• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Сергей Лесков: Под псевдоолимпийские санкции попадают уже кристально чистые спортсмены. Мы молчим и утираемся

Сергей Лесков: Под псевдоолимпийские санкции попадают уже кристально чистые спортсмены. Мы молчим и утираемся

Гости
Сергей Лесков
обозреватель Общественного телевидения России

Сергей Лесков: Здравствуйте. Добрый вечер.

Константин Чуриков: Что в вашей папке?

Сергей Лесков: В моей папке листочки. А по поводу того, что вы сейчас говорили и задали вопрос с оттенком недоумения, что же мы будем делать, когда настанет век цифровой экономики, вопрос очевидный: мы будем предаваться наслаждениям.

Оксана Галькевич: Вы думаете?

Константин Чуриков: Каким? Расскажите, пожалуйста, об этом.

Оксана Галькевич: Неужели все так безоблачно вам рисуется в будущем?

Константин Чуриков: Боюсь представить, каким наслаждениям.

Сергей Лесков: Вырастут райские кущи. Президент Трамп в очередной раз удивил мир. Теперь президент Америки сказал, что он прекратит финансировать Международную космическую станцию, по ряду причин. Я об этом расскажу. И деньги перестанут течь в 2025 году. И, в общем-то, это уже не пустые слова. Это проект бюджета. И с большой степенью вероятности в течение ближайшего месяца Конгресс США этот бюджет примет. Но это не только американские проблемы и прожекты. В общем-то, это и коснется России, потому что для России сегодня МКС – самый большой космический проект. Что будет делать Россия после того, как США выйдут из проекта МКС – вопрос достаточно важный, и, конечно, об этом стоило подумать еще раньше. Но пока время есть, давайте посмотрим на возможные варианты.

Не в космосе, а в Давосе все-таки дождутся Дональда Трампа. Он уже приехал в Давос, сделав все свои американские дела. Сегодня у него встреча с лидерами некоторых стран, а завтра президент США, будучи главным гостем этого года, должен выступить с пространной речью. В общем-то, ее тезисы более или менее известны. И для нас важно, что он не коснется в этом своем выступлении ни России, ни Китая, а в основном будет говорить об экономических проектах и будет доказывать всем бизнесменам, что то, что выгодно для Америки, то выгодно всему миру. Очень любопытная точка зрения. Но нам надо, конечно, понимать эту позицию для выстраивания отношений с Америкой.

Наконец Олимпиада. Наверное, самая болезненная для нас сейчас тема. Международный олимпийский комитет продолжает поодиночке выкашивать российских спортсменов. Этих имен безвинно наказанных спортсменов становится все больше и больше. Наши спортивные чиновники молчат. Мы продолжаем утираться и терпеть. И здесь, конечно, возникает вопрос: до какого момента мы будем пребывать в этой апатии, ибо совершенно очевидно, что вся эта история уже оборачивается унижением нашей страны. И если в силу каких-то отдаленных соображений мы будем и дальше пребывать в этой апатии, то могут пострадать не только какие-то отдельные спортсмены, но, я думаю, и это скажет на репутации всей страны.

Константин Чуриков: Знаете, как-то не хочется сейчас оценивать и тем более переоценивать влияние Дональда Трампа, но я обратил внимание, что среди трех новостей как минимум в двух из них он фигурирует.

Сергей Лесков: Да, это правда. Он фигурирует и в третьей новости косвенно, потому что будем прямо говорить, что и антидопинговая комиссия ВАДА, и МОК, по мнению хорошо знающих ситуацию в спорте людей, утверждают, что это проамериканские структуры, особенно ВАДА.

Константин Чуриков: Напомню, что Сергей Лесков не в форме монолога выступает. Вы можете в любой момент подключиться, задать свой вопрос или прокомментировать то, что сказал Сергей. 8-800-222-00-14. Итак, космос.

Оксана Галькевич: Да, космос. Ничего личного, только бизнес.

Сергей Лесков: Космос для нашей страны является, может быть, одной из самых важных областей деятельности. Это такая давняя древняя мечта русского человека. Было такое даже философское течение – русские космисты. Об этом можно долго говорить. Я не знаю. Может быть, космос не так близок рациональным американцам, но все-таки и они сделали, конечно, очень много для покорения космического пространства. Однако надо сказать, что этот американский рационализм привел к пониманию того, о чем и некоторые наши эксперты говорят. Дальнейшее пребывание человека на земной орбите исчерпало себя. И, конечно, здесь самые большие достижения принадлежат СССР и России, нашей стране.

Первые орбитальные станции у нас назывались "Салют". Помните, например, "Салют-7", эпопея, где эту станцию спасали Владимир Джанибеков и Виктор Савиных. Замечательный фильм недавно вышел на экраны и пользовался большим успехом.

Президент Рейган как-то объявил, что американцы тоже хотят орбитальную станцию построить. Но сама Америка, несмотря на всю свою мощь, один этот проект не выдержала, и в 1990-х годах пригласила Россию участвовать в создании общей станции. Она по-разному называлась - "Фридом", "Альфа", но потом стала называться "МКС". И Россия, конечно, передала не только Америке, но и международному сообществу (там еще Европейское космическое агентство, Канада, Япония, США, Россия) свой бесценный опыт в орбитальных полетах. Надо, видимо, напомнить, что только российские космонавты летали год и 1.5 года. Ни у кого такого опыта нету. И самый технический опыт, и системы жизнеобеспечения, на самом деле СССР и Россия была, есть и остается лидером космонавтики по многим позициям.

Но космонавтика дошла до какого-то идеологического тупика. Кажется, все уже сделано на орбите.

Константин Чуриков: Сергей, извините, Россия остается лидером в космосе даже тогда, когда запускают спутники ракетой, которая думают, что взлетает с Байконура, хотя она взлетает с космодрома Восточный?

Сергей Лесков: На самом деле, конечно, у нас произошло, наверное, резкое падение технических компетенций, о чем вы сейчас говорите. Но аварии в большем процентном соотношении случаются в американской космонавтике. Просто это проходит мимо нашего сознания. Тот случай, о котором вы говорите, если это правда…

Константин Чуриков: Это одна из версий, да.

Сергей Лесков: Государственная комиссия этого не сказала. Если это так, это вопиющая ошибка. А сколько падает… Сейчас главный прорыв американцев состоит в том, что в космос пришли частные компании во главе с Илоном Маском. Они создают частные корабли. И частные корабли уже даже летают к той же самой МКС без человека.

Оксана Галькевич: Но мы ведь судим по информационному шуму зачастую. Почему их неудачи остаются за пределами нашего внимания?

Сергей Лесков: Давайте спросим сами себя. Но просто статистика космических аварий говорит о том, что Россия и США идут нога в ногу по государственным авариям, если можно так сказать. А насколько часто падают частные корабли – тут уже вообще просто речи нету. Если куда и двигаться России, то в привлечении именно частных инвесторов в космонавтику, как и в авиацию. Это тоже естественный шаг.

Константин Чуриков: При том наличии государства в бизнесе они могут быть именно частными, или это все равно будут какие-то госкомпании?

Сергей Лесков: Как угодно. И госкомпании тоже есть с акционерным капиталом. Но дело в том, что наши олигархи не проявляют интереса и к науке, и к космонавтике в частности. Обратите внимание, сколько было космических туристов. Практически все они были американцы. Они были миллионерами. Некоторые даже миллиардерами были. Ни один из российских миллионеров (а в списке Forbesих 400) в космос не поднялся. Что, они так боятся, что ли? Не думаю. Просто не интересно.

Константин Чуриков: Извините, что забегаю вперед. Не далее, как вчера на форуме вице-премьер Аркадий Дворкович заявил: "Я не думаю, что у нас есть олигархи. Это была концепция 1990-х. Сейчас у нас есть хорошие, работящие, социально ответственные бизнесмены, которые заботятся о стране и зарабатывают деньги, занимаясь…".

Сергей Лесков: Хорошо. Я видел эту цитату. Это игра в слова. Россия – игра слов и терминов. Замечательно. Пусть они не олигархи, пусть они ответственные бизнесмены.

Оксана Галькевич: Но все равно олигархи.

Сергей Лесков: Тем более непонятно, почему столь ответственные бизнесмены остались на траве у дома, как в известной песне. А американские ответственные бизнесмены смотрят на звезды, хотя исторически, в общем-то, это было более свойственно русскому человеку.

Но, так или иначе, и мировая космонавтика находится в некоем идейном кризисе. Дело в том, что физиологические возможности человека не позволяют ему отправиться в дальний космос. Слетать на Марс, будем прямо говорить, хотя Трамп и выдвигает эти программы, полет на Марс – это самоубийство. Из-за просто космического излучения. Поверьте мне. Летать вокруг Земли – уже все налетали.

Можно отправлять туда автоматы. Если вы только что говорили о цифровой экономике, на самом деле роботизированные космические аппараты – это тоже цифровая экономика. И американцы создали несколько автоматических станций, в том числе и телескопов, там, знаменитый "Хаббл", который куда-то совершенно в звездные дали улетали. Это большой прорыв. У России, к сожалению, в этой цифровой космонавтике таких достижений нету. Хотя тоже не надо посыпать голову пеплом. На многих американских межпланетных аппаратах, в том числе и на Марсе, и на Луне стояли российские приборы принципиального, стратегического значения: разные нейтринные детекторы, без которых американцы бы не получили этих сведений. Россия по-прежнему остается по каким-то позициям на 1 месте, по каким-то позициям – на 2.

А что мы будем делать, когда американцы уйдут из проекта МКС? Они сейчас тратят на это по 3-4 млрд долларов. Но Трамп считает, что достаточно. Полетим-ка лучше на Марс. Но, я думаю, эти слова Трампа… Кстати, многие американские президенты это уже говорили, начиная с одного из Бушей. Но эта мечта не осуществима. Надо подумать. Я думаю, что мы зря потопили советскую, российскую станцию "Мир", поверив в сотрудничество с американцами. Очень была хорошая станция. Надо думать над национальной российской программой. Ее, конечно, нету.

И помним те времена, когда у Королева что ни полет, то был прорыв? Но тогда мы начинали с нуля, и было огромное поле деятельности. Вы знаете, мы говорим, что русские всегда интересовались космонавтикой. Мне на глаза недавно попался роман Александра Богданова, это один из первых ленинских сподвижников. Если вы помните знаменитую фотографию "Ленин играет на Капри в шахматы", все знают эту фотографию, он играет там в шахматы с Богдановым. Богданов написал роман о том, как на Землю прилетели инопланетяне с Марса. Они думали, что им лучше колонизовать – Землю или Марс? И никак не могли понять, какая планета лучше. Они прилетели на Землю, схватили в рабочем районе Красная Пресня человека, у которого было имя Лэнни. Понятно, кого Богданов имел в виду. И улетели с ним в межпланетное пространство. И этот могучий человек, Лэнни, доказывал им, что не надо колонизовать Землю, потому что там войны начнутся, а лучше все-таки с Венерой расправиться.

Кстати говоря, Богданов, если мы говорим о науке, умер в 1928 году, став директором Института переливания крови. Сейчас таких ученых нету. Он сделал неудачный опыт на себе. Тоже из ленинской гвардии.

Константин Чуриков: Себя принес в жертву науке.

Сергей Лесков: Да, себя принес в жертву. Такой роман был, где действовал Ленин-космонавт. Хотя Ленину это очень не понравилось. И он Богданову сказал: "Лучше бы ты, брат мой, написал роман, как капиталисты присвоили все земные богатства, эксплуатируют рабочий класс – пользе было бы лучше". И теперь мы плавно переходим к проблеме капитализма, к всемирному экономическому Давосу, где собрался весь звездопад мировых капиталистов.

Константин Чуриков: Из наших звезд кто?

Сергей Лесков: Из наших звезд я не знаю, но там несколько наших министров. Российскую делегацию возглавляет вице-премьер Дворкович. Там министр связи, министр энергетики, министр экономики, который тоже выступил с докладом о некоторых технологических инициативах России. Но, в общем-то, конечно, Россия в этом году далеко не солирует, а солировать там будет… В прошлом году там был, кстати, Си Цзиньпин. И он там выступил с нашумевшим докладом. В этом году там должен быть Трамп. Завтра его доклад. Я не знаю, успеем ли мы до завтрашнего дня услышать эти речи. Но вот некоторые его формулировки известны: "Национальная безопасность Америки – это в первую очередь экономическая безопасность Америки. Поэтому я и приехал на экономический форум, и вы все должны, мои младшие партнеры, инвестировать в Америку, потому что вам тоже будет лучше. Что хорошо для Америки, то хорошо для всего мира". Это известная позиция американских политиков. Насколько это правда, можно, конечно, спросить в Ираке, например, в Афганистане, в некоторых других странах. Можно было бы спросить, например, в практически исчезнувшей стране под названием Ливия, насколько хорошо там поучаствовали американцы. Да и во Вьетнаме, например Но, в общем-то, эта формула до сих пор неопровержима.

Будет ли он говорить о России? Нет. И вот по какой причине. И о Китае тоже не будет. Все-таки это форум европейский в основном. И там американских бизнесменов не так много. А европейские бизнесмены с большой осторожностью и даже негативно восприняли потенциальный новый пакет антироссийских санкций. Зачем ему дразнить гусей? Поэтому он об этом не будет говорить, хотя буквально днями опубликована новая доктрина национальной безопасности США, где прямо сказано, что главную угрозу США представляет уже не ИГИЛ, что было у Обамы, а именно Китай и Россия, потому что "Китай использует хищническую экономику, запугивает соседей на фоне милитаризации", а "Россия нарушает границы и накладывает вето на решения своих соседей".

Константин Чуриков: Сергей, вы утверждаете, что Трамп не будет говорить на Давосском форуме о России. Но вы мыслите логически. А он все-таки человек такой экзальтированный, непредсказуемый. Он может все, что угодно, сказать.

Сергей Лесков: Да, может выкинуть коленце.

Константин Чуриков: Мы вчера уже другого эксперта спрашивали об этом в этой же студии. Я хотел вас спросить по поводу заявления главы ВТБ Костина, которое он сделал нескольким зарубежным СМИ. Он сказал о том, что предполагаемые санкции могут не просто сильно навредить отношениям, но и… Мысль его была такова, что из-за этого (уж не знаю, как мы должны понимать его) может разгореться какая-то война в Европе. Там прозвучали слова "война" и "разгореться".

Сергей Лесков: Костин, конечно, уважаемый банкир, но все-таки мне кажется, что сейчас Трамп хочет, открещиваясь от своих пророссийских настроений, которые ему приписывают… Он даже сказал, что готов в суде выступить. Он старается минимизировать обострение отношений с Россией, не хочет их полностью разрушать. Достаточно много вопросов, по которым Россия и США должны найти общий язык. Это и та же самая Корея, это кризис на Ближнем Востоке, который, кстати, усугубляет Трамп некоторыми своими решениями.

Мне кажется, что он не хочет обрушить уже достаточно хрупкое здание наших отношений. Мне буквально сегодня попались на глаза опросы самого большого в мире социологического агентства под названием "Гэллап". Они там расспрашивали американцев, что их интересует. Больше всего их интересует работа правительства, во главе которого стоит Трамп – 25%. Дальше идет иммиграция, межрасовые отношения, здравоохранение, единство нации, экономика. А международные отношения интересуют только 4% американцев. Я думаю, они все живут в Вашингтоне и составляют именно ту часть политической элиты, которая травит несчастного Дональда Трампа.

Оксана Галькевич: Сергей, раз уж вы начали отвечать на вопросы, примем звонок от телезрителя. Дожидается своей очереди Игорь из Брянска. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Я простой человек. Вижу действия по делам. США успокоится, когда Россия станет Московским княжеством, грубо говоря. Все остальное (например, Дальний Восток) поделят, разделят. Как в Югославии сделали. Неужели наша политическая и финансовая элита не замечает этого, не понимает, или из-за того, что их дети и жены живут в США, не предпринимает никаких действий для целостности страны? Надо действия делать. Как вы считаете?

Сергей Лесков: Я отвечу нашему дорогому зрителю. На самом деле в системе ценностей США Россия далеко не доминирующее положение занимает. Чисто эгоцентрически и психологически нам кажется, что мы находимся в центре интересов США. Вы знаете, у кого-то из баснописцев есть такая басня о зайце, который во время боевых действий считал, что вся атака направлена против него, когда танки друг друга сокрушают. Давайте не будем уподобляться этому зайцу.

Дело в том, что Америке менее всего была бы выгодна дестабилизация на том уровне, о котором вы говорите. Россия обладает сравнимым, а даже, может быть, и превосходящим в чем-то Америку ядерным потенциалом. И разрушение равновеликой в ядерном отношении страны Америке невыгодно.

Кстати говоря, в 1990-е годы именно США, сознавая это, помогло кредитами и российской космонавтике (то есть ракетно-ядерной отрасли), и российской атомной отрасли. Были тогда заключены соглашения, которые помогли нам пережить эти, как говорится, "лихие 1990-е годы". Кстати, в том числе и по МКС, и по станции "Мир", куда летали американские астронавты. Или, например, сделка ВОУ-НОУ, которая спасла нашу атомную отрасль. Нет, я категорически не согласен с этой точкой зрения. И при всем обилии расхождений на международной политике, конечно, США не хочет разрушить Россию. Это было бы для США самоубийственно. Вы понимаете, а куда уйдет… У нас 1700 ядерных зарядов.

Константин Чуриков: А они еще на Марс не перебрались все-таки.

Сергей Лесков: Куда денется 1700 ядерных зарядов, если Россия съежится до пределов Московского царства? К кому они попадут? В руки условного Пакистана, условной Северной Кореи? Вы что, думаете, что американцы сумасшедшие? Нет, уверяю вас, нет.

Оксана Галькевич: Хаос, но управляемый.

Сергей Лесков: Кто-то еще звонит?

Константин Чуриков: У нас много вопросов. Давайте вы сейчас представите уже третью тему. А дальше будем в хаотичном порядке.

Сергей Лесков: Поговорим на третью тему. Каждый день идет какой-то отстрел поодиночке наших спортсменов. И, в общем, попадают под эти псевдоолимпийские санкции спортсмены, которые никогда не были замечены ни в чем – ни в каких-то поцарапанных пробирках, у них совершенно чистая допинговая история. Абсолютно. Просто такое впечатление,  что выкашивают тех, кто мог бы в Южной Корее завоевать золотую медаль. Прежде всего, конечно, этот Виктор Ан, сам этнический кореец.

Например, лишен права выступить на Олимпиаде Третьяков, который выступает в скелетоне. У него вообще пробирка чистая. Никогда не было никаких нареканий. Почему? Никаких объяснений нету. И таких примеров очень и очень много. На фоне всего этого, конечно, вызывает недоумение молчаливая позиция наших спортивных чиновников. Их можно поименно назвать. Я думаю, что они молчат, потому что им дали уже билеты в эту Корею. Они хотят поехать. Там еще командировочные получили, наверное, хорошие.

И идет отстрел поодиночке. Мне вспоминаются, конечно, эти слова. Помните, был такой протестантский пастор Мартин Нимеллер, который во время Второй мировой войны был посажен в лагерь Дахау. Он был пацифист. И Гитлер сказал про него: "Этот поп должен сидеть в концлагере, пока не посинеет". Он, кстати, потом получил Ленинскую премию мира. И ему принадлежат знаменитые, часто цитируемые слова. Я все-таки их повторю: "Когда пришли за коммунистами, я молчал, потому что я не коммунист. Когда пришли за социал-демократами, я промолчал, потому что я не социал-демократ. Когда пришли за профсоюзными лидерами, я тоже безмолвствовал – я не был членом профсоюза. Когда пришли за евреями, я молчал, потому что я не еврей. А когда пришли за мной, никто уже не мог выступить в мою защиту".

Оксана Галькевич: Молчали все остальные.

Сергей Лесков: Да, все молчали. Уже никого не осталось. Вот эта история с тем, что мы терпим и утираемся, думая, что эти самые олимпийские чиновники остановятся, напоминают эти слова Нимеллера. Уверяю вас, я совершенно уверен, что когда эта обглоданная российская команда окажется в Корее, то они еще и там будут издеваться над кем-то из спортсменов.

Оксана Галькевич: Мы не знаем, как.

Сергей Лесков: Фантазии по части садизма могут быть безбрежными. Еще там будут наши болельщики.

Оксана Галькевич: А что надо было делать?

Сергей Лесков: Я уже говорил неоднократно. Моя позиция состоит в том, что не надо ехать на Олимпиаду. Назовите это как угодно. Пусть это будет не бойкот, если мы так опасаемся этого слова. И, в общем-то, я еще раз повторю свою позицию. Спорт занимает непомерно значимое место в системе наших ценностей. Он почему-то превосходит по значимости образование, здравоохранение, социальные программы, науку.

Оксана Галькевич: Финансирование спорта сокращается. В этом году оно еще меньше, чем в прошлом, а в прошлом меньше, чем в позапрошлом.

Сергей Лесков: Мы должны гордиться чем-то другим. Когда у нас победитель всемирной олимпиады по физике не получает ничего, а какие-то спортивные чемпионы получают все, мне кажется это предельной несправедливостью. Спорт должен знать свое место. Это всего лишь тень каких-то других достижений. А он у нас превыше всего. И поэтому запреты МОК надо было использовать, на мой взгляд, как повод для того, чтобы сделать паузу и пересмотреть систему ценностей.

Это не означает, что я считаю, что спортсмены недостойны. Но несправедливости здесь очень много. Вы помните историю дисквалификации Алины Кабаевой, которая пала жертвой фактически бедственного положения нашей фармацевтики. Это то, о чем я говорю. Была бы у нас фармацевтика и наука нормальная – Алину Кабаеву бы не дисквалифицировали. Я напомню, это было в начале 2000-х годов, когда российская команда по гимнастике (там же девочки должны быть тоненькие) официально купили диуретики, чтобы похудеть.

Оксана Галькевич: Мочегонное.

Сергей Лесков: Все нормально было. Сохранились чеки. Но оказалось, что российский производитель этого диуретика заменил какую-то дорогую иностранную компоненту каким-то дешевым средством, которое запрещено было. Но они об этом ничего не знали. И потом, когда их проверили, оказалось, что Ирину Чащину и Алину Кабаеву дисквалифицировали на длительный срок. Они принесли все – чеки, письмо из Минздрава о том, что 40% российских лекарств поддельные. Так оно и есть. Но начинать надо было с того, чтобы не было поддельных лекарств. А тут спортсмены стали жертвой. Они и сейчас становятся жертвой и чиновников, и нашей неумелости, и слабости нашей экономики.

Оксана Галькевич: Сергей, для этого надо пойти на обострение. Для этого надо как-то… Не идут на обострение.

Сергей Лесков: Да. Утираемся и ждем. Вспомним, что говорил Пастор, лауреат Ленинской премии мира: "Не надо молчать. Будет хуже". Мы даже еще не знаем, какие сюрпризы нас ждут в этой самой Южной Корее.

Оксана Галькевич: Подождите. Вы действительно думаете, что утираемся и ждем?

Сергей Лесков: Да. Потому что мы боимся каких-то новых неприятностей. А еще прямо скажем – у нас же есть некоторое безволие чиновников. А они ждут, что скажет Путин. А Путин еще 7 декабря сказал: "Сами решайте". И это мудрая позиция. Пусть спортсмены решают.

Константин Чуриков: Сергей, проходила информация ряда СМИ. Вчера нам иносказательно на пальцах это объяснял главный редактор газеты "Советский спорт" Николай Яременко, что действительно ходит такой государственный человек, он не стал называть его имя, по разным федерациям и в добровольно-принудительном порядке как-то объясняет, что лучше бы спортсмены сами отказались от участия, и всем будет хорошо.

Оксана Галькевич: Это единственно возможная форма бойкота. То есть как страна мы бойкотировать не можем…

Сергей Лесков: А как могут ехать биатлонисты, где не осталось даже команды на эстафету? Как могут ехать фигуристы, если одного партнера сняли, а другой может ехать? Хоккейную команду женскую ополовинили. У нас не так много девушек, которые в хоккей играют. Кого взять-то? Можно взять в хоккейную команду тех фигуристок, которые остались без партнера, и их засунуть в хоккейную команду.

Оксана Галькевич: Слушайте, мужскую и женскую. Мы раскатаем всех, я уверена. Порвем канадцев и вообще всех, друзья. Без Овечкина, без кого угодно.

Константин Чуриков: И драк не будет.

Сергей Лесков: Конечно, юмор, смех – последнее спасение в этой ситуации.

Константин Чуриков: Вы же не любите очевидных. Вы любите сложные вопросы. Вот вам тяжелое задание дает Сергей из Забайкалья: "Сергей, что нужно что-то одно поменять в корне, чтобы улучшилось положение в России?".

Сергей Лесков: Климат. Россия – первая в мировой истории попытка построения северной цивилизации.

Константин Чуриков: В Демократической республике Конго тоже прекрасный климат, и в Руанде тоже.

Сергей Лесков: Там чересчур прекрасный климат.

Оксана Галькевич: Подождите, но это не последняя попытка построить. И те, которые после нас, они ничего себе строят.

Сергей Лесков: Что будет после нас, неизвестно. Но транзакционные издержки на преодоление климатических сложностей очень тяжело даются.

Оксана Галькевич: Вы знаете, Сергей, если вы любите проводить каникулы в теплых краях, это еще не означает, что 99% нашего населения думают так же.

Сергей Лесков: Почему же? Я в Забайкалье, например, был.

Оксана Галькевич: А, вы там многих наших встречаете?

Сергей Лесков: Да, чудесный край.

Оксана Галькевич: Воронежская область вас спрашивает: "Дума намерена сожительство уравнять в правах с семейным браком. Что вы думаете об этом?". Вот ответьте нам не как любитель женщин, не как ловелас, не как дамский угодник, а как семьянин со стажем. Что вы думаете об этой инициативе наших законодателей?

Сергей Лесков: Какая была странная преамбула, которая предваряла этот вопрос. В юридической практике некоторых развитых европейских государств такая норма присутствует. Однако, если уж вы меня зачислили в стан сомнительных ловеласов, я должен…

Оксана Галькевич: Нет, подождите! Я сказала – как семьянин.

Сергей Лесков: Ну, начали-то вы с другого. Я должен сказать, что принятие такого закона даст большое поле для фантазии разным брачным аферистам. А как быть с теми, кто не расторг законный брак (а таких много), а живет в гражданском сожительстве с другим партнером? Это непродуманное какое-то предложение. Дьявол тут, конечно, в деталях.

Константин Чуриков: И даже было в предложении "не менее 5 лет", а по идее можно через каждые 4 года и 5 месяцев…

Оксана Галькевич: Ой, как оживились! Оживились!

Константин Чуриков: А потом снова встречаться. Опять конфеты, букеты.

Оксана Галькевич: А вы оба женаты. Вам не надо уже.

Сергей Лесков: А ребенок снижает этот срок до двух лет. Таким образом, один ребенок приравнивается к 3 годам, что кажется мне несколько циничным счетом.

Константин Чуриков: Тогда из Воронежской области нас спрашивают по первой теме: "Какой космос? На кой он нужен? На Земле многие пенсионеры и многие работающие в нищете". Что скажете?

Сергей Лесков: Я миллион раз отвечал на эту тему. Друзья мои, американская программа по высадке на Луну (это известные цифры) оценивается в 20 млрд долларов. И она дала 20-кратную окупаемость за счет внедрения новых технологий. Например, тот же тефлон, из которого сейчас делают все сковородки на свете, это же космический материал. Шариковые авторучки тоже к нам пришли из космоса. Тут не надо так считать.

Давайте, если становиться на эту точку зрения, то мы должны закрыть и Большой театр. Если маленькая зарплата и пенсия…

Константин Чуриков: Раз уж космические корабли не бороздят Большой театр…

Сергей Лесков: Так нельзя считать. Фундаментальные какие-то научные прорывы потом окупаются многократно.

Оксана Галькевич: Сергей, а вот Забайкальский край, опять же, из области наших отношений спрашивает: "Почему мы рассорились со всеми странами? Зачем?". О том, насколько грамотно мы строим отношения с остальным миром.

Сергей Лесков: На этот вопрос не ответишь за 1 минуту. Во-первых, не со всеми странами мы рассорились. Это сильное преувеличение. А рассорились, по моему убеждению, прежде всего с Америкой по той самой причине, что с середины 2000-х годов Россия стала отстаивать свои национальные интересы, что не понравилось политической и экономической элите проамериканского толка. Если бы мы продолжали так же уступать Америке и стали бы большой, условно говоря, Латвией (только не обижайся, Латвия, хорошая страна), то, конечно, не было бы никакого обострения.

Оксана Галькевич: Подождите. А другие европейские страны тоже…

Сергей Лесков: Они практически все лишены голоса, припав к сосцам богатого покровителя.

Константин Чуриков: И последний вопрос. Саратовская область: "Вопрос Лескову – как там в Давосе с орешкинским экономическим чудом?". Видимо, зритель имеет в виду, как с высокой трибуны Давоса…

Сергей Лесков: Завтра поговорим на эту тему. Мы завтра будем подводить итоги. Заседания в Давосе продолжаются. Но если вы говорите об Орешкине, там же сказано, что ключевая цифра – темпы роста мирового ВВП 4%, а Орешкин обещает через несколько лет достичь 3 с небольшим процентов. То есть это никак не чудо.

Оксана Галькевич: А почему завтра? Потому что завтра, уважаемые друзья, в это же время, в 19:30, Сергей Лесков будет подводить итоги уже недели. Сергей, пожалуйста, не оставляйте нас больше. Без вас эфирный день за три. Очень тяжело. Ждем вас в 19:30 в прямом эфире "Отражения".

Константин Чуриков: Это был обозреватель Сергей Лесков. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты