• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: И Тельман Исмаилов, и Сулейман Керимов – оба родом из Дербента. Ничего не хочу утверждать, но, может быть, "настучал" первый на второго?

Сергей Лесков: И Тельман Исмаилов, и Сулейман Керимов – оба родом из Дербента. Ничего не хочу утверждать, но, может быть, "настучал" первый на второго?

Гости
Сергей Лесков
обозреватель Общественного телевидения России

Оксана Галькевич: Но вот сейчас, уважаемые друзья, я уверена, Константин, вся наша аудитория огромная, всероссийская не просто прильнула, не просто припала…

Константин Чуриков: …а хочет просто залезть в телевизор уже.

Оксана Галькевич: …сделала погромче, потому что летящей походкой к нам входит в студию Сергей Лесков, обозреватель Общественного телевидения. Сергей, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Сергей Лесков: У меня есть предложение провести в начале нашей программы опрос, что лучше: припасть к Косте или прильнуть к Оксане?

Оксана Галькевич: Или к вам подсесть поближе.

Константин Чуриков: Или просто сюда перелезть и сесть к Сергею.

Оксана Галькевич: Ну почему, вы такой уютный, пиджачок у вас твидовый.

Сергей Лесков: Нет, меня можно только что послушать, а не припасть, не…

Константин Чуриков: И темы у вас сегодня очень уютные, Сергей, да?

Сергей Лесков: Уютные.

Константин Чуриков: Ну рассказывайте.

Сергей Лесков: Ну так что же, мы начнем, наверное, с радостного и долгожданного момента. Как говорит президент России Путин, и сказал он в последние дни это не раз, война в Сирии близится к своему финалу. Кстати, на самом деле по данным ООН освобождено уже 95% территории. В общем, это на самом деле стратегический успех, и очевидно, что назад уже события не развернутся. Только что в Сочи состоялись переговоры президентов России, Ирана и Турции, где выяснялись уже не столько военные аспекты войны с ИГИЛ, но и будущее политическое устройство Сирии. Можно даже сказать, что ИГИЛ теперь как бы запрещен не только де-юре, но и де-факто. Конечно, вопросов по части политического урегулирования в Сирии остается достаточно много, у каждой из этих трех сторон есть свое видение, и мы постараемся разобраться в его особенностях.

Российский бюджет, как известно, во многом зависит от добычи и экспорта нефти и газа. Сегодня на заседании правительства решаются некоторые вопросы, которые помогут приступить к разработке так называемых сложных месторождений. Между прочим, премьер Медведев только что побывал в Ханты-Мансийске и открыл там крупный кластер из пяти новых месторождений. Но все-таки в области нефти и газа Россию могут ожидать неприятные сюрпризы, к этому надо быть готовыми: США удалось резко понизить себестоимость добычи сланцевой нефти и газа, а это может привести к резкому увеличению добычи в Америке энергоносителей, что вызовет дестабилизацию на нефтяном рынке, обрушит цены и приведет к общемировой нестабильности. Давайте попытаемся проанализировать возможные последствия этих действий.

Наконец, сегодня юбилей у Майдана: 4 года назад в центре Киева начались волнения, были немалые человеческие жертвы. Мы не будем вспоминать то, что было тогда, 4 года назад. Собственно, президент Янукович потерял власть, там сейчас новый режим. Самое каждое другое: чего удалось добиться Украине за эти 4 года, к чему привела так называемая революция достоинства? Есть, конечно, и достижения, есть и недостатки. Мы попытаемся объективно взглянуть на эту картину.

Ну и, наконец, новость из Франции, где арестован видный, известный российский олигарх Сулейман Керимов, который сейчас, впрочем, является сенатором. Арестован он по обвинениям в некоторых махинациях с недвижимостью, с неуплатой налогов. Здесь много на самом деле неясного. Людей такого уровня, конечно, не арестовывают на каком-то местечковом уровне. Самый главный для нас вопрос вот какой: не начало ли это охоты за российскими олигархами, что обещал Запад некоторое время назад, или это просто какая-то единичная акция, связанная с финансовыми нарушениями (такое же может быть) этого бизнесмена и политика.

Константин Чуриков: Еще заодно интересно будет в этой истории разобраться, в связи с чем сенатор оказался в Ницце – переговоры, встречи или отдохнуть? Ну это…

Сергей Лесков: Вот они и подозревают, что у него там недвижимость.

Константин Чуриков: Но давайте вернемся к первой теме, к завершению войны в Сирии. Сегодня обратил внимание на ряд сообщений о том, что Америке, кажется, понравилось в Сирии, она там хочет остаться.

Сергей Лесков: А всем понравилось в Сочи. Я перед тем, как начать говорить про Сирию, хочу обратить ваше внимание на то, что Сочи становится столицей России, вообще мировой столицей: сейчас все, многие крупные международные форумы, встречи, переговоры проходят именно в Сочи. И, кстати говоря, какой-то конгресс национальных сил в начале декабря по Сирии тоже будет именно в Сочи, а не в Москве. В связи с этим я хочу поздравить мэра Москвы Сергея Семеновича Собянина, мэра-градостроителя. Обычно градостроители приводят к тому, что в город приезжают высокие гости, однако московский мэр-градостроитель сумел добиться обратного эффекта: высокие гости уезжают из нашего города и проводят свои политические и исторические встречи в другом городе. Это замечательное достижение, это инновация. Он занимается реновацией, но параллельно добился и такой политической инновации, которая, конечно, найдет свое отражение в учебниках по истории.

Оксана Галькевич: Чувствую ревность в ваших словах, Сергей.

Сергей Лесков: Ревность?

Оксана Галькевич: Конечно. Что плохого? Другие города прирастают историческими событиями.

Сергей Лесков: Я не увидел президента Ирана? Кортеж президента Ирана пронесся мимо меня, а я так хотел посмотреть на пыль с колес.

Ну хорошо, Сирия. Прежде всего, конечно, надо сказать, что до того, как Россия в сентябре 2015 года ввела свои вооруженные силы в Сирию, там войну с ИГИЛ, с этим халифатом уже 4 года вела международная коалиция. Сколько там стран? – по-моему, 60 с чем-то, будем говорить 70, и американцы говорили: "Какая еще Россия? Мы тут собрали все лучшие армии мира – извини, подвинься, вам тут места не найдется". Но сейчас совершенно очевидно, что черное знамя Исламского халифата повергнуто в прах именно благодаря участию России. России удалось там сделать за 2 года то, чего не удалось сделать этим в основном натовским армиям за 6 лет. Еще раз повторю цифру из официальной сводки ООН: освобождено 95%, хотя 2 года назад казалось, что ИГИЛ может только расти и бухнуть, как грибные споры.

И на самом деле теперь надо говорить о некоем политическом урегулировании, и тут, конечно, у всех свои взгляды, очень много интересов. Если вы вчера смотрели какую-то там хронику встреч из Сочи, когда заходил вопрос о сирийских курдах и об их участии в этом конгрессе, то у президента Турции Эрдогана прямо лицо опрокидывалось: он просто не может…

Константин Чуриков: …слышать даже.

Сергей Лесков: Да, слышать, пойти на какие-то компромиссы. Его можно понять, потому что большинство, наверное, терактов в Турции, которые сейчас стали там обыкновенными (не привычными, но обыкновенными), конечно, проходят при участии турецких курдов, а где турецкие, там и сирийские, его можно понять. С другой стороны, как можно урегулировать сирийские проблемы без участия такого крупного народа? Заколдованный круг. Они не сумели договориться; насколько я понимаю, ведь вопросы в основном в кулуарах решаются, Путин все-таки настаивает на том, чтобы сирийские курды участвовали в этих переговорах. Придется искать какие-то компромиссы. У многих комментаторов напрашивается здесь аналогия Сочинской конференции с Ялтинской конференцией, где собирались Сталин, Черчилль и Рузвельт. Хочется, конечно, сказать, что и тогда было много разногласий, но послевоенное устройство мира во многом все-таки было решено тогда в Ялте, а сейчас в Сочи мировых лидеров нет, их сомнительное участие в том, что происходило в Сирии, как бы не дает им права участвовать в переговорах по политическому устройству этой страны.

Константин Чуриков: В связи с этим вопрос: есть ли вероятность, что Сирия не останется целой, единой сейчас?

Сергей Лесков: Пока президент Ирана и президент России настаивают на том, чтобы государство осталось единым. Есть и другие мнения. Не надо думать, что США утерлись, наверняка они будут подкладывать свинью этому арабскому государству и какие-то свои интересы там преследовать с помощью своей любимой тактики создания хаоса. Есть, конечно, еще одна опасность, опять же по аналогии с Ялтинской конференцией, очень быстро тогда началась холодная война, и участники этих ялтинских переговоров стали непримиримыми врагами. Не хотелось бы такого.

Константин Чуриков: Вопрос из Нижегородской области к вам: "Сколько стоила России эта операция в Сирии?"

Сергей Лесков: Эти цифры приводились неоднократно. Последних цифр я не слышал. Дело в том, что здесь все-таки надо (я не знаю, уместны ли здесь бухгалтерские аналогии) подводить дебит и кредит. Не надо думать, что это были военные учения в значительной степени, испытание каких-то новых вооруженных систем, испытание каких-то способов управления войсками – все это так или иначе пришлось делать и в мирное время, это все тоже надо учитывать в этом военном бюджете. Плюс, конечно, надо учитывать, что резко возросли продажи российских вооружений, которые себя очень хорошо там показали. У нас на этой неделе были какие-то вопросы про нашу торговлю оружием: вот сейчас Индия, про которую задавали вопросы, ищет новые танковые системы и, судя по всему, купит у России, хотя их, конечно, там и не было, в Сирии. Многие наши системы показали себя, как это ни странно, более эффективными, чем европейское, западное, натовское вооружение. Это все очень трудно посчитать.

Можно было бы спросить, сколько мы народу там потеряли. Здесь тоже не совсем все понятно, потому что есть как бы официальная статистика наших потерь военнослужащих – около 40 человек, но там впервые были опробованы частные военные компании, там тоже гибли люди, российские граждане. Потери ЧВК неизвестны, о них можно только догадываться; какие-то там цифры называются, но я не буду их повторять, потому что это все пока вилами на воде написано. Но там гибнут и американские служащие, и турецкие служащие – без этого на войне не обойдешься. Те цифры, которые назывались, были, прямо скажем, невелики в общем бюджете Министерства обороны. Это, конечно, не капля в море, но вполне приемлемые суммы.

Константин Чуриков: Еще один вопрос от зрителя: "Как вы думаете, после наведения порядка в Сирии мы займемся родной страной?"

Сергей Лесков: Мы занимаемся родной страной и сейчас. Каждая страна, а тем более страна, претендующая на какие-то ведущие позиции в мире, должна двигаться по всему фронту. Не надо, например, думать, что мы не занимаемся образованием или здравоохранением, несмотря на многие и многие проблемы в этих областях. Страной мы занимаемся, сейчас мы будем говорить про нефть и газ – это наша страна.

Оксана Галькевич: Давайте обратимся к нашим телезрителям. Уважаемые друзья, вот мы обсуждаем тему за темой – подключайтесь просто к нашей беседе. Если у вас есть какие-то комментарии, если у вас есть вопросы к Сергею Лескову, пожалуйста, звоните, мы ведь в прямом эфире. Очень активно пишут, но хочется и слышать живых людей.

Сергей Лесков: И, конечно, не надо забывать, что наше участие в Сирии, будем говорить без лишнего ханжества и лицемерия, было в значительной степени продиктовано тем, что в 2015 году Россия оказалась в политической изоляции, с ней не хотели говорить, и Россия и ее руководство хотело напомнить о том реальном месте и значении России в мировых процессах. Сирия, конечно, выполнила эту миссию, и Россия сумела встать на один пьедестал с мировыми лидерами, а где-то там даже их потеснить. Это важно. Те добрые граждане, которые спрашивают, когда же мы займемся Россией, должны понимать, что и уважение других мировых лидеров – это тоже на внешней арене, в международных отношениях важно для нашей, для любой страны, в том числе и при решении каких-то крупных экономических проектов. Без этого не обойтись, нельзя забывать ни о чем, надо двигаться единым фронтом – это как бы закон управления государством.

Медведев побывал в Ханты-Мансийске, открыл там 5 месторождений, месторождения принадлежат "Роснефти", которая в последнее время в сводках новостей фигурирует чаще в негативном плане.

Константин Чуриков: В связи с повестками в суд в адрес главы компании по делу Улюкаева в качестве свидетеля.

Сергей Лесков: Ну да, там всякие разные суды. Но вот "Роснефть" вложила в разработку этих месторождений 400 миллиардов рублей – большие деньги – и там в перспективе можно добывать 9 миллионов тонн нефти ежегодно. Это тоже прилично, хотя сейчас Россия добывает около 500 миллионов тонн – посчитайте, это 2%, хорошо, это совсем немало. Но самое главное в этих месторождениях то, что они относятся к так называемым сложным месторождениям, и сегодня вернувшись в Москву, Медведев проводит заседание правительства, где предлагаются такие законопроекты и поправки в Налоговый кодекс, которые сделают выгодным разработку именно сложных месторождений.

Почему это важно? Это важно прежде всего потому, что в Америке происходят стратегически важные для нефтяного рынка события, а именно себестоимость добычи сланцевой нефти удалось опустить ниже такого судьбоносного рубежа, как 50 долларов за баррель. На этом рубеже уже американцам выгодно добывать нефть. Сейчас они, кстати, закупают нефти больше, чем добывают, каждый президент США начиная с Никсона говорит, что важнейшей задачей Америки является прекратить покупать нефть – пока не получается. А если они разобьют свои сланцевые месторождения, это получится, они еще в Европу начнут гнать нефть и газ и сделают ненужным наш замечательный "Северный поток-2".

Оксана Галькевич: Так а Польша же подписала, по-моему, вчера или позавчера, на днях, была информация – подписали контракт с американцами на поставку.

Сергей Лесков: Да, там цена едва ли не в 2 раза выше, чем на российский газ, но это же какие-то экспериментальные закупки. Вы знаете, что Польша закупает, обеспечивает свой газовый рынок на 100% российским газом; таким образом, если туда придет какой-то танкер из Америки, вот это вот и будет каплей в море, это ничего не изменит, но просто это какие-то легкие намеки в сторону диверсификации. Польша – главный соперник "Северного потока-2".

Надо сейчас добавить, что себестоимость добычи российской нефти – 3 доллара за баррель, а в США в 10 раз выше. То есть у России такие козыри в рукаве, что пока, конечно, американцам с нами соперничать невозможно. Они сейчас со сланцевой нефтью довели со всеми своими технологическими достижениями себестоимость до 35 долларов за баррель.

Оксана Галькевич: У-у-у, уже до 35 даже. Она была 40.

Сергей Лесков: У нас 3 доллара, то есть пока они не конкуренты. Россия и Саудовская Аравия продают на рынке сейчас примерно по 10 миллионов баррелей в день, американцы закупают 4 миллиона баррелей в день. То есть в общем-то пока это какие-то планы, угрозы, которые могут быть реализованы в 2025 году, но это рынок инерционный, здесь заключаются фьючерсные контракты, поэтому надо, конечно, отдать должное Медведеву и "Роснефти" в том, что мы имеем какую-то стратегическую перспективу в этом плане.

Константин Чуриков: Зритель из Москвы спрашивает: "Сколько бы ни добывали, а к пенсии добавки никакой", – тут знак вопроса стоит, я не знаю, вопрос это был или утверждение.

Сергей Лесков: Ну что, да, мы постоянно об этом говорим. Я совершенно согласен с этим замечанием: у нас уделяется непозволительно мало внимания социальной сферой, это так. У нас самые большие в мире расходы на силовые структуры – порядка 10% ВВП, во всех других странах меньше. Мы на этой неделе об этом говорили. А на здравоохранение и образование, особенно на здравоохранение мы тратим меньше, чем другие развитые страны.

Константин Чуриков: Знаете, я сегодня прочел вышедшее вчера интервью с Александром Александровичем Аузаном, деканом экономфака МГУ, и там у него есть такая мысль. Он говорит, почему многие уезжают из России сегодня – ребята, которые получили образование топовых ВУЗов, почему они не могут реализовываться здесь. Он объясняет это так: стране с преимущественно сырьевой экономикой вот эти высокие знания, высокие технологии, специалисты по ним не нужны.

Сергей Лесков: Это давняя мысль, она высказана впервые не этим уважаемым экономистом. Мало того, стране с сырьевой экономикой не нужно много населения, можно еще и по этой причине уезжать, потому что можно этот самый рынок рабочей силы значительно сузить. Много чего не нужно.

Константин Чуриков: С этой задачей мы успешно справляемся.

Сергей Лесков: А сырьевая экономика гарантирует зато некоторые вещи. Она гарантирует высокий уровень коррупции, авторитарную власть и некоторые другие, скажем так, сомнительного рода… Зависимость, например, судебной власти, отсутствие или слабое развитие мелкого и среднего бизнеса. Мы все это имеем. Это говорит не Аузан при всем моем уважении к нему, а это говорят 200% экономистов на свете уже не одно десятилетие. Мы пытаемся из этого порочного круга вырваться, и кстати говоря, ведь происходит снижение в ВВП вот этого углеводородного сектора, он снижается. Но тут это очень трудно посчитать, поскольку все это зависит от цен на нефть. Может быть, и снижается в связи со снижением цен на нефть. Все эти проблемы известны.

Давайте не терять оптимизм особенно на фоне того, что творится на Украине, которая сегодня встречает очень важный праздник – он, кстати, называется Днем достоинства и свободы, потому что там же революция достоинства произошла 4 года назад на Майдане. В общем-то, никакой иронии по поводу того воодушевления, которое испытывали киевляне и другие украинцы, которые пришли в центре Киева, я не собираюсь выражать. На самом деле это было, с одной стороны, негодование коррумпированной властью Януковича, воодушевление, ожидание каких-то перемен, которые будут. Кстати, чтобы не быть голословным, я приведу некоторые цифры, которые, собственно, из украинских государственных источников. Говорить о том, что Украина нищала к Майдана, неправда. До Майдана экономика Украины стабильно росла. Обратите внимание на цифры: 2000 год – ВВП Украины 30 миллиардов долларов; 2008 год – 180 миллиардов долларов.

Оксана Галькевич: Неплохо.

Сергей Лесков: В 6 раз с 2000 по 2008. 2013 год (там был мировой финансовый кризис) – 177 миллиардов долларов. Это накануне Майдана, когда власть все разворовывала, но обнищания не было, в 6 раз ВВП страны выросло. И теперь ключевая цифра – теперь 90 миллиардов долларов. То есть за 4 года после Майдана ВВП Украины объективно упал по данным украинских источников в 2 раза. Зато достоинство появилось. Многие, кстати говоря, на Украине считают, что главным государственным праздником должно быть не 24 августа 1991 года, когда там была какая-то декларация принята, а именно 21 ноября 2013 года, когда этот кусок Российской империи получил настоящую невозможность. Но если независимость связана с массовым обнищанием, с закрытием предприятий, с войнами – я не знаю, называется ли это независимостью. Кстати говоря, в этот день, 21 ноября многие ждали, что Порошенко, который на волне Майдана поднялся к кормилам власти, явится на Майдан – нет, он не пришел, он отмечал День десантника и подарил десантникам прекрасную новость: украинские десантники ходили в беретах голубого цвета, а теперь будут ходить в беретах…

Константин Чуриков: Желтого?

Сергей Лесков: Какого цвета? – красного, бардового, как в странах НАТО, одним словом. Это должно радовать, конечно, вооруженные силы и укрепить их боеспособность.

Константин Чуриков: Я правильно вас понял, Сергей – то есть коррумпирована власть или не коррумпирована, это неважно, главное, чтобы рос ВВП?

Сергей Лесков: Нет. Что такое главное в жизни, я вообще не знаю. У каждого человека в жизни что-то свое главное, а благосостояние, благоденствие государства складывается из очень и очень многих слагаемых. Давайте посмотрим, какие плюсы и минусы получила Украина в результате Майдана. Начнем с минусов.

Оксана Галькевич: Что называется, поделите листок на две части – слева минусы, справа плюсы.

Константин Чуриков: Да-да, классический анализ.

Сергей Лесков: Да. Итак, минусы: "аннексия" Крыма и война на Донбассе. На Донбассе погибло 10 тысяч человек – это самые страшные потери, которые могут быть. Причем эта война была, по моему глубокому убеждению, спровоцирована именно киевской властью. И, кстати говоря, мы об этом на этой неделе говорили, нет горизонтов урегулирования этого конфликта, окончания этого конфликта просто не видно. Гиперинфляция почти как в Зимбабве. Отток… Костя сейчас сказал, что у нас уезжают какие-то там золотые мозги за границу – это даже…

Константин Чуриков: Золотые мозги уезжают, золотая молодежь остается.

Сергей Лесков: …нельзя сравнить с тем, что происходит на Украине, где рынок рабочей силы в любом случае 20 миллионов человек, но по оценкам около 5 миллионов (это минимум) уехало в другие страны.

Оксана Галькевич: Этого с какого периода, простите? 5 миллионов для такой небольшой страны. Я понимаю, что там население достаточно плотное, но это очень много. За какой период 5 миллионов?

Сергей Лесков: Их отсутствует просто на Украине. За какой период?

Оксана Галькевич: Ну с начала 1990-х гг., с начала 2000-х гг.

Сергей Лесков: Нет-нет. В настоящий момент из 20 миллионов потенциальной рабочей силы 5 миллионов отсутствуют, работают в других странах, из них в России работает около 2 миллионов. Посчитать точнее это сложно, потому что приезжают и уезжают люди. Это критический уровень безработицы, 10%. Такой безработицы нет ни в одной европейской стране. Катастрофически низкие зарплаты (вот наш слушатель только что звонил) и катастрофически низкие пенсии: пенсия в пересчете на российские рубли в 2 тысячи рублей считается на Украине нормальной и даже хорошей. Рост тарифов на энергоносители после всех раздоров с Россией не в десятки, а в сотни раз произошел. То есть все… Например, вы знаете, есть какая-то поговорка: у соседа…

Константин Чуриков: …корова сдохла.

Сергей Лесков: …дача сгорела, корова сдохла – чужой человек, а все равно приятно. Я не испытываю по этому поводу злорадства, но все-таки остается риторический вопрос, достоинство ли это и тем ли путем пошла Украина. Сейчас я приведу еще некоторые цифры.

Оксана Галькевич: А плюсы будут? Я же записываю, Сергей.

Сергей Лесков: Вы прямо хотите плюсы.

Оксана Галькевич: Что, по-вашему, плюсов нет?

Сергей Лесков: Я этого не сказал, плюсы вне всякого сомнения есть. И эта постоянная игра в декоммунизацию, десоветизацию, хождение в вышиванках (как вот мне не нравится, когда у нас казаки ходят ряженые, но там же ряженых больше) – все это не соответствует, я в этом уверен, каким-то внутренним глобальным интересам страны. С Россией порвали окончательно, но вы знаете, какая страна является крупнейшим торговым партнером Украины?

Константин Чуриков: Российская Федерации.

Сергей Лесков: Россия по-прежнему, несмотря ни на что, под все вот эти вот проклятья. В 2017 году торговый оборот с Россией вырос на 30% – это говорит о том, что есть здравый смысл, который нельзя разрывать.

Константин Чуриков: Некая экономическая целесообразность.

Сергей Лесков: Да, экономическая целесообразность, без которой Украина выжить не может. И после всех этих демаршей политиков просто сама жизнь приходит в эту устойчивую фазу. Россия входит в тройку крупнейших инвесторов на Украине, по-прежнему, причем на первом месте там какие-то офшоры стоят, то есть это тоже не в счет. И массу можно привести цифр, которые говорят, что Украина просто экономически без России выдержать не может.

Оксана бьет копытом.

Оксана Галькевич: У меня нет копыт, Сергей, простите. Я, конечно, очень извиняюсь, но копыт у меня нет.

Сергей Лесков: А как же вы коня на ходу останавливаете?

Оксана Галькевич: Это не мои копыта-то, простите.

Сергей Лесков: Итак, плюсы. Вне всякого сомнения, плюсом является возможность безвизового выезда в Европу. Это хорошо, что уж тут говорить. Финансовая помощь МВФ и некоторых других западных кредитных организаций – Россия также возможности лишена, но эти кредиты надо будет возвращать рано или поздно. Там проведено очень много, сотни реформ, которые, в общем, должны приблизить как бы образ, modusvivendi украинской жизни к европейским стандартам, в России тоже этого нет. Наконец, есть надежды – правда, призрачные – на вступление в Евросоюз и в НАТО. Хорошо это или плохо, я сказать не берусь, но многие считают, что это хорошо, надо только подождать пару-тройку лет, и, в общем, эта самая птица-тройка вынесет Украину к этим заветным берегам. Только без России, только подальше от России, как говорят политики, а жизнь опять толкает Украину в объятия России.

Константин Чуриков: Сергей, зрители просто просят, умоляют…

Оксана Галькевич: Бьют копытом.

Константин Чуриков: Российскую тему поднять. Не знаю, насколько российская следующая тема…

Оксана Галькевич: Конечно.

Сергей Лесков: Сулейман Керимов. Об Украине можно говорить до Второго пришествия, на самом деле.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, звоните прямо сейчас – есть что сказать, звоните.

Сергей Лесков: Арестован Сулейман Керимов. Он не самый богатый из российских олигархов, его благосостояние оценивается в 6 миллиардов долларов. Человек знаменит созданием футбольной команды "Анжи", куда были приглашены любимые Костины футболисты – это… и Роберто Карлос.

Константин Чуриков: Роберто Карлос, да.

Сергей Лесков: Теперь этой команды уже нет. Кстати говоря, Керимов – я без всякой иронии говорю – наделен высоким интеллектом и бизнес-талантами, многого сам добился. Это говорят все люди, которые близко его знают. Но сейчас он, правда, сенатор. Такие крупные компании, как "Нафта-Москва", "Полюс Золото" – вот это вот все он.

Оксана Галькевич: Сергей, звонок.

Сергей Лесков: Звонок.

Оксана Галькевич: Это Владимир из Омска. Владимир, здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Да-да, здравствуйте.

Константин Чуриков: У нас, конечно, не Ницца, но добро пожаловать.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу задать вопрос.

Оксана Галькевич: Говорите.

Зритель: Да, говорю. У меня вопрос такого плана. Значит, недавно NASA – американское агентство – предложило "Роскосмосу" сотрудничество. Я хотел бы спросить у Сергея Лескова, как он относится к сотрудничеству в космической отрасли между Россией и Америкой.

Константин Чуриков: Владимир, давайте тогда так: сейчас Сергей договорит по поводу сенатора Керимова, арестованного в Ницце, и ответит на ваш вопрос.

Сергей Лесков: А я скажу две фразы: у нас сотрудничество с Америкой по части космоса ведется, не прекращалось с 1970-х гг., они покупают у нас ракетные двигатели, ведется совместная эксплуатация МКС. Я не очень хорошо понимаю этот вопрос. Это не новость, это уже несколько десятков лет.

Что касается Керимова… А вот вы помните такие замечательные слова: "Захлебнетесь пыль глотать, бегая по судам, чтобы их разблокировать"?

Оксана Галькевич: Что-то такое, да…

Константин Чуриков: Было.

Оксана Галькевич: Это Путин сказал, только в отношении…

Сергей Лесков: Это сказал Путин – когда?

Оксана Галькевич: Пытаюсь вспомнить…

Сергей Лесков: Еще раз: "Захлебнетесь пыль глотать, бегая по судам, чтобы их разблокировать". Это сказал молодой президент Путин в 2002 году на съезде Торгово-промышленной палаты, обращаясь к российским предпринимателям и уговаривая их вывести свои деньги из тайных офшоров за границей в Россию.

Константин Чуриков: Это было 15 лет назад.

Сергей Лесков: Это было 15 лет назад. Тогда Путин обращал внимание на опасность нахождения крупной недвижимости и крупных денег на Западе, прямо говорил. Много воды с тех пор утекло, конечно, можно сказать, что и в России олигархам некоторым держать свои деньги не слишком вольготно, но тем не менее вот эти предупреждения звучали тогда. Вывел ли свои капиталы Сулейман Керимов оттуда, мы не знаем, но как сенатор он не имеет права держать там недвижимость. А французы формально подозревают его в том, что он является негласным собственником трех очень крупных фирм в Ницце. Кстати, Ницца была построена русскими, могли бы французы сказать "спасибо" и пойти на какие-то уступки – забыли, видимо.

Константин Чуриков: Так вот русские, может быть, следствие пускай разбирается, и достраивают как раз.

Оксана Галькевич: Может, они однажды уже сказали, Сергей, сколько же можно все благодарности?

Сергей Лесков: Нет, недостаточно.

Оксана Галькевич: Какой вы ненасытный.

Сергей Лесков: А еще мы им Монако построили, кстати.

Оксана Галькевич: Мы бы у себя что-нибудь такое построили, как у них в Монако и в Ницце, понимаете.

Сергей Лесков: Вам не хватает игорного бизнеса?

Оксана Галькевич: Цивилизованного бизнеса не хватает.

Сергей Лесков: Так или иначе… Кстати, тут очень много загадок, хотя бы я на два пункта обращу внимание. На самом деле я думаю, что арест такого крупного олигарха и политика (он сейчас сенатор) вряд ли проходит мимо Макрона, президента Франции. Я не думаю, что это дело, которое может быть инициировано французским участковым каким-нибудь, который обратил внимание на неувязки в документах, это первое. А второе: вы знаете, что Сулейман Керимов родом из города Дербента? Сейчас ведется расследование в той же Франции по поводу предпринимателя по имени Тельман Исмаилов – он из какого города?

Константин Чуриков: Оттуда же?

Оксана Галькевич: Тоже из Дербента?

Сергей Лесков: Из Дербента. Я не хочу ничего утверждать, но, может быть, "настучал" бывший владелец "Черкизона"?

Константин Чуриков: Туда, во Францию?

Оксана Галькевич: Пошел на сотрудничество со следствием.

Сергей Лесков: Дербент хоть и древний город, но маленький. И когда на узком пятачке сталкиваются два дагестанских олигарха, поневоле возникают такие мысли. Если еще учесть, что сейчас Тельман Исмаилов проходит подозреваемым по делу о заказных убийствах, то тут вообще всякие возникают конспирологические теории очень странные. Но вообще, конечно, Сулейман Керимов по масштабам своего бизнеса не чета Тельману Исмаилову, это человек чрезвычайно осторожный, и вряд ли он может попасться на какой-то мякине. Очень странное дело. Он сейчас заплатил огромные деньги за свое, как это называется, под залог его освободили. А вообще вы знаете, какой недвижимостью владеет Керимов согласно своей декларации?

Оксана Галькевич: Он нам не рассказывал.

Константин Чуриков: Расскажите.

Сергей Лесков: Ну как, он же как сенатор обязан публиковать. У него квартира только одна есть, 37 квадратных метров.

Оксана Галькевич: В "хрущевке", наверное.

Сергей Лесков: Да, 37 квадратных метров в "хрущевке". А доход годовой 12 миллионов рублей. Каким образом…

Оксана Галькевич: Он снимает, наверное, где-нибудь получше.

Сергей Лесков: …он заплатил 0.5 миллиона долларов залога за свое освобождение, не совсем понятно. Надо было послушать молодого Путина в 2002 году, лучше бы завел какую-нибудь виллу где-нибудь на Волге или на Клязьме…

Константин Чуриков: В Геленджике. Астрахань еще.

Сергей Лесков: В Астрахани хорошие места.

Константин Чуриков: Дальневосточный гектар мог, кстати, мог и до сих пор может бесплатно взять.

Сергей Лесков: Да, кстати да.

Оксана Галькевич: Да, у него будет бесплатный гектар и квартирка 37 квадратных метров. Мне кажется, очень хорошо.

Сергей Лесков: Он мог бы даже не один взять дальневосточный гектар. У него большая семья…

Оксана Галькевич: И построить там что-нибудь вроде Ниццы или Монако.

Сергей Лесков: Да, и построить там Монако, дальневосточный Монако, и там бы играли китайские игроки, которые жутко любят бросать кости.

Оксана Галькевич: Жаль, нас об этом не спрашивают.

Константин Чуриков: Особенно в Макао.

Оксана Галькевич: Спасибо, Сергей.

Константин Чуриков: Спасибо. Это был обозреватель ОТР Сергей Лесков. Завтра в 19:30 по московскому времени главные темы недели. Сергей будет готовиться, вы тоже готовьтесь, предлагайте свои темы для обсуждения. Через пару минут продолжим. Тема… Ну как ее назвать? – "Удавка для бизнеса". В общем, у бизнеса подскочило давление: будем обсуждать налоговую нагрузку, за которую ратуют депутаты и правительство. Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты