Темы дня: послание президента и отставка правительства

Темы дня: послание президента и отставка правительства | Программы | ОТР

Подробное обсуждение с политологом и экономистом

2020-01-15T18:39:00+03:00
Темы дня: послание президента и отставка правительства
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Никита Масленников
ведущий эксперт Центра политических технологий
Павел Салин
директор Центра политических исследований Финансового университета при Правительстве РФ

Александр Денисов: Возвращаемся к главным темам дня, отставке правительства в полном составе, ну и посланию президента. Еще в 13 часов кабинет министров, его главы были в первых рядах в Манеже, слушали речь Владимира Путина, уже в 16 часов выяснилось, что собрались они в последний раз в этом статусе, теперь приобрели приставку «ио», исполняющие обязанности до назначения нового кабинета министров.

Анастасия Сорокина: Дмитрию Медведеву Владимир Путин предложил занять пост заместителя председателя Совета безопасности. Впрочем, премьер туда сейчас и так входит, он член Совета безопасности наряду с Валентиной Матвиенко, Сергеем Нарышкиным, Николаем Патрушевым и другими.

Владимир Путин: Считаю возможным и сделаю это в ближайшее время, введу должность заместителя председателя Совета безопасности. Председателем Совета безопасности, как известно, является президент. Ну, если потребуется внести изменения в действующий закон, нормативную базу, то готов буду это сделать. В ближайшее время я буду просить депутатов также поддержать, надо просто, чтобы юристы дали соответствующие оценки. Еще раз всем вам большое спасибо, мы увидимся в самое ближайшее время. Благодарю вас за работу.

Дмитрий Медведев: Спасибо.

Александр Денисов: И сегодня Владимир Путин внес на рассмотрение в Госдуму кандидатуру на пост премьера – это руководитель Федеральной налоговой службы России Михаил Мишустин. Вот Михаил Владимирович уже сегодня приехал в Госдуму, там состоялась у него встреча, Совет Думы, по-моему, так называется. Пока нет информации, о чем там говорили, что обсуждали.

Мы с вами обсудим отставку правительства и сегодняшнее послание вместе с нашими уважаемыми экспертами. В студии у нас Никита Иванович Масленников, ведущий эксперт Центра политических технологий, – Никита Иванович, добрый вечер.

Никита Масленников: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Денисов: А также Павел Борисович Салин, директор Центра политических исследований Финансового университета, – Павел, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Павел Салин: Здравствуйте.

Александр Денисов: Да, вот мы сегодня начинали, что ожидаемая отставка, не ожидаемая, вот так получилось: вышли из дома в одной стране, вернемся вечером в другую. Серьезные ли изменения произошли за обеденный перерыв, скажем так?

Павел Салин: Ну, страна пока та же самая. Отставка правительства ожидалась, неожиданное время, потому что ясно, что транзит политической системы запущен, в рамках этого транзита необходимо было господина Медведева перемещать на другую позицию. Но что это произойдет на старте политического сезона и вообще произойдет в 2020 году, это не совсем ожидалось, хотя членам правительства, когда с ними договаривались в 2018 году, в мае им говорили, что это у них срок полномочий максимум 3 года в отличие от...

Александр Денисов: С ними договаривались?

Павел Салин: Ну не договаривались, скажем, обрисовывали условия их назначения на должность, ну их же не силком туда загоняли, предлагали. Говорили, что максимум на 3 года, но 3 года – это май 2021-го, а сейчас вот досрочно прошел, фактически 1,5 года с небольшим. Это в отличие от 2012 года, когда всем гарантировали, что правительство просуществует все 6 лет. Поэтому срок... Сама отставка ожидаемая, срок, который выбран, дата не совсем ожидаемая.

Анастасия Сорокина: А было ожидаемо, что это произойдет сегодня, вот именно когда будет зачитано послание Федеральному Собранию? Как, на вас не произвело это впечатления?

Никита Масленников: Вы знаете, я бы сказал так, что... Вот я соглашусь с Павлом, что объем критических всяких разных выводов по поводу действий, деятельности правительства в прошлом году уже начал пересекать вот эту вот черту невозврата, что-то должно было произойти. Но что это именно сегодня, конечно, это неожиданно, это такой традиционный, классический сюрприз президента, он у нас мастер на такие...

Александр Денисов: Ну как традиционный? Борис Николаевич любил, традиционно это у него было, а тут отставками нас не балуют особо, Никита Иванович.

Никита Масленников: Ну вы вспомните Владимира Владимировича, что было с отставкой, господи, у нас премьеров-то... Ну вот все предыдущие...

Александр Денисов: Премьеров было немного: Касьянов, Христенко, Фрадков, Зубков.

Никита Масленников: Все предыдущие премьеры: Касьянов, Фрадков, Зубков, каждое назначение было определенным сюрпризом таким, неожиданностью. Фрадкова тоже не ожидали, Зубкова тем более не ожидали. Поэтому сейчас много разговоров по поводу того, что это еще очередной технический премьер. Посмотрим, потому что мне кажется, что здесь есть разные варианты и разные точки зрения, которые надо бы суммировать.

Первая заключается в том, что, конечно же, Михаил Мишустин – это один из самых эффективных, высокотехнологичных менеджеров в составе нынешнего правительства. Ну давайте посмотрим. ВВП страны за последние 5 лет вырос чуть-чуть больше, чем на 3%, а вот налоговые поступления на 36% с лишним, это уже как бы... Если вернуться к тексту послания, основная, главная, важнейшая задача правительства и Центрального банка – обеспечить существенный рост реально располагаемых доходов на основе макроэкономической стабильности, на этом фундаменте, на фундаменте бюджетной устойчивости. Кто ее обеспечивает? Налоговики в том числе, процентов так на 75, всех доходных поступлений бюджета, вот это первое.

Второе. Пять лет тому назад и сегодня налоговая служба – это две большие разницы. У каждого из нас личный кабинет и все такое прочее. Есть система фискального, налогового мониторинга, а это другие отношения бизнеса и налоговиков. И если все идет так, как планирует правительство, как оно планировало еще в середине прошлого года, то у нас к 2022 году компании, которые заключают вот эти вот соглашения с налоговой службой по предварительному согласованию всех сделок и урегулирования спорных вопросов, вот объем производства их будет составлять примерно половину валового внутреннего продукта, и это все заслуги этого человека в том числе.

Ну и, кроме того, сегодня очень важно, ведь Владимир Путин говорил о чем? Запрос на перемены. Один из запросов: ребят, давайте менять качество государственного управления, настраивать его на цифровую реальность. А давайте посмотрим, в правительстве реально кто настроил хоть на что-то как-то? Вот этот настроил, вот у него знания на кончиках пальцев. Хватит ли его, чтобы не стать при этих всех умениях техническим премьером? Не знаю, жизнь богаче наших всех замыслов и помыслов.

Но тем не менее я думаю, что это, в общем, с одной стороны неожиданное назначение и по срокам, и как бы по всему событийному ряду, по фону этому новостному, а с другой стороны, в общем, оно какое-то очень логичное, потому что вот такого типа человек должен сейчас приходить на первые позиции. А дальше уж как, давай рули.

Александр Денисов: Но одно дело успешный администратор, администрирование хорошее, это же все примеры администрирования, налоги собрать, все это выстроить, а другое дело экономический рост, так сказать, газу поддать. А вот с этим-то?

Анастасия Сорокина: Приятный ли сюрприз будет в виде такого человека на должности премьера?

Павел Салин: Ну, это не сюрприз, я соглашусь здесь с коллегой. Назначение не по фамилии, а по типу вполне ожидаемое, это действительно технический или технократический премьер. Другое дело, что у нас...

Никита Масленников: Я бы сказал технологический.

Павел Салин: Ну технократический, технический. За последние 20 лет...

Александр Денисов: Мы не очень понимаем вот эти тонкости, технический и технократический...

Павел Салин: ...у нас было два чисто технократических премьера (или технических) – это господин Фрадков и господин Зубков, только один был 4 года, ну почти 4 года, другой почти 4 месяца.

Анастасия Сорокина: Месяца.

Павел Салин: Вопрос, сколько здесь отмеряно, скорее вариант Фрадкова. И человек действительно на своем месте, и в нынешней системе власти, которая будет меняться, сегодня только запущен даже не первый этап, а очень-очень предварительный этап изменения системы власти в России, и уж тем более в будущей системе премьер-министр не должен самостоятельной политической фигурой, какой стал бы господин Кудрин в новых условиях. Поэтому здесь абсолютно на своем месте, и он будет...

Он правильно понимает суть цифровизации, цифровизация экономики – это не расширение степеней свободы потребителя, это расширение степеней свободы государства, для того чтобы по максимуму эффективно учесть податное население и получать с этого населения максимальный доход, уж чем господин Мишустин очень успешно занимался на посту главы ФНС. Он совершенно правильно понимает свое место на любой должности. Если у него есть своя точка зрения, он держит ее при себе, это отличающее качество технократа любого, на губернаторском посту, в правительстве, еще где-то, здесь он тоже 100%-но этому профилю соответствует.

Плюс президент доверяет финансово-экономическому блоку правительства, тех, кого в широком смысле слова называют командой Кудрина. Наверное, уже бывший первый вице-премьер господин Силуанов, и господин Мишустин – это в широком смысле представители команды Кудрина, экономисты, финансисты, технократы, работой именно их, этого блока президент доволен. Поэтому фамилию эту вряд ли кто-то мог ожидать, кроме тех, кто был посвящен в процедуру выработки принятия решения, а сам типаж, сам психотип очень-очень подходит, очень выглядит логично.

Анастасия Сорокина: Мы сегодня обсуждали уже вот эти изменения. По сути вот сейчас как надо на эти изменения реагировать такие неожиданные? Для большинства людей действительно это оказалось таким сюрпризом: мы вроде бы готовились услышать послание, а тут вдруг еще и отставка правительства. Вот какое-то в этом должно быть напряжение, ожидать каких-то неприятностей? Или, я не знаю, нужно как-то понимать, что это действительно процессы, которые только начинаются, запускаются, это первые шаги изменений?

Никита Масленников: Я понял. Я когда ехал...

Александр Денисов: Вон, уже евро и доллар отреагировали.

Анастасия Сорокина: Уже все отреагировали, да.

Павел Салин: Да нет, они уже обратно опустились.

Александр Денисов: Обратно уже, да?

Никита Масленников: Это совершенно нормально, господи, сегодня так, завтра эдак. Тут все с долларом и с евро будет спокойно в ближайшее время.

Александр Денисов: Да у нас их нет, мы не волнуемся.

Никита Масленников: Да.

Как отреагировали? Вот когда я ехал на передачу, я посмотрел, зашел, уже первые опросы социологические – более 50% одобряют отставку правительства.

Теперь что касается вот администрирования. Вы знаете, администрирование – это очень важная вещь сегодня, как раз администрирования не хватало правительству в прошлые годы. Вот давайте вернемся к этому сгущению критическому, которое было в последние буквально недели года. Заседание Совета по стратегическому развитию и национальным проектам, выступает Владимир Владимирович Путин и примерно рассказывает такой краткий конспект того, что сегодня он расцветил другими своими предложениями. Выступает Кудрин, глава Счетной палаты, и сообщает между делом такую очень интересную вещь: вот есть национальные проекты, в которых существуют, боюсь ошибиться на пару позиций, меня извинят все, условно говоря, 558 целевых параметров, по которым надо оценивать исполнение национальных проектов. Замечательно.

Смотрим планы министерств и ведомств, по каким параметрам они оцениваются. И вот пересечения между параметрами оценки национальных проектов и параметрами оценки правительства, вот здесь 558, а здесь 59. Вот эта разница – это как раз колоссальный дефицит администрирования грамотного, вот и все. Поэтому я считаю, что вот если удастся ему переломить вот эту ситуацию хотя бы по национальному проектированию, тогда да, тогда, может быть, и не быть техническим премьером, а не удастся, ну что же... Вот карты, расклад ясен, давай работай. Это вот один из моментов.

Понимаете, второй очень важный, почему я думаю, что еще есть масса вопросов и к финансово-экономическому блоку в целом. Исполнение нацпроектов за 9 месяцев 52%, а по итогам года 88%. Какой блестящий показатель! А вот эти вот 30% с лишним – они как, эффективность мы оценили? Куда это все пошло? Каким образом? Вот это тоже вопрос на первый взгляд администрирования, а это на самом деле равномерность нашей экономической жизни, равномерность доходов, равномерность социальной поддержки, равномерность вообще жизни людей, семей, о чем сегодня говорил Путин в первой части послания и достаточно убедительно. Вот на самом деле если...

Знаете, может быть, я немножко отвлекусь, но очень чуть-чуть и очень по теме. Вот обычно говорят, что новые слова в послании, вот что вас поразило. Меня поразило только одно: я в послании сегодня услышал два слова, которые ну никак не относятся ни к государственному управлению, ни к технологиям, ни к чему. Я услышал два раза слово «любовь» от президента.

Александр Денисов: Эта «любовь» была еще в предыдущем послании.

Никита Масленников: Было, было, а сегодня он вернулся к этому.

Александр Денисов: Да-да, было, и еще раз про людей.

Никита Масленников: И еще раз сказал, понимаете?

Александр Денисов: Еще раз о любви, да.

Анастасия Сорокина: Материнский капитал.

Никита Масленников: А ведь на самом деле потом мы, может быть, через какие-то несколько месяцев или лет начнем понимать, что как раз 15 января 2020 года мы вдруг поняли, что экономика – это не только цифры, а экономика – это прежде всего про семью, про жизнь, про любовь, в конце концов. Вот это вот меня как-то зацепило.

Анастасия Сорокина: Давайте узнаем, что зацепило зрителя нашего. Из Петербурга Юрий на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер. По поводу отставки правительства в принципе никакого шока у меня не вызвало, это, как я подозреваю, нормальная техническая процедура, значит, которая приводит, так сказать, к определенным изменениям. Единственное, что изменения, с моей точки зрения, пессимистические, конечно, к сожалению.

Я предпенсионного возраста, ранний пенсионер будущий, мне 53 года. Значит, я не вижу никаких больших перспектив. Нацпроекты – это хорошая вещь, я их полностью одобряю, но они сыграют на будущем поколении, то есть на поколении, например, моего сына, моих, возможно, внуков. Но как человек, так сказать, в данном случае я просто технический специалист, хотя имею два высших образования, и мои реальные доходы в цифрах не выросли, но расходы возросли существенно, я житель Санкт-Петербурга.

Значит, статистика тоже интересная вещь, 4% инфляции, декларируемые госпожой Набиуллиной, как-то очень верится с трудом, с трудом, даже хотя бы просто по транспортным расходам, наверное, как-то социальная сфера некоторых слоев населения, которые ниже среднего или среднего, она просто не коснулась.

И поэтому отставка правительства забавна, но она не коснется нас никак, вот и все. Вопрос единственный, что будет дальше. Не любовь, так сказать, любовь нас не интересует, мы сами знаем о любви.

Александр Денисов: А почему не интересует?

Зритель: Поймите, я люблю свою жену, мне хорошо.

Александр Денисов: Ну видите, тоже интересуетесь любовью. Спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Зритель: Конечно-конечно. Извините, если за резкость.

Александр Денисов: Да нет, очень приятно было пообщаться, да.

Анастасия Сорокина: Да, спасибо.

Александр Денисов: Ну что, давайте к посланию, расскажем о ключевых фрагментах. Послание президента принесло много новостей, изменений ждут в социальной сфере, значительно обновлен, можно так сказать, утяжелен пакет льгот, субсидий на детей, на многодетные семьи, на материнский капитал, вот будут выплачивать уже на первого ребенка, на второго на 150 тысяч рублей больше. Он будет, вот сейчас покажем на графике, какие предусмотрены меры, вот продлевается программа по материнскому капиталу. Ну и, подытоживая, президент дал и такую некую форму развития страны, неуязвимую по контурам и подвижную внутри, давайте послушаем.

Владимир Путин: При дальнейшем государственном строительстве перед нами стоят, казалось бы, прямо противоположные задачи. Служат ориентиром ценности, которые могут на первый взгляд представляться несовместимыми. Что имею в виду? Мы должны создать систему прочную, недавнюю, неуязвимую и по внешнему контору абсолютно стабильную, безусловно, гарантирующую России независимость и суверенитет. И в то же время систему внутри себя живую, гибкую, легко и своевременно, главное, меняющуюся в связи с тем, что происходит в мире, вокруг нас, а главное, в связи с развитием самого российского общества. Систему, обеспечивающую в том числе сменяемость тех, кто находится у власти или занимает высокое положение в других сферах. Такое обновление – неотъемлемое условие для прогрессивной эволюции общества и пусть не безошибочного, но стабильного развития, когда незыблемым остается главное – интересы России.

Анастасия Сорокина: Послание президента эксперты уже называют и запросом на перемены, и амбициозным реализмом.

Александр Денисов: Глава Счетной палаты Алексей Кудрин вообще назвал это послание «самым дорогим», это цитата, на его памяти. Обновленные льготы и субсидии потребуют примерно 500 миллиардов рублей ежегодно, вот он посчитал. Как и в прошлых посланиях, президент наметил для правительства планку экономического роста выше среднемировых. Как достичь? Это стимулирование инвестиций, реформа надзорной деятельности, изменение Уголовного кодекса. Также самая важная возможность рисковать для основателей стартапов.

Владимир Путин: На основе лучших мировых стандартов следует настроить механизмы государственной поддержки, инструменты прямого и венчурного финансирования. У технологического предпринимателя должно быть право на риск, чтобы неудачная реализация идеи автоматически не означала нецелевое использование средств с последующим возможным уголовным преследованием. Словом, нужно создать такие правовые, финансовые условия, чтобы как можно больше стартапов, новаторских команд могли стать сильными, успешными, инновационными компаниями.

Александр Денисов: Ну вот рискнуть уже давно было пора. Про экономический рост вы почему-то и не говорите упорно, так избегаете, что невозможно, я так очевидно, даже и не всплывает у вас.

Никита Масленников: Почему? Можем, почему, просто вопросов как-то не было. Ну давайте сначала, сколько стоит, 500 миллиардов – это как бы расчет по этому году.

Александр Денисов: Субсидии и льготы, да.

Никита Масленников: Это все, это стоимость всего пакета, связанного с ответом на демографический вызов. Минэкономразвития у нас уже посчитало, что это 0,3 процентного пункта прироста в этом году за счет вот этих мер. Здесь возникает одна маленькая поправка, потому что у нас демография сегодня из потенциального нашего роста вычитает как минимум 0,2 процентного пункта и плюс еще. Поэтому вот это, то, что сегодня президент произнес, и то, что будет реализовано, это потребует где-то порядка 500 миллиардов в этом году, только в этом году – это как бы компенсация вот этого выпадения. На самом деле это еще не прирост, это просто компенсация того, что было бы, если бы мы этого не делали, это важно.

Дальше цена вопроса будет каждый год увеличиваться, причем гораздо серьезнее. Вот по некоторым, так сказать, подсчетам моих коллег это примерно дополнительно 1 триллион в год. Возникает вопрос, за счет чего, если сегодня, смотрите, у нас ситуация достаточно любопытная. В 2000–2008-х гг. темпы роста 6,9% средние, 2008–2018-е гг. средние темпы роста ВВП в России 0,8%. Это значит, что экономическая модель себя выработала, экономическую структуру надо менять, о чем и говорил сегодня президент в своем послании четко. Поэтому он даже очень аккуратно воздержался, скажем, от постановки вопроса, что нам нужно догнать мир по темпам роста, это примерно где-то 3,4%, в текущем году, в 2021-м да, а вот в текущем давайте пока будем...

Так вот чтобы все это вот, чтобы отвечать за свои обязательства, в том числе которые сегодня принял на себя, нам нужны темпы роста как минимум 2,5%, лучше 3%. Вот при той структуре экономики и при той организации деловой среды, при тех отношениях государства и бизнеса, которые сложились на сегодняшний день, здесь и сейчас, это крайне-крайне затруднительно. Вот поэтому рост возможен, если мы действительно перезапустим всю систему регулирования экономики, сократим долю государства хотя бы на 10% в ВВП, начнем заниматься действительно стимулированием инвестиций, и в конце концов...

Ведь президент абсолютно прав с точки зрения стартапов, венчурного финансирования, и так далее. Вы знаете, что у нас на самом деле инновации внедряют 10% промышленных предприятий, остальные живут по старинке, абы как. Вот это вот очень интересная проблема, да? Поэтому, собственно говоря, вот ответ понятен: чтобы мы жили и увеличивали свое население, в конце концов... А у нас, между прочим, демографический прогноз средний довольно нехороший: если сегодня 147, грубо говоря, миллионов, то к 2035 году 143, это если мы будем вот так вот вести себя, как сейчас. Чтобы перелом был, значит, надо еще прибавлять, для этого нужен экономический рост от 3% и выше.

Вот, собственно, задача этого года – создать вот эту систему, которая запускает деловую среду и мотор инвестиционного роста у компаний, у частного капитала российского. Это другие отношения государства и бизнеса, это открытость бизнесу, это в конце концов участие каждого человека в своем собственном профессиональном, карьерном росте и так далее. Это, понимаете, на мой взгляд, совершенно невозможно такие темпы роста обеспечить без того, чтобы не менять вот этот вот баланс власти между ветвями ее. Вот конституционные поправки могут каким-то образом начать разогревать вот эту систему постоянного диалога, потому что экономическая политика – это ведь диалог ежедневный по поводу того, как балансировать интересы всех. Вот этого мы категорически не умели последние годы делать, а оставшиеся навыки стремительно теряли.

Вот сегодня самое время остановиться, оглянуться, потому что то, что нужно выполнять эти самые обязательства, которые сегодня принял на себя господин президент, честь и хвала ему за это, но для этого, чтобы быть гарантированно, чтобы уверенно их выполнять до конца десятилетия, нам нужно не просто потратить в этом году 500 миллиардов, а в следующем 1 триллион рублей, нам нужно обеспечивать действительно уверенные, устойчивые темпы роста.

А тут два слагаемых. Если у вас, так сказать, сокращение населения естественное, либо это у вас инвестиции, которые дают рост производительности труда, все вместе это дает, естественно, реальные доходы, реальные заработные платы. А у нас на сегодняшний день с начала века очень нехорошая тенденция, темпы... Мы говорим, что мы, в общем-то, нищаем, у нас огромное количество бедных – темпы роста заработной платы в 2,5 раза превышают темпы роста производительности труда, вот вам и диагноз экономике. Вот в этой модели мы этих темпов роста не обеспечим, значит, надо вот в течение ближайших 1,5–2 лет переходить действительно на новые экономические рельсы. Все, доклад окончен.

Александр Денисов: У кабинета министров реальные рычаги для экономического роста есть или?

Павел Салин: Нет, у кабинета министров нет таких рычагов, потому что решение о тех системных изменениях, про которые говорил коллега, принимает не кабинет министров, это скорее президент и Совет безопасности, такой парадокс создается. Вроде бы органы, которые в Конституции не прописаны, я имею в виду Совет безопасности, но он с 2014 года принимает ключевые решения, в том числе и в экономической сфере. Именно поэтому вот сегодняшнее анонсированное пока еще только назначение Дмитрия Медведева заместителем главы Совета безопасности можно рассматривать исключительно как повышение несмотря на его отставку...

Александр Денисов: Повышение?

Анастасия Сорокина: Повышение?

Павел Салин: Конечно, это повышение, несмотря на отставку с поста главы премьера. Я думаю, что, скорее всего, потом к этой должности прибавится еще какая-то достаточно значимая...

Анастасия Сорокина: Вы имеете в виду, что он станет президентом?

Павел Салин: Возможно, не исключаю такой вариант.

Александр Денисов: Но это если мы прибавим, Настя, мы же должны проголосовать.

Павел Салин: Да, и кто-то еще должен это все посчитать.

Но это действительно повышение или ну как минимум не понижение. А действительно, коллега правильно сказал, необходимы изменения системные, и президент сказал сегодня в начале выступления, что необходимы изменения, правда, не сказал, что системные. А то, что анонсировано в выступлении, вот в начале и в конце, конкретные меры были продекларированы только в начале, в социальном блоке, и в конце – это изменения точечные. Про системные вещи говорилось в середине, но там звучали не конкретные меры, а всего лишь декларации, что нужно бизнес заканчивать кошмарить... Там просто все, что в середине, из года в год повторяется...

Анастасия Сорокина: Смягчение налогов...

Павел Салин: Да, это все из года в год.

Александр Денисов: Инвестиции и прочее.

Павел Салин: Из года в год это повторяется.

И самое главное, вы говорили про экономический рост, мне кажется, вопрос-то нужно по-другому ставить с точки зрения политической ситуации: как этот экономический рост, если он будет, на себе почувствует рядовой россиянин? Потому что задача и социального блока в сегодняшнем послании, и в том числе отставки правительства, задачи, которые ставила перед собой власть, – это создать эффект новизны опять же для среднестатистического россиянина. И очень хорошо, вот очень кстати пришелся звонок телезрителя перед этим самым блоком, когда в принципе по расчетам власти среднестатистический россиянин должен сказать: «Ну теперь-то жизнь наладится, уж с этими мерами и с этим новым правительством...»

Александр Денисов: То есть он может и не почувствовать?

Павел Салин: Телезритель говорит, что ничего особо для него не изменится. И вот если помните, Александр, год назад почти в этой студии вы мне задали вопрос, тоже это была передача про послание президента, только, наверное, в марте, вы сказали... Там тоже был такой же социальный блок в начале, только менее дорогостоящий.

Александр Денисов: Да-да-да.

Павел Салин: И вы спросили меня, как отреагирует население. Я честно сказал, что не знаю, нужно смотреть на социологию. Что социология продемонстрировала за последний год? Рейтинги власти не выросли, они перестали падать, как в 2018 году во время пенсионной реформы, но они и не выросли, это вот такой неявный ответ населения. Наверное, то же самое произойдет и по итогам этого послания и этого блока, который был сегодня обнародован. Единственное, что в марте прошлого года это все и закончилось тем, что было обнародовано в марте, ну и в принципе все закончилось, а то, что сегодня прозвучало и по «социалке» особенно, даже не по «социалке», а вот особенно из внесения изменений в Конституцию, – это всего лишь даже не первый, а нулевой этап.

Дальше последуют другие, более серьезные изменения и структурные, и на персональном уровне, потому что под вопросом остается, что будет с силовым блоком, кто там будет персонально что возглавлять, под вопросом остается статус Совета безопасности и его персональное наполнение, под вопросом остается роль Госсовета, просто его включат так в Конституцию до кучи, или его будут наполнять какими-то реальными полномочиями. У нас все только начинается, этот год будет очень интересным, самое главное, чтобы помимо интересных моментов происходили еще и полезные для населения моменты.

Александр Денисов: Да, а то меня смутили эти слова, что рост-то будет, а мы можем и не почувствовать.

Анастасия Сорокина: Не заметить.

Александр Денисов: Никита Иванович, такое может быть?

Никита Масленников: Ну, строго говоря, с формальной точки зрения экономика росла весь 2019 год.

Анастасия Сорокина: Опять Фонд благосостояния будем увеличивать?

Никита Масленников: И мы совершенно не почувствовали, потому что это, знаете, таким вот воробьиным...

Александр Денисов: Так как, около нуля же какие-то... ?

Никита Масленников: Ну нет, ну не около нуля...

Павел Салин: Один и три.

Никита Масленников: Там будет где-то около 1,5%, сейчас все будет... Понимаете, это вот не тот рост, который мы можем почувствовать на себе, а это на самом деле потенциальный рост, который выше очень сложно его загнать при данной структуре экономики. Вот, собственно говоря, вот так вот. Поэтому действительно вот этот вот разлом 2019–2020-х гг. какой-то, знаете, очень такой важный, потому что вот как будто бы ощущение такое: ну приехали, все.

Александр Денисов: Разлом? Нам как бы не свалиться туда, в этот разлом.

Анастасия Сорокина: Саш... Извините...

Никита Масленников: Вот приехали, дальше надо как-то либо тогда сдаваться, что ли, хотя это не в нашем национальном характере, либо все-таки мобилизовываться и делать то, что до́лжно. Даже вот те замечательные слова, которые там из года в год повторяются в посланиях, но все-таки это должно как-то, так сказать, реализовываться, уже должно реализовываться. Потому что, скажем, да, мы говорили в начале о национальных проектах – ну хорошо, ребята, все замечательно, но мы их будем делать или как, или будем о них рассказывать? Потому что на самом деле экономический рост...

Понимаете, вот почему я опять-таки возвращаюсь? Экономика – это не только цифры, экономический рост сам по себе... Всегда можно отчитаться, всегда можно сказать: «Да вы не понимаете, вот вам не хватило, но вы еще немножко когда-нибудь...» На самом деле ведь когда человек ощущает свою сопричастность вот к этому росту, не только в заработной плате, в реальных доходах, а в том, что он, в конце концов реальный его интерес каким-то образом учтен, когда с ним начинают вести постоянный диалог, когда с ним разговаривают. Его совершенно не спросили, хочет он этого самого пенсионного возраста или не хочет, даже не объяснили ему. Хорошо, пенсионный возраст повысили, а тебе дадут...

Александр Денисов: По-моему, объяснили.

Никита Масленников: А тебе дадут возможность повышать свою квалификацию? Тебе дадут систему непрерывного образования взрослых? Его об этом не спросили, а он хотел бы этого. Понимаете, сегодня у нас гарантированный пенсионный продукт – хорошо, замечательно, да мы все готовы, только объясните нам, что это такое и почему это конкурентоспособнее и выгоднее, чем все остальные финансовые опции, которые предлагаются на рынке.

Александр Денисов: Ну ЦБ вроде разъясняет, что будет на что жить потом.

Никита Масленников: Вот когда прекратится вот это «вроде», а когда начнется всерьез и по-взрослому, ежедневно... Потому что государство, если оно хочет экономического роста, оно в первую очередь должно думать не о том, как реализовывать национальный проект по производительности труда, а как вразумительно, ясно, четко и честно говорить со своими собственными гражданами о своих же собственных намерениях. Вот когда вот это будет, тогда мы и начнем сами чувствовать вот этот самый, то, что на профессиональном жаргоне экономисты называют социализацией экономического роста.

А на самом деле президент Путин абсолютно прав, да не чувствуют люди, что бы вы там ни говорили у себя в кабинетах на Кремлевской набережной или на Краснопресненской, ну не чувствуют они, не понимают, что это такое, что это за национальные проекты, какие там реальные доходы, куда они растут. Вот нам только что телезритель позвонил.

Александр Денисов: Еще позвонил, давайте поговорим.

Никита Масленников: И еще позвонил.

Анастасия Сорокина: Выслушаем из Чувашии...

Никита Масленников: И вы абсолютно правы, потому что вот это, понимаете, вот этот вот разрыв между тем, а вот слушают они или не слушают.

Александр Денисов: Давайте послушаем, да.

Анастасия Сорокина: Николай из Чувашии, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Алло?

Александр Денисов: Да, Николай.

Анастасия Сорокина: Да, мы вас слушаем.

Зритель: Вы слушаете, но мне что-то ведущие не отвечают. Алло, добрый вечер.

Александр Денисов: Отвечаем вам, слышим вас прекрасно.

Зритель: Ага, добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, уважаемые ведущие, добрый вечер, уважаемые гости. Я пенсионер, меня зовут Николай, работающий, электронщик, работаю на одном из предприятий, в общем-то, если вас это интересует, оборудование с часовым программным управлением. Но это не столько, будем говорить, от меня, по мне, но вот отставку правительства словно как бы вот я сам, я ее предвидел. Особенно когда, как мы его называем, главный бухгалтер страны Кудрин, значит, преподнес цифру, по-моему, 1,15 триллиона денег не израсходовано (если я не прав, то поправьте). Конечно, любой задумается.

Никита Масленников: Совершенно правильно, 1,15.

Зритель: Как же так, куда и как? И на это не хватает, и на то.

И вот вы знаете, я хочу поделиться вот чем. На мой взгляд, президент исправил ошибку, которую в свое время допустили, – это ликвидировали такой орган, как налоговая полиция, это дало толчок в государстве коррупции. И вот сегодняшними действиями он исправляет свою ошибку, он ставит именно на должность налоговика, причем успешного, который хорошо сработал и по цифровой экономике, и, я извиняюсь, он привел, как она, единая кадастровая система, по-моему, есть вот сейчас, и так далее...

Никита Масленников: Создавал он, да, совершенно верно.

Зритель: То есть вы забиваете по коду любой объект, все понятно и так далее. Я думаю, не совсем здесь будет технический премьер, а будет, я думаю, эффективный премьер, потому что он знает, как, где, куда ушло и сколько должно возвратиться.

Павел Салин: Технический – это и есть эффективный.

Зритель: А вот я думаю, что последние годы... То и дело, помните, что с космодромом, то тут, то там, одни хищения, все это как бы проходит. Я уж не говорю о здравоохранении, я примеры приводить не буду, сколько хищений при закупке оборудования особенно. Я не человек, но имею информацию, в общем-то, из источников, из телевидения, из Интернета, вы прекрасно понимаете, о чем я говорю.

Александр Денисов: Спасибо вам большое, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Николай.

Александр Денисов: Ожидания, вот видите, позитивные у людей от нового правительства.

Никита Масленников: Знаете, так это хорошо. У нас всегда новый год начинается с позитивных ожиданий. Вы знаете, я даже больше вам скажу, вот я недавно прочитал исследование «Ромир», есть такой у нас исследовательский холдинг, который раз в год замеряет, как меняется градус оптимизма. Вот вы не поверите, в 2020 году впервые за 4 года у нас сдвинулось в плюс, мы начали прибавлять.

Анастасия Сорокина: За 15 дней?

Никита Масленников: Нет, вот... Ну ощущение... Мне трудно сказать, 15 не 15...

Александр Денисов: А что? Тоже срок.

Никита Масленников: Ну вот смотрите, 23% людей, опрошенных считали в начале 2019-го, что 2019-й будет лучше, чем 2018-й, а вот 2020-й лучше 2019-го считают уже 25%, и это перелом тенденции впервые за 4 года. А до этого мы все время «скользили» вниз. Правда, если брать международную шкалу, мировую, мы, конечно, гораздо более пессимистичны, потому что в целом в мире вот этих оптимистов 37%, но там тоже вот этот вот индекс оптимизма немножко становится все более таким худеньким, снижается, но пока еще в плюсе, а мы только-только, чуть-чуть, так сказать, прибавили. Поэтому...

Понимаете, есть какой-то запрос на перемены и запрос на оптимизм. Мне кажется так: когда у человека, у людей четко возникает, у наших с вами телезрителей возникает четкий запрос на перемены, что надоело, вот хотим вот, ждем перемен, помните, как в «Ассе» было, «перемен мы ждем, перемен»? Ну по-разному можно высказывать, но тем не менее запрос есть, кто-то его артикулирует так жизнерадостно, как я, кто-то, так сказать, более сдержан. Но вот когда это есть, тогда и прибавляется чуть-чуть оптимизма, потому что хочется, в общем-то, верить.

И мы видим, еще Мишустин себя ничем не проявил вот сейчас в новой должности, но бэкграунд есть, есть как бы тыл у него, и, в общем, люди интересуются: а у него же получилось, вот у него получилось там, почему не может получиться здесь? Поэтому какое-то элементарное доверие возникает, вот это очень важно, это капитал главный, который бесценен, с одной стороны, с другой стороны, его так легко промотать, понимаете? Поэтому мы в таком вот удивительном сейчас положении, когда вроде хочется верить в то, что что-то получится, и в то же время внутренний голос говорит: «А, ребята, поосторожнее, сколько раз мы так вот натыкались».

Александр Денисов: Павел, вот вы обычно так скептически, сдержанно, но сегодня так, мне кажется, тоже позитивно, еще даже пророчите нам еще изменения.

Павел Салин: Нет, ну, во-первых, не все изменения идут во благо, а во-вторых, не скептически, а скорее настороженно, потому что ясно, что те изменения, которые были продекларированы сегодня, – это всего лишь начало, это всего лишь проба сил. Реальная кадровая перестановка только одна, это господин Медведев на пост...

Александр Денисов: Он однозначно, да.

Павел Салин: Да, однозначно. Реальное более-менее решение по изменению Конституции – это, наверное, чуть-чуть повышение роли парламента, все остальное то, что уже было явочным порядком, приоритет национального законодательства над международным господин Зорькин 3 года назад провозгласил...

Александр Денисов: По факту так и было.

Павел Салин: По факту так и было. Запрет бюрократам иметь интересы за рубежом...

Никита Масленников: ...тоже по факту было.

Павел Салин: ...тоже было.

Александр Денисов: Сколько уже народу повылетало из-за этих.

Павел Салин: Да. Внесение в Конституцию соотношения прожиточного минимума и прочее – ну, если честно, зачем в Конституцию выносить? Достаточно на уровне законодательства все это соблюдать, самое главное, чтобы регионы это соблюдали.

Александр Денисов: Мы, кстати, гадали, что это дает, приравнивать МРОТ к прожиточному минимуму.

Павел Салин: МРОТ? Ну что дает? Нет, дает это в принципе... Умеренно должно дать позитивный эффект, это должны единственное выполнять регионы, а есть ли у них на это деньги, и где это будет закреплено, в федеральном законодательстве, что в Конституции, все равно за нарушение любого закона ответственность. Поэтому то, что сегодня продекларировано, вроде бы много изменений, а по сути одно-два и обчелся. Поэтому нужно смотреть, что будет происходить дальше, и, честно говоря, еще складывается впечатление, что на внешнеполитических фронтах что-то будет происходить на постсоветском пространстве, это во-первых, и что-то будет происходить с силовым блоком, это во-вторых, и вот здесь вот любопытно.

Поэтому это не оптимизм, это скорее настороженность, потому что я, если честно, ожидал, слава богу, что власть не повторила эту ошибку, что сегодня вот эта вот история с НДФЛ будет озвучена, что наиболее бедные слои, который 1–2 прожиточных минимума, они от НДФЛ освобождаются, а остальные, пожалуйста, 16%. Но это, извините, пенсионная реформа №2 получилась бы. Слава богу, что этого не произошло, это уже внушает оптимизм. Но вот что будет происходить дальше в этом году, большой вопрос.

Анастасия Сорокина: Есть вопросы еще и у зрителей. Давайте выслушаем Татьяну, Московская область. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я бы хотела узнать такое мнение экспертов. Оказывается, как раз сейчас говорилось о международном праве. Вот меня интересует та часть послания президента, где он сказал о внесении изменений в Конституцию в части верховенства российского законодательства над международным правом. Как считают эксперты, не повлияет ли, если эти изменения будут все-таки внесены, не повлияют ли они на исполнение решений судов, в частности Европейского суда по правам человека, я уже не говорю о решениях международных судов. Спасибо большое.

Павел Салин: Да, это...

Александр Денисов: Спасибо. А мы, кстати, их сейчас исполняем или нет?

Павел Салин: Там очень... Исполняем, платим исправно.

Никита Масленников: Исполняем.

Павел Салин: Там, знаете, есть очень любопытный юридический аспект: президент сказал, что Конституцию менять не нужно, новую принимать не нужно, а вообще-то вот эта норма, которая была продекларирована о верховенстве российского национального законодательства, она затрагивает статью 15 Конституции, а это раздел 1-й Конституции, который можно менять только через принятие новой Конституции. И каким образом будет разрешаться эта юридическая коллизия, неясно. Там все то, что остальное было продекларировано, это вот, как президент сегодня сказал, прописал, механизм указал, Госдума федеральным конституционным законом без проблем, это да.

Александр Денисов: Что Госдума может, да.

Павел Салин: Все остальное, что он продекларировал, да, а вот для этого нужно принимать новую Конституцию.

Александр Денисов: Для верховенства именно?

Павел Салин: Для верховенства, чтобы статью 15 отменить, изменить как-то и прочее. Как из этого будут юридически выходить, я не знаю, либо дополнять статью о Конституционном суде, которая где-то там в конце Конституции находится, ее тоже федеральным конституционным законом можно выполнять, будет тогда у нас коллизия между одной статьей Конституции и другой.

И насчет выполнения решений международных инстанций тоже большой вопрос. Россия действительно их исправно выполняет, платит по всем счетам, это вызывает очень серьезное раздражение, не озлобление, потому что по сути это не меняет, суммы не очень большие в рамках российского бюджета, но определенное раздражение в силовой среде это выполняет. Поэтому явочным порядком, явочным порядком именно это может повлиять на выполнение решений европейских судов.

Другое дело, что это затрагивает незначительную часть населения, сколько у нас... У нас сколько людей судится в российских судах из-за бюрократии и прочего, а уж сколько людей в европейских судах... Это действительно единицы, потому что, что бы ни говорили о Европе, о Западе, там судебной бюрократии гораздо больше. Вот там недавно по третьему, по-моему, иску Ходорковского вынесли решение, 12 лет рассматривалось.

Александр Денисов: А вот это мы, по-моему, не исполняем, кстати, по «ЮКОС».

Павел Салин: Это не... Нет, по «ЮКОС» сложно, там пересмотр.

Александр Денисов: Невзлин в интервью говорил, что там нет.

Павел Салин: Там не по... Там выполняем по выплатам, но не выполняем по содержательным моментам, там сложная ситуация, но 12 лет рассматривалось в Европейском суде. Сколько у нас так людей судится? Речь идет об интересах десятков, максимум, может быть, нескольких тысяч человек в рамках России, не уверен, что это затронет бо́льшую часть россиян.

Александр Денисов: Выходим уже к финалу. Никита Иванович, вот меня ваша фраза удивила про разлом 2019-го и 2020-х гг. Вы серьезно говорите, что мы все-таки некий разлом переживаем сейчас?

Никита Масленников: Знаете, я думаю, что да, потому что, вы знаете, это некая такая ментальная консолидация, что ли, потому что мы поняли, что 1,5 года с мая 2018 года, в общем-то, мало нам дали реальных результатов. Вот это разгонялись-разгонялись, что-то подкручивали-подкручивали, как-то создавали, в общем, какой-то агрегат слепили, а он не едет. Вот в конце 2019-го и в начале 2020-го стало совершенно ясно, что он вот в такой конфигурации ехать не способен. Значит, либо мы создаем новый, либо мы начинаем что-то в нем менять. Причем понятно, в принципе понятно, что надо с ним делать, чтобы он поехал, но просто надо решиться на это. Вот мне кажется, что сегодня в послании... Вот я согласен с Павлом абсолютно, это только начало, и причем начало, которым мы можем сами обмануться. Мы хотим верить, что это начало, и как это еще все сложится, непонятно...

Павел Салин: Точно не конец по крайней мере.

Никита Масленников: ...как рассудит матушка-история. Но тем не менее то, что вот этот вот момент наступил...

Потому что если ничего дальше не делать так, как до́лжно делать, как уже задумано, как, в общем-то, в принципе понятно, то мы никаких темпов роста, для того чтобы обеспечить вот те обязательства, которые сегодня принял президент, не получим. Вот, собственно, в этом смысл моей фразы о некоем таком разломе. Вот либо, либо, вот момент истины, хотите, назовем это моментом истины. Я тоже рискую очень сильно обмануться в своей оценке, но оставьте за мной такое право.

Александр Денисов: Спасибо большое, Никита Иванович, за интересный разговор. Ну что, будем переживать разлом, надеемся, что хорошо у нас будет все.

В студии сегодня у нас был Павел Борисович Салин, директор Центра политических исследований Финансового университета, – Павел Борисович, спасибо большое. И Никита Иванович Масленников, ведущий эксперт Центра политических технологий, специалист по разломам. Спасибо вам всем большое за интересный разговор, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Виктор Смирницкий
Наша налоговая служба под руководством Мишустина в последние несколько лет добилась существенных результатов благодаря использованию технологий обработки больших массивов данных. Теперь появилась возможность широкого использования различных налоговых инструментов, включая отмену налогов с граждан получающих доходы на уровне прожиточного минимума и введения полноценной дифференцированной шкалы налогообложения.