• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: В России 15 млн пользователей Telegram. А в мире их число прирастает на 18 млн в месяц! Уже это говорит о том, что наши власти вне глобального прогресса

Сергей Лесков: В России 15 млн пользователей Telegram. А в мире их число прирастает на 18 млн в месяц! Уже это говорит о том, что наши власти вне глобального прогресса

Гости
Сергей Лесков
обозреватель Общественного телевидения России

Оксана Галькевич: Ну а прямо сейчас зрители уже прильнули к телеэкранам, сделали погромче…

Константин Чуриков: …поярче…

Оксана Галькевич: …попросили домашних вести себя потише. А все для чего? Для того чтобы лучше слышать тихий, но твердый голос российской интеллигенции. Обозреватель Общественного телевидения России Сергей Лесков, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Сергей Лесков: Здравствуйте, Оксана. Мне кажется, что вы вполне могли бы быть вот этим вот шпрехшталмейстером перед боксерскими боями, вы так здорово объявляете выход.

Константин Чуриков: Сергей, боксируйте.

Оксана Галькевич: Спасибо. Я вообще много чего могу.

Константин Чуриков: "Темы дня".

Сергей Лесков: Да. Событий достаточно много. Несмотря на 10-балльные пробки в Москве в первый раз, кстати, в этом году, жизнь не стоит на месте. Министерство экономики опубликовало новый прогноз по части нашего экономического благосостояния на 2018 год. Кстати говоря, прежний прогноз был сделан в сентябре 2017 года, но очевидно, что с тех пор утекло много воды, много изменений произошло в геополитике и в макроэкономике, поэтому новый прогноз, наверное, необходимо. Для нас, конечно, важен сакраментальный вопрос: что будет с уровнем доходов, которое правительство называет реальным уровнем доходов, с курсом рубля, с ценами на нефть и в конце концов с промышленным производством и столь лелеемым нами ВВП?

Сирия. Каждый день, наверное, сейчас идут какие-то новости из Сирии, и вот новая, наверное, такая новость, новый поворот этого бесконечного сюжета: кажется, президент Трамп устал от Сирии. Если Трамп может от чего-то устать, то первым делом он устал от Сирии. По крайней мере президент США высказал совершено новую идею о выводе американского военного контингента из этой страны, но этого мало, и о замене его на своих арабских партнеров, прежде всего это военные контингенты Египта и Саудовской Аравии. А в восторге ли сами эти арабы от новой неожиданной идеи Трампа? Давайте мы об этом поговорим.

Ну и, наконец… В Сирии война, но у нас тоже есть война, продолжаются ковровые бомбардировки российского мессенджера Telegram, и в какой-то из моментов Роскомнадзор заблокировал аж 20 миллионов IP-адресов, много что перестало работать, за исключением самого Telegram, он как жил, так и живет, никакого вроде бы ущерба ему Роскомнадзор принести не может. Ну и, конечно, понятно, что это уже война государства и новой какой-то IT-структуры, это уже дело принципа. Давайте попробуем рассмотреть, есть ли выход какой-то благоприятный для обеих сторон из этого конфликта, как может разворачиваться конфликт и к чему он может привести. Лично у меня есть какие-то сомнения о том, что это тот самый случай, когда закон строг, но справедлив.

Константин Чуриков: Закон строг…

Оксана Галькевич: Я вот боюсь, не попали бы мы под это дело. Знаете, заблокировали, у меня не грузится сайт Общественного телевидения России…

Константин Чуриков: Это с Интернетом проблемы, все уже грузится, не пугай людей.

Сергей Лесков: Но там же идет просто веерные какие-то проблемы, как эффект домино: одна фишка упала, и все падает. Последняя новость – упали сайты этих самых дилеров машины "Volvo", хотя они к Telegram отношения не имеют.

Оксана Галькевич: Мы в хорошей компании.

Сергей, но начнем мы с экономики?

Сергей Лесков: Да, давайте начнем с одного макроэкономического прогноза. На самом деле понятно, что санкции, понятно, что ожидания новые и не слишком хорошие. Многие крупные игроки на финансовом и промышленном рынке испытывают сложности, прежде всего это компании "РУСАЛ" и группа компаний Вексельберга. Мы об этом рассказывали. Но так или иначе новая реальность такова, что Минэкономики подготовило новый прогноз и направило его в Минфин, которое является распорядителем наших денег.

Константин Чуриков: Сергей, сразу вопрос: от прогнозов Минэкономразвития в нашей жизни что-то меняется?

Сергей Лесков: Этот вопрос выдает в вас мудреца. Я могу даже продолжить этот вопрос и несколько его видоизменить. Если так часто мы меняем прогнозы, то какой в них вообще смысл? А смысл в них, конечно, очевидный, потому что каждый новый прогноз показывает, что министерство работает эффективно и плодоносит просто невероятно. Зачем, правда, это делается, непонятно, но мы знаем, в общем-то, об этом говорили многие мыслители и в прежние века, что очень часто структура работает сама на себя и мало связана как бы с реальной жизнью, которая ее обтекает вокруг. Самый, наверное, яркий пример – это ленинский комсомол, который жил собственными инициативами, функционеры варились там в каком-то соку, и Минэкономики, конечно, да и другие, наверное, наши ведомства часто напоминают ленинский комсомол.

Константин Чуриков: Но комсомольцы много чего построили.

Сергей Лесков: Да, это правда, они там сумели воспитаться в духе нового времени.

Но так или иначе что же обещает нам Минэкономики в соответствии с изменившейся действительностью? Кстати говоря, ведь наша экономика зависит от нефти в значительной степени, и нефть за это время выросла на 30-40%, там на самом деле совершенно фантастический рост, и казалось бы, можно обещать золотые горы, молочные реки и какие-то там еще берега.

Константин Чуриков: Кисельные.

Оксана Галькевич: До следующего падения.

Сергей Лесков: Да. Ничего такого не происходит, все равно рост ВВП в 2018 году несмотря на эту благодатную нефть 2%. Между прочим, Минэкономики обещает 2%, а Международный валютный фонд считает, что будет 1.7%, а в следующем году ВВП России замедлится вообще до 1.5% – это значительно ниже, чем средний рост ВВП в мире. Так что все наши какие-то прожекты, может быть, и радуют слушателя, а в действительности, когда речь доходит до каких-то экономических документов реальных, все не так хорошо.

Ну что же? Сейчас нефть в районе 60 долларов за баррель, была она 44, когда писался прежний прогноз – видите, а рост ВВП что-то не виден. Зато у нас будет довольно значительный рост реальных доходов населения – 3.8% в этом году, а раньше обещали 2.3%. За счет чего? Непонятно. Может быть, будут какие-то просто перераспределения средств, что, собственно говоря, и обещано, большие вливания в социальную сферу. Но с другой стороны, нет никакого прогресса в промышленном производстве. На самом деле мне кажется, что экономика должна стоять не на нефти, а на промышленном производстве. Здесь все наши ожидания не сбываются. Прогноз по промышленному росту был 2.5%, он снижен до 1.7%. Очень много: было 2.5%, стало 1.7%. В первом квартале этого года 1.9%, что тоже очень мало. Промышленность не растет, и такое впечатление, что несмотря на все потуги, призывы, высокие речи единственным драйвером роста для российской экономики остается черное золото, кормилица-нефть.

Оксана Галькевич: А вот интересно, этот прогноз составлялся еще до введения последнего пакета санкций 6 апреля или уже после?

Сергей Лесков: Вы знали ответ?

Оксана Галькевич: Мой вопрос не выдает во мне мудреца, я понимаю, но тем не менее.

Константин Чуриков: Оксана, это долгая кропотливая работа, поэтому наверняка до.

Сергей Лесков: Нет, это выдает в вас потрясающей силы женскую интуицию. Да, на самом деле прогноз был составлен до того, как США объявил новый пакет санкций. Ситуация резко, конечно, изменилась, что не помешало Министерству экономики направить по инстанциям этот самый прогноз, что говорит, в общем-то, о том, что эти прогнозы чиновники пишут друг для друга и особенной связи с реальностью, с проклятой реальностью нет, она, может быть, даже и мешает. На самом деле мне непонятна эта логика: одновременно с введением санкций фактически и обвалом на биржах прогноз уходит в другие структуры. Зачем, непонятно.

Оксана Галькевич: Надо быть более гибкими тогда, стало быть, надо оперативнее работать, пересматривать прогнозы…

Константин Чуриков: Каждый день.

Оксана Галькевич: Да. И если в семье ситуация, простите, с доходами меняется, я думаю, что планы на отпуск, или на строительство дома, или на приобретение чего-либо мгновенно пересчитываются.

Сергей Лесков: Аналогия с семьей, конечно, сильная, но мне кажется, что, если следовать этому красноречивому образу, то и семья, и все государство должно, наверное, построить такую экономику, такую систему доходов, чтобы не зависеть от какого-то своенравного соседа или какого-то партнера-оппонента. Конечно, идеальным таким государством является Америка, против Америки невозможно ввести санкции, на которые бы она отреагировала по существу.

Константин Чуриков: Сергей, вы говорите, что промышленность практически не растет и не будет расти, согласно этому прогнозу. Так, извините, во-первых, работать некому? Во-вторых, тем, кому даже хочется работать – а какой смысл работать, если ты придешь на все тот же условный МРОТ, на вот эту какую-то копеечную зарплату.

Сергей Лесков: Нет, ну почему? Все-таки не надо так уж посыпать голову пеплом. Средняя зарплата в России значительно выше, чем МРОТ, она порядок, по-моему, 40 тысяч рублей.

Константин Чуриков: Вы ссылаетесь на официальную статистику, да.

Сергей Лесков: А на что мне еще ссылаться? На разговоры стенающих граждан на бульваре? Ну что, есть статистика, как ей не верить? Все-таки это наиболее надежный источник информации. Живем мы не в раю, но мы живем лучше, чем в других странах бывшего СССР.

Константин Чуриков: И не в аду. Где-то посередине?

Сергей Лесков: Да. В Восточной Европе живут, в общем-то, отнюдь не в лучших… Если брать так интегральный показатель, не лучше.

Константин Чуриков: Сергей, с вами хотят поговорить. Это Татьяна с Алтая выходит на связь. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, смелее, говорите. Слушаем вас, Татьяна.

Оксана Галькевич: Татьяна?

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Татьяна, Алтайский край. Сергей Лесков, я по ходу делаю такое замечание. В моем кругу знакомых по 40 тысяч ну единицы, может быть, которые получают такую зарплату, ну может быть, средняя по стране. Извиняюсь, это я по своему опыту говорю, то, как я живу.

Второе, что я хотела спросить. Санкции и эти финансовые отношения между государствами, политика такая экономическая в отношении нашей страны не отразится ли на нас в каком плане? Небольшие доходные, пенсии, приходится часто пользоваться кредитами. Не нарушатся ли выплаты зарплат и пенсий, то есть могут не вовремя выплачиваться? Выплата кредитов, с ней могут какие-то проблемы возникать? Как вы прогнозируете? Воздержаться пока в оформлении каких-то покупок и затрат?

Константин Чуриков: Спасибо, Татьяна.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Сергей Лесков: Хорошо, я отвечу. Татьяна, я вас об одном лично прошу: не берите микрокредитов в этих, как они правильно, микрокредитных организациях…

Константин Чуриков: Микрофинансовые.

Оксана Галькевич: Микрофинансовые.

Сергей Лесков: Микрофинансовые организации.

Константин Чуриков: Быстрые деньги.

Сергей Лесков: Да, быстрые деньги. Вот не ходите ради бога туда – обманут, пустят по миру, пришлют к вам каких-нибудь там молодцов. Не надо. Если вы хотите брать кредит, то берите на самом деле в крупных банках. А дать вообще какой-то жизненный совет невозможно, потому что человек нередко бывает в таких жизненных обстоятельствах, когда ему необходимо взять кредит на той или иной случай. На самом деле практика кредитования в тех же США… А устройство внутренней жизни, я почему все время ссылаюсь на Америку, там наиболее идеально, лучше, чем в других странах. Американцы живут в кредит, и очень часто бывает так, что родители передают свои кредиты детям, никто себя не считает несчастным. Но там процент другой, не такой, как у нас.

Константин Чуриков: Да, Сергей, но кажется, там реже живут в кредит до зарплаты, то есть реже берут именно до зарплаты дотянуть.

Сергей Лесков: Да, конечно. Там кредиты не для того, чтобы, как это называется, переступить с ноги на ногу, а на какие-то крупные приобретения (недвижимость, еще что-то). А насчет того, что повлияют ли санкционные меры на жизнь простых граждан? Американцы неоднократно говорили, что они бы этого не хотели. Но последние санкции говорят о том, что, в общем-то, это может ударить и по рядовым гражданам.

Константин Чуриков: Сергей, мы здесь должны, мне кажется, всех успокоить, потому что, во-первых, у нас не далее как сегодня Госдепартамент официально…

Сергей Лесков: Вы не дали мне.

Константин Чуриков: …предупредил, что новых санкций не будет, пока не будет соответствующего повода со стороны России.

Сергей Лесков: Ну хорошо, а можно ли верить?

Оксана Галькевич: У нас прямо рубль сразу…

Константин Чуриков: Рубль-то поверил.

Сергей Лесков: Можно ли верить этим людям? Трамп пишет по несколько взаимоисключающих сообщений в Twitter, поэтому я бы не стал…

Оксана Галькевич: Подождите, там было официальное сообщение нашему посольству.

Сергей Лесков: Ну я бы не стал…

Константин Чуриков: Швейцарцы сказали, что от SWIFT не отключат, они вне политики.

Сергей Лесков: Не швейцарцы, по-моему, а там штаб-квартира в Брюсселе находится.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: Я бы не стал раскатывать губы. Оппоненты так оппоненты, а верить этим людям нельзя. Надо построить свою собственную экономику, свою собственную финансовую систему так, чтобы она была неподвластна этим жестоким ударам судьбы. Мы, к сожалению, этого сделать не смогли, или мы не хотели, но так или иначе, в общем, Россия находится в такой жесткой привязке к пожеланиям политических игроков на Западе.

Но, Татьяна, мне никак не дают вас успокоить. Вы знаете, какие бы санкции ни были, все равно экономика берет свое. Обратите внимание, что… До последнего пакета, он был совсем недавно, все равно взаимодействие западных стран с российскими предприятиями практически восстановилось: санкции-то были, но жизнь берет свое, и какими-то ручейками все равно находит способ обтечь эти камни, брошенные какими-то там этими Голиафами от политики поперек вот этого естественного течения жизни. Практически я думаю, что последний пакет был придуман для того, чтобы опять оттолкнуть Россию в пучину сложностей. Потому что экономические связи восстановились. Я думаю, что они восстановятся и сейчас. Дышите ровно, смотрите на восходящее солнце и цветущую траву, которая скоро взойдет…

Константин Чуриков: Это именно то, что от вас хотели услышать зрители.

Оксана Галькевич: "Дышите ровно", конечно.

Еще Московская область тоже хочет с вами пообщаться, не умолкает наш телефон. Евгений, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотел бы задать вопрос Сергею Лескову. Вот эти санкции, которые распространяются сейчас на наших олигархов, на "РУСАЛ". Правительство сегодня, я слышал и по телевидению, оказывает сейчас им помощь, этим компаниям. Мне хотелось бы как-то узнать, за счет каких средств будет оказана эта помощь этим компаниям таким бедным же ведь. Такой вопрос.

Константин Чуриков: Евгений, вы беспокоитесь, не за счет ли налогоплательщиков будет эта помощь, да?

Зритель: Ну конечно, конечно.

Константин Чуриков: Так.

Сергей Лесков: Евгений, у нас очень крупные резервы. В общем-то, экономика Россия находится в достаточно устойчивом состоянии, есть и крупные, порядка, по-моему, 400-500 миллиардов долларов вложения в западные ценные бумаги. Кстати, в американские бумаги вложено меньше 100 миллиардов, так что можно успокоиться на этот счет. Есть национальные какие-то там фонды рублевые. Поддерживать эти компании необходимо, но это не означает, что деньги будут выплачиваться лично Дерипаске. В "РУСАЛ" работает 60 тысяч человек, это наши с вами соотечественники.

Константин Чуриков: Не все из них яхтсмены.

Сергей Лесков: Не все из них горнолыжники, яхтсмены и теннисисты. Это такие же люди, как мы с вами. И если же говорить про каких-то партнеров "РУСАЛ" прямых, то это 200 тысяч человек. Государство… Например, одна из таких мер: сейчас продажи "РУСАЛ" по понятным причинам упали, но государство может составить алюминиевый резерв до лучших времен, придержать алюминий.

Константин Чуриков: Складировать?

Сергей Лесков: Да, складировать. А что такого?

Оксана Галькевич: Товар нескоропортящийся, не протухнет.

Сергей Лесков: Вы знаете, да, конечно, это же не сыры, предположим.

Оксана Галькевич: Ну некоторые сыры тоже…

Константин Чуриков: …требуют выдержки.

Оксана Галькевич: Требуют, даже иногда попахивают.

Сергей Лесков: Что-то у нас не получается с сырами. Но алюминий нет, не испортится, можно придержать этот товар в ожидании лучших времен. Американцы могут придумать в ответ новые санкции, по никелю ударить, например. Вот ходят слухи, что "Норильский никель" на прицеле следующий. Они сегодня сказали, что санкций не будет, а послезавтра передумают.

Оксана Галькевич: Сергей, а попридержать, может быть, на себя пустить? Или нам не надо столько алюминия, столько нефти, бензина?

Сергей Лесков: Мы говорили на эту тему. Нет, можно. Алюминий – стратегический металл, который лучше всего, конечно, и больше всего используется в авиастроении. Давайте поднимем родное авиастроение. Когда-то во времена СССР треть самолетов в мире выпускалось в нашей стране, сейчас этот рынок потерян, мы, по-моему, выпускаем 100 военных машин и порядка 30 гражданских самолетов, а тот же Boeing или Airbus делают самолеты как сосиски – больше 1 самолета в день, можно себе это представить? Я не представляю. Рынок потерян. Но все-таки можно попытаться потеснить конкурентов хоть как-то. Такие попытки делаются, алюминий там нужен.

Константин Чуриков: Самое главное, чтобы зарплата, как в 1990-х гг., алюминиевыми кастрюлями не платили. Потому что если его скопится очень много, его же куда-то надо деть.

Оксана Галькевич: Хороший момент настанет, продашь Америке, Костя.

Сергей Лесков: Ну если прилетят инопланетяне, можно закрыться алюминиевой кастрюлей, например, все пригодится в хозяйстве.

Давайте мы еще о чем-то поговорим. Мир многообразен. Меня, честно говоря, потрясло новая идея, новая инициатива президента Трампа, который, конечно, совершенно непрогнозируемый, экзальтированный человек. Он вот высказал такую идею, и вроде бы новый консультант по национальной безопасности Джон Болтон уже начал консультации на этот счет, вывести американских военных с северо-востока Сирии – ну устал он от этого дела. Есть тут, конечно, некоторый резон. Дело в том, что он опирался на какие-то там вот эти вот оппозиционные группировки, которые сейчас переформатировались или вообще физически уничтожены, и из какой-то оппозиции правительству Асада там у него остались только курды, которые не всегда были оппозицией Асада, могут опять найти общий язык. Вы понимаете, когда Америка не имеет опоры на внутреннюю оппозицию, она в кого превращается в Сирии? В оккупанта. Для того чтобы хоть как-то легитимизировать свое пребывание там, нужны компаньоны, а их вроде бы там и не осталось.

Константин Чуриков: Я думаю, что Америка так не рассуждает, ей как-то глубоко плевать.

Сергей Лесков: Да, может быть, я приписываю… Я думаю, что я приписываю Трампу слишком сложный ход мыслей. Может быть, он завтра утром уже передумает, но так или иначе уже проведены консультации с Саудовской Аравией и особенно с Египтом. Но дело в том, что Египет после череды своих правительственных переворотов теперь стоит на той позиции, что сирийский народ избрал Асада, сирийскому народу надо решать вообще судьбу своей страны. Поэтому под каким же соусом и предлогом они введут свои войска в Сирию?

А есть еще какие-то страны на Ближнем Востоке, которые могут поучаствовать? Может поучаствовать спецназ Объединенных Арабских Эмиратов, который во время свержения режима Каддафи в Ливии участвовал. Вот это, пожалуй, единственные арабы, которые могут подключиться к сирийскому конфликту. Но захочет ли это делать спецназ Эмиратов, что это вообще за такое воинское подразделение? А что касается Саудовской Аварии, наравне с Египтом крупнейшая арабская страна, то никогда Саудовская Аравия своих сухопутных соединений – а в данном случае о них речь – не направляла в другие страны, тем более в страны региона. Они сейчас там бомбят каких-то повстанцев в Йемене, но это налеты самолетов, а сухопутный контингент у них всегда далеко от Мекки и Медины не отходит.

Поэтому не исключено, что Трамп завтра передумает, но в любом случае нам в силу того, что мы так вот увязли надолго в Сирии, должны отдавать отчет в том, что такие настроения в метущейся душе американского президента уже присутствуют. Россия тоже заявляла о частичном выходе из Сирии, потом приходилось опять возвращаться. Мне кажется, что Сирия – это та страна, в которую проще прийти, чем уйти. Бывают такие гости, а бывают такие страны. Уйти из Сирии практически невозможно.

Давайте поговорим о Telegram. Мне кажется, что это наиболее злободневная и актуальная тема.

Константин Чуриков: Это, кстати, дискуссионный вопрос. Понимаете, в Москве очень, может быть, злободневная тема, где-то в таких крупных столицах, в молодежной среде. А в принципе, как вы считаете, это очень сильно сегодня волнует россиян?

Сергей Лесков: Скажите точно, как сказано в рекламе.

Константин Чуриков: Хорошо. 15 миллионов пользователей сервиса?

Сергей Лесков: Да, 15 миллионов. Это мало? Это наиболее активные наши люди. Мало того, Telegram пользуются в силовых структурах и в правительстве. Кстати говоря, они…

Константин Чуриков: До сих пор?

Оксана Галькевич: Более того, надо перестать мыслить категориями "меньшинство" и "большинство", Константин.

Сергей Лесков: Да.

Оксана Галькевич: У меньшинства тоже есть интересы.

Константин Чуриков: Я буду над собой работать, Оксана.

Сергей Лесков: Говорят, Следственный комитет, как говорят знающие люди, по-прежнему сидит в Telegram. Здесь, мне кажется, оперировать понятиями численности не совсем правильно, потому что информационные технологии как бы осваивает в первую очередь наиболее активная часть населения.

Константин Чуриков: Я просто вам парирую, иначе наша беседа будет не такой интересной, вот.

Сергей Лесков: Ну вот я разъяснил. Ну кстати, я могу и продолжить эту мысль: поэтому запрет Telegram – это борьба стариков с молодежью. Стариков не в буквальном смысле, а люди, которые исповедают какие-то ценности, которые остаются у нас за спиной, а те люди, которые входят в новый мир информационных технологий, символизируют будущее. Мне кажется, что именно в этом главный смысл этого столкновения – это борьба прошлого с будущим. Сознает это Роскомнадзор или нет? Сознают ли это силовые структуры, которые требовали эти несуществующие коды дешифровки или нет? В любом случае это неважно.

Константин Чуриков: Но часто ли будущее в истории нашей страны побеждало, одерживало победу над прошлым?

Сергей Лесков: Насчет силовиков. Я думаю, что да, были у нас, конечно, теракты и террористы, которые пользовались Telegram, это козырь. А вот случилось сегодня или вчера это несчастье в Стерлитамаке.

Константин Чуриков: Сегодня.

Сергей Лесков: Сегодня, прямо с утра.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лесков: Молодой человек 17 лет, вполне половозрелый, порезал ножом свои одноклассников и учительницу. При этом он не пользовался Telegram. Мало того, в открытом доступе в Сети без всяких кодов дешифровки он писал о своих планах. Друзья мои, может быть, не в Telegram дело? Может быть, какие-то другие надо методы использовать?

Константин Чуриков: Там все было понятно, он четко сформировал, что он собирается делать, как он дошел до жизни такой.

Сергей Лесков: Может быть, что-то надо в оркестре поменять, не пересаживая оркестрантов? Вот, например, в государстве под названием Израиль Telegram работает, как часы у аптекаря, никто его там не шерстит. Но опыт борьбы Израиля с террористами может быть применен в любой другой стране, потому что это образцовый опыт. Разве взрываются самолеты в Израиле? Telegram не блокируют, но чтобы террорист прошел на борт самолета, как он там называется…

Константин Чуриков: "ElAl", по-моему.

Сергей Лесков: "ElAL", да. Это просто невозможно.

Константин Чуриков: Мне рассказывали, при входе в каждый торговый центр просто выворачивают наизнанку сумки, все, пожалуйста, люди уже привыкли в таком режиме жить, зато очень безопасно действительно.

Сергей Лесков: Ну. И в аэропорт там можно войти, не выстаивая длинную очередь с миноискателями. Другие методы существуют. Может быть, надо научиться работать, а не идти наиболее простым и как показывает практика неэффективным путем? Пока… Я на самом деле думаю, что для государства стратегическим курсом является курс на высокие технологии и цифровую экономику. А те чиновники, которые работают в противоположном направлении, объективно работают против этого стратегического курса и сталкивают страну в какую-то архаику. Я даже думаю, что деятельность Роскомнадзора мне напоминает, в общем-то, какую-то отрыжку "Матильды", да, тоже это какие-то ушедшие тени из прошлого. Я в этом совершенно уверен. И, конечно, огромный экономический ущерб нанесен тем, кто никакого отношения к Telegram не имеет, там же валом валятся все IP-адреса, в "Шереметьево" были сложности какие-то, масса каких-то бизнесменов и магазинов страдала, "Дикси", по-моему, огромная сеть.

Константин Чуриков: "Дикси" официально не подтверждала эту информацию…

Сергей Лесков: Ну конечно.

Константин Чуриков: …но и громко не опровергала.

Сергей Лесков: Да, там отказали кассовые аппараты, они принимали только наличные. Все это чрезвычайно странно.

Оксана Галькевич: Я вот думаю, что если бы мамские чаты сидели в Telegram, а не в WhatsApp

Константин Чуриков: …вот сейчас бы мамочки тут поднялись.

Оксана Галькевич: Вот это был бы общественный резонанс, тогда никто бы нам не писал: "Какой Telegram? Зачем?"

Сергей Лесков: Вы знаете, что есть версия, что Октябрьская революция была следствием женского бунта?

Оксана Галькевич: Да вы что?

Сергей Лесков: В Петрограде, да.

Оксана Галькевич: Наши телезрители отмечают ваше особое внимание к женской теме время от времени.

Сергей Лесков: Сергей, кстати говоря, по поводу бунта не бунта. Наш зритель Иван Музыка спрашивает вас: "Господин Лесков, что с Арменией? Прогноз?" Вот ситуация в Армении.

Сергей Лесков: Армения замечательная страна, армяне замечательные люди. Как известно, Серж Саргсян пересел из кресла президента в кресло премьер-министра, предварительно подготовив почву и изменив Конституцию – это называется "подготовить посадочную площадку". Примерно то же самое произошло, по-моему, в Киргизии. Везде есть ограничения на президентский срок, и президент как-то несколько меняет законодательство. Я думаю, что внешние вызовы, которые нависают над Арменией, значительно серьезнее каких-то внутренних распрей, которые есть в этой стране, и это сознают все армяне. Многострадальный народ, многострадальная страна, и вот это вот доминирование внешней угрозы, конечно, приведет, я думаю, к тому, что страна там сплотится, и какие-то волнения не будут там долгосрочными.

Оксана Галькевич: У нас есть звоночек, Василий из Московской области хочет задать вопрос. Василий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Вот полностью согласен с Сергеем Лесковым по поводу… Пример хороший привел с израильскими спецслужбами. Я по поводу Telegram блокировки. А еще хотел такое мнение свое сказать. Вот сейчас большая часть уйдет, со временем будет это все, оставят этот Telegram, но террористы останутся, потому что я слышал, что обходы вот этой блокировки все-таки существуют. А они надеются, что люди уйдут, это будет неудобно все это делать. Но террористы не заинтересованы, удобно не удобно, им надо, вот и все. Так что полностью поддерживаю Сергея Лескова.

Константин Чуриков: Спасибо.

Сергей Лесков: Мы в понедельник об этом говорили. Дело в том, что существует очень много мессенджеров, и шифрование в других мессенджерах – в Signal, например, – сильнее даже, чем в Telegram. Вся эта история… Тут есть еще один такой момент, как мне кажется, принципиальный. Вся эта история ведет к падению авторитета государства. Сейчас все напоминает, конечно, травлю тараканов в доме: люди уже дышать не могут, а тараканы как бегали, так и бегают. То есть обвалилось многое, а Telegram как живет, так и жил. Кстати, любопытная статистика: в России, Костя сказал, 15 миллионов пользователей Telegram. А в мире вы знаете сколько?

Константин Чуриков: Там кратно больше.

Оксана Галькевич: Сколько?

Сергей Лесков: В мире каждый месяц – внимательно следите за цифрами – аудитория Telegram увеличивается на 18 миллионов, то есть на Россию. Поэтому с точки зрения бизнеса, с точки зрения денег Россия не представляет для Telegram принципиального значения. То есть еще раз, это представить невозможно: каждый месяц Telegram прирастает Россией. То есть уже хотя бы по одной этой причине очевидно, что эти вот преследователи Telegram, которые окружают его этими красными флажками, действуют наперекор кому-то мировому тренду, мировому прогрессу. Друзья мои, остановитесь.

Самое важное – это вопрос, а можно ли остановиться, ведь для государства это вопрос принципа. Я думаю, что можно найти сценарий, который бы никого не задел и не уронил престиж власти, власть же не может на это пойти. Я думаю, что… Уже юристы подсказывают это: во время рассмотрения этого закрытия, этой блокировки в апелляционном суде – а это должно произойти – будут найдены какие-то пусть формальные нарушения законодательства по поводу блокировки, и стороны сумеют прийти к компромиссу, о котором мы говорили еще во время прошлой передачи. Здесь необходим компромисс, я думаю, что бороться с будущим – это стрелять себе в ногу.

Константин Чуриков: "А будущее за общением", – сказал нам как-то раз один из наших экспертов Евгений Гонтмахер.

Оксана Галькевич: А общение – это Общественное телевидение России, прямой эфир, каждый день по будням. Спасибо.

Константин Чуриков: Только что у нас был Сергей Лесков, обозреватель ОТР. Через несколько минут говорим о том, как люди в глубинке, в далеких деревнях и селах оказываются отрезанными от всех госуслуг. Если вы в сельской местности, позвоните или напишите нам, от каких жизненно важных для вас благ цивилизации, услуг вы отрезаны. Об этом через несколько минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты