Сергей Лесков: На Украине "агент Кремля" – это не приговор, а диагноз

Гости
Сергей Лесков
обозреватель Общественного телевидения России

Юрий Коваленко: Самая обсуждаемая часть нашей программы – готовьте свои вопросы и дозванивайтесь нам: скоро вам будет, кому эти вопросы задать, для того чтобы получить ответы на самые насущные вопросы.

Ольга Арсланова: Не нам, конечно же, а Сергею Лескову, обозревателю Общественного телевидения России. Как всегда мы будем подводить информационные итоги этого понедельника. Ждем Сергея в студии. Ждем.

Юрий Коваленко: Насколько мне помнится, Сергей называл понедельник своим любимым днем.

Сергей Лесков: Надо все-таки под музыку выходить, под какой-то бравурный марш.

Ольга Арсланова: Да. Здравствуйте, Сергей. Музыку только для нас приберегли, Сергей, это несправедливо, на вас она заглохла.

Сергей Лесков: А вы под музыку выходите? Я и не слышал.

Ольга Арсланова: Совершенно верно. Это для того, чтобы вас было лучше слышно.

Сергей Лесков: Ну что же, давайте начнем тогда.

Президент Путин на прошлой неделе – и все говорили, что это как бы главное и долгожданное событие – объявил о том, что он будет баллотироваться вновь на пост президента России. В победе Путина никто не сомневается, но в этой ситуации обострилась борьба за пост премьер-министра. И, в общем-то, об остроте этой борьбы говорят сенсационные результаты опросов общественного мнения. Мы об этом поговорим, но, в общем-то, если начистоту, то главный вопрос, конечно, в другом: какие ожидания у российских граждан от нового российского кабинета, кто бы ни стал новым (или старым) премьер-министром?

Еще о президенте Путине, от которого как бы веером исходят многие и многие события. На прошлой неделе Путин принял участие в отправке первого танкера с сжиженным природным газом из порта Сабетта на Карском море. Это новое направление для России: мы привыкли, что Россия поставляет во многие страны мира трубопроводный газ, а вот что такое сжиженный природный газ? Между прочим, эксперты говорят, что доля этого самого СПГ будет неуклонно возрастать, а в некоторых странах даже уже сейчас больше покупают СПГ, чем трубопроводного газа. Однако "Газпром", который до недавнего времени был монополистом на нашем газовом рынке, высказывает опасения, что сжиженный газ составит конкуренцию российскому же трубопроводному газу. Давайте попытаемся разобраться, в общем-то, в этом важном споре, потому что доля газового экспорта в наших доходах, конечно, очень велика.

Киев. В Киеве, конечно, продолжаются фантасмагорические события, связанные с эскападами бывшего президента Грузии и бывшего губернатора Одесской области Михаила Саакашвили. После беготни по крышам, после того, как он был отбит у полиции своими сторонниками, все-таки Саакашвили попал в Следственный комитет и в суд. Сегодня Киевский суд вынес решение о том, что этот политик должен находиться круглосуточно под домашним арестом. Но самое смешное – это, конечно, те обвинения, которые были выдвинуты Саакашвили: он как бы является агентом Кремля. Это только увеличивает фантасмагоричность этой ситуации. Но самое главное, что те претензии, которые выдвигает Саакашвили и его сторонники нынешнему президенту Украины Петру Порошенко, в точности повторяют то же самое, что говорили собравшиеся на Майдане 4 года назад в адрес тогдашнего президента Януковича. В этой ситуации предсказать развитие событий в Киеве и на Украине не возьмется никто.

Ольга Арсланова: Ну что же, начнем с наших российских политических расстановок, назовем их так.

Сергей Лесков: Да. В общем-то, пост премьер-министра важен в любой стране. У нас он, пожалуй, важен даже и в большей степени, чем, предположим, во Франции, потому что доля государственной экономики у нас очень велика, и все разговоры о том, что надо приватизировать экономику, не приводят к ослаблению государственного сектора. Тут трудно посчитать, потому что все зависит от цен на нефть, но, конечно, больше половины нашей экономики составляет государственный сектор, и, в общем-то, все это находится в руках премьер-министра. Притом что наш президент больше внимания уделяет внешней политике, и тут, в общем, есть немало достижений, то за то, что происходит внутри страны, отвечает премьер-министр. Это очень важно.

Ну как, естественно, новый президент, новый старый президент, но будет ли новым старым премьер-министр? – это резонный вопрос, неочевидно.

Ольга Арсланова: Какие-то сомнения в этом есть?

Сергей Лесков: Есть, конечно, сомнения, в значительно большей степени, чем по поводу президента, где сомнений как раз нет. Обострилась борьба разных группировок, и в общем-то… Тут очевидно, что если у общества и элит много претензий к премьер-министру и его кабинету, то это одна судьба, а если же он работает хорошо, то это другая судьба. А как узнать, работает он хорошо или плохо? Надо провести социологическое исследование. Мне попались на глаза социологические исследования, и они совершенно дают разный результат. Я даже думаю, что… Мы же не верим этим предсказателям погоды, которые называются синоптиками, но теперь понятно, что социологам по непонятной причине (это же ученые) можно доверять еще меньше.

Юрий Коваленко: А у нас был за всю новейшую историю России какой-то премьер-министр, который набрал наибольшее количество баллов симпатии?

Сергей Лесков: Примаков, конечно, имел очень много симпатии, и это объективно. Он вытянул страну из кризиса в какие-то фантастические сроки, чего никто не ожидал. Ну и ему помогал первый зам Маслаков – человек совершеннейшей советской формации.

Ну так вот, такой уважаемый социологический фонд, как "Левада-центр", выяснил, что 56% российских граждан не одобряют работу правительства. В общем, это самый худший показатель с начала года, а одобряют только 42%, и это тоже самый низкий показатель. Я попутно замечу, что, конечно, у правительства Медведева немало достижений. Мы часто и, мне кажется, небезосновательно критикуем то, что происходит, но ведь посмотрите: у нас растут урожаи… Передо мной, по-моему, был мой друг, певец этих самых сельскохозяйственных нив и угодий. Объективно чуть ли не каждый год рекордный урожай. У нас низкая инфляция. Что бы ни говорили экономисты, это вне всякого сомнения достижение. У нас золотовалютные резервы буквально сейчас составили 430 миллиардов долларов – это самый большой показатель за много-много лет. Но много лет и мало, потому что таких сумм никто никогда не видел, даже полковник Захарченко не видел такой суммы. Но надо сказать, что у нас федеральный бюджет, если рубли пересчитать на эти самые доллары, около 250 миллиардов долларов, а золотовалютные запасы 430. То есть фактически мы 2 года можем жить на этих самых запасах.

Юрий Коваленко: Да, и после этого будут не самые лучшие годы.

Сергей Лесков: Нет, ну все-таки все равно же многое в стране работает. То есть такого не было. Между прочим, когда в 1990-х гг. Россия встала перед экономической пропастью, там вообще были практически нулевые запасы, и то выкарабкались. У нас объективно происходит снижение детской смертности, очень…

Юрий Коваленко: А по поводу золотовалютных запасов я хотел бы добавить. Вот смотрите, по графику 2013-2014-х гг. было больше… То есть мы растратили где-то золотовалютные запасы.

Сергей Лесков: Затратили, потому что произошло падение как раз цен на нефть. Но это очень большие запасы. Надо сказать, что они значительно, в несколько раз больше, чем предполагают для экономической безопасности всякие там теории. По-моему, для такой экономики, как Россия, для безопасной прокладки, подушки надо было бы иметь около 100 миллиардов, а у нас 430. У нас растет продолжительность жизни. Все равно она, конечно…

Ольга Арсланова: …отстает от европейской.

Сергей Лесков: …кое от каких стран отстает, но все-таки динамика-то есть. То есть под градом критики существующий кабинет все-таки добился каких-то достижений, но тем не менее, видите, цифры напомню еще раз: 56% не одобряют, а одобряют только 42%. Запомнили?

Но есть и другие опросы – это ВЦИОМ, а ВЦИОМ – это правительственная организация.

Ольга Арсланова: Есть еще ФОМ, кстати говоря.

Сергей Лесков: ФОМ мне на глаза не попался.

Ольга Арсланова: Я вам расскажу.

Сергей Лесков: Так вот ВЦИОМ выяснил, что не одобряют работу правительства 29% (а там 56%, то есть в 2 раза меньше), зато одобряют 31%, то есть не одобряют тоже в 2 раза меньше. Как так? Что это за наука? Это как в грузинской школе: "Гоги, скажи, сколько будет дважды два?" – "Пять, ну максимум шесть, но никак не больше". Что это за социологи? Может быть, им как-то разобраться самим с собой? Непонятно. Это, конечно, какая-то парадоксальная вещь. Мы потом, кстати, сравним эти цифры с тем, как относятся к украинскому правительству и к Порошенко.

Юрий Коваленко: Наши россияне или украинцы?

Сергей Лесков: Нет, там у них внутри.

Но все-таки как бы ни изменился – а он конечно же изменится – состав правительства, все-таки какие ожидания у наших граждан от нового правительства? Мне кажется, что все больше и больше оснований считать, что после марта 2018 года, после выборов будет взят курс на решение социально-экономических и демографических проблем. Последние решения президента говорят, что он все больше внимания уделяет этим проблемам, и на самом деле, в общем-то, они взывают к тому, чтобы заняться в первую очередь именно этим. Там и детские пособия, и продление материнского капитала. Да и то, что министр экономики Орешкин вдруг после своей пулеметной очереди оптимистичных прогнозов вдруг заговорил о том, что надо написать программу по борьбе с бедностью – просто на ходу переобулся министр. И надо сказать, что он, видимо, обладает уникальным для чиновника чутьем по улавливанию настроений начальства. Между прочим, Оля, для мужчины-соблазнителя это самый опасный признак: если мужчина улавливает настроение женщины, даже не сформулированное, то фактически от него спастись невозможно.

Ольга Арсланова: Подождите, вы сейчас о начальстве говорили, Сергей.

Сергей Лесков: Вот так и министр экономики улавливает вот эти вот легкие эманации своего руководства. Видимо, его ожидает хорошее карьерное будущее.

И я подумал еще вот о чем. Ведь, собственно, в условиях отсутствия такой явной прямой политической конкуренции мы можем считать, что разговоры о том, что разные башни Кремля борются друг с другом, мы можем считать конспирологическими версиями, высосанными из пальца. И только по каким-то косвенным признакам мы можем считать, что какая-то борьба кланов существует. Но вот вы посмотрите: дело Улюкаева. Ведь схваченный фактически за руку чиновник не покаялся перед партией, не сложил, не поднял лапки вверх, как полагается, как делают все, в общем-то, его погоревшие коллеги – он вдруг стал качать права, требовать правды, обратил внимание на то, что следствие не собрало убедительных доказательств. Это что, он сделал исходя из личного мужества? Позвольте мне сильно сомневаться в этом.

Юрий Коваленко: А кто?

Сергей Лесков: Видимо, все-таки за Улюкаевым стоит какая-то поддержка, и он вступил в это судебное сражение с самой, наверное, могущественной группировкой углеводородного сектора, потому что рассчитывает на помощь. Мы не знаем, на помощь кого, можем только гадать, но тем не менее дело Улюкаева – это отголоски борьбы и за кресло премьер-министра, и за состав нового кабинета, который в какой-то степени изменится. Но паны дерутся, а у граждан чубы трещат, и остается надеяться, что все-таки новые министры больше внимания будут уделять не выяснению отношений на своем ринге, а каким-то актуальным и злободневным нуждам и заботам российских граждан.

Но на это направлен, кстати, проект СПГ-1 "Ямал". Мы, по-моему, не говорили об этом на прошлой неделе, потому что было очень много других событий, и незаслуженно этот проект был забыт. На берегу Карского моря есть такой поселок Сабетта, там несколько лет назад вообще практически никто кроме ненцев не жил, а сейчас там работает 30 тысяч человек (только работает). Там построен завод по сжижению природного газа с Бованенковского месторождения, одного из крупнейших в мире – там какие-то просто невероятные запасы газа. И вот это вот предприятие "Ямал СПГ", частная компания под названием "Новатэк", во главе которой стоит ворвавшийся в число российских богатейших олигархов Леонид Михельсон – запомните это имя, может быть, он будет еще…

Юрий Коваленко: Я думаю, мы его еще услышим.

Сергей Лесков: Да, еще услышим. Это новый Абрамович. 50% принадлежит "Новатэку", но там есть и 20% "Тоталя", китайской компании и еще 10% у Фонда Шелкового пути – знаете такой фонд, который тянет китайские дороги на запад? Вот они тоже заинтересовались этим проектом. Он на самом деле для нас новый, но, в общем-то, не надо забывать о том, что американцы же хотят вытеснить "Газпром" с европейского рынка именно своим сжиженным газом. Катар – богатейшее месторождение газа в мире – тоже сжиженный газ, из Катара нет же трубопроводов. И, в общем, некоторые страны уже сейчас больше покупают сжиженного газа, чем трубопроводного. Первый пример знаете какой? – Китай. Китай больше сжиженного газа покупает. Правда, он делает ставку на свои внутренние резервы и на диверсификацию импортеров, он не будет ориентироваться только на Россию, обманываться не надо, и наши силы Сибири, и наши заводы, в которых они участвуют – он не сделает на нас ставку, он будет покупать во многих и многих странах еще.

Кстати, по поводу того, какие судна будут возить этот самый природный газ. Первое судно, которое отправил в плавание президент Путин, называется "Кристоф де Маржери" – ничего это имя не говорит? Помните, это президент "Тоталя", который погиб во "Внуково"? В 2014 году врезался его самолет на взлете в снегоуборочную машину, совершенно дикий трагический случай. Но вот первый танкер был назван его именем, всего будет построено 9 таких танкеров. Обманываться не надо по поводу высоких технологий: все танкеры будут построены в Южной Корее, мы такими технологиями не владеем. И порт приписки тоже не наш, тут тоже обманываться не надо – это кипрские порты.

Юрий Коваленко: А почему не наши-то? Я вот не могу понять. Вроде кажется, что держим в руках и газ, и порты…

Сергей Лесков: А почему наши? У нас там 50%. У нас и все самолеты, на которых летает наша элита, тоже приписаны к офшорным зонам, в большинстве своем на Кипре. Сейчас если мы взвывать от боли и ярости, то на это у нас еще сутки уйдут – так получилось, так построена российская экономика. Кстати говоря, верфи, на которых строятся эти танкеры, тоже нам известны. Знаете, есть такие маленькие машинки, называются "Daewoo"? Это маленькая часть бизнеса этой южнокорейской компании, на самом деле они строят танкеры вот эти вот со сжиженным природным газом. Огромные совершенно суда, как атомные ледоколы. Кстати, они на самом деле не нуждаются в ледовом сопровождении, они могут сами раскалывать лед.

Ну вот, насколько обоснованы опасения "Газпрома" о том, что российский СПГ вступит в конкуренцию с российским же трубопроводным газом, который "Газпром" продает? Ну реально такое же может быть. Кстати, вот мы часто говорим про проект трубопровода "Северный поток-2" – помните, там цифра такая базовая в 9 миллиардов долларов. Вот этот вот проект "Ямал СПГ" в 3 раза больше – 27 миллиардов долларов. То есть это не какие-то копейки, это в 3 раза больше по инвестициям, чем "Северный поток-2".

Юрий Коваленко: То есть, наверное, подразумевается, что и вывоз этого сжиженного природного газа будет большими масштабами, чем газ, который может пройти по трубам?

Сергей Лесков: Да, конечно. Вот я некоторые цифры скажу. Значит, в течение 10 лет Европа увеличит потребление газа на 40%, а сжиженного газа – на 70%. Там хватит места всем. Я уже сказал, что сжиженным газом торгуют многие, и пока доля России 4% в мировом рынке. Но если мы запустим вот эти вот заводы… У нас маленький заводик еще работает на Сахалине, плюс сам "Газпром" строит завод в Ленинградской области. Россия тем самым может поднять свою долю на мировом рынке до 20% максимум. Это уже пристойная доля. Если локомотив мировой истории в области энергоресурсов устремляется в эту сторону, было бы предосудительно глупо, близоруко пропустить этот уносящийся локомотив. Это новые технологии, которые необходимо освоить, иначе мы потеряем лидерство на рынке энергоресурсов.

Потеряет ли что-то наш уважаемый "Газпром"? Да, он потеряет, по оценкам экспертов, 5-10%. Это не так много, чтобы "Газпром" умывался горючими слезами, но в целом России это позволит сохранить доминирующие позиции на газовом рынке. При этом не надо забывать о том, что есть страны, которые я уже называл – это Китай – которые вообще ориентируются на СПГ, это прежде всего страны Азиатско-Тихоокеанского региона, которые занимают в экономике России все большее значение.

Юрий Коваленко: А можно попросить от вас немного конкретики? Вот мы сейчас говорим по поводу того, что мы выйдем на 20% мирового рынка сжиженного природного газа. А вот кроме компаний, которые снабжают этим газом покупателей, кроме транспортировки всего этого дела… Я не говорю о том, что у нас город-сад вырастает только там, где нефть или газ, а страна-то что получит в итоге?

Сергей Лесков: Деньги.

Юрий Коваленко: Кто получит деньги? Каким образом страна выиграет от этого?

Сергей Лесков: Достаточно очевидный вопрос. Сегодня Россия экспортирует 180 миллиардов… Вы меня заставляете щеголять цифрами. Итак, экспорт российского газа – 180 миллиардов кубометров в год. Мы получаем от продажи газа 40 миллиардов долларов денег. В лучшие годы (цена газа зависит от цены нефти) доходило до 70 миллиардов, общий объем российского экспорта, по-моему, около 400 миллиардов, но тоже тут колеблется плюс-минус. Кстати говоря, углеводороды уже меньше половины в последние годы стали. Но так или иначе вы видите, что если там еще сжиженный газ подойдет и займет долю, то у нас стабильно будет поступление 50 миллиардов долларов в казну от газа. Зачем же такие деньги упускать? Это деньги большие, это пятая часть федерального бюджета, 20%.

Юрий Коваленко: Экономика-то вырастет?

Сергей Лесков: Естественно, экономика вырастет. Кстати говоря, это и рабочие места. Ведь нам не удается создать новые рабочие места; там были какие-то поручения президента, были наполеоновские планы. У нас рабочих мест в стране, к сожалению, больше не становится, это одна из самых больших проблем. И на Западе во всех избирательных программах первым пунктом идет что? – создание новых рабочих мест. Вот этот вот проект "Ямал СПГ" создал 30 тысяч рабочих мест, а если там включится еще вторая и третья очереди, то еще больше будет.

Юрий Коваленко: Но что-то мне кажется, что когда появляется большое количество чего-то, оно по-хорошему должно бы дешеветь. Не получится ли здесь, что у нас из-за того, что у нас такое замечательное месторождение, мы всем продаем, у нас начнет газ дорожать?

Сергей Лесков: Путин сказал, который был в этом поселке Сабетта, что сжиженный природный газ должен приходить и на внутренний рынок. В Китае он занимает больше половины внутреннего рынка, должно быть так и в России. Потому что прежде всего в чем преимущество сжиженного газа над трубопроводным? – его можно доставить в те места, куда труба не достанет.

Юрий Коваленко: А достанут ли наши дороги туда, куда труба не достает?

Сергей Лесков: Туда может подойти судно, танкер, еще какие-то способы есть. Дирижабль, в конце концов. Это будит техническую мысль. По реме можно доставить, например.

Юрий Коваленко: Но нет рек. Вертолеты или дирижабли, да?

Сергей Лесков: Ну жизнь сложна. Ну вертолетом, я думаю, слишком дорого. Можно доставить на каком-нибудь "контейнероколесном". Но это уже частности, в любом случае это некий вектор развития мирового рынка энергоресурсов, и России следует двигаться в том же самом направлении. И кстати говоря, если мы создаем хранилище, то, как вы понимаете, там плотность больше, сжиженного природного газа можно закачать в хранилище в сотни раз больше, чем природного газа. Поэтому, в общем, это чрезвычайно важно.

И "Газпром", кстати говоря, как бы он ни выражал опасения, он же сам строит балтийские СПГ тоже с иностранным участием, но там мощность будет, по-моему, около 10 миллионов тонн, то есть она будет значительно меньше, чем тот, который на Ямале. Он будет такой же, как тот, который сейчас установлен на Сахалине. И, в общем-то, еще одно надо сказать – это проекты развития экономики России, которых очень и очень не хватает. Мы все время говорим о том, что Министерство экономики не чешется и роста нет, а вот смотрите, здесь какие-то предприятия, которые соответствуют мировому уровню, создается вполне.

Давайте мы все-таки поговорим еще про Саакашвили, потому что это совершенно фантасмагорическая история. Удивительный человек. Он сегодня оказался все-таки в суде по обвинению в сотрудничестве с Кремлем – он агент Кремля, как выяснилось.

Ольга Арсланова: Кремль в курсе?

Сергей Лесков: В суде Саакашвили сказал, что он, наоборот, не агент Кремля, а он военнопленный Путина, а также пленник украинского олигархата, потому что он с ним борется. То есть его взяли в плен все.

Юрий Коваленко: Раньше любили добавлять себе почестей за победы, а сейчас почести за поражения, что ли?

Сергей Лесков: Он был там без галстука, поэтому он не закусывал эти речи ничем. Он спел гимн Украины, вел себя совершенно мужественно. Вокруг там стояла толпа его сторонников неисчислимая, они все кричали примерно то же самое, что 4 года назад на Майдане – "гоньба", "банду – геть". Но если тогда банда была банда Ярошенко… Фух, как его?.. Кстати говоря, я оговорился, но все это называется вместе…

Юрий Коваленко: В каждой шутке доля шутки, да.

Сергей Лесков: Все это вместе называется фамилией "Ярошенко". Итак, раньше была банда Януковича, теперь банда Порошенко. И абсолютно претензии не изменились. Это говорит о чем? – что эволюция достоинства, о которой слагались песни, ничего не принесла украинскому народу, это просто оказался обман и самообман. Она многое принесла Порошенко, который вошел в число лидеров украинского олигархата. Кстати, сторонники Саакашвили громят его шоколадные магазины.

Юрий Коваленко: Но как победить олигархов? – возглавить их.

Сергей Лесков: Кстати, вы знаете, что на Украине теперь сложности с украинским салом, туда сало привозят из Польши. Поскольку на Украине в упадке животноводство, то сала не хватает. Но есть известная шутка про сало в шоколаде – я думаю, что в магазинах Порошенко "Roshen" знаменитых стоило бы торговать салом в рамках патриотической программы. Но что будет, неизвестно, так или иначе Саакашвили получил домашний арест круглосуточный, гулять ему будет нельзя. К нему приехала его американская жена Сандра Рулофс. Да он еще и голодовку объявил, по-моему. Вообще удивительно, конечно, это каскад событий: он объявил голодовку, у него температура 40 градусов, он ничего не ест не пьет, бегает по крышам, поет гимн, является одновременно и военнопленным Путина, и агентом Кремля.

Юрий Коваленко: Идеальный кандидат в президенты Украины, по-моему, это дополняет все остальное.

Сергей Лесков: Да. Это человек-оркестр. Помните, был такой фильм с Луи де Фюнесом, и Луи де Фюнес должен был бы вообще уйти в отставку: если бы там на просмотре был Михаил Саакашвили, он бы просто затмил всех.

Я говорил, что про цифры скажу: президенту Порошенко доверяет 25% и не доверяют 68% – это значительно больше-меньше, чем любые опросы по части доверия или недоверия кабинету Медведева.

Юрий Коваленко: Подождите, а кто здесь опрос проводил?

Сергей Лесков: Ну я не знаю, это украинские службы.

Юрий Коваленко: А, то есть это открытые источники?

Сергей Лесков: А вы думаете, что российские социологические службы могут работать на Украине?

Юрий Коваленко: Шутки ради.

Сергей Лесков: Бог с вами, нет, это невозможно. Вообще вы знаете, что теперь на Украине существуют в суде единственные обвинения – там обвиняют человека только в том, если он агент Кремля, то его арестовывают. Поэтому "агент Кремля" – это не приговор, это диагноз по существу. Таким образом, по уровню недовольства, которое испытывают участники Майдана по части своего правительства, конечно, далеко и далеко превосходят то раздражение, которое испытывают самые критические российские граждане к нашим политикам. Даже 20% поддержки не имеет ни один украинский политик.

Ольга Арсланова: Сейчас вот похоже на то, что "а у кого-то хуже". А вы знаете, кстати, посчитали европейские страны с самыми низкими зарплатами, и оказалось, что Украина лидер антирейтинга.

Сергей Лесков: Лидер рейтинга, да. Она по многим, там не только это.

Ольга Арсланова: Вот. В России тоже не очень хорошо. Вот смотрите: Украина – 190 евро в пересчете на евро в месяц, а в России 474 евро. Но мы обошли 10 европейских стран, а Украина – лидер антирейтинга. Это я так, добавляю к настроению "а у кого-то хуже".

Сергей Лесков: Эти цифры очень тяжело считать. Это по ППС или просто по доходу?

Ольга Арсланова: Это некий средний уровень зарплат, средняя температура по больнице.

Сергей Лесков: Вы не поняли всей каверзности моего вопроса, потому что можно считать ВВП просто на душу населения, по номиналу, а можно пересчитывать это по паритету покупательной способности, который у нас выше, чем, предположим, во Франции и в Англии. Тогда там получается значительное еще увеличение. Обратите внимание на все вот эти экономические таблицы. То есть в России с 500 евро жить значительно проще, чем во Франции с теми же самыми 500 евро в силу того, что у нас многое стоит дешевле.

Ольга Арсланова: Но мы смотрим на абсолютные цифры: получается, что в России в 2 раза выше практически, чем на Украине.

Сергей Лесков: На Украине за 4 года после Майдана ВВП как ни считай упал более чем в 2 раза. В результате евроинтеграции, сближения, всех кредитов МВФ ВВП упал в 2 раза. Это, в общем-то, говорит о гибельности экономического курса. Мы вовсе не радуемся этому. Дело в том, что многие проблемы Украины проецируются, в общем-то, и на экономику России, не говоря уже о нашем настроении.

Юрий Коваленко: Да. У нас, кстати, есть звонок – нам дозвонился Юрий из Волгограда.

Ольга Арсланова: Юрий – победитель рубрики, потому что именно его звонок мы выбрали, его вопрос. Давайте послушаем.

Юрий Коваленко: Да, Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, Сергей Леонидович. У меня такой вопрос: может ли Сергей Кириенко претендовать на место Дмитрия Медведева на будущих выборах? И еще один вопрос, связанный с олимпийской сборной России: может ли олимпийская сборная в качестве нейтрального флага выбрать красный стяг СССР? Спасибо.

Ольга Арсланова: Это два вопроса.

Сергей Лесков: Юрий, спасибо за лапидарные вопросы. Давайте второй вопрос мы рассмотрим завтра, когда будет известен официальный вердикт собрания российских спортсменов. Вопрос долгий, интересный, и хорошо, что вы его задали, мы его разберем со всех сторон завтра.

По поводу Кириенко. Обратите внимание, что Путин объявил о своем выдвижении в президенты в Нижнем Новгороде, который является родным городом Сергеем Кириенко. Я думаю, это неслучайное совпадение. По крайней мере это говорит об аппаратном весе Кириенко, которого лично я считаю очень сильным чиновником – менеджером, потому что чиновник у нас имеет обидную коннотацию. Сильный, очень эффективный менеджер. Но его как бы собственный политический бэкграунд не слишком удачен, если вспомнить кризис 1998 года. Наши кадровые назначения происходят по сокрытой от граждан логике. Конечно, может претендовать, как вы сказали.

Юрий Коваленко: С 50%-ой вероятностью – либо может, либо не может.

Сергей Лесков: Ну да, как блондинка: "Какая вероятность, что вы встретите на улице динозавра?" – "50%: либо встречу, либо не встречу". Вот так же и с Кириенко. Да, претендовать может, но какая будет логика предназначения, нам неведомо.

Юрий Коваленко: Да.

Ольга Арсланова: Спасибо. Это был наш зритель из Волгограда с лапидарными вопросами…

Сергей Лесков: Это все?

Ольга Арсланова: …один из которых мы оставили на завтра. Вы также можете присылать свои вопросы в эту рубрику. Сергей Лесков завтра вернется к нам обязательно и будет уже подводить итоги вторника. Так что встретимся.

Юрий Коваленко: Спасибо.

 

 

 

 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты