ТЕМА ДНЯ: Вторая работа

ТЕМА ДНЯ: Вторая работа | Программы | ОТР

Сколько граждан в ней нуждается, чтобы свести концы с концами? Какие профессии чаще всего совмещают? Подводим итоги опроса проекта «Реальные цифры»

2021-02-05T15:19:00+03:00
ТЕМА ДНЯ: Вторая работа
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Олег Бабич
руководитель правового департамента Конфедерации труда России
Владимир Морыженков
профессор бизнес-школы МИСиС
Валентина Митрофанова
кандидат экономических наук, юрист, директор Института профессионального кадровика

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем. Тамара Шорникова по-прежнему с вами...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Вот о чем поговорим, немного цифр дадим для начала. Каждому 4-му россиянину не хватает зарплаты на основные нужды, питание, аренду жилья и выплату ипотеки. Впечатляет, да, согласитесь? Это результат опроса работающих граждан, который провели компании HeadHunter и «Деньги Вперед». Вот если бы еще 5, 10, 20 тысяч, говорили участники опроса.

Иван Князев: Да, вопрос, где их взять. На другой работе, отвечает каждый 6-й россиянин, это уже статистика от SuperJob, 17% наших граждан калымят, что называется. Мы провели свое исследование для рубрики «Реальные цифры» и выяснили: судя по вашим SMS, подработка есть у каждого второго, 50,7% наших граждан имеют дополнительный заработок на стороне, еще почти 17% тоже хотели бы, наверное, но здоровье и возраст не позволяют. Только 7% уверенно ответили, что подработка не нужна.

«В наше время не то что подработку сложно найти, но основную работу в провинции, все заводы закрыли», – это пишет Олег из Рязанской области, с ним согласны четверть опрошенных. Столько написали, что сидят без работы, вообще никакой нет, много таких SMS особенно из сел приходит.

Тамара Шорникова: Да. А вот кому повезло, кто нашел какую-то подработку (ну, повезло или нет, еще выясним, конечно, да). Самая распространенная подработка – это репетиторство у учителей; бухгалтеры могут вести несколько фирм; пенсионеры подрабатывают сторожами и уборщицами. Но не только, вот SMS из Белгородской области: «Работаю главным инженером в управляющей компании, зарабатываю 40 тысяч. Подрабатываю уборщицей офисного помещения небольшой фирмы, плюс 10 тысяч еще».

Иван Князев: Ну вот еще примеры из SMS. Медсестра берет у персонала халаты и подшивает их в свободное время. Массажист в Ставрополье подрабатывает в химчистке. Упаковщица хлебозавода успевает еще и сторожить объект, а тренер в Нижегородской области с двумя высшими образованиями и зарплатой в 14 тысяч рублей таксует.

Тамара Шорникова: Приработок у всех разный, от 4 до 40 тысяч в месяц, тут вообще как договоришься, судя по SMS. Вот, например, информация из Башкортостана: «У нас в деревне можно подработать у фермера, но не за деньги, а за сено или зерно».

Иван Князев: Уважаемые друзья, рассказывайте, вам хватает одной зарплаты на жизнь, или все-таки подрабатываете? Тогда где, кем, сколько получаете? И сколько вам нужно для нормальной жизни, чтобы не искать шабашки?

Тамара Шорникова: Олег Бабич, руководитель правового департамента Конфедерации труда России. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Олег Борисович.

Олег Бабич: Добрый день.

Иван Князев: Олег Борисович, ну, прежде чем вообще дать оценку такому явлению, как подработка, хотелось бы вот что прояснить. Ведь подработка – это ведь не всегда легально, это теневой сектор, и там с нашими правами совсем все плохо, я правильно понимаю?

Олег Бабич: Ну, действительно, не всегда, хотя трудовое законодательство позволяет работникам осуществлять работу по совместительству, в том числе и внутри организации, это называется внутренним совместительством, так и вовне, это внешнее совместительство. Поэтому вопрос только оформления; когда это оформляется надлежащим образом, то это вполне легально. Другое дело, что зачастую, конечно, мы видим некоторые «серые» схемы, ну, к сожалению, есть такое явление в нашей жизни.

Тамара Шорникова: А как это, как правило, оформляется, вот если так в среднем посмотреть? Ну то есть трудовая лежит в одном месте, далее, вот, например, на второй работе что, как подписывается и заключается?

Олег Бабич: Заключается трудовой договор о совместительстве, определяются условия труда, рабочее время, график в соответствии с тем, таким образом, чтобы это не мешало работе на основном месте, соответственно, все условия прописываются. Для, так сказать... Вообще это вполне стандартные договоры, очень часто применяются, многие организации, которые используют труд совместителей, прекрасно знают, как это все оформлять.

Иван Князев: Ну вот смотрите, из Белгородской области SMS, вот то, о чем мы говорили: человек работает главным инженером управляющей компании, а подрабатывает уборщицей офисного помещения, небольшой фирмы, за 10 тысяч. Я очень сильно сомневаюсь, что вот та небольшая фирма с ним какой-то договор заключила.

Олег Бабич: Ну, сложно сказать, но если он там работает, осуществляет, так сказать, клининг, я полагаю, что все-таки в его случае, скорее всего, все-таки трудовой договор был, вряд ли там каким-то образом... А как они ему еще могут оплачивать тогда?

Иван Князев: В конверте.

Олег Бабич: Ну... Тут, конечно, нужно уточнять у человека, насколько он все это оформлял, но мне кажется, как раз этот случай вполне может, так сказать, быть оформлен нормальным образом в соответствии с действующим законодательством, никаких проблем не вижу.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем телефонный звонок, Михаил из Карелии. Здравствуйте, Михаил.

Зритель: Здравствуйте.

Живу в Карелии. У нас, значит, очень много озер, очень много рек, я являюсь, сам пенсионер, в свободное время иногда подрабатываю экодайвером. Достаю из водоемов аккумуляторы щелочные кислотные, достают металлолом, достаю щепки, которые там оказались в силу тех или иных обстоятельств, вот. Это связано с вашим предшествующим репортажем...

Тамара Шорникова: Да, это интересно. Михаил, а на кого вы работаете? Кто вам заказывает эту работу?

Иван Князев: Такая необычная профессия, экодайвер все-таки.

Зритель: Это необычная профессия, я, значит, внештатный инспектор Росприроднадзора, внештатный инспектор. И мне никто ничего не платит, мне никто ничего вообще не платит. Тем не менее, значит, договариваешься с руководителями предприятий, допустим, подымаешь бревна затопленные, значит, одновременно на предприятии подымаешь и металл какой-то...

Иван Князев: Так-так-так, подождите, Михаил, вот здесь вот, пожалуйста, поподробнее. Что значит «договариваетесь»? Вы вообще никаких бумаг не подписываете? Вы ведь все-таки ныряете, эта работа связана с определенным риском, а если что случится?

Зритель: Ну, здесь уже... У меня очень большой опыт, я сам в прошлом медик, значит, достаю..., стараюсь любить...

Иван Князев: Нет, ну в этом-то никто не сомневается, но мало ли.

Зритель: Мало ли…

Значит, руководство предприятий никакой ответственности за меня не несет, я являюсь, скажем так... Ну, если это можно выразиться, самозанятым, если это можно, хотя здесь опять-таки в этот не попадаю разряд, в самозанятые. Почему? Потому что в соответствии с действующим законодательством я могу сдавать принадлежащее мне имущество, которое я нашел или которое у меня находится, определенной суммы, вот. И подработка заключается в том, что помимо пенсии я, значит, чищу водоемы...

Иван Князев: Это понятно, да-да-да.

Зритель: ...от сеток, от древесины, от камер...

Тамара Шорникова: Михаил, а что, есть спрос на то, что уже там полежало в воде? Сколько получаете за это и что сдаете?

Зритель: Спрос есть, можно заработать там и 4, и 5 тысяч в день, можно заработать. Но обычно работаешь не один, работаешь вдвоем, кое-что уходит на забивку воздуха... Ну, это дорогое достаточно удовольствие тоже, погружение. Но самое главное, что ты помогаешь людям, то, что мы можем пить нормальную чистую воду, потому что, бывает, аккумуляторы по 3–4 штуки даже подымаю...

Иван Князев: Да, Михаил, это действительно благородно. Просто у меня единственный вопрос, а что вам мешает оформиться самозанятым, сейчас это достаточно просто сделать, и все-таки с теми компаниями, с которыми вы работаете, какие-то там отношения выстроить трудовые.

Зритель: Да дело в том, что бесплатно не хотят. Люди не заинтересованы в этом, люди не хотят, руководители предприятий не хотят, чтобы видели, какой там бардак под водой находится.

Иван Князев: А-а-а, ну да, здесь отдельный вопрос.

Зритель: А Росприроднадзор штрафует только то, что на поверхности.

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Понятно.

Зритель: А что в воде творится, это только мы, водолазы, знаем.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Да, спасибо вам, Михаил. Будьте аккуратны, что я могу еще сказать, если уж за вашу безопасность отвечаете только вы сами. Вы, уважаемые друзья, тоже звоните, рассказывайте, какая у вас подработка, сколько получаете, где и как оформлены.

Тамара Шорникова: Олег Борисович, про штрафы хочется поговорить. Если, например, вы как-то не очень афишировали на своей работе, что у вас имеется другая, что может грозить такому сотруднику, если вскроется информация? Могут ли человека уволить или оштрафовать за работу на стороне?

Олег Бабич: Ну, я полагаю, что самому работнику вряд ли будут какие-то проблемы. Единственное, что могут возникнуть вопросы на основном месте работы. Если вдруг каким-то образом пересекается работа по совместительству по времени и это может мешать исполнению его трудовых обязанностей по основному месту. Но со стороны как бы надзорно-контрольных органов я не вижу проблем, которые могли бы быть у самого работника, здесь скорее вопросы к работодателям, которые не оформляют надлежащим образом такие отношения с работниками, которые работают у них по совместительству. Вот здесь уже, так сказать, Кодекс административных правонарушений, статья 5.27 КоАП, там вплоть до приостановления деятельности предприятия на срок до 90 дней.

Иван Князев: Вот, Олег Борисович, смотрите, а если все-таки оттолкнуться от этой истории вот Михаила из Карелии, вот там какие нарушения законодательства вы видите? Вообще какие проблемы там, вы как юрист?

Олег Бабич: Ну если честно, Михаил по сути выполняет такую... Вот сейчас как это он описал, это некая такая волонтерская работа, так сказать, жест добрый воли, которым пользуются те предприятия, которые засоряют водоемы. По большому счету, конечно, необходимо было бы как минимум оформляться самозанятым, заключать договор гражданско-правового характера, вполне может быть, на выполнение определенных работ по очистке водоемов. Безусловно, это не очень похоже на «чистые» трудовые отношения, то есть это некий... То есть есть некий объем работ, на которые, так сказать, предприятие должно нанимать человека либо фирму на исполнение этого объема, поэтому здесь вопросы могут быть, то есть договор подряда и так далее. Ну, здесь вопрос и экологического законодательства, это Росприроднадзор у нас должен...

Иван Князев: Да нет, нас, конечно, более трудовое интересует. Ну хорошо, спасибо вам. Олег Бабич, руководитель правового департамента Конфедерации труда России, был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Да. И вот что пишут нам в SMS телезрители. Смоленская область: «Подработала бы с радостью, но негде». Краснодарский край: «Пошел бы человек подрабатывать, если бы у него зарплата была хорошая, во всех жизненных ситуациях? – конечно же, нет. А так как современная российская реальность этого не предусматривает, приходится народу крутиться».

Иван Князев: Из Пермского края: «Работаю по графику сутки через трое. Иногда просят выйти в мой выходной, называя это подработкой и оплачивая как обычную смену, вместо того чтобы платить двойную оплату за работу в выходной день», – вот такая история. Из Ленинградской области: «Все подработки не оформляются, так как договор не фиксируется, работодателю невыгодно иметь больше работников», – вот такое мнение.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем Галину из Московской области. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, Галина, слушаем.

Иван Князев: Приветствуем вас.

Зритель: Я пенсионерка, мне 74 года, и вынуждена подрабатывать. Пенсия моя 10 800 вот с январской добавкой 200 рублей, 10 800. Как можно на такую пенсию сейчас вообще жить? Я сегодня была у доктора, мне надо сделать три укола, каждый укол стоит 7 тысяч. Как быть? Где их взять?

Тамара Шорникова: Галина, а как вы подрабатываете, сколько получаете, расскажите, пожалуйста.

Зритель: Я дежурю, в месяц получается 7–8 тысяч.

Иван Князев: Ага. Вы как-то там официально оформлены, у вас трудовая книжка там лежит или... ?

Зритель: Нет, конечно! Ну что вы! Ну кто с нами заключает какие договора?

Иван Князев: Вообще никакого трудового договора, ГПХ и так далее?

Зритель: Нет, нет.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: А платят вам как?

Зритель: А?

Иван Князев: Платят наличными, в конверте?

Зритель: Да, наличкой, наличка идет, вот и все.

Тамара Шорникова: Понятно, да... Спасибо вам за ваш звонок.

Зритель: Как так можно жить, вот как?

Иван Князев: Да, Галина, спасибо, спасибо вам за ваш звонок.

Давайте еще несколько историй посмотрим. Вот в Перми журналист подрабатывает дворником, его зарплаты не хватает на жизнь. Василий Кучумов получает около 15 тысяч рублей в месяц, самые большие расходы у него – это ипотека, а еще нужно оплатить «коммуналку», продукты, проезд, поэтому решил найти дополнительный заработок. Три месяца назад Василий устроился дворником, убирает снег после того, как закончит писать статьи для интернета. За один вечер обходит 10 подъездов, в месяц получает 15 тысяч.

Василий Кучумов: Вечерний вариант, достаточно удобно после дневных этих нагрузок, сюда прийти такой вместо зала. И опять же это общение с людьми: вечером они идут с работы, я с ними периодически разговариваю, какие проблемы у них, может быть, в подъездах есть, чтобы как-то подсказать управляющей компании и инспекции. Может быть, из этого выльется какой-то журналистский материал.

Тамара Шорникова: Подработка дворником за 15 тысяч в месяц для Василия Кучумова существенная прибавка к зарплате, эти деньги покрывают бо́льшую часть ипотеки.

Иван Князев: Ну, получается, 15 тысяч на основной работе плюс 15 тысяч подработка, вот так вот, в принципе подработка равна зарплате.

Владимир Морыженков у нас сейчас на связи, профессор бизнес-школы МИСиС. Здравствуйте, Владимир Алексеевич.

Владимир Морыженков: Здравствуйте, уважаемые коллеги.

Иван Князев: Владимир Алексеевич, а вот такое явление, как подработка, в экономике, вообще в сфере занятости – это нормальное явление? Или оно у нас какие-то извращенные формы принимает?

Тамара Шорникова: Или это следствие бедной экономики такой, индикатор важный?

Владимир Морыженков: Да, это важный индикатор, отражает он, конечно... Это все зависит от видов занятости, то есть каким образом человек дополнительно использует свой труд. Мы используем такой термин, как ресурсное время. Например, у человека есть часы, когда он может даже на основной работе выполнить свое дело и, если бы была хорошая корпоративная культура и доверие к владельцам бизнеса, он мог бы сказать: «Я могу на работе еще сделать какую-то дополнительную работу». И самое главное, чтобы это была какая-то идея, какое-то предложение, которое могло бы повлиять на себестоимость, на прибыль предприятия, и вот тебе дополнительная подработка возникает сразу уже у тебя внутри предприятия, ты не занят основным своим делом. Ну у каждого человека могут быть такие идеи, и они поспособствуют развитию бизнеса и конкурентоспособности.

Но часто люди из-за того, что огромное количество примеров есть, если ты скажешь, что ты выполнил свое дело досрочно, тебя просто за эти же деньги нагрузят дополнительной работой..., это проблема. Но есть еще одна вещь, показывающая как бы цивилизованность нашего общества и уровень его развития, – это то, что ты свое ресурсное время распределяешь непропорционально своим компетенциям, то есть ты используешь себя в разы ниже, чем компетенции. Вот пример журналиста и дворника, я знаю пример журналиста и дорожного рабочего, который уже 7 лет ездит на дорожные работы, а потом вот творит, но никак не может продать свои услуги. Есть еще...

Иван Князев: Подождите-подождите, я прошу прощения, Владимир Алексеевич, что перебил вас...

Владимир Морыженков: Давайте.

Иван Князев: То есть здесь все-таки журналист виноват, что он все свои возможности использует не на полную катушку, или все-таки то, что ему платят 15 тысяч?

Владимир Морыженков: Вот, вы знаете, мы должны сейчас говорить о компетенциях и способности быть востребованным журналистом, создать текст, который потом редакция сможет продать и заплатить ему действительное количество, ну не действительное, а справедливую сумму денег. Это непросто, очень много людей не обладают теми способностями, чтобы приковывать внимание и компании бы богатели. Поэтому естественный отбор существует везде, и вполне возможно, ну журналист, ну да, ты по образованию, а сколько инженеров...

Вот я вам сейчас скажу очень интересный пример: я встретил инженеров-проектировщиков (в качестве примера по подработке) на рынке в Мытищах, и, знаете, они торговали солениями вместе с женой и сыном. И я спросил... В общем, просто соления настолько вкусные, настолько здорово сделано, он сказал: «Это наш оригинальный рецепт», – и очереди за этими солениями невероятные. Мне, поскольку я собираю кейсы об истории развития людей, вот такой интересный пример, что этот человек на своей проектировочной работе, у них нет в институте заказов сегодня, из Орла они приезжают или там Белгородской области. И он говорит: «Мы вот по рецептам бабушки...» – я уж не знаю, какие это рецепты, но, короче, в Мытищах народ в очередь стоит покупать у него. Я говорю: «Так сделайте фирму». Он говорит: «Так делаем фирму».

Вот что означает, предпринимательские аспекты, найденная идея, на чем ты можешь из случайной подработки, то есть если ты будешь думать, не просто как продать свою жизнь в часах где-то на дежурствах, это удел, безусловно, пенсионеров, вот то, что только что говорили. А вот то, чтобы опробовать, а вдруг получится, вот это, конечно, удивительная и важнейшая вещь, и в этом смысле подработка – это великое дело. Берите пример Америки, Европы, везде люди пробуют себя в разных маленьких, вот модные же слова у нас «стартапы». Нам же нужно с вами говорить не только о зрелых людях, как вот им выжить сейчас, а о молодежи прежде всего. И вот я вижу, что уникальное явление происходит... Можно я один короткий пример буквально? Хочется вам сказать.

Иван Князев: Конечно-конечно.

Тамара Шорникова: Да-да.

Владимир Морыженков: Вот мне сейчас 62 года, и я со своей новой идеей выступаю сейчас в проекте, в стартапе Sber500, и наш проект отобрали вместе с 500 другими проектами. Так я увидел, кто эти 500 человек, – это все ребята... А 500 – это умножить, в каждом проекте по 5–6 человек, вы представляете, сколько людей со своими идеями от 18, там даже 16-летние есть, кого Сбербанк отобрал в качестве проталкивать свои идеи. Вот шикарная, конечно, подработка, потому что они живут, вот это то, что выше, чем их компетенции, или на пределе их мозг работает, чтобы как-то себя проявить, это тысячи людей ищут себя здесь. Почему мы отказываем себе в удовольствии, многие не верят в свои силы, что могут оказаться полезными какой-то проектной команде, где они могут добиться результатов? Риски надо уметь принимать на себя, вот мой вам примерно ответ с двух сторон.

С одной стороны, на рынке вот этот вот случай проектного инженера, откажется он, не откажется, может, он миллионером станет на этих секретах по солению своей бабушки. А вот другие могут стать проектировщиками мирового уровня, потому что могут сделать открытие, а вчера они капусту солили, кто знает, главное, как голова работает. Вот эти вариации обязательно нужно многократно сквозь свою жизнь пропускать. Я радиоинженер, а работаю, стал доктором экономических наук, потому что мне было очень интересно заниматься предпринимательством на заре молодости, добился, в совершенно другой профессии реализовался.

Тамара Шорникова: Нет, безусловно, безусловно, искать нужно, руки опускать точно не нужно.

Давайте послушаем Михаила из Рязанской области. Михаил, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Я работаю в «РЖД», и судя по зарплатам, мы работаем не за двоих, а за четверых, потому что нам если дают переработку, зарплаты у нас по сравнению с регионом хорошие, но они хорошие, если мы перерабатываем. Но помимо переработки мы еще и так, кто в такси работает, кто вот как я сайтами занимается. И по доходам, зарплата, как у меня 10 лет назад какая зарплата была и сейчас зарплата, только у меня квалификация улучшилась, тяжесть работы тоже улучшилась, зарплаты за эти времена больше платят, а в долларовом эквиваленте она упала в 2–3 раза.

Тамара Шорникова: Ага. Что за зарплата, можете рассказать? И что за переработки, какую нагрузку получаете?

Зритель: Ну, переработки... Нам на месяц дают норму часов, мы вырабатываем больше нормы, и нам переработку оплачивают.

Тамара Шорникова: Ну что это, полторы ставки, если так условно говорить?

Зритель: Двойная.

Тамара Шорникова: Двойная.

Зритель: Двойная ставка, да, идет, а зарплата идет 70–80 тысяч.

Тамара Шорникова: Это сколько часов в неделю, получается, вы работаете?

Зритель: Сорок часов в неделю, это если по норме, а так месячно у нас норма идет, в месяц 200, 210, 220 часов, некоторые умудряются по 300 часов нарабатывать.

Тамара Шорникова: А как выживают-то?

Зритель: Ну вот так и выживаем, по-другому никак не получается.

Тамара Шорникова: Понятно, да... Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, Михаил.

Тамара Шорникова: Вот, кстати, по поводу переработок и так далее. Многие пишут нам в SMS, что да, приходится, к сожалению, две-три работы, соответственно, человек так загоняет себя, что уже ни работать, ни жить не хочется. Я все-таки хочу вернуться к тому, что нужно и в разных себя областях искать и так далее, хорошо это или плохо, возвращаясь к тем же журналистам, которые работают уборщиками, дворниками и дорожными строителями. Мы все хотим очень высокоразвитую такую экономику, мы все хотим квалифицированных специалистов и так далее, а рынок хочет вот сейчас доставщиков, курьеров, таксистов, ну судя по зарплатам, готов оплачивать вот именно эти категории, эти профессии больше всего.

Соответственно, люди, которые получают по 15 тысяч на своей высококвалифицированной работе, они идут в доставщики, в курьеры, в таксисты, а потом, может быть, человек плюнет и скажет: «Да зачем мне вот эта вот моя основная работа за 15 тысяч? Ну и буду доставщиком и курьером». Мы через 10–15 лет какую экономику получим, каких специалистов? Мы станем такой страной обслуги, условно говоря, простите за грубость?

Владимир Морыженков: Ну, если это ко мне вопрос, то...

Тамара Шорникова: Размышление такое получилось, ну да.

Владимир Морыженков: Да, да, ну, очень хорошее размышление. Видите, надо ориентироваться, конечно, на университетскую среду, а в университетах сегодня идет столь высокая регламентация, что фактически не остается места для творчества. Меня всегда вот удивляло то, что мы знаем, что раньше всегда какие-то ученые Гарвардского университета или ученые, студенты такого-то предложили такую-то модель. Так вот у нас тоже есть, но это настолько единичные случаи, когда лидер какой-то кафедры начинает заниматься творческими вещами, то они как бы «присаживают» вот эту новую профессию, где человек рвется к реализации своей мечты, и потом у него очень хорошо начинает соображать голова, он может свою голову в различных направлениях использовать. Вот этого, к сожалению, в стране не происходит, и некая (мне неудобно использовать это слово) форма люмпенизации, но мы как бы уходим на более нижние уровни, понимая, что вот эра научно-технического прогресса, которая сейчас происходит в виде обработки информационных данных...

Просто, мне кажется, многие еще не осознают того, что уже произошло, что важнейшим инструментом управления и получения доходов стала информация: информация о людях, о каждом из нас. Это настолько угрожающе, когда ты начинаешь разбираться в своей будущей беспомощности, что только ты какой-то интерес к чему-то проявил, как на твое желание уже откликается система, которая от первоклассной компании готова доставить тебе удовлетворение твоей потребности, товар или еще что-то. А я вот маленький производитель, произвожу что-то и готов бы это продать, а уже у меня клиенты увели из-под носа мощнейшие информационные системы, которые продадут этому другому клиенту первоклассный товар, а я со своим средненьким, как я смогу развиваться?

И вот в этом смысле, конечно, важно, чтобы в обществе происходили, в системах управления обществом происходили важные новые события, которые бы защищали человека и защищали производителя. Куда ему девать свой товар, если он не может добиться первоклассного выпуска? Он же потеряет средства к существованию. Как защищать рынки свои? Что делать с природной рентой? Я многократно об этом говорил, что нефтяные, газовые ресурсы – это та копилка, которая на сегодняшний день должна финансировать и компенсировать потребности людей, которые не в состоянии обеспечить себя доходом.

Должен появиться вмененный доход. Представьте, можно ли сегодня нашей полстраны, а уже давно пора ее переводить на вмененный доход, потому что остановлено множество экономических связей между предприятиями, мы все превратились в какую-то обслугу не гигантского, а едва дышащего военно-промышленного комплекса, пытаясь что-то туда продать, и «Газпрома», который теряет позиции на рынке. Если они теряют свои позиции, то мы, естественно, как подрядчики и продавцы своего труда теряем свою индивидуальную полезность своему народу, своему государству.

И если потеря индивидуальной полезности происходит, то государство должно в первую очередь схватиться о том, а что с нами делать, как нам помочь, какие усилия предпринять. С одной стороны, работать над нашим разумом, над нашим здоровьем, чтобы мы не превратились в гигантскую затратную корзину оскудевающих по разуму людей, ну если говорить, что спасение утопающих дело рук самих утопающих, то мы, конечно, будем что-то пытаться сделать, но без поддержки умными системами, мощными нам не обойтись, мы будем спускаться вниз по лестнице компетенций, вот где проблема.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо! Владимир Морыженков, профессор бизнес-школы МИСиС, был с нами на связи.

Владимир Морыженков: Спасибо.

Иван Князев: Уважаемые друзья, звоните, рассказывайте нам, где вы подрабатываете. Сейчас несколько SMS. Вот из Ростовской области: «Убираю в школе и подрабатываю, мою подъезд. Один мою, на большее сил нет. Заработная плата 2 тысячи рублей, всего доход у меня получается 13 тысяч рублей». Из Тюменской области: «Дочь работает регистратором в поликлинике на полторы ставки, получает 25 тысяч». Из Кемеровской: «Соседка устроила свою дочь дворником к себе в ЖКХ», – вот так вот.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок, Анатолий, Иркутская область.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Я вот работаю, получается... Ой, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем-слушаем, да, здравствуйте. Где работаете, рассказывайте.

Зритель: Я работаю в муниципальной пожарной охране водителем.

Тамара Шорникова: Так.

Зритель: И являюсь военным пенсионером одновременно. Пенсия 10 тысяч, зарплата 18 минимальная получается. Меня вот интересует, почему вот бюджетные организации все в основном получают минимальную зарплату, а почему не среднюю там? Почему все должны получать минимальную зарплату?

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Бюджетные организации получают минимальную зарплату? Ну, сейчас переадресуем...

Тамара Шорникова: Кажется так Анатолию, да, судя по его опыту. Давайте переадресуем эксперту вопрос. Валентина Митрофанова, директор «Института профессионального кадровика», эксперт по трудовому законодательству.

Иван Князев: Здравствуйте, Валентина Васильевна.

Валентина Митрофанова: Здравствуйте, коллеги.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте. Можете в среднем подтвердить наблюдение нашего телезрителя, что госкомпании, бюджетные компании, скажем так, у госкомпаний сразу другие ассоциации возникают, – в бюджетных компаниях как-то вот экономят на персонале, стараются минималку заплатить? Или это вот какой-то частный случай региональный?

Валентина Митрофанова: Я бы сказала, что здесь, конечно, надо разбираться, на какой позиции работает слушатель и в какой компании он работает, в какой организации...

Тамара Шорникова: Водитель пожарной охраны.

Валентина Митрофанова: Да. Действительно, у нас разные установлены гарантии по закону по минимальному размеру заработной платы для бюджетных организаций и для коммерческих. И важно, чтобы люди тоже это знали, потому что из вопросов телезрителей слышно, что основная же проблема у нас подработки – это именно нехватка денег, для того чтобы обеспечить семью, какие-то текущие потребности. И проблема, что многие не соблюдают те гарантии, которые установлены по закону.

Бюджетные организации, минимальный размер оплаты труда не должен быть ниже минимального размера, который у нас определен на федеральном уровне, то есть это 12 700 рублей, это минимальный размер, который необходимо, чтобы в «бюджете» платился работникам. В коммерческой организации это будет цифра гораздо бо́льшая во многих субъектах, она определяется как минимальный размер зарплаты в субъекте. Например, в Москве в коммерческой организации, на какой бы позиции вы ни работали, меньше 20 тысяч рублей получать нельзя, потому что минималка для коммерческих организаций другая.

Тамара Шорникова: Ну понятно, что (извини, сейчас коротко) 18 тысяч – это больше МРОТ. Имеется в виду, наверное, почему так мало в целом в бюджетных организациях платят. Есть ли там какие-то резервы для поднятия зарплат, оптимизировать как-то производство?

Валентина Митрофанова: Система оплаты труда бюджетных организаций определяется чаще всего не самими бюджетными организациями, а, естественно, вышестоящими организациями, поэтому это вопрос уже, наверное, к государству, которое является работодателем для людей, которые работают в «бюджете».

Иван Князев: Валентина Васильевна, давайте посмотрим еще одну историю, а потом уже вы нам расскажете, где найти подработку проще всего. Жительница Череповца нашла себе подработку помощником по выгулу собак. Евгения Кириллова недавно устроилась парикмахером и пока не наработала большую клиентскую базу, доход поэтому нестабильный, решила все-таки найти подработку, и как раз знакомая попросила за вознаграждение последить за собаками, пока она будет в отъезде. Теперь Евгения гуляет с животными 2 раза в неделю. Свои предложения подработать она размещает в интернете.

Евгения Кириллова: У нас есть услуга, и кошек, можем приехать и кошку покормить, за ушком почесать, одинокой не будет, поменять лоток, покормить. Расценки довольно приемлемые, потому что мы сравнивали по другим городам, во многих городах есть эти службы. Тут зависит не от размера собаки, а от времени, то есть кто-то гуляет 15–20 минут, крупным собакам нужно дольше времени, час-полтора.

Тамара Шорникова: Евгения получает за выгул собаки около 300 рублей. Ее услуги пользуются спросом в основном летом, когда люди выезжают в отпуск. Многие предпочитают не сдавать животных в специальные гостиницы, а приглашать домой помощников.

Иван Князев: Валентина Васильевна, ну теперь уже расскажите нам, где подшабашить можно и кто чаще всего идет.

Валентина Митрофанова: Подшабашить можно, наверное, там же, где можно и найти работу. Но если говорить про рекомендации... Конечно, рекомендуется, чтобы подработка была как-то связана с интересами человека, потому что именно все успешные кейсы, которые мы можем обсуждать, когда человек подрабатывал, в итоге стало его основным заработком, – это, как правило, ситуации, когда человек подрабатывает на том, что ему нравится. То есть рабочий работал...

Иван Князев: А были такие случаи, да?

Валентина Митрофанова: Работа очень многих людей связана с некой нелюбовью к этой профессии, к этой работе, а подработку, здесь точно надо искать в том, что нравится, в том, что соответствует хобби и каким-то своим интересам, тогда можно будет действительно сочетать и деньги, и сочетать удовольствие. Потому что проблема, которую мы должны все еще тоже с вами понимать, что кроме денег есть определенные физиологические ограничения у человека, которые не дают ему возможность работать 24 часа в сутки. Даже если у человека есть одна подработка, а если это две подработки и это работа тяжелая физически, то человек изматывается: это ситуация с болезнями, с травматизмами на производстве, и работодателям это тоже нужно учитывать. Если он мало платит и человек ищет подработку, что это в принципе, вообще потенциальный кандидат на получение травм и на выгорание в своей основной работе.

Тамара Шорникова: А как работодатели в основном относятся к подработкам? Говорят: «Слушайте, крутитесь как хотите, нас не интересует, чем вы занимаетесь в свободное от нашей работы время»? Или запрещают, или штрафуют, или как-то потом плохо относятся к такому сотруднику?

Валентина Митрофанова: Чаще всего работодатели не знают об этой подработке. То есть, естественно, у нас отсутствует правовой механизм, что работник должен докладывать своему работодателю, где он подрабатывает, поэтому просто они об этом не знают. Многие компании устанавливают, как правило, в интеллектуальной сфере или в какой-то высококонкурентной ограничения, связанные с тем, что нельзя работать в аналогичных сферах, для того чтобы не утекла какая-то конфиденциальная информация, это несильно законно, но тем не менее такая практика на рынке существует...

Тамара Шорникова: Подождите, а это незаконно? Потому что, действительно, да, знакомы случаи, когда условно, действительно, продающей компании нельзя также заниматься этим видом деятельности, ну якобы чтобы клиентов не переманить, например, и так далее.

Валентина Митрофанова: Да-да-да.

Тамара Шорникова: Прописано же это все в договорах трудовых, то есть, получается, они могут такое регламентировать?

Валентина Митрофанова: У нас по закону такие ограничения установлены только для руководящих позиций, то есть генеральный директор, чтобы работать в другой компании генеральным директором, ему необходимо получить должен разрешение собственников. То есть да, есть отдельные категории, но это никак не распространяется на всех остальных людей. У нас есть нормы Конституции, которые выше и договора, и любых условий, которые прописывает работодатель, у нас труд с вами свободен и человек имеет полное право работать в любом количестве организаций, в любой компании в том числе с конкурирующей сферы.

Но если работодателю это не нравится, он пытается человека либо мотивировать, то есть платить за то, чтобы он не работал, либо вот так незаконно, на неких моральных принципах запрещать осуществлять такую работу под угрозой, что может утечь конфиденциальная информация, тогда он будет иметь право привлекать вас к ответственности...

Иван Князев: То есть теоретически (сейчас, прошу прощения, Тамара), когда тебя заставляют подписать такой трудовой договор, можно смело подписывать, потому что если потом какие-то трения в суде возникнут...

Тамара Шорникова: ...можно оспорить, да?

Иван Князев: ...можно ссылаться на Конституцию?

Валентина Митрофанова: Абсолютно правильно, да. То есть это правового значения никакого не имеет, и здесь, наверное, не надо даже вступать в конфликт с работодателем и говорить, что вы не будете это подписывать, важно понимать, что ваш работодатель на этом основании не сможет предъявить вам претензий.

Иван Князев: Потому что я знал случаи, когда там в договорах прописывали, что после того, как ты уйдешь с этой работы, тебе там года два нельзя в похожей организации...

Тамара Шорникова: Да, еще год, два, три.

Иван Князев: ...потому что там...

Валентина Митрофанова: Это очень распространенная история, это правда, но здесь важно знать свои права.

Иван Князев: Ага, это важно.

Тамара Шорникова: Да. Пишут нам телезрители вот что. «Работаю я 12 часов и потом в ночь 12», – и так далее, и так далее. Можно ли в других организациях, где у тебя есть подработка, выбивать себе какие-то дополнительные льготы с учетом общего объема работ? Ну, говорить, мол, товарищи, может быть... Сформулирую сейчас до конца: может быть, например, проговаривать какой-то более «лайтовый», как сейчас говорят, режим рабочий? Согласны ли на это работодатели, вот с другой стороны? Готовы ли сейчас к этому?

Валентина Митрофанова: Ну, здесь вопрос даже не в том, согласен ли на это работодатель, потому что по закону, по 284-й статье Трудового кодекса человек, который работает по совместительству не может работать больше, чем половина от установленной обычной нормы. Поэтому если, например, вы работаете по совместительству и вам устанавливают то же количество часов исходя из 40-часовой рабочей недели, это грубое нарушение работодателя. И все, что свыше половины от нормы, вообще-то человеку-совместителю должно оплачиваться как переработка, то есть это тоже важно знать, когда вы идете на второе место, на третье место работы, что там норма должна быть действительно снижена.

Иван Князев: Ну это если работодатель и работник в открытую, как говорится, играют и знают, что у того подработка, и так далее.

Валентина Васильевна, вот то, что сейчас у нас вот этот эксперимент с самозанятыми, ну уже даже не эксперимент, а явление, он ситуацию, не знаю, в правовом поле улучшит, вот когда мы говорим о подработке?

Валентина Митрофанова: Я думаю, что самозанятый, честно, вот даже глядя на практику, что это просто инструмент, и он, наверное, покажет и плюсовую историю, и минусовую. В плюсе является то, что многие люди, которые работали «вчерную», сейчас легализуются, легализуют свою занятость, налоги, и это достаточно большой плюс с учетом того, как просто и как эффективно работает этот инструмент.

Но в качестве минуса важно понимать, что большая проблема у нас в стране, к сожалению, это «черные» выплаты заработной платы, неоформление людей, и многие работодатели стали сейчас использовать самозанятость, наоборот, для ухода от предоставления гарантий. То есть если раньше человек принимался по трудовому договору, сейчас работодатель принимает человека как самозанятого, и это приводит для работодателя к большой экономии, но работника-то самого лишает гарантий, связанных с теми гарантиями, которые даны работнику по трудовому договору, отпуска, больничный и так далее.

Поэтому этот инструмент, собственно, как даст плюсовую историю, так и приведет к определенным схемам использования некорректного этого инструмента, будет и то и другое.

Тамара Шорникова: Ну и спрашивают многие (очень мало времени, но коротко), как искать работу, если, например, ты действительно не планируешь это афишировать? Резюме не разместишь в открытом доступе и так далее. Какие ресурсы использовать? Может быть, подскажете что-то?

Валентина Митрофанова: Ну, я думаю, в резюме сейчас все стандартные источники позволяют не указывать фамилию человека, поэтому можно обращаться в агентства, если не хотите засвечивать эту информацию в интернете. То есть агентства занятости существуют, я думаю, что они работу подберут. Сейчас очень большое развитие, конечно, с дистанционными технологиями, можно искать работу дистанционно, находясь в любом регионе, искать подработку тоже в любом регионе, если работа предполагает возможность работы дистанционно.

Иван Князев: Спасибо! Валентина Митрофанова, директор «Института профессионального кадровика», была с нами на связи. Говорили мы о подработке.

Тамара Шорникова: Скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Сколько граждан в ней нуждается, чтобы свести концы с концами? Какие профессии чаще всего совмещают? Подводим итоги опроса проекта «Реальные цифры»