• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Почему депутаты считают нужным учить народ патриотизму? Россияне никогда не демонстрировали дефицита этого чувства

Сергей Лесков: Почему депутаты считают нужным учить народ патриотизму? Россияне никогда не демонстрировали дефицита этого чувства

Гости
Сергей Лесков
обозреватель Общественного телевидения России

Ольга Арсланова: Ну а прямо сейчас подведем информационные итоги этого дня вместе с Сергеем Лесковым, который по страшным московским пробкам к нам добирался не знаю сколько часов.

Юрий Коваленко: 9-балльным.

Ольга Арсланова: Сергей, вы добирались часа 2 точно.

Сергей Лесков: Если бы на моем месте был Эйнштейн…

Ольга Арсланова: Все относительно?

Сергей Лесков: Да, то по программе относительности пространства и времени он бы насчитал, наверное, целую эпоху.

Ольга Арсланова: В любом случае мы рады, что вы добрались и, наверное, что-то интересное нам расскажете.

Сергей Лесков: Я думаю, что ни в одной из тех стран, о которых мы сегодня будем говорить, таких пробок нет. Это говорит об исключительном пути России.

Мы вчера уже говорили о том, что в Государственной Думе к Новому году решили принять новый закон, который называется "О патриотическом воспитании". На самом деле, конечно, в патриотизме нет ничего плохого, это отлично, кто бы с этим спорил. Но почему вдруг депутаты этой проблемой озаботились именно сейчас и почему они решили, что нашему народу не хватает патриотизма? Так надо понимать, что депутатам патриотизма хватает, а у русского народа некий дефицит патриотизма? На самом деле это довольно странно, потому что депутатов, прямо скажем, выбирали не для этого – их выбирали для того, чтобы они создали такую жизнь, чтобы патриотизм впитывался российскими гражданами сам собой, как бы без понуканий и побуждений. Но, видимо, это не получилось. Старая истина: у кого не получается работать, тот начинает учить других.

В США, где, кстати говоря, тоже есть патриотическое воспитание, оно построено по совершенно другим канонам и лекалам, очередная атака на президента Трампа: депутаты запустили процедуру импичмента президента США. Все это происходит на фоне разбирательства спецпрокурора по якобы вмешательству России в президентские выборы в США, а теперь еще Генпрокуратура и Министерство юстиции рассматривает другую, альтернативную возможность – назначить спецпрокурора, который бы занимался делом госпожи Клинтон. В общем-то, мы могли бы сказать, что это театр абсурда, но нам от этого абсурда не легче, а скорее просто грустно, потому что так уж получилось, что США диктуют миру экономическую поступь, и все эти санкции на фоне абсурда могут стать еще более жесткими.

Ну и, наконец, по заявкам наших зрителей мы вчера начали говорить о перевороте в далекой стране под названием Зимбабве, где свергнут или заключен под домашний арест 93-летний президент Роберт Мугабе, который недавно, несмотря на свои преклонные года, побывал в Москве. Ситуация запутанная, а страна-то нам близкая, почти родная, ведь именно в эту страну летал добрый доктор Айболит, репа Лимпопо – это одна из главных как бы родных ценностей Зимбабве. Проблемы Зимбабве дороги и близки каждому нашему гражданину, начиная с младых ногтей.

Ольга Арсланова: Ну что же, Сергей, давайте начнем с государственного стандарта патриотизма – каким же он должен быть?

Сергей Лесков: Как вы придумали, да. Когда речь заходит об образовании, там, конечно, почему-то очень популярно у педагогов слово "стандарт". На самом деле и без этого закона у нас в стране около 2 тысяч организаций, которые занимаются патриотическим воспитанием, и вообще с регулярностью советских плановых пятилеток у нас каждые 5 лет в новой демократической России принимаются всякие программы по патриотическому воспитанию России. Впрочем, о них знают, конечно, большей частью те люди, которые их принимают, бюджеты выделяются; сама молодежь, мне кажется, живет чем дальше, тем больше своими, другими проблемами.

И вообще, по моим наблюдениям, ни в одной другой области не процветает столь махровый бюрократизм, как в этом самом патриотическом воспитании. Достаточно процитировать ту бумагу, тот законопроект, который подан 48 депутатами сейчас в качестве законопроекта – попытайтесь сдержать свои чувства. Там есть, в общем, такие пассажи в самой главной и основополагающей части: "Патриотизм – это социальное чувство, содержанием которого является любовь к России, своему народу, осознание неразрывности с ними, стремление и готовность своими действиями служить их интересам". Надо, кстати… Там есть и к нам адресация – "усиление патриотического направления в СМИ". Вы знаете…

Юрий Коваленко: Чтением вслух можно воду заряжать патриотизмом, так бравурно звучит.

Сергей Лесков: Да. Вы знаете, патриотизм – это чувство, как, скажем, любовь. Вот если бы даже самый тугой на ухо барышне в таких словах изъяснялись в любви, то она бы убежала за тридевять земель от своего поклонника. Так мне кажется, что если с подобными формулировками подходить к делу – а это очень деликатное дело – воспитания патриотизма, то как бы не добились эти воспитатели обратного эффекта, не отпугнули бы свою паству. А вообще я должен сказать, что вот недавно мы отмечали 4 ноября. Как ни относись к этому сомнительному с исторической точки зрения празднику, но тем не менее не вызывает сомнения следующее обстоятельство. Патриотический порыв в те трудные смутные времена родился в недрах народа, где-то в Нижнем Новгороде…

Юрий Коваленко: …без участия власти.

Сергей Лесков: …без участия власти. А власть, как мы помним, присягнула тем, кто считается сейчас врагами России. Если бы тогда в Думе царедворцы уже Дмитрия I приняли бы какой-нибудь документ о воспитании патриотических чувств, то глядишь, и судьба России повернулась бы совершенно иначе. Почему вообще депутаты считают нужным учить народ патриотизму? Мне это странно. У нас достаточно драматическая история, и наш русский, российский народ ни разу не демонстрировал дефицита этого качества, а вот власть демонстрировала. Именно из-за отсутствия патриотизма у власти в нашей стране случались революции, перевороты, и самым ярким примером является 1917 год, столетие которого мы тоже отмечали. Поэтому я думаю, что депутаты, которые занимаются этим законотворчеством, больше думают не о том, что они декларируют, а о своем кресле, потому что им кажется, что в Кремле это оценят.

Ольга Арсланова: И вот еще какой момент, Сергей. Вот читаю об этом документе: законопроект предусматривает финансовое обеспечение деятельности в сфере патриотического воспитания, это будет заложено в бюджете отдельной строкой, и это наши налоги, сами за это мы и заплатим.

Сергей Лесков: Ну вот, да, наши налоги. Вы знаете, если мы говорим…

Юрий Коваленко: Налог на непатриотизм?

Сергей Лесков: …о каких-то исторических эпизодах, когда народ и некоторые, конечно, правители проявляли это чувство патриотизма, то наиболее афористично и лапидарно, наверное, высказал это Петр I, Петр Великий, при котором государство как бы и приобрело мощь, и понятие патриотизма оказалось таким целостным. Накануне Полтавской битвы он говорил о том, что надо любить свою страну, а не государя, как, кстати, призывали все предыдущие московские правители. К своей армии Петр обратился со следующими словами: "Вот пришел час, когда решается судьба Отечества. Не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за Российское государство". Умри, лучше не скажешь. Это было сказано 300 лет назад – разве это можно сравнить с теми бюрократическими формулировками (ну сейчас Петра нет), которые нынешние радетели за патриотизм изобретают? Ну и вообще, если депутаты Государственной Думы хотят все, как сказала Оля, привести к единому стандарту, то надо сказать, что патриотизм – это чувство, а ведь не оприходованными остались и другие чувства, например, любовь. Можно и про любовь тоже сочинить какой-нибудь закон.

Ольга Арсланова: Министерство любви.

Сергей Лесков: Да. Все человеческие страсти можно постараться описать законом. Надо ли этим заниматься?

Юрий Коваленко: ГОСТ на патриотизм. Нарушение ГОСТа – штраф.

Сергей Лесков: Ну да, налог какой-нибудь, утилизация. Вводят утилизацию на обувь, по-моему, старую, вот можно на утилизацию…

Кстати, если говорить о патриотизме, то, может быть, депутатам обратиться к тем сильным мира сего, патриотизм которых… Народ заподозрить в отсутствии патриотизма в таких социальных условиях трудно, а вот некоторых власть имущих и сильных мира сего можно заподозрить, которые вывозят свои семьи, капиталы за границу. Вот сегодня только я увидел цифру, что в этом году в 6 раз увеличились закупки иностранной недвижимости российским гражданами. Может быть, поискать среди этой публики тех, кто "страдает" отсутствием патриотизма? Нет, до этого решимости не доходит, почему-то надо упражняться на своем народе, который отрядил депутатов совсем на другое. Сколько лет работает уже эта Дума? – 2 года? 3 года реальные доходы падают. Вот был бы истинный патриотизм депутатов, если бы они сумели создать такую социально-экономическую модель, где, значит, народ бы богател и не должен был бы объединяться в военно-патриотические клубы, для того чтобы усилить это чувство.

Ольга Арсланова: Нам зрители пишут: "Патриотизм воспитывается в семье; если семья очень бедная, сложно его воспитать". И спрашивают, кто автор этого текста – там, по-моему, 48 депутатов, можно изучить их фамилии.

Сергей Лесков: Да, 48 депутатов. Я не знаю фамилии этих добрых граждан, но когда 48 депутатов объединяются, видимо, с ними внутренне согласны и остальные. До Нового года… То есть этот закон будет принят очень быстро по какой-то такой инсайдерской информации. Почему вдруг возникла эта нужда, совершенно непонятно. Казалось бы, экономика находится в таком состоянии, что стоит обратить свои таланты и дарования именно на эту область – нет. Как говорят часто профессорам экономики, "если ты такой умный, почему ты такой бедный?" Вот и в данном случае что-то подобное хочется сказать авторам этого законопроекта. В США, кстати говоря, тоже есть патриотизм…

Ольга Арсланова: Есть программа, которая так и называется, по-моему – "PATRIOTUSA".

Сергей Лесков: Да, есть программа. Тут не надо считать, что о патриотизме думают только российские бюрократы. Я думаю, что вообще в мире есть только одно государство, которое не озабочено этой проблемой.

Юрий Коваленко: Зимбабве?

Сергей Лесков: Нет, это государство называется Ватикан. В Ватикане нет патриотизма не только ввиду малочисленности этого государства, но там как бы несколько другие ценности, они ходят под другим хозяином, скажем так. В Ватикане нет патриотической программы, во всех других есть. Но это настолько деликатная область, что трубить во всю ивановскую о патриотизме не только нельзя, но это и приведет к совершенно обратным результатам.

Ольга Арсланова: Зрители интересуются, прямо так и пишут: "Волнуемся, как там Трамп и как там Мугабе?" Мы все сейчас расскажем вам, дорогие зрители.

Сергей Лесков: Ну хорошо, перейдем сейчас к товарищу Трампу. Там уже были попытки импичмента, но они провалились, а вот теперь новый заход. Конгрессмены от Демократической партии (Трамп, напомню, республиканец) нашли у него 5 прегрешений, и эти 5 прегрешений на их взгляд настолько серьезны, что дают перспективу этому самому импичменту.

Грехи у него такие. Он продолжал получать доходы от своего бизнеса, что не разрешается. Мы не можем это прокомментировать, тут надо быть американским прокурором, чтобы знать, так это или не так. Он препятствовал правосудию – уволил предыдущего директора ФБР. Зажимал прессу (то есть нарушил свободу прессы), нарушил принцип независимости правосудия и также ограничивал влияние правительства на внутреннюю политику (здесь имеется в виду как раз вот это вот дело, связанное с якобы российским вмешательством).

Юрий Коваленко: Так вот по этим пяти пунктам, в принципе, импичмент Порошенко можно объявлять, по той же самой причине, но почему-то тишина.

Сергей Лесков: Юрий, я совершенно согласен с этим. Вообще попутно я не могу не заметить, что Америка сама ввиду своего особого статуса как оплота демократии и свободы во всем подлунном мире считает возможным вмешиваться в выборы в любом другом государстве. По закону Ньютона, который не опровергнут был Эйнштейном, действие равно противодействию: другие государства по этой железной логике тоже имеют право вмешиваться в американские выборы. Ну почему нет?

Ольга Арсланова: Такая система на Украине не действует, что мы о ней говорим?

Сергей Лесков: Ну вот.

Ольга Арсланова: Насколько я понимаю, процедура в США сколько раз применялась? Трижды?

Сергей Лесков: Да, трижды, совершенно верно, против давно забытого…

Ольга Арсланова: И не каждый раз она приводила к отставке.

Сергей Лесков: …президента Эндрю Джонсона в середине XIX века (он что-то неправильно поступил с каким-то чиновником), Билл Клинтон (всю эту историю мы помним очень хорошо), ну и наконец, под процедуру импичмента был подведен Ричард Никсон, он не дожидаясь результатов сам подал в отставку (это случилось в 1974 году по знаменитому делу Уотергейта). Но не надо думать, что импичмент касается только президента. Там было, по-моему, порядка полутора десятков случаев, когда судьи, какие-то конгрессмены, сенаторы тоже допускали деяния, которые марали честь этого места, и они подвергались импичменту. С президентом дело до конца как бы в чистом виде не было доведено ни разу.

Что касается Трампа, то все это подгадано к еще одному достаточно неприятному эпизоду, связанному с показаниями его старшего сына, который встречался с российским адвокатом Натальей Весельницкой, эта встреча длилась 20 минут, ее интересовали некоторые (еще до выборов) процедуры, связанные с отменой акта Магнитского, а он ее спросил, нет ли у нее компромата на госпожу Клинтон. Но у нее не было компромата…

Юрий Коваленко: Вполне нормальная беседа.

Сергей Лесков: …и разговор… Но теперь это вменяется в вину. Ну не знаю, можно за уши притянуть тогда все что угодно. Можно российскими агентами считать всех хоккеистов, которые играют там в хоккей. Вы понимаете, самое печальное, что как бы мы ни говорили, что то, что сейчас творится на Капитолийском холме, напоминает театр абсурда, нам от этого не легче, нам от этого тяжелее, потому что этот абсурд перекидывается на нас, ибо экономическое благосостояние Америки сомнений не вызывает, там ведь и при Трампе, каким бы странным он ни был политиком, фондовый рынок растет, безработица снижается, рабочие места создаются как ни при одном другом президенте, то есть экономика стоит очень твердо, и они могут морочить всему миру голову своими санкциями, и в общем-то, если будет введен против России новый пакет санкций, то это поставит российскую экономику перед весьма трудными проблемами, надо отдавать себе в этом отчет. Это может случиться в начале следующего года, в феврале, когда могут эти самые спецпрокуроры вынести какой-то свой вердикт по этим вот внутренним американским проблемам.

Юрий Коваленко: У вас прогноз есть какой-нибудь? Будет ли? Сработает?

Сергей Лесков: Нет, Юра, это, по-моему, не тот случай, когда можно что-то прогнозировать. Очень трудно что-то говорить. Популярность Трампа снизилась до 33%, это абсолютный рекорд, абсолютный минимум, такого не было не то что у Трампа, а ни у одного другого президента. Разные мнения высказываются. Можно только собирать мнения тех политологов, которые ошибаются редко, но и они говорят разные вещи, кто что говорит. Я думаю, это будет… Вы знаете, у этого самого Трампа спецпрокурор по фамилии Мюллер. Если найдут спецпрокурора для Хиллари Клинтон по фамилии Штирлиц, я думаю, что Трампу это поможет удержаться в кресле, потому что Штирлиц же круче, чем Мюллер. Но удастся или нет, опять же, трудно сказать.

Но был у нас еще заказ поговорить и про Роберта Мугабе.

Ольга Арсланова: А сегодня очень важное заявление сделала представитель российского МИД Мария Захарова – она рекомендовала гражданам России воздержаться от поездок в Зимбабве в ближайшие дни.

Сергей Лесков: А ездили, да?

Ольга Арсланова: Видимо, поток был плотным.

Юрий Коваленко: Я что-то турпутевок не видел в Зимбабве.

Сергей Лесков: Ну да. Вы знаете, что…

Ольга Арсланова: Место, где можно себя миллиардером почувствовать.

Сергей Лесков: Все знают, где Зимбабве находится? Конечно, все знают, все читали книжку про путешествие доктора Айболита, и если ты не был… Может быть, она советовала не читать доктора Айболита? Он ведь летал в Зимбабве.

Ольга Арсланова: Насколько мне помнится, это практически самый юг.

Сергей Лесков: Это над ЮАР. Это африканская Швейцария, самая богатая и процветавшая страна до тех пор, пока она находилась под колониальной пятой Великобритании. Там был такой человек по фамилии Сесиль Родс, который создавал британскую колониальную империю, и в честь его имени и названа Северная Родезия и Южная Родезия. Естественно, когда они приобрели независимость, то они переименовали не только столицу Солсбери (по имени английского лорда), но и всю страну. Какой еще Родс? Они ее назвали Зимбабве. Безумно красивая страна, я советую посмотреть фотографии в Интернете. Именно там находится главная достопримечательность географическая Африки – это водопад Виктория.  

Юрий Коваленко: Он самый большой в мире, насколько я помню.

Сергей Лесков: Самый большой в мире, я не знаю, по-разному можно считать: можно считать по водостоку, можно по высоте падения. Он безумно красивый. Справедливости ради надо сказать, что уже и водопада Виктория нет, потому что Роберт Мугабе его переименовал на свой лад. А вообще это человек совершенно парадоксальный, колоритный…

Ольга Арсланова: Коллеги, мне стало даже интересно по поводу водопада, вы меня так заинтриговали. Оказалось, что он самый широкий, но невысокий.

Сергей Лесков: Да, он сравнительно… Ну что значит "невысокий"? Я думаю, метров 50-60.

Ольга Арсланова: 100 метров.

Сергей Лесков: Ну 100, да. Но широкий невероятно. Когда последний белый президент Родезии Ян Смит передавал власть Роберту Мугабе, молодому Роберту Мугабе, который был партизаном, бандитом и маоистом, он попросил только об одном – он попросил Роберта Мугабе: "Сохрани нашу прекрасную страну". Мугабе это пообещал, но за 25 лет он довел дела до полной разрухи. Как это было сделано? Во-первых, он выгнал оттуда всех белых фермеров. Родезия была житницей всей Южной Африки. Фермеров он выгонял под следующим соусом: "Если не отдаете свои плантации исконным хозяевам (то есть черному населению), вы будете посажены на 2 года в тюрьму".

Юрий Коваленко: То есть Зимбабве для зимбабвийцев?

Сергей Лесков: Да. Тысячами уезжали белые плантаторы оттуда, бегство было повальное. Инфляция в этой стране достигла… Мы знаем, что такое инфляция, у нас тоже это было. Инфляция достигала – цифра астрономическая – 100 000% в год. Это было совсем недавно.

Юрий Коваленко: У меня где-то даже… Я не поленился и купюру купил в 500 миллиардов долларов.

Сергей Лесков: Некоторые оппоненты считают, кстати, что он людоед. Кстати, его сверг генерал по прозвищу Крокодил. А по поводу Крокодила надо еще сказать следующее. Вот эта вот река Лимпопо, которая течет по этой замечательной стране, она в верховьях называется иначе – она называется река Crocodile, что вообще добавляет невероятной пикантности вообще всей этой географии.

Ну и почему вообще нам это интересно? Прямо скажем, сейчас все социальные сети переполнены язвительными замечаниями по поводу того, что он 40 лет сидел там во власти, нам немного осталось до этого. Друзья мои, это какие-то поверхностные параллели. В Германии тоже канцлер сидит сколько уже, 15 лет считай, никто же не называет Ангелу Меркель Робертом Мугабе. Кстати говоря, он ненавидел Ангелу Меркель и считал ее расисткой и нацисткой. Вся Европа после того, как он выгнал оттуда белое население… В общем, эта страна находится под жесткими санкциями уже лет 20, наверное. И когда он приезжал в 2015 году в Москву, он сказал Путину: "Вы под санкциями, мы под санкциями – давайте дружить". В общем, мне кажется, что…

Мы говорили вчера, по-моему: есть такие друзья, которых надо обходить за километр. И даже покровитель Роберта Мугабе южноафриканский президент… Как его фамилия? Зума, да? Естественно, ЮАР – самая влиятельная страна в регионе. Он не поддержал свергнутого Роберта Мугабе. У них был телефонный разговор, и он как бы дистанцировался от того, чтобы его поддержать. Но старик очень крепкий.

Ольга Арсланова: Кстати, он отказывается уходить в отставку, если выиграет выборы правящая партия.

Сергей Лесков: Отказывается, да. Он говорит: "Давайте выборы еще раз". Он, кстати, проигрывал выборы, но – это тоже говорит очень многое об этой стране – тот человек, который выиграл у него первый тур президентских выборов, от второго тура отказался. Видимо, он не хотел попасть на блюдо к людоеду. В 93 года он выглядит замечательно; какие-то есть слухи о том, что он где-то лечится, но это не проверено. Некоторые называют его живым скелетом, но видите, держится за власть, не уходит.

Юрий Коваленко: Видимо, наверное, есть ради чего оставаться.

Сергей Лесков: И, кстати говоря, генералы ведь не говорят о перевороте – они говорят, что они просто оградили Роберта Мугабе от дурного влияния. А среди черного населения он настолько популярен, что кто-то – по-моему, его супруга Грейс – сказала: "Давайте проверим: наш народ проголосует даже на труп Роберта Мугабе". Так что вот это такая весьма черная страна, где, конечно, процветает черный расизм. Проявления черного расизма мы видим и в американской политической жизни, да и в Европе есть какой-то арабский расизм, такой национализм, но нигде в мире не было в таком явном виде черного расизма, как в Южной Родезии, которая сейчас называется Зимбабве.

Ольга Арсланова: Несколько вопросов от наших зрителей, Сергей. В основном, конечно же, вопросы о России и о том, как мы живем в России материально. Вот, например, спрашивают, интересует ли вас и задевает ли вас повышение акцизов на бензин, которые нам обещали, анонсировали прямо с начала следующего года. То есть бензин еще подорожает для потребителя.

Юрий Коваленко: Причем двукратное повышение акцизов.

Сергей Лесков: Но это не означает, что двукратное повышение цен на бензин.

Ольга Арсланова: Нет, разумеется.

Сергей Лесков: Вы знаете, вот сейчас нет повышения акцизов, а бензин все равно подорожал, он достиг максимума в этом году. Удивительным образом устроена российская экономика: какие бы ветра ни гуляли над планетой по имени Земля, в России цены всегда растут. Вот почему так получается?

Ольга Арсланова: Даже когда нефть дешевеет.

Сергей Лесков: Нет, когда нефть дорожает, вроде бы мы получаем какие-то барыши с продажи нефти, но… Удивительно, но я практически каждый день говорю о странностях нашей экономической политики. Почему-то наших министров вот это вот состояние стагнации и рецессии устраивает. Может быть, они считают, что это состояние, которое гарантирует стабильность не страны, наверное, а их служебного положения? Но вечно так длиться не может, и как сказал кто-то из великих экономистов, "чтобы ничего не менялось, надо много менять", и прежде всего, конечно, в экономике. Какой-то паралич экономических идей в России просто поражает: ни одной другой европейской страны не найти, где так долго бы длился европейский кризис и так безмятежно чувствовал бы себя финансово-экономический блок.

Ольга Арсланова: Кстати, об экономике, об экономических идеях еще один вопрос. Мы сегодня будем обсуждать идею Минэкономразвития как-то простимулировать пенсионеров российских больших работать. То есть понятно, что и сейчас таких людей много, а нужно еще больше. Как вы относитесь к этой идее, спрашивают наши зрители?

Сергей Лесков: Ну это все какая-то стрельба по воробьям. На самом деле главная проблема, которая касается пенсионеров, состоит в том, что 40% российского рынка рабочей силы находится в тени, и значительная часть… Кстати говоря, они, получается, не платят налогов и социальных взносов, и значительную часть, конечно, этого теневого рынка составляют пенсионеры. Каждый из нас, если внимательно прищурив глаза, посмотрит вокруг, то обнаружит многих работающих, но как бы и не работающих пенсионеров. А я вообще не понимаю, как пенсионер может выжить, если не работает.

Юрий Коваленко: От 7 до 9 тысяч.

Сергей Лесков: На эти деньги невозможно прожить, если учесть, что им приходится платить за квартиру, приходится платить за лекарства (пожилые люди болеют, как это ни прискорбно). Самое, конечно, простое – это повысить пенсионный возраст, чтобы люди не доживали до пенсии (особенно мужчины), это моментально решит многие проблемы. Просто не надо платить пенсию и все. По моему глубокому убеждению, пенсионеры являются самой незащищенной, самой социально незащищенной частью российского населения, и государство не делает ничего, чтобы помочь этим людям, которые горбатились на страну всю жизнь.

Юрий Коваленко: Так вот по логике вещей, действительно, сейчас люди в возрасте 45-50 лет уже не могут найти работу – каким образом пенсионеры в возрасте 60-70 лет будут работу искать и найдут ли?

Сергей Лесков: Ну вот они не могут найти работу, а тем не менее Минтруд утверждает, что на каждого неработающего зарегистрированного приходится два вакантных места. Хотелось бы, конечно, услышать объяснение, но вот эти вот… Где-то здесь есть неправда, кто-то говорит неправду. Может быть, это какие-то места, на которые в здравом уме и твердой памяти человек не может пойти?

Юрий Коваленко: Либо это находится очень далеко от места, где человек живет, наверное.

Сергей Лесков: Но они зарегистрированы по месту жительства, все-таки это, наверное, где-то рядом. Очень странная картина, конечно. Тут вот эта вот экономическая карта России – куда ни ткнешь, везде проблемы. Тем не менее жизненный уровень в России, не будем забывать, все-таки выше, чем в других странах бывшего СНГ.

Юрий Коваленко: Ну хоть в чем-то.

Ольга Арсланова: Я думала, вы сейчас про Африку скажете.

Сергей Лесков: Нет, ну про Африку мы не говорим.

Ольга Арсланова: Спасибо, Сергей. Завтра мы снова увидимся, и завтра будет особенно интересно, потому что мы будем подводить итоги всей недели, выберем самое важное. До встречи.

Сергей Лесков: До встречи, до завтра.

Ольга Арсланова: Если у наших зрителей есть вопросы, уже можно сегодня начинать их присылать, будем собирать и Сергею завтра все презентуем.

Сергей Лесков: До завтра.

Ольга Арсланова: До завтра.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Темы дня от обозревателя

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты