все-таки. Продолжайте, да.

Юлия Белехова: Да. Здесь нужно четко понимать, что должен быть контроль со стороны надзорных органов жесткий и четкий, для того чтобы просто так эти паспорта готовности к отопительному сезону не давались. Должен быть контроль...

Вот смотрите, сегодня общественного контроля на самом деле волна поднялась, люди действительно понимают, что нужно смотреть, в том числе проверять и сети. Вот у нас, например, в Подмосковье есть программа «Добродел», и у нас те сети, которые не изолированы, как раз-таки те, которые видны поверху, очень часто жители выкладывают и обращения направляют.

Но самая большая опасность – это не те сети, которые идут поверху воздушные, а те сети, которые под землей, когда у нас с вами происходят дальше провалы, те случаи, которые были в прошлом году, когда в том числе летальные случаи, когда были провалы теплотрасс и были жертвы. Вот то, что не видно, то, что находится под землей, вот это намного большее беспокойство.

Дарья Шулик: Давайте телезрителей послушаем. У нас есть звонок из Забайкальского края, Галина к нам дозвонилась. Галина, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Слушаем.

Зритель: Я звоню вам из Забайкальского края, город Балей.

Дарья Шулик: Ага.

Иван Князев: Слушаем.

Зритель: В общем, у нас такой тариф устанавливают, 40 «квадратов», мы платим 12,5 тысяч.

Иван Князев: Ничего себе.

Зритель: Представляете, какие у нас безоблачные эти цены на теплоэнергию? И куда бы ни ходила, у нас нигде ничего добиться невозможно. У нас ИП это, 40 квадратных метров, как парикмахерская.

Иван Князев: Это вы, ваша семья платит?

Юлия Белехова: Это жилое или не жилое, вопрос.

Иван Князев: Наверное, жилое все-таки. Жилое же помещение 40 «квадратов», квартира, правильно ведь?

Зритель: Сорок «квадратов», да, квартира.

Дарья Шулик: Двенадцать тысяч за сорок «квадратов».

Зритель: И вот нам принесли за декабрь 12,5 тысяч платить.

Иван Князев: А дома тепло?

Зритель: Нет, конечно!

Юлия Белехова: А можно еще один уточняющий вопрос? У нас бывает так, что в декабре приходят квитанции вперед за январь, начисление за 2 месяца сразу. Это начисление за 2 месяца или за 1? В ноябре какая была оплата у вас?

Зритель: Это начисление идет у нас за ноябрь.

Юлия Белехова: За ноябрь.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Представляете, за ноябрь такая сумма пришла.

Юлия Белехова: А есть приборы учета, установлены, или у вас норматив?

Зритель: Общедомовой у нас счетчик есть на квартирах. У нас вот эту квартиру, она как парикмахерская, считается ИП, но там немножко же больше платим, правда?

Иван Князев: Юлия Александровна, как прокомментируете?

Юлия Белехова: Значит, смотрите, все-таки жилое или не жилое. ИП это или не ИП, нужно четко понимать, потому что, например, какой бизнес опять же в этом жилом помещении, парикмахерская не может находиться в жилом помещении, это нежилое.

Иван Князев: Ну...

Юлия Белехова: Что нужно сделать? Все очень просто. Если это многоквартирный дом, то необходимо обратиться в управляющую организацию. Если не отвечают, то в органы жилищного надзора. Сегодня это можно сделать через сайт Государственной жилищной инспекции, непосредственно по данному региону направить обращение с просьбой, с заявлением о том, правильно ли начисление платежей. И конечно же, Государственная жилищная инспекция выйдет с проверкой и проверит правильность начисления. Тем более, если есть прибор учета общедомовой, тогда по теплу элементарно посмотреть и сравнить, насколько действительно соответствуют те начисления, которые сегодня есть. Нужно посмотреть приборы учета по горячему водоснабжению, холодному.

Все-таки есть платежка 12 тысяч, нужно понять, что именно там сегодня до такой степени выросло резко. Возможно, где-то прибор учета, может быть, неправильно списали данные, дали показания, ошибка расчетного центра или управляющей организации. Конечно, здесь нужно разбираться предметно, и для этого есть органы надзора, поэтому через сайт в Государственную жилищную инспекцию или непосредственно на прием и дать обращение.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Князев: Юлия Белехова, руководитель регионального отделения ОНФ в Московской области, была с нами на связи.

Уважаемые друзья, звоните и рассказывайте, сколько платите за тепло и, самое главное, нормально топят или нет. Звоните.

Дарья Шулик: Ну а наши коллеги спросили у жителей Владивостока, Омска и Рязани, есть ли проблемы с отоплением у них. Давайте послушаем.

ОПРОС

Иван Князев: Ну, вот в этом-то и все парадоксы: у кого-то действительно... Вот у меня тоже, у меня дома очень-очень жарко...

Дарья Шулик: Форточки, да, открываем.

Иван Князев: Да, я хоть...

Дарья Шулик: А кто-то три обогревателя, как мы смотрели в сюжете.

Иван Князев: А кто-то, например, как в Новосибирской области наш телезритель пишет: «Панельный дом, живу на 10 этаже, отопление снизу идет с низким давлением, опускается до 13 градусов, просто мерзнем».

Дарья Шулик: Давайте послушаем, как дела обстоят с отоплением в Татарстане, к нам дозвонилась Марина. Марина, здравствуйте.

Зритель: Добрый день, здравствуйте.

Я вот знаете, что хотела сказать? У нас 9-этажный дом, да, отопление просто зашкаливает. У меня вообще 25 градусов дома, ну в квартире двухкомнатной, 50 квадратных метров. Я сушу подушки, но постоянно у меня окна открыты, невозможно даже в зале спать.

Но дело в том, что, вот смотрите, у меня, я как старшая по дому, значит, норматив отопления 1 800, а плачу я 2 300. Вот я удивляюсь, куда уходят 500 рублей. Я боролась-боролась с управляющей компанией, у нас узлы погодного регулирования, я уже 2 года письма, собрание собрала, то есть они меня отшили, сказали: «Узлы погодного регулирования будут в 2023 году», – вот куда уходят.

И еще. У нас с 2021 года наш президент «любимый» Минниханов подписал 7,4% будут повышаться коммунальные услуги. Мы пенсионеры, я вот лично получаю 9 300 – вы можете представить, как я должна проплачивать? На мне еще есть инвалид человечек. Вот что делать?

Иван Князев: Да, хороший вопрос.

Дарья Шулик: Хороший вопрос, что делать, действительно.

Иван Князев: Спросим у нашего следующего эксперта. У нас Артем Кирьянов на связь выходит, первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты России. Здравствуйте, Артем Юрьевич.

Артем Кирьянов: Добрый день.

Иван Князев: Ну вот видите, и тарифы будут завышать, и человек платит, я так понимаю, даже больше, чем нужно. Как прокомментируете? Слышали же звонок.

Артем Кирьянов: Да, слышал разговор. На самом деле сегодня все чаще приходится отвечать на такие вопросы, что делать, если упали доходы и нет возможности платить по повышающимся тарифам. Тарифы у нас повышаются, этот процесс остановить нельзя, если мы не хотим, чтобы вообще все встало в стране. Ну, конечно, здесь ответов несколько. Это прежде всего субсидия на жилищно-коммунальные услуги, потому что, если у вас 9 300 пенсия и вы платите, например, больше 2 тысяч за ЖКХ, вам в любом регионе положена субсидия, тем более если есть иждивенец и так далее.

Иван Князев: Ага.

Артем Кирьянов: Ну и другие льготы надо смотреть, в том числе по инвалидам у нас есть льготы по оплате, у нас есть по ветеранам труда во многих регионах льготы и так далее, и так далее; в различных регионах по возрасту есть льготы. Поэтому здесь надо, что называется, когда небольшой доход или доход резко упал, а сейчас очень много людей становятся официально безработными в период пандемии, сильно… источники дохода, вот тут надо собирать, что называется, все возможные факты о государственной поддержке и пользоваться ими.

Иван Князев: Артем Юрьевич, я прошу прощения, что сразу перебью. Ну вот смотрите, повышение тарифов, собирать, субсидирование – ведь это все какие-то точечные меры, а в целом-то проблему они не решают даже на чуть-чуть, даже на йоту. Наш предыдущий эксперт говорил, что нужна какая-то федеральная программа, ну потому что теплопотери большие, износ сетей большой, тарифы растут, ну а качество услуг все равно же не улучшается.

Артем Кирьянов: Вы знаете, давайте разберемся, начнем с простого, с теплопотерь. Вот есть дома, которые, например, модернизировать и делать, что называется, более энергосберегающими просто неподъемно и где-то даже нерентабельно. И конечно, в таких домах, вот это вот касается и панельных домов, и плохо построенных, плохо запроектированных серий, там действительно, вот человек писал, 13 градусов, ветер гуляет, все вот это очень печально. Такие дома надо сносить, конечно, потому что они не только морально устарели, но где взять денег на их реконструкцию, которая... И эти деньги никогда, что называется, не вернутся, то есть даже если жильцы сами, предположим, скинутся, хотя, как правило, у людей денег на это нет, то что в итоге? Они не получат срок окупаемости.

Вот, например, в Прибалтике, в наших бывших республиках союзных такая история решается с помощью льготных государственных кредитов, но люди все равно рассчитывают, что через 10–15 лет они вернут вложенные в беспроцентный кредит деньги, то есть они берут кредит, что-то там выплачивают, но при этом экономят, и у них получается такой, что называется, круговорот. Но там тоже речь идет не о всех домах, это может себе позволить не каждый.

Иван Князев: То есть кредиты на улучшение теплопотерь дома, да?

Артем Кирьянов: Теплоэффективности дома.

Иван Князев: Теплоэффективности.

Артем Кирьянов: Но у них просто еще и стоимость в несколько раз выше оплаты за тепло. То есть вот у нас мы жалуемся, что у нас тут такая стоимость, ну а если она будет в 3–5 раз выше, например, то тогда уже мы будем как англичане экономить на тепле, брать с собой грелки с теплой водой в кровать и жить в морозильнике, ну на самом деле такая вот история. Правда, у нас не как у англичан климат, например Норильск, Новосибирск...

Иван Князев: Да, ну понятно.

Дарья Шулик: С грелкой в Сибири как-то, да, тяжеловато.

Иван Князев: Артем Юрьевич, у нас, понимаете, как мы показывали и в опросе, и в сюжете, у нас парадоксальная ситуация: у нас где-то тепло, наоборот, у нас где-то, наоборот, холодно. У англичан там ладно, они просто много платят, у них в принципе там в квартирах холодно, а у нас здесь просто...

Дарья Шулик: А еще тут ситуация, по осени топят, а зимой, наоборот, холодные батареи.

Иван Князев: У нас же вот, понимаете, вот здесь вот балансировки вообще никакой нет. Что с этим делать?

Артем Кирьянов: Да, это такая, как бы сказать, это, мне кажется, уже просто игра такая, борьба с населением и встречный процесс борьбы населения за свои права. Понимаете, это вот еще с советских времен. Казалось бы, что стоит по проблеме перетопа ну просто внимательно относиться и снижать температуру подающую? Ну вот что в этом такого, что называется, невозможного? Какой такой должен быть непредсказуемый температурный режим, чтобы в сентябре или в октябре не протапливать до +40? Действительно, от этого страдают на самом деле не только по жаре, это же высушивает воздух, это аллергия, это астматические явления и так далее. Поэтому здесь просто вот надо внимательнее по всей цепочке относиться, начиная от управляющей компании и заканчивая теми муниципалами, которые отвечают за все эти вещи, в том числе за котельные и так далее.

Что касается холода, с холодом, конечно, бороться гораздо тяжелее, и здесь уже всегда идет речь о том, что в нашем доме надо поменять, то есть это уже виды капремонта зачастую. И вот на это, конечно, надо и собирать денег, и быть в правильной очереди. И на самом деле бывают очень странные ситуации: стоит дом, то 10 лет стоит, очень холодно, потом он как-то уселся, прижился, устоялся и начинает быть нормальным. Конечно, это не от хорошей жизни, но такие примеры тоже бывают.

Ну а в целом, если говорить о каких-то программах, вот сегодня институт развития «ВЭБ.РФ» и «Альфа-групп» в лице «Росводоканала» вышли на историю все-таки с концессиями по водоканалу там, где это нужно, то есть там, где есть социальная нагрузка, где ни один нормальный бизнес работать не будет, ну вот при поддержке институтов развития и поддержке государства нашлась отважная компания, которая будет заниматься инфраструктурой, скажем так, в не очень выгодных городах. То есть понятно, что в том же Татарстане (Казань я имею в виду) или Петербурге есть государственный водоканал, он вполне себе функционирует, дает прибыль и чистую хорошую воду, все нормально. Но если брать какие-то, скажем так, небольшие города с населением...

Иван Князев: Ну, там просто денег у них не хватает, у местных ресурсоснабжающих компаний. Ну хорошо, что концессионеры-то нашлись, жалко, что только пока одна компания на это согласилась, хотелось бы, чтобы повсеместно.

Дарья Шулик: Спасибо, Артем Юрьевич. Это был Артем Кирьянов, первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты Российской Федерации.

Иван Князев: Дадим слово телезрителям.

Дарья Шулик: Да, к нам дозвонился Александр из Иркутской области. Александр, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Значить, хочется сказать про город Усть-Илимск. У нас в Усть-Илимске тепло, но, значить, с 2013 года город был в долгу, значить, за коммунальные системы, значить, и была продана управляющая компания «ЖКХ-2008» «Иркутским коммунальным системам» за эти долги. Значить, когда установили общедомовые приборы на домах, в то время я уже стал председателем совета дома. В установку этих общедомовых приборов приходили и тягачи, и краны, и бульдозера в стоимость включили, с людей собрали деньги, значить, с моего дома в пределах, около 500 тысяч за установку двух приборов, понимаете? Вот такая вот ситуация. Затем...

Иван Князев: А зачем бульдозер-то нужно, мне интересно, и кран, чтобы прибор учета поставить?

Дарья Шулик: На всякий случай.

Зритель: Когда приборы установили, все равно собирали целый год по тарифу с города, по тарифу, не учитывая приборы. А я учитывал приборы и по суду вернул нашему дому 640 тысяч за год, мы 2 месяца не платили, но это наш дом, понимаете, один. Вот такая вот ситуация с отоплением, у нас тепло.

Иван Князев: Александр, вы к чему ведете? Что обкрадывают, да, я правильно понимаю?

Зритель: Нужно следить, нужно приборы, допускать людей к учету приборов, во-первых. У нас в электрощитовую не допускают, не допускают людей, значить, требуют допуск, а приборы учета должны быть, люди сами должны контролировать все это, и тепло...

Иван Князев: Ну понятно.

Дарья Шулик: То есть, да, жильцы должны сами контролировать расход. Спасибо, Александр.

Иван Князев: Спасибо большое.

Несколько SMS. Башкортостан, город Сибай: «Оплата за отопление 5 300, 63 «квадрата». Из Ростовской области: «Очень дорогое ЖКУ, квартира 61 квадратный метр, 10 тысяч. Холодно! Ребер на батареях мало». Из Свердловской области: «В квартире холодно, платим 2 тысячи».

Дарья Шулик: Калужская область: «Тарифы повышают, а где модернизация? Сети-то не меняют».

Иван Князев: Это хороший вопрос.

Дарья Шулик: Да, сейчас об этом поговорим с нашим следующим экспертом. Это Борис Гладких, депутат Государственной Думы, член Комитета по энергетике.

Иван Князев: Здравствуйте, Борис Михайлович.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Иван Князев: Уточнение: не где модернизация, а где деньги на модернизацию. Вот мы как-то поняли, что денег нужно много и нужно где-то их искать, вопрос где.

Борис Гладких: Здравствуйте.

В первую очередь деньги необходимо искать в тех предприятиях, которым дают часть средств из компенсации разницы между тарифом для населения и экономически обоснованным тарифом. Зачастую средства из региональных бюджетов поступают просто бесконтрольно: отдали, расплатились, а какова эффективность, оценка потом перед следующим отопительным сезоном не производится. Отсюда недоремонты, отсюда недостатки, которые приводят и к авариям, и к сниженному качеству. Дело в том, что эти инструменты не требуют дополнительного урегулирования в законодательстве, здесь достаточно просто внимательно исполнительным органам власти выстраивать работу на местах.

Иван Князев: То есть я правильно понимаю, что те же муниципалитеты когда жалуются, что у них большие теплопотери, что с них ресурсоснабжающие организации требуют деньги, им просто нужно почетче смотреть?

Борис Гладких: Не муниципалитеты, хотя муниципалитеты участвуют в приемке объектов перед отопительным сезоном. Но средство, как правило, поступают из региональных бюджетов, потому что тарифы утверждаются на региональном уровне, разницу должен обеспечить, соответственно, бюджет субъекта. Но совместно с исполнительной властью муниципалитеты могли бы участвовать в более качественных тех мероприятиях, которые перед началом отопительного сезона, как правило, традиционно проводятся. Но это же все на бумаге, а визуально осмотры не делаются.

Вторая причина, больная сторона вопроса – это вот фиктивные осмотры, фиктивное состояние объектов коммунального комплекса. То есть есть регионы, уже примеры, где это все переведено на «цифру», есть лица поименованные, ответственные, в программу заведенные, люди, которые фактически своей электронной подписью отвечают за ту информацию, которая есть об объекте. Соответственно, учитывая тот факт, что у нас всегда денег не хватает, средства распределяются в приоритетном порядке на те вещи, которые наиболее важны, что ли. Когда мы видим, что объект аварийный и при этом бюджетные средства идут на какие-то непервостепенные вещи, вот еще одна проблема.

Как же повлиять на платеж для самого гражданина? Ну конечно же, это установка приборов учета. Вот я уже в третий раз добиваюсь того, чтобы на федеральном уровне не внедряли новый инструмент расчета платы за отопление, это вот о нормативах на отопление в зависимости от этажности многоквартирного дома и года его постройки. Вот что было бы, если бы у нас в домах, где возможен рост норматива на отопление в случае введения нового инструмента, стояли бы приборы учета? Да вопроса бы не было, вопрос бы просто сам по себе отпал, потому что рассчитывались бы по приборам. А так три раза, 2016 год, 2020 год, 2021 год мы переносим эту ситуацию. Мы, конечно, просим Минстрой, не без этого, но это приходится делать.

И капитальный ремонт, который сегодня проводится в регионах, тоже потенциал не задействует. Сегодня средства капремонта идут не исходя из энергоэффективности зданий, не исходя из потребностей в энергомодернизации, а исходя из того, что собственники хотят, они хотят. Ну а кто им подсказал, что, например, сегодня лучше поставить прибор учета, не отремонтировать кровлю капитальным ремонтом, которую можно было бы отремонтировать текущим? По большей части даже региональные фонды капремонта людей сами затягивают в эту историю, не объясняя, не занимаясь с ними этими вопросами насущными, когда действительно установка новой системы отопления и прибора учета сэкономит дополнительные средства на разнице между, от нормативного начисления к приборному начислению.

Иван Князев: А им это не нужно, мне кажется, просто, Борис Михайлович, не хотят они этим заниматься.

Борис Гладких: Надо срочно отремонтировать сто кровель, чем установить, конечно же, пятьдесят приборов учета. Вот к этому надо вести население, к вопросу именно рачительного использования собственных средств, которые сегодня они тоже все-таки отдали фонду капремонта, и многие фонды работают правильно.

Ну и вот то, что касается эффективности, конечно, целесообразно было бы на федеральном уровне поддержать регионы в том, чтобы все-таки цифровые модели уже начали работать у нас в регионах. Те программные продукты, которые регионы сами сделать не могут, можно было бы централизованно обеспечить и сделать так, чтобы у нас вся страна была уже в электронном формате: состояние объектов, первоочередные траты, второстепенные, в красном, в желтом, в зеленом, составить баланс отрасли коммунального комплекса. Тогда и развитие этой отрасли можно было бы осуществлять гораздо больше для крупных муниципальных образований, например...

Иван Князев: Да ведь и там тоже на что-то будут глаза закрывать.

Борис Гладких: ...тепла, газа, электроэнергии по городам.

Дарья Шулик: Борис Михайлович, давайте послушаем, как дела обстоят с отоплением в Краснодарском крае, это нам Любовь дозвонилась. Любовь, мы вас слушаем.

Зритель: Добрый день. Во-первых, поздравляю всех с Днем энергетика, сама энергетик.

Дарья Шулик: И мы вас поздравляем.

Иван Князев: Да, в этом ирония сегодняшнего эфира.

Зритель: Значит, смотрите, у меня кроме электрического отопления я ничем не могу воспользоваться. Квартира площадью 30 «квадратов», и я плачу в среднем с электричеством потребляемым 4,5–5 тысяч в месяц, это за отопительный сезон. Хотела бы узнать, нет ли каких-то льгот для пенсионеров?

Иван Князев: Ага. Да, спасибо вам за вопрос.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Князев: Борис Михайлович, есть льготы для пенсионеров?

Борис Гладких: В первую очередь льготы зависят от дохода гражданина. В этом году мы уже на площадке фракции задавали вопрос Минфину, с тем чтобы снизить максимальный объем затрат средств на коммунальный комплекс в доходе семьи с 22% от общего дохода семьи до 15%. Министерство строительства Российской Федерации с этой позицией согласно, Минтруд согласно, пока Минфин на встречу нам, к сожалению, не идет, но это один из критериев, тем не менее 22% действуют. Также у нас есть льготы региональные, которые устанавливаются и для одиноко проживающих граждан по отдельным видам коммунальных услуг, именно в части граждан пожилого возраста, одиноко проживающих. Также льготы есть для других категорий граждан, имеющих ту или иную инвалидность, не только в зависимости от того, пожилые они или нет, многодетные семьи...

Иван Князев: Ну понятно.

Борис Гладких: Для того чтобы вам уточнить перечень льгот именно в отношении вас, вы можете обратиться в местный многофункциональный центр либо в управление социальной защиты муниципального образования, где вы находитесь.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Князев: Ну а вам как депутату и карты в руки, добиваться вот этих льгот от нашего правительства. Спасибо большое. Борис Гладких, депутат Государственной Думы, член Комитета по энергетике, был с нами на связи.

Ну вот несколько мнений от наших телезрителей. Из Московской области: «Если воровать (я так понимаю, это речь о ресурсоснабжающих организациях), то денег всегда будет не хватать ни на что». Еще один такой резонный вопрос, на самом деле много их, вопросов: «А если газ все-таки? Газом?» – газифицировать страну надо, дешевле все-таки получится.

Дарья Шулик: Совсем скоро вернемся в эфир и поговорим о ценах на продукты. Оставайтесь с нами.

Иван Князев: Да. Ну и добавим, что эту тему наши коллеги будут обсуждать еще и вечером, поэтому все, кто не дозвонился, присоединяйтесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Недотопы, перетопы... Почему каждую зиму возникают проблемы с отоплением в регионах, а тарифы при этом растут?