Если начнутся массовые инфаркты у безработных, то это будет ничуть не лучше пандемии коронавируса

Если начнутся массовые инфаркты у безработных, то это будет ничуть не лучше пандемии коронавируса | Программы | ОТР

Темы дня с Сергеем Лесковым

2020-03-30T19:02:00+03:00
Если начнутся массовые инфаркты у безработных, то это будет ничуть не лучше пандемии коронавируса
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Константин Чуриков: Ну а сейчас дистанционно, по Skype к нам присоединяется обозреватель ОТР Сергей Лесков, он сидит дома в самоизоляции. Но, конечно, от новостей Сергея изолировать невозможно, «Темы дня». Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Добрый вечер, добрый вечер.

Константин Чуриков: Как дома?

Оксана Галькевич: Как вы там без нас дома-то?

Сергей Лесков: Я дико скучаю, потому что на самом деле человек же социальное животное и пребывание в коллективе необходимо для душевного равновесия.

Константин Чуриков: Какие темы привлекают вас как социального человека?

Оксана Галькевич: Создание, существо.

Сергей Лесков: Тема, которая меня привлекает, привлекает через боль, через какой-то катарсис, потому что, в общем-то, нет другой темы, кроме коронавируса. Он каждый день мутирует и предлагает какие-то новые варианты повестки дня. Вот с сегодняшнего дня мой родной город Москва перешел на новый режим, который предложил мэр Собянин. По сведениям из достоверных источников, были большие такие обсуждения, некоторые противоречия с федеральной властью.

Так вот мэр Собянин что ввел? Предельное ужесточение передвижения по столице. Можно сходить в аптеку, в ближайший магазин, для тех, кто работает, можно съездить на работу, а с собачкой гулять в 100 метрах вокруг своего дома. Собственно, мы в наших передачах, если вы помните, неоднократно говорили, что все существовавшие до сегодняшнего дня меры без ограничения передвижения, без так называемого локдауна, как на Западе во многих странах принято, они не дадут результата. Вот у нас появился такой же локдаун, как в Италии, Испании, Франции, Германии.

Тут же, конечно, посыпалась критика. Мне-то кажется, что это нормально, единомыслие – самая опасная болезнь, еще хуже, чем всякий китайский коронавирус. Пусть люди спорят и высказывают какие-то мнения, может быть, даже где-то там противоречивые. Но любопытно, что и некоторые депутаты высказали какие-то критические замечания по поводу этих мер, которые проверены как бы мировым опытом, тут нельзя не признать.

Константин Чуриков: Сергей, вот главный вопрос: мы сейчас сможем воспользоваться этим преимуществом? Потому что мы, как говорят многие вирусологи, эксперты, эпидемиологи, мы все-таки на несколько шагов оказались впереди, как говорится, бог уберег. Мы сейчас этим воспользуемся, карантинные меры в нашей стране, ну такие методы самоизоляции могут дать результат? Например, по итогам вот как раз выходных в Серебряном бору в Москве, да.

Сергей Лесков: Да. Самомнение я не могу взять такое на себя, чтобы предрекать, как будет этот проклятый коронавирус развиваться, но, Костя, я совершенно согласен с тем, что мы отстаем от Западной Европы, но не на несколько шагов, а на 2–3 недели. То есть у нас сейчас картина по коронавирусу такая же, как была 2–3 недели назад в Италии, Испании, Франции и Германии. Мы можем учесть печальный опыт. Как говорил один мудрец, значит, только глупый человек учится на своих ошибках, а умный человек учится на чужих ошибках. У нас есть возможность учиться на чужих ошибках, да, это правда. Впрочем, и там мнения, как мы знаем, не единодушны.

Кстати, вы обратили внимание на любопытный казус, который, может быть, что-то объясняет, хотя врачи пока осторожны…

Константин Чуриков: На какой из?

Сергей Лесков: Развитие коронавируса в разных странах зависит от того, проводятся ли там регулярная вакцинация от туберкулеза. Костя, вы видели эти сообщения?

Оксана Галькевич: БЦЖ, да, прививка БЦЖ, которая делается...

Сергей Лесков: Да-да-да.

Оксана Галькевич: ...в первые часы жизни?

Сергей Лесков: Да, совершенно верно. Вот нам дома тут недавно сравнительно это делали. Есть страны, где эта вакцинация от туберкулеза обязательна, а есть, где она носит рекомендательный характер. И выяснилась любопытная совершенно статистика, что там, где обязательная вакцинация давно отменена, как, например, в Италии и Испании, этот коронавирус косит всех направо и налево, а там, где она была отменена недавно (в Европе она вообще-то везде отменена), картина разная.

Вот в ГДР, где она была обязательной по советскому образцу, коронавирус значительно слабее развивается, чем в Западной Германии, где давно нет обязательной вакцинации. Костя очень любит страну под названием Португалия – в Португалии обязательная вакцинация была отменена, по-моему, год или два назад от туберкулеза, а в Испании давно, лет 20 назад. Так вот в Португалии распространенность коронавируса в 12 раз слабее, чем в Испании. И вообще по общемировой статистике в тех странах, где есть обязательная вакцинация от туберкулеза, летальность от коронавируса в 30 раз меньше, чем там, где этой вакцинации нет.

Константин Чуриков: Сергей, прозвучал звонок, давайте сейчас быстро послушаем нашу зрительницу Маргариту из Петербурга. Маргарита, здравствуйте. Ваш вопрос Сергею Лескову?

Оксана Галькевич: Вот как раз тот город, где этой прививке особое внимание уделяется. Здравствуйте, Маргарита.

Зритель: Здравствуйте. Маргарита. Вот я слушаю, я как послушная сижу на карантине...

Оксана Галькевич: Правильно.

Зритель: Работаю воспитателем я в детском саду, вот сижу, не гуляю никуда. Говорю, наше правительство, я его поддерживаю. Но почему 150 тысяч вывезли туристов? Почему их нельзя было в пустые санатории отправить, поставить полицейских? Или мы как тараканов их распустили по всем регионам, и теперь мы вылавливаем, кто сидит на карантине, кто не сидит на карантине. Надо было их в санаторий посадить...

Константин Чуриков: Изолировать там, понятно.

Зритель: И 2 недели бы они все сидели спокойно...

Константин Чуриков: По месту отдыха. Понятно, Маргарита, спасибо. Сергей, что скажете?

Сергей Лесков: Ну, есть такая точка зрения. Мне кажется, что было бы более правильно брать экспресс-тесты по возвращению сразу в аэропорту, как делается и сейчас. На самом деле, в общем-то, я не хочу сеять социальную рознь, но, в общем-то, в значительной степени коронавирус принесен в нашу страну состоятельными людьми, которые пребывали на богатых курортах, мы описывали вот эту вот картину заражения. Да, в общем-то, кто-то, может быть, увидит в этом кару господню.

Но я не думаю, что надо было их в санаторий рассовывать, это невозможно, это нарушение той самой Конституции, о важности которой мы с вами говорили всего лишь 2 недели назад. И даже, кстати, ведь те меры, которые предложил мэр Москвы, они, в общем-то, являются в некотором роде антиконституционными. Но сегодня президент России их поддержал, как известно, он выступил еще раз с таким заявлением по развитию коронавируса. Я согласен, беспокойство нашей зрительницы вполне обоснованно.

Но в принципе, если уж я коснулся темы того, что коронавирус является болезнью состоятельных слоев, я не могу не сказать еще несколько слов вот о чем. Сейчас как бы тот класс, который иногда называется креативным, он декларировал какие-то, ну скажем, новые и не слишком традиционные для нашего русского общества ценности, которые сводились к тому, что ни машина не нужна, ни квартира не нужна, семья и дети тоже пережиток прошлого. А смотрите-ка, вот коронавирус к чему приводит? Что нет ничего лучше, чем семья, что твои приятели, которые были нужны для какой-то смузи-вечеринки, они испаряются в воздухе.

Самое главное, что нужно человеку в такой критической ситуации, – это человеческая близость, это семья, это дети, это родители, возможность поддержать слабого, то есть те самые вечные человеческие ценности, которые подвергались некоторой девальвации на довольно долгом промежутке жизни. И, может быть, стоит посидеть дома в кругу по-настоящему близких людей, а не стремиться все время улететь на Мальдивы и в Марбелью, где очень часто преследуешь какие-то фальшивые, сиюминутные жизненные интересы.

Оксана Галькевич: Сергей, а этот коронавирус еще научил нас тому, что нужно уметь что-то делать руками, вспоминать какие-то, как это называется, «олдскульные» умения...

Константин Чуриков: Техники.

Оксана Галькевич: Чтение книг спасает, какие-то там, я не знаю, рукоделия, еще что-то, картошку копать, сажать, пропалывать, окучивать надо уметь, я боюсь, может летом пригодиться.

Сергей Лесков: Я вовсе не призываю к тому, чтобы мы вернулись в ценности Домостроя. Но, Оксана, если уж вы про это говорите...

Оксана Галькевич: При чем здесь Домострой? Домострой немножко про другое же.

Сергей Лесков: ...то, вы знаете, у нас традиционно кто считался героем нашего времени? Из той школьной программы, которую вы сейчас упомянули, там был Григорий Александрович Печорин, по-моему, да, «Герой нашего времени».

Константин Чуриков: Да-да.

Сергей Лесков: А сейчас-то оказывается, что герой нашего времени...

Константин Чуриков: ...домосед.

Сергей Лесков: ...Обломов, домосед. То есть впервые в русской истории реально ты можешь помочь своей стране, если ты находишься на диване и не нарушаешь заведенный порядок, это тоже как бы новый такой поворот этого сюжета.

Константин Чуриков: Сергей, но ордена за это потом никто не даст, главное, чтобы с работы домоседа завтра не выгнали.

Сергей Лесков: Это очень важная тема. На самом деле, Костя, если вы коснулись этого, я тоже не могу не сказать, потому что, по моим наблюдениям, по общению в социальных сетях (от чего я, естественно, не отказался) я вижу, что людей одолевает страх не столько перед коронавирусом, от него толстые железобетонные стены защитят, сколько страх потерять работу и лишиться трудовых доходов. Это на самом деле большая вероятность.

Я увидел статью экспертов из Высшей школы экономики, а им нельзя не доверять, о том, что в результате вот этой эпидемии произойдут пертурбации на рынке труда и около треть офисных работников лишатся работы. Под удар, я думаю, могут попасть такие самые модные, современные профессии, мы начали привыкать, что в нашем лексиконе появились такие слова, как коучи, фитнес-тренеры, мерчандайзеры, не знаю, какие-то эти непонятные ландшафтные дизайнеры, промоутеры, маркетологи. Вот все эти люди могут вынужденно переквалифицироваться в дворников, как Остап Бендер...

Константин Чуриков: ...и в курьеров.

Сергей Лесков: ...в управдомов каких-то там. Курьер? Курьер может стать вообще самой востребованной профессией на самом деле, ведь сейчас же все переходит на доставку. Да, выдадут тебе мопед, больше не будешь мечтать о Lexus, а будешь разъезжать с коробкой за спиной на мопеде. Придется, может быть, убавить аппетиты. Кстати, правительство Москвы обещало тем, кто лишится работы, 19 тысяч рублей.

Константин Чуриков: С половиной, да.

Сергей Лесков: Да, это очень важно, да. Еще мы не знаем, какие будут темпы инфляции, может быть, эта половинка сгорит где-нибудь там.

Вообще закроется, очевидно, масса ресторанов, это совершенно очевидно. Наверное, опять популярными станут такие советские столовки. Прогорят многие турфирмы, останутся только санатории в Крыму и в Сочи. В общем, жизнь, конечно, у нас изменится очень круто и к этому надо быть готовыми. Вернется ли в полной мере советский образ жизни? Ну я не думаю, это, конечно, невозможно, но впереди, в общем-то, такие суровые испытания.

Мы же говорили в начале передачи, что мы отстаем, как говорит Костя, на несколько шагов от Европы, на 2–3 недели. Из этого следует, что в России, где сейчас число заболевших подбирается к 2 тысячам, мы еще далеко не вышли на плато эпидемии. За плато эпидемии последует спад. Но у нас, если уж вы спрашиваете о моем прогнозе, пару недель будет идти рост заболевания. Кстати, какова статистика сейчас в мире, я увидел сегодня очень интересную цифру. Во-первых, на первое место по числу заболевших вышла Америка, это первая мировая война, от которой Америку не спасают мировые океаны.

Константин Чуриков: Удаленность от Старого Света.

Оксана Галькевич: Сергей, ну смотрите, ведь интересно, что Соединенные Штаты тоже, так скажем, на какое-то время отставали от Китая, от Европы. Почему они, так сказать, не учились на чужих ошибках?

Сергей Лесков: Не прививались от туберкулеза, да?

Оксана Галькевич: Ну подождите, это же не единственная причина такого стремительного распространения, невозможности взять под контроль распространение вируса.

Сергей Лесков: Очень много недоказанного, наука еще... Оксана, вы можете задавать много вопросов, они совершенно корректны, но пока наука не решила этот ребус с этим вирусом, потому мы эти вопросы...

Оксана Галькевич: Тем более что БЦЖ – это тоже предположение только пока.

Сергей Лесков: Да, я сразу сказал, предположение, но есть некоторая статистика, которая требует толкования.

Так вот Трамп вчера сказал, что если в Америке умрет меньше 200 тысяч человек, то это будет очень хорошо, он написал об этом в Twitter. Конечно, заболеваемость коронавирусом просто говорит о том, что он по-прежнему беснуется и набирает обороты. Число заболевших увеличивается на 70 тысяч в сутки, неделю назад на 30 тысяч в сутки, 2 недели назад на 9 тысяч в сутки. Сейчас в мире 700 тысяч, и, по всей видимости, к 2 апреля будет 1 миллион, а число погибших...

Константин Чуриков: Сергей, справедливости ради, так же пропорционально растет и число выздоровевших, там тоже прирост...

Сергей Лесков: Да. Нет, не так же, не пропорционально.

Константин Чуриков: Почти.

Сергей Лесков: Сейчас заболеваемость растет по экспоненте, число вылечившихся, да, растет. Я вовсе не нагнетаю напряженность, но, в общем, надо знать, что и летальность от коронавируса растет, сейчас она 4,6%, а неделю назад была 4,3%. Если вы помните, ВОЗ объявил пандемию, когда было 3,4%. То есть несмотря на все эти меры достаточно драконовые, назовем их так, во всех странах растет и летальность, и процент летальности, и общее число заболевших. Коронавирус продолжает наступление. Число вылечившихся растет в Китае, в Китае сейчас умирает от коронавируса, единичные случаи, в тысячу раз меньше людей, чем в Европе. В общем, надо быть к этому, конечно, готовыми.

Константин Чуриков: Сергей, а как долго мы с учетом особенностей нашей экономики, мы как граждане, мы как государство сможем себе позволить вот сидеть в самоизоляции? Месяц, не знаю, полтора? Сколько нам хватит?

Сергей Лесков: Это совершенно правильный вопрос. Понимаете, можно лечить заболевание так, что принесешь этими... М-м-м... Методы излечения дадут еще худший эффект, чем само заболевание. Ведь вся история человечества, конечно, говорит о том, что человек сосуществует с болезнями. Мы же не победили грипп, мы не победили туберкулез, но мы научились минимизировать эти заболевания и сосуществовать с ними. Поэтому нельзя ни в коем случае разрушать экономику вот этими слишком строгими карантинными мерами. Необходимо найти золотую середину и явиться государственную мудрость. Вы прекрасно понимаете...

Оксана Галькевич: Сергей, но с другой стороны, экономики ведь тоже сосуществуют, не мы единственные, кто остановил свою экономику, так скажем, поставил на паузу какие-то процессы. Мы не можем самозапуститься, будучи единственными в таком окружении.

Сергей Лесков: Вы правы, вы правы. И то, что я сейчас говорю, такие голоса звучат и на Западе. Президент Бразилии, наш соратник по БРИКС, тоже выражает некоторые сомнения о чрезмерности этих мер. С такой ситуацией человечество столкнулось впервые в истории, поэтому мы вынуждены учиться сейчас поневоле на своем опыте. Но согласитесь, Оксана, я солидарен с вами, но если начнется массовая эпидемия инфарктов у безработных, то это будет ничуть не лучше, чем пандемия от коронавируса.

Константин Чуриков: Или мы все свихнемся в самоизоляции.

Сергей Лесков: Да, или свихнемся от паники. В общем, тревожная ситуация, и, конечно, первое, что надо в себе, как говорят психологи, задушить, – это задушить панические настроения. Раньше мы выдавливали из себя раба, как советовал Антон Чехов (врач, кстати, умерший, впрочем, от туберкулеза), то теперь надо выдавить из себя панику. Это самое худшее, что может быть в этой кризисной ситуации.

Константин Чуриков: Сергей, ну мы попробуем и завтра в том числе с вашей помощью. Обозреватель ОТР Сергей Лесков у нас каждый день в это время. Завтра ждем вас на связи.

Оксана Галькевич: В таком новом формате. Скучаем, Сергей, но тем не менее что делать, такие времена.

Сергей Лесков: Я тоже скучаю по вам.

Константин Чуриков: Да, взаимно.

Сергей Лесков, обозреватель ОТР.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Альбина
Я смотрю ОТР систематически. Спасибо ведущим и Лескову за обьективное изложение событий.
Темы дня с Сергеем Лесковым