• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: В Иране, где пользователей Telegram больше, чем у нас, он тоже был запрещен. И что? Через 2 недели вновь разрешили

Сергей Лесков: В Иране, где пользователей Telegram больше, чем у нас, он тоже был запрещен. И что? Через 2 недели вновь разрешили

Гости
Сергей Лесков
обозреватель Общественного телевидения России

Оксана Галькевич: Ну а прямо сейчас тот самый голос за кадром появляется в кадре – это Сергей Лесков. Ему не терпится уже наконец встретиться с телезрителями. Здравствуйте, Сергей.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Лучше было бы, если бы зрителям не терпелось встретиться со мной.

Константин Чуриков: А это легко устроить: 8-800-222-00-14, но сначала темы дня.

Оксана Галькевич: И SMS-портал не забудьте тоже.

Сергей Лесков: Одна из главных тем: США, Великобритания и Франция нанесли ракетно-бомбовый удар по Сирии. Или не нанесли этого удара? Совершенно непонятно: какая сторона выдвигает свою версию событий. Ну и вообще все это, конечно, напоминает знаменитый фильм "Хвост виляет собакой": такое впечатление, если посмотреть на факты, что "умные ракеты" Трампа, которые он так рекламировал, оказались фейком – никаких особенных разрушений на территории Сирии, несмотря на более чем 100 выпущенных ракет, что-то не видно. Но из всего этого следует, что все-таки главная цель этой атаки западной коалиции на Сирию вовсе не сама Сирия. Я думаю, что главная цель – это репутация России, а может быть, даже еще больше, удар по Ирану, который все больше и больше раздражает западных союзников.

Очень важная наша внутренняя тема, которая касается обсуждаемого сейчас в парламенте и в правительстве пакета контрсанкций на американские санкции. К сожалению, бывает так, что наши ответные меры бьют не столько по оппоненту, сколько по собственным гражданам, и в данном случае… Кстати, по поводу этого пакета контрсанкций взят месячный такой тайм-аут для обсуждения. Очень важно, чтобы эти меры оказались взвешенными. Давайте мы проанализируем возможные шаги. Политика – такая штука, что без ответа оставить эти санкции нельзя, но они должны быть точные и взвешенные.

Ну и, наконец, новость, которая затронула довольно большую часть наших граждан, особенно наших молодых граждан: в России происходит постепенная блокировка мессенджера Telegram. Для старшего поколения, может быть, это понятие не слишком понятное, но около 10 миллионов наших граждан уже пользуются этим популярным мессенджером, а в некоторых странах даже больше. Тот ли это случай, когда закон строг, но справедлив? Скажу честно, меня одолевают некоторые сомнения. Я поделюсь с нашими зрителями этими соображениями. Ну и, в общем-то, судья Telegram – это в значительной степени, как я думаю, судьба высоких технологий в России и судьба цифровой экономики.

Константин Чуриков: Сергей, а с другой стороны, зачем нам эти мессенджеры? Будем, как раньше, ходить на почту, посылать телеграммы. Или мир изменился?

Сергей Лесков: Мне кажется, что эта услуга уже на почте не отоваривается, она отсутствует. Даже само по себе традиционное письмо – это некоторый такой рудимент.

Константин Чуриков: Это вы просто не знакомитесь с почтой, вам, между прочим, часто пишут…

Сергей Лесков: Вообще интересно. Некоторые вещи, которые еще для наших родителей, да и для нас лет 10 назад, были совершенно обязательными, сейчас уходят из обихода – пишущая машинка, например. Помните, Остап Бендер печатал на пишущей машинке, где не было какой-то буквы? Уходят из обихода, например, пейджеры. Некоторое время назад обладатели пейджеров гордились, и это, в общем-то… Причастность к пейджеру была каким-то символом того, что ты вхож в узкий круг избранных. Очень многие вещи… Да и профессия трубочиста, о которой слагались сказки, тоже отсутствует. Многое уходит. Поэтому когда вы говорите об этой самой старой телеграмме, которая воспета во всяких песнях… Телеграмма вообще зачем нужна? Чтобы скорее что-то сообщить. Мир стремительно ускоряется.

Константин Чуриков: Дональд Трамп пользовался другим средством, чтобы сообщить о хороших новых…

Оксана Галькевич: Twitter пользуется.

Сергей Лесков: Да. Давайте, кстати, поговорим о Трампе. Был удар по Сирии или не было удара по Сирии, совершенно непонятно, потому что, вы знаете, как в криминалистике: главным доказательством убийства является обнаружение трупа. Здесь же каких-то разрушений нет, они били по каким-то аэродромам, там было много целей, всего было выпущено более 100 ракет, причем ракеты такие могучие, "Томагавки" и какие-то еще не разу не применявшиеся; стратегические бомбардировщики поднимались, какие-то авианесущие крейсеры выпускали ракеты. Вроде бы хорошо поработали сирийские ПВО, но сирийские ПВО, оснащенные ракетными комплексами…

Константин Чуриков: Нашими, советскими.

Сергей Лесков: Не российского производства, а еще советского производства, там какой-то С-200, которые помнят еще теплое рукопожатие Никиты Сергеевича Хрущева на своем ракетном стволе – неужели они сбили 70% американских ракет? Или ракеты были не такие умные? "Умные ракеты" Трампа оказались глупыми? Или Трамп оказался настолько умным, что не выпускал свои ракеты, чтобы они не туда попали? Совершенно непонятно. И по всему этому можно сказать, что каждая страна рассказывает своему населению свою сказку.

Константин Чуриков: Так.

Сергей Лесков: Американцы слушают "CNN", конечно, российское Министерство обороны они не слушают. Эти новости, которые мы сейчас цитируем, оттеснены на какой-то задний план, надо специально покопаться. "CNN" говорит, что все 105 ракет американских попали в цель, Трамп молодец, каждый американский президент в последнее время имеет свою победоносную войну, вот у Трампа тоже есть победоносная война в Сирии.

Константин Чуриков: Подождите, это "CNN" говорит? "CNN" вроде с ним не очень дружит.

Сергей Лесков: "CNN" дружит с Пентагоном. Потом Трамп как бы затеял всю эту военную интригу и раздувает этот пожар ближневосточной войны, конечно, для того чтобы понравиться патриотам, которых в Америке тоже пруд пруди, чтобы как бы голоса критиков поутихли. Мы на прошлой неделе, кстати, говорили, что его внутренняя позиция осложняется очередным сексуальным скандалом. Я напомню, что объявилась некая дама легкого поведения…

Константин Чуриков: …с пониженной социальной ответственностью.

Сергей Лесков: С пониженной социальной ответственностью, как у нас принято говорить, которой вроде бы дали взятку, чтобы она во время предвыборной кампании молчала, а это нарушение закона.

Константин Чуриков: Как приличная девушка она должна была бы написать сначала книгу, а потом потребовать…

Сергей Лесков: Самое хорошее, конечно, в этой ситуации ударить по Сирии, заставить замолчать. Что-то подобное мы уже видели в кино.

Оксана Галькевич: "Cherchez la femme", знаете, вот так.

Сергей Лесков: Да. Одновременно я не могу не сказать, что печальная судьба попавшего под санкции Дерипаски теперь становится понятной, потому что это сближает его с Дональдом Трампом, который тоже напоролся на свою "золотую рыбку", тут многое становится понятным.

Ну вот. Так или иначе вся эта непонятная история – был ракетный удар, не был ракетный удар… Кстати, понятно, что они не летали в зоне ответственности российских ракетных комплексов и теоретически не могли, то есть здесь хватило какого-то как раз…

Константин Чуриков: Страха?

Сергей Лесков: Да не страха, а рационального отношения не вступать в прямой конфликт с Россией. Конфликт с сирийскими ПВО – это как бы совсем другого масштаба. Кстати, Россия сказала, что несмотря на то, что Франция подключилась к этой атаке, мы не обнаружили следов французских самолетов в небе.

Оксана Галькевич: Это были самолеты-невидимки, французы-невидимки.

Сергей Лесков: Да, французские невидимки, опять же "сherchez la femme". В общем-то надо признать, что наши какие-то победоносные рапорты об окончании войны в Сирии оказались преждевременными: может быть, ИГИЛ и побежден и находится на грани исчезновения, но вдруг там появляются какие-то другие силы, и я думаю, что все страны, которые вовлечены в этот конфликт, втягиваются в эти сирийские пески все глубже и глубже. Некоторые аналитики говорят, что западная коалиция хочет, чтобы Россия оттуда ушла мирным путем, оставив Асада, и тогда под удар будет поставлен главный и настоящий, единственный противник – это Иран, который невероятно раздражает Запад. В общем-то, именно иранские отряды составляют не основу, но большую часть пехотных, наземных соединений в Сирии, наших-то там, в общем-то, наземных нет соединений, только воздушно-космические силы, а на земле стоят именно иранцы.

Я думаю, что нам еще нередко придется к этому возвращаться, но напоследок сирийской теме я хочу поделиться… Я тут прочитал в выходные некоторые такие соображения о том, что… Иные считают, что мы в Сирию зря ввязались, а на самом деле Сирия и наше там военное присутствие позволило реализовать 200-летнюю мечту, несбывшуюся мечту российских императоров: теперь и Босфор находится под российским контролем благодаря союзу с Турцией, и выход в Средиземное море, о котором мечтали многие и многие, наверное, не со времен Петра, но Павел, например, хотел выйти в Средиземное море и, как известно… Мы теперь уже есть в Средиземном море, мы контролируем Аравийский полуостров, не говоря о Синайском полуострове, подлетное время из Тартуса до Аравийского полуострова 7 минут, поэтому никаких наших внутренних террористов на Северном Кавказе они уже поддерживать не могут, расправа будет неминуема.

Оксана Галькевич: А для чего такой контроль нашей стране? Для чего нашей стране такой контроль и присутствие?

Сергей Лесков: Это философский вопрос, Оксана.

Оксана Галькевич: Нет, это прямой вопрос.

Константин Чуриков: А с этой стороны других и не прилетает.

Сергей Лесков: Нет, ну… Сейчас вы еще спросите…

Оксана Галькевич: Ресурс большой тратится, усилия большие, ставки высоки…

Константин Чуриков: То мечты императоров, а люди у нас о чем мечтают?

Сергей Лесков: Мы же живем духовной, исторической традицией, если вы заметили.

Оксана Галькевич: А у нас союзнические какие-то соглашения с Сирией есть?

Сергей Лесков: Да, конечно, у нас есть с Сирией союзнические отношения. И с Белоруссией, например, Казахстаном, Киргизией и Арменией тоже.

Константин Чуриков: Нам зрители пишут: "Если "умные ракеты" Трампа не залетели к нашим, значит, они не так уж глупы".

Давайте послушаем Юрия из Твери. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Добрый вечер, Сергей Леонидович. Я вас уважаю как аналитика, я сам иногда анализирую. Так вот я хочу вам задать один вопрос: не напоминает ли вам сегодня период 1941 года, когда мы в 1938-1939-х гг., у нас началось в Советском Союзе перевооружение? Мой отец после военного училища в 1941-м попал в истребительный полк. И вот когда началась война, они к этим истребителям побежали, некоторые были разобраны, а некоторые сгорели. Так вот я хочу сказать: на сегодняшний день американцы к берегам Сирии подгоняют 700 "Томагавков" – не начало ли это Третьей мировой войны? Вот что беспокоит меня как старого человека, мне 69 лет, город Ясногорск, Тульская область, Юрий Михайлович Оборонько.

Константин Чуриков: Юрий Михайлович, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Мы тоже хотели задать этот вопрос, просто не знали, как подступиться.

Оксана Галькевич: На самом деле с таким настроением…

Сергей Лесков: Юрий Михайлович, я не думаю… Тут надо разобраться в терминах. Когда вы говорите о Третьей мировой войне, вы имеете в виду ядерную войну? Потому что без ядерного столкновения как бы термин Третья мировая война, наверное, не совсем корректен. Исключить военного соприкосновения российских и американских военных соединений, конечно, нельзя, на самом деле туда входят американские авианосцы и эсминцы, да и наши там стоят; всякое может быть. Но если мы говорим о ядерном конфликте, то ваши исторические параллели, реминисценции и аллюзии мне кажутся не совсем корректными, потому что никаким перевооружением и обновлением своего ядерного арсенала мы не занимаемся, он находится в полной боевой готовности, находится во глубине сибирских руд. Вы из какой области? – из Тульской области?

Константин Чуриков: Из Тверской.

Сергей Лесков: Да, рядом с Тверской областью есть Ивановская область, там в режиме шахтного базирования далеко в глубине России находятся наши стратегические силы, практически недосягаемые для американского удара. Ну и президент рассказывал о некоторых наших возможностях по части стратегических сил. Я думаю, что все это делает невозможным Третью мировую войну в понимании ядерного конфликта, но какое-то локальное столкновение, наверное, возможно. Помните Чехова, который не раз бывал в Тверской области: "Повешенное на гвозде ружье в третьем акте стреляет". Но здесь не только ружье повешено, а целый флот вошел в Средиземное море. Он, правда, там все время пасется. Но спасибо за компетентный вопрос.

Давайте мы еще поговорим…

Оксана Галькевич: Сергей, сейчас же в мире разворачиваются, так скажем, действия агрессивного – немилитаристского, но агрессивного – характера в экономической сфере.

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: Санкции, антисанкции.

Сергей Лесков: Я уже говорил на прошлой неделе, что меня во всей этой истории больше всего печалит то, что есть немалый какой-то процент наших сограждан, которые хотели бы обострения конфликта с Америкой вплоть до этого самого военного столкновения, это самое печальное. Мне кажется, что вектор развития России все-таки должен быть другой. Можно как-то отдельно поговорить на эту тему.

Обмен санкциями с США. Несколько дней назад, по-моему, дней 10 назад они объявили о новых санкциях.

Константин Чуриков: Мы сразу это увидели в офисах банков, что изменилось.

Сергей Лесков: Да, упал курс рубля...

Оксана Галькевич: Началась лихорадка на фондовом рынке, на курсах валют.

Сергей Лесков: …посыпались акции. Ну и сейчас очень быстро сработали наши депутаты, оперативно они работают, и буквально проявили свой политический гений и чутье, которое в прошлый раз проявилось во время торжеств по поводу избрания Трампа…

Константин Чуриков: Шампанское лилось рекой, да.

Сергей Лесков: Да, шампанское. Теперь они, по-моему, без шампанского – наверное, пили березовый сок – написали пакет предложений по поводу антиамериканских контрсанкций.

Константин Чуриков: Некоторые кору дуба заваривали.

Сергей Лесков: Да, некоторые депутаты предлагают теперь заваривать кору и пить "Боярышник". Давайте мы все-таки проанализируем это дело. Вообще когда депутаты сочиняют какой-то закон, становится как-то не по себе и мороз по коже идет: слишком часто бывает так, что под покровом заботы о государственных нуждах они наносят удар по уровню жизни рядовых граждан. В данном случае что предлагается? Ограничения контрактов с американцами в области авиастроения, в области атомной промышленности. Мне представляется, что при несопоставимости ВВП США и России американцы не почувствуют этих санкций. Напомню, что ВВП Америки 18 триллионов долларов, России 1.5 триллиона долларов. Кстати, торговый оборот России и США растет, он, по-моему, стал 23 миллиарда долларов, несмотря на санкции, и делится примерно половина на половину. Мы на самом деле поставляем туда титан, это стратегическое сырье для Boeing. Если мы перестанем поставлять туда титан, это будет на самом деле очень неприятно для американцев.

Константин Чуриков: Так, а для нас? Мы что, не эксплуатируем Boeing?

Оксана Галькевич: Для нас, наверное, тоже.

Сергей Лесков: Для нас это будет означать крах компании "Ависма", 80%...

Оксана Галькевич: …и потерю рынка.

Сергей Лесков: Да, и потерю рынка. Они найдут… Титан вообще, кстати, для сведения, был изобретен и получен вообще промышленным путем в СССР, в нашей стране, имя изобретателя этого промышленного титана мы забыли, а это нехорошо. Да, мы потеряем рынок, и компания "Ависма", процветающая сейчас, рухнет и исчезнет, это ясно. Ну и, кстати говоря, они же ответят ответными мерами, потому что из американских комплектующих собирается самолет "Сухой Суперджет 100", на который мы делаем ставку, среднемагистральная авиация, и здесь-то уж мы точно не найдем замену американским комплектующим. То есть это будет выстрел себе в ногу.

Константин Чуриков: Сергей, санкции ведь предполагаются не только в отношении США по этим составляющим, но и в отношении тех стран, которые поддерживают антироссийскую политику.

Сергей Лесков: Пока это неизвестно.

Константин Чуриков: Та же Франция, та же Великобритания, а это уже Airbus.

Сергей Лесков: Этого мы не знаем.

Константин Чуриков: Мы видим какие-то совсем другие контуры, а если посмотреть, на чем мы летаем по стране, это как раз-таки будут Airbus и Boeing.

Сергей Лесков: Да. Для Airbus мы тоже, естественно, титан поставляем. Если мы уйдем с американского уранового рынка – а там доля России значительная – будет это неприятно для американцев? Да. Это не укол, конечно, зонтиком, это болезненно, но уран есть и в других странах, не только в Канаде и в Австралии, много урана в братском Казахстане. У нас есть уверенность, что казахи не продадут им уран? В 5 минут продадут. Поэтому и здесь Россия выстрелит себе в ногу и потеряет рынок очень, очень большой. Кстати говоря, вы знаете, сколько ядерных блоков, атомных станций в США? У нас их, по-моему, полтора десятка, в США 100 атомных станций, там это очень большой рынок, и мы занимаем значительную часть благодаря многолетней и мудрой политике нашего Минсредмаша, а ныне Росатома.

Константин Чуриков: Так, может быть, и хорошо, что Государственная Дума взяла паузу, заявила, что к 3 мая они должны будут представить законопроект исполнительной власти…

Сергей Лесков: Да, я думаю, что они взяли паузу не столько из-за этих самых майских праздников, сколько из-за того, что эта пулеметная очередь антироссийских санкций не сделает передышку, и вот-вот американцы могут объявить о новых санкциях. Тогда контрсанкции тоже должны быть пересмотрены. Здесь, Костя, я вот что хочу сказать самое главное. Мы должны обязательно, кстати, поговорить про бытовой рынок, про него не забыть. Эти санкции не оказывают влияния на российскую политику, Россия и русские люди такие, что они могут сжать зубы и терпеть даже и больше, чем придумают супостаты. Но и наши контрсанкции не работают тоже. Более того, они бьют, это бомбежка Воронежа очень часто, это удар по внутреннему рынку. То есть в любом случае санкции плохо, антисанкции плохо. Этот взаимный обмен подзатыльниками не приводит к ожидаемому результату ни с той стороны, ни с другой стороны. Если американцы не могут остановиться в своих санкциях, может быть, нам стоит все-таки проявить мудрость и не делать этого?

Теперь очень важный момент. Впервые ожидаются – по крайней мере в этом законопроекте это есть – контрсанкции по части ограничения американских лекарственных средств. Уже есть какие-то негласные распоряжения в московских и подмосковных клиниках отказываться от американских каких-то комплектующих, наполнителей и препаратов. Только что президент сказал о развитии отечественной программы по онкологии. Но друзья мои, без американских онкологических препаратов это просто невозможно сделать, мы их не производим и еще долго не сможем производить по многим и многим причинам. США безусловный лидер на этом фронте. Есть много обезболивающих лекарств, которые производят там, тот же кетонал знаменитый, тот же имодиум, например, который рекламируют по телевидению – целый спектр лекарств. Делать этого, конечно, нельзя, это выстрел даже не в ногу себе, а в глаз вообще.

Оксана Галькевич: Сергей, ну когда аргументов у одной из сторон, так скажем, недостаточно, когда козырей на руках нет, каким может быть ответ? Мы сегодня до 7-часового перерыва спрашивали, задавали этот вопрос некоторым экспертам, они говорят, что ответ должен быть обязательно, молчать нельзя.

Сергей Лесков: Каким может быть ответ? Я уже говорил…

Оксана Галькевич: Потому что иначе мы признаем свою как бы вину, что мы стоим на позициях ниже нашего противника.

Сергей Лесков: Мне кажется, что депутаты, которые так скоропалительно написали этот законопроект, там предлагают отказаться от целого перечня американских товаров… Там, например, можно отказаться от продукции "Procter & Gamble", противное такое англосаксонское слово.

Константин Чуриков: Да ужас-ужас, сколько лет мы его терпим, рекламу.

Сергей Лесков: Ужас. Если мы отказываемся от…

Оксана Галькевич: Какое слово-то противное? "Мыло" и "шампунь", которые производят "Procter & Gamble"? Зубная паста и прочее?

Сергей Лесков: Вы сейчас имеете в виду этот "Head & Shoulders", что-то типа этого? Но кроме того…

Оксана Галькевич: Они много производят моющих средств.

Сергей Лесков: Я стыдливо отвожу глаза: они производят, например, как они называются, тампаксы…

Оксана Галькевич: Средства личной гигиены.

Сергей Лесков: Средства гигиены. Они производят изделия – это мне близко и Косте тоже – под названием памперсы.

Константин Чуриков: Масло детское вот это.

Оксана Галькевич: Детские, я надеюсь, не взрослые.

Сергей Лесков: Они производят – Оксана знает – "Tide", "Миф", "Ariel". Это все "Procter & Gamble". Отказаться от всего этого? Они производят "Oral-B", "Braun" – это зубная паста.

Оксана Галькевич: Хозяйственное мыло.

Константин Чуриков: Возьмешь, Оксана, натрешь…

Оксана Галькевич: Тереть будешь ты, Костя, потому что это тяжелая работа.

Константин Чуриков: ...зубной порошочек возьмешь.

Оксана Галькевич: Да-да.

Сергей Лесков: Мы что, перейдем на отечественные товары? Где? Какие? Зубной порошок, которым можно чистить не только зубы, но и кеды, как в советское время? Вы знаете, что на параде физкультурников на Красной площади физкультурники перед Сталиным чистили свои кеды зубным порошком.

Оксана Галькевич: Сергей, так чтобы сохранить лицо, вот что, понимаете?

Сергей Лесков: Алкоголь и табак и все, ограничиться этим. Отказаться от американской выпивки, пусть они упьются там… Что они там пьют у себя на ранчо…

Константин Чуриков: Нашей "Столичной".

Сергей Лесков: Пусть сами пьют, текилу мы будем покупать в Мексике, она лучше, пусть американцы сами пьют свой виски.

Константин Чуриков: Свой "Джеймс Дэвидсон" или как он там называется.

Сергей Лесков: Свою там какую-то "Белую лошадь".

Оксана Галькевич: Чувствуется тоска в вашем голосе, Константин.

Константин Чуриков: Вы знаете, давайте послушаем. Вот, кстати, вы заговорили об этом, сразу звонки пошли. Наталья из Челябинской области, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Хотела поинтересоваться у Сергея Лескова, как он относится к вопросу о том, что Россия начиная с 1990-х гг. после наших либералов стала финансовой колонией и все проблемы, все корни проблем именно в этом вопросе? – у кого деньги, тот и заказывает музыку, это было, есть и будет всегда. Нам нужно строить свою финансовую систему, свое банковское обслуживание, хотя бы…, как-то менять этот вопрос. Нужно что-то делать.

Сергей Лесков: Я не в состоянии ответить на этот вопрос, он имеет совершенно риторический характер. Попытки построить независимую финансовую систему в нашей стране предпринимаются, постоянная санация банков и уменьшение их числа происходит, это трудно не заметить. Но в то же самое время если вы считаете, что это вина либералов, что наша страна в экономическом плане уступает Америке, вы сильно заблуждаетесь. Она и при царях, которые не были либералами, в финансовом плане зависела от Запада. Исторически сложилось так, что Россия уже несколько веков находится в непрестанной погоне за Западной Европой, потом там еще Америка появилась. В общем-то, вектор политических устремлений российской политической элиты устремлен именно на то, чтобы догнать и перегнать Запад по мясу, молоку и всему прочему.

Оксана Галькевич: Сергей, может быть, это все-таки называется некоей включенностью в глобальный мир, в глобальную конкуренцию? Здесь всегда кто-то в чем-то выигрывает, кто-то в чем-то проигрывает; где-то кто-то в моменте один впереди, другой позади – это нормально, это как в спорте.

Сергей Лесков: Нормально, да. Конкуренция…

Оксана Галькевич: Это нормальная обычная жизнь.

Сергей Лесков: Да, нормальная жизнь, правильно. Вот Америка благодаря своей отстраненности от мировых войн после Второй мировой войны стала мировым лидером. Это отдельная, конечно, тема, но всегда ли это будет, вечное ли это лидерство? Конечно, нет.

Оксана Галькевич: Китай начинал с нуля и довольно серьезные позиции сейчас…

Сергей Лесков: Китай – это отдельная тема, он с нуля не начинал, он был…

Оксана Галькевич: И Япония тоже, в общем, не сразу стала гигантом.

Сергей Лесков: Он был окружен великими китайскими стенами, сейчас он просто открылся для мира. Я видел статистику мировой экономики – вы не поверите, за XVII-XVIII вв., это можно посчитать ретроспективным анализом, китайская экономика была второй в мире, как ни странно, как и сейчас.

Давайте мы поговорим на ту тему, которая мне кажется на самом деле чрезвычайно важной, она отнюдь не локальное имеет значение, не только важна для продвинутой части российских граждан – это блокировка мессенджера Telegram. На самом деле мне кажется, что это важное событие в свете того курса на цифровую экономику, который объявлен. На сегодняшний день это стратегический путь: если экономика не будет перестроена на рельсы информационных технологий, то мы скатимся в совершеннейшую архаику, будем совершенно неконкурентоспособны. Но я не понимаю, почему цифровую экономику надо начинать с борьбы с лучшим российским высокотехнологическим продуктом? Мессенджеров очень много. Если спецслужбам надо бороться с террористами, начните с других мессенджеров – кстати, там есть американские мессенджеры типа WhatsApp, Signal, там их десятки, по-моему, я просто сам их там, Viber этот самый – почему надо за российский продукт браться? Такое впечатление, что…

Ну кстати, я совершено уверен, что на террористов это не повлияет, абсолютно. У террористов такое обилие возможностей договориться втихаря о чем-то, прежде всего по телефону. Это кажется совершенно надуманной причиной. Кстати, исходя из этой логики можно потребовать отдать ключи от всех автомобилей службам – второй ключ отдать участковому инспектору на всякий случай и обязать, чтобы автомобильный бак был наполнен наполовину – а вдруг погоня? Чтобы он не останавливался у заправки. Можно ключи от квартиры отдать, вдруг там надо будет устроить засаду от террориста. Это абсурдно совершенно. И еще один важный момент: помимо того, что этих ключей просто не существует, ведь не надо быть Биллом Гейтсом и Стивом Джобсом, для того чтобы обойти эту блокировку, как выяснилось, это делается в 2-3 клика. Я увидел статистику: в день вот эти самые прокси-технологии…

Константин Чуриков: Серверы.

Сергей Лесков: …и VPN, то есть то, что позволяет обойти запреты…

Оксана Галькевич: Способы обхода.

Константин Чуриков: Анонимно войти в мессенджер.

Сергей Лесков: Анонимно войти, неизвестно из какой страны – следите за цифрами – 2 тысячи человек это дело в спокойные времена. Как только Роскомнадзор объявил о блокировке, в субботу VPN установило у себя 500 тысяч человек. Было 2 тысячи, стало 500 тысяч.

Константин Чуриков: Это, может быть, как в те времена, когда что-то запрещали и очень хотелось этим воспользоваться? Помните, "есть обычай на Руси ночью слушать "BBC"? Вот из этой серии.

Оксана Галькевич: Telegram станет Самиздатом.

Сергей Лесков: Ну? Так это неуважение к закону, то есть государство руками Роскомнадзора принимает… До этого еще и депутаты, которые сейчас тоже там что-то денно и нощно думают об этих самых контрсанкциях, придумывают законы, которые неисполнимы технически, которые легко обойти, и они учат таким образом наших граждан не уважать российское законодательство.

Оксана Галькевич: Сергей, а может быть, это вот расчет в другом? Поймать парочку таких незаконопослушных граждан и выставить на обозрение, чтобы другим неповадно было.

Сергей Лесков: Если учесть, что Telegram…

Оксана Галькевич: Напугать.

Сергей Лесков: Я думаю, что этих незаконопослушных граждан можно найти и в самих правительственных коридорах. Какая-то абсурдная совершенно ситуация. Мне кажется, что руководство Роскомнадзора… Они, кстати, если запрещают российский мессенджер, то они фактически провоцируют, подталкивают людей, для того чтобы перейти на американские мессенджеры, на WhatsApp.

Оксана Галькевич: Сергей, почему вы называете его российским мессенджером, Telegram? Дуров стоит во главе…

Сергей Лесков: Нет, это российский мессенджер.

Оксана Галькевич: Он наш бывший соотечественник, сейчас он уже поменял гражданство.

Сергей Лесков: Это российская технология, ну что вы. Про Дурова, кстати, тоже можно сказать несколько теплых слов…

Оксана Галькевич: Это международная компания.

Сергей Лесков: Но так или иначе…

Оксана Галькевич: Он запустил Telegram, уже не живя в России.

Сергей Лесков: ...Роскомнадзор не обращает внимания на наше стремление войти в бурную реку под названием импортозамещение, они из российского продукта Telegram вытаскивают сотни, тысячи миллионов людей (там 10 миллионов человек) и перебрасывают в американские мессенджеры. Дуров на самом деле – и это важно, здесь я с Оксаной согласен – вовсе не ангел, который безотходно питается амброзией. Обратите внимание: на прошлой неделе Цукерберг, человек, конечно, масштаба несопоставимого с Дуровым – это тот самый, который Facebook придумал – был вызван в американский Конгресс, и он не побрезговал, как Дуров, явиться туда (Дуров же не пришел в суд). Цукерберг 10 часов сидел перед американскими стариками, обманываться по поводу компетентности американских конгрессменов не стоит, это еще тот народ…

Константин Чуриков: Ему задавали замечательные вопросы: "За счет чего существует Facebook? – За счет рекламы, сенатор".

Сергей Лесков: Да. Ну кстати, ваши френды в Facebook спрашивали Цукерберга. Но тем не менее он уважает американское законодательство, он уважает американских законодателей, следовательно, он уважает и американское государство, и американское государство уважает его. Они сумели найти какие-то точки соприкосновения, сумели прийти к компромиссу, взаимно Цукерберг и государство. Наше государство и наш Цукерберг по фамилии Дуров не могут прийти к какому-то, найти общий язык. Мы вообще общий язык в нашей стране, конечно, не находим, у нас всегда трамвай…

Оксана Галькевич: Сергей, а Дурова разве в Думу приглашали или в Совет Федерации?

Сергей Лесков: Ну какая разница? Он же в суд не пришел.

Оксана Галькевич: Нет, подождите, в суд – это там сразу на тебя наручнички наденут, Сергей, простите, конечно, а в Думу прийти поговорить или в Совет Федерации.

Сергей Лесков: Ну не будем, это ему не грозило, это не уголовное преступление, это административное было дело, никто бы на него…

Оксана Галькевич: Видимо, он этого именно опасался, я думаю, исходя из этого.

Сергей Лесков: Тем не менее…

Оксана Галькевич: Его не для компромисса приглашали.

Сергей Лесков: Оксана, это частности, давайте не будем погружаться в частности, которые так украшают женщину.

Оксана Галькевич: Хорошо, не будем.

Константин Чуриков: Мне, кстати, просто интересно, о чем бы поговорили Дуров с думским большинством.

Оксана Галькевич: С Цукербергом.

Сергей Лесков: Надо уметь разговаривать друг с другом. Если не разговаривать друг с другом, не находить общий язык, то не появится того, что Михаил Сергей Горбачев называл консенсусом: только через консенсус можно найти какой-то путь к прогрессу.

Константин Чуриков: Консолидация.

Сергей Лесков: Да. В итоге неправильно вел себя Дуров, очень талантливый, видимо, IT-специалист; неправильно, я думаю, поступил суд; неправильно поступил Роскомнадзор. Все неправы.

Константин Чуриков: Неправильные пчелы, неправильный мед.

Сергей Лесков: Ситуация совершенно абсурдная. Мы рубим сук, на котором сидим, режем курочку, которая несет золотые яйца. В Иране, нам главном союзнике, Telegram тоже был запрещен, там пользователей Telegram больше, чем в России. И что? Они через 2 недели опять разрешили Telegram. Сейчас вы меня должны спросить про Китай, где WhatsApp запрещен.

Оксана Галькевич: Там все работает через VPN как раз, через обходные прокси-серверы.

Сергей Лесков: Вот. Но ссылки на Китай, конечно, некорректны. Как говорил замечательный российский политик по имени Аркадий Вольский, "нам мешает пойти по пути Китая то, что у нас мало китайцев".

Константин Чуриков: Давайте послушаем Павла из Тюмени. Павел, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотел поговорить, сказать тему Сергею Лескову о том, что он говорил… О том, что вот Telegram закроют. Зачем из этого проблему создавать? Знаете что? Неважно, где я работаю, но я знаю о том, что Telegram вообще-то кодированная, шифрованная передача, и доказано причем, что пользуются как эти… Ой, скажите мне, забыл.

Оксана Галькевич: Мы не знаем, что вы забыли.

Зритель: Короче, нехорошие люди пользуются этими этими, это уже доказано. У нас много, у нас есть WhatsApp, у нас есть Facebook. Закроют Telegram не закроют, но проблема-то в этом. Вот вы говорите о том, например, о лекарствах, что вот лопедиума нет, например, там еще зубных паст. Но ведь лопедиум – давайте возьмем панкреатин, например, так вот уже. Зубных паст не хватает. Нам всего будет хватать, у нас и раньше было, и сейчас есть своих, не надо этого бояться.

Константин Чуриков: В больших чертах мы вашу мысль поняли. Спасибо, Павел.

Зритель: Не то что я так думаю, многие так думают.

Константин Чуриков: Спасибо.

Сергей Лесков: Понятно. Друзья мои, мы очень любим наших зрителей, но все-таки у меня убедительная просьба: когда вы звоните в эфир, с учетом дефицита времени, пожалуйста, излагайте свои вопросы лапидарно.

Константин Чуриков: То есть коротко и ясно.

Сергей Лесков: Да. Потому что в данном случае я не понял сути вопроса.

Оксана Галькевич: Сергей, я знаю, что поможет нам найти консенсус. Вот нам Ростовская область пишет: "Никакая "Белая лошадь" не сравнится с моей самогонкой".

Константин Чуриков: Вот так.

Оксана Галькевич: Вот так надо искать консенсус.

Константин Чуриков: Есть ответ Америке.

Оксана Галькевич: Спасибо, Сергей.

Константин Чуриков: Это был обозреватель ОТР Сергей Лесков. Спасибо вам. Через несколько минут поговорим об обязательном распределении выпускников ВУЗов. Есть определенная депутатская инициатива. Об этом через несколько минут.

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты