Сергей Лесков: Балет «Дон Кихот» тоже надо переписать, преследование Дульсинеи – это очевидный харассмент

Гости
Сергей Лесков
Обозреватель

Виталий Млечин: Сейчас «Темы дня» с Сергеем Лесковым. Сергей Лесков уже здесь. Здравствуйте, Сергей.

Сергей Лесков: Да, добрый вечер.

Ну, «день за день, нынче как вчера», президент России каждый день выступает с какими-то заявлениями, и, конечно, каждый раз мы об этом рассказываем, ибо, в общем-то, каждый раз он говорит какие-то неординарные вещи. Уже наши замечательные ведущие сказали, что был инвестиционный форум «Россия вперед!». Надо сказать, что, может быть, его стоит и переименовать, потому что инвестиций особенно нет, кризис экономический, порожденный пандемией, затягивается. Кстати, об этом сказал и Путин: восстановление на самом деле идет тяжело, он говорил об экономике. По-моему, днями премьер Мишустин предложил новые меры по поддержке экономики. Если бы экономика двигалась нормально, то и мер поддержки бы не требовалось.

Тамара Шорникова: Да, только «Россия зовет!» форум называется, но зовет, очевидно, вперед, куда же еще.

Виталий Млечин: Ха-ха.

Сергей Лесков: Ну да, ха-ха, куда же еще звать.

Ну так вот, что еще, какие еще темы затронул президент? Он сказал о Китае, впрочем, мне показалось, ничего нового. У России и у Китая, сказал президент, одинаковые принципы и подходы. Осудил санкции, которые Запад накладывает на бурно развивающуюся китайскую экономику. Вот, кстати говоря, по некоторым версиям, этот вирус родился в Китае, а наименьшие потери он принес Китаю и там опять экономический рост. Удивительная, конечно, страна, совершенно ни на что не похожая, наверное, самое древнее сейчас на Земле государственность, которая никогда не прерывалась. Ну, не в Египте же, потому что в Египте какая-то традиция государственности была прервана на длительный срок.

Кстати говоря, внешняя политика России диверсифицирована, и несмотря на то, что Путин говорит о единых принципах с Китаем, он через неделю, по-моему, едет в Индию. Индия и Китай находятся в довольно напряженных отношениях. Ну, политика и должна быть многовекторной, это мы знаем. Сказал он и о том, что необходимо подготовить новый план по борьбе с коронавирусом в свете того, что уже, по-моему, в 23 странах обнаружился этот новый штамм «омикрон».

Ну, наверное, самое главное это была украинская тема. Мы и на прошлой неделе об этом говорили, и на этой неделе продолжаем говорить. А что поделаешь, если напряженность возникает? Конечно, этот фитилек раздувают в Америке, а на Украине послушно поддерживают. Кстати говоря, мне показалось весьма симптоматичным, что президент называл Украину «эта территория», – а как, в общем-то, еще называть страну, которая не имеет собственной политики, собственной цели, которая выполняет заказ своего сюзерена и следует его воле? Это территория, с которой произрастают угрозы для безопасности России, поэтому в данном случае Украину так, в общем-то, и надо называть. Как мы говорили в понедельник, тот самый примус, который кот Бегемот починял, он расширяется все дальше и дальше.

Кстати, Путин упомянул о гиперзвуковой ракете «Циркон», проходят ее испытания, прошли испытания, по-моему, и с надводных кораблей, и с атомной подводной лодки. Параметры, параметры гиперзвуковой ракеты, конечно, поражают воображение: 9 скоростей звука, которые инженеры называют 9 махов, даже 10 махов там было на испытании... В общем, что это такое, не совсем понятно, но, в общем, это 3 километра в секунду или 10 тысяч километров в час. Опять это непонятно что такое. За 5 минут тысяча километров.

Виталий Млечин: Вот хорошо бы с такой скоростью на работу добираться по пробкам.

Сергей Лесков: Да. Ну, здесь цели все-таки другие.

Виталий Млечин: Ха-ха.

Сергей Лесков: «Циркон» можно оснастить ядерной боеголовкой, пока испытания, естественно, идут без этого. Еще раз, мне кажется, что в этом каскаде, калейдоскопе цифр ключевым является следующее: тысяча километров, пять минут. Если это запускается с кораблей, то можно посчитать, куда может подойти корабль, оснащенный «Цирконом», и поразить цель на расстоянии тысячи километров из морской акватории. В общем-то, это ответ на те угрозы, которые идут со стороны НАТО о размещении ядерного оружия в Польше и в Румынии, но это вечная тема.

Нельзя не сказать, что не промолчал и президент Белоруссии Лукашенко, который сказал, что в случае размещения в Польше он попросит Путина разместить ядерное оружие в Белоруссии, и площадки для «Тополей»... Вы знаете, что после распада СССР ядерное оружие из всех союзных республик было возвращено в Россию. Он сказал, что «а площадки-то я сохранил», можно там разместить довольно оперативно российское ядерное оружие. Ну, в общем...

Да, было еще одно заявление, что в случае конфликта, военного конфликта между Россией и Украиной Белоруссия поддержит, ну кто бы сомневался, Россию, вот. Ну, это важное заявление, он прямо об этом сказал, это не намеки, это прямые... Еще мне понравилось его выражение, конечно, он за словом в карман не лезет: он посоветовал Польше взять в руки свои куриные мозги. Учитывая напряженные отношения, хуже вообще не бывает, западных политиков к президенту Белоруссии, которого они и президентом, как известно, не считают, он может себе позволить любые эскапады.

Но давайте плавно перейдем к Украине, потому что на самом деле это самая болезненная тема. Сегодня, я напомню, 1 декабря.

Тамара Шорникова: Должен был быть переворот.

Сергей Лесков: Да. Мы все следим.

Тамара Шорникова: Ну, анонсировал президент Украины.

Сергей Лесков: Да, он анонсировал буквально 2 дня назад. Непонятно, почему он, обладая столь проверенной, четкой, неопровержимой информацией, не арестовал организаторов этого переворота. Что-то совершенно непонятное, напоминает Павла I, которого предупреждали о государственном перевороте, а он ничего не сделал, не избежал табакерки. Тут вот... Правда, 1 декабря, еще не вечер, может быть, но...

Виталий Млечин: В Москве вечер по крайней мере.

Сергей Лесков: В Москве вечер, нет, ну вечер... Там перевороты обычно на ночь глядя совершаются. Но мы все ведь купили попкорн, запаслись попкорном, но такое ощущение, что обманули, «Верните деньги!», как сказано в кинофильме «Джентльмены удачи», помните, «Кина не будет, электричество закончилось», «кина» не будет, судя по всему. Ну... А государство ли в полной мере, серьезная ли власть, где делаются такие заявления и все похоже на какое-то шоу, на «Квартал 95»? Какое-то представление. Мне кажется, что...

Тамара Шорникова: Сергей, но, может быть, это такой был умный ход...

Сергей Лесков: Умный?

Тамара Шорникова: ...сказать о том, что мы знаем, и таким образом расстроить переворот?

Сергей Лесков: А-а-а!

Виталий Млечин: Ха-ха.

Сергей Лесков: И там задрожали коленки, как у футболиста перед пробитием пенальти ответственного, и он промахнулся. Ну конечно. На самом деле не вызывает сомнений то, что в президенте Зеленском произошло разочарование олигархата, и во главе этого псевдопереворота будто бы стоит Ахметов, ну вместе с Россией, конечно, кто бы сомневался, вот. Но у него и рейтинг чрезвычайно низкий, вот, ходят вообще разговоры о том, что досидит ли он до окончания своего срока. Но это их дела.

А в общем-то, я хочу сказать следующее. Ведь история Украины сейчас окружена многими и многими мифами. Одно не вызывает сомнения, что вот эта вот романтичная Запорожская Сечь не смогла создать своего государства, да? Это было государство, которое жило набеговой экономикой, ну примерно так же жили и татаро-монголы, ну и многие другие горские народы, которые спускались из своих ущелий, брали стадо и уходили обратно в свои места зимовки. Так жили и запорожские казаки, которые грабили ладьи, проходившие через эти самые пороги днепровские. В какой-то момент исторического развития они поняли, что надо искать протекторат, стали искать защиту, и защиту они искали то у Польши, то в Крымском ханстве, но больше всего им помогла Россия, московская Русь. Что же они сами-то государство не создали?

И историческая традиция, которая состояла в том, что непонравившегося старшину они прогоняли с криками «Геть его!», или как там, надо правильно говорить, «Хеть его!», в принципе так же относятся они и к своим президентам. Каждый президент был невероятно популярен в момент своего избрания, очень быстро терял популярность, это касается и Ющенко, и Януковича, и Порошенко, и Кучмы. Со всеми из них были скандалы, везде были какие-то истории государственных переворотов, несть числа премьер-министрам, которые сидели в тюрьме и на самой Украине, и в Америке, как там Петр Лазаренко. Ну, в общем, я не знаю. Ну такое государство, если такое государство.

Виталий Млечин: Но Украина не единственное такое государство.

Сергей Лесков: Не единственное.

Виталий Млечин: В Южной Корее, например, практически все президенты тоже бывшие сидят в тюрьме.

Сергей Лесков: Да, но все-таки не надо забывать, что там очень сильная экономика, в общем... Хотя там тоже протекторат американский, там стоят американские войска, как известно.

Виталий Млечин: Да, им это совершенно не помешало развиваться.

Сергей Лесков: Это верно, да.

Виталий Млечин: Сейчас пол-Москвы ездит на корейских автомобилях и корейскими телефонами пользуется.

Сергей Лесков: А здесь же экономический упадок чистейший. Да, корейский автомобиль... Настоящий корейский Mercedes скоро появится, я думаю, и настоящий корейский BMW тоже не за горами.

Ну вот. Но так или иначе... Кстати, не надо забывать, что... Да, вот что, сегодня же Зеленский выступил в Раде с отчетом, вот. Нам, в общем-то, безразлично, что он там говорил, кроме одного: он сказал, что конфликт на Донбассе, который он обещал уладить во время своей предвыборной кампании, может быть решен только в случае прямой встречи с президентом Путиным. Мне кажется, что для Путина унизительно встречаться с Зеленским после того, что он наговорил и еще наговорит. Не будем это повторять... Кстати говоря, сразу после этого выступления Зеленский наградил званием, высшим званием Героя Украины бойца, командира взвода «Правого сектора», который воевал на Донбассе и известен тем, что утверждал, что он скармливает своему волку (у него волк домашний есть), этому волку он скармливает кости русских детей. Ну это факт, но это теперь Герой Украины с сегодняшнего дня. Можно встречаться с таким человеком? Я сомневаюсь.

При всем при том Россия остается третьим по обороту внешнеторговым партнером Украины, 7–8%. Оборот торговый уступает только Китаю и Германии для Украины. Украина у нас оборот торговый в нашем российском сальдо 1,5%, у Украины 8%. Мы им продаем, естественно, нефть, газ, металлы, древесину, продовольствие, машины. Мне это несколько странно. То есть непобедимая армия Украины, которая воюет на Донбассе с Россией, ездит на горюче-смазочных материалах русского происхождения. Мне это очень странно. Я таких войн что-то не знаю. Если брать пример с американской демократии, то американцы не стесняются окружать санкциями неугодные режимы. Если Украина воюет с Россией, а это Зеленский прямо сказал 2 дня назад, он прямо сказал, что «мы воюем с Россией уже 6 лет», – ну ради бога. А зачем мы продаем им вещи, которые помогают поддерживать этот самый непобедимый дух в украинской армии? Мне это чрезвычайно странно, вот. Ну, политика, может быть, вещь более сложная.

Ну, что тут еще можно сказать? Кстати, ведь Украина приглашена на Саммит демократии, который через несколько дней начнется...

Тамара Шорникова: ...без нас.

Сергей Лесков: ...в Нью-Йорке. Ну, без нас и без Китая, потому что это авторитарные режимы, американцы об этом прямо говорят. А зато на Украине демократический режим, поэтому Украину туда пригласили. В связи с этим у меня возникает такой вопрос, я ответа на него не знаю. Сейчас власть на Украине сформировалась в результате госпереворота, но этот госпереворот, очевидно, имеет демократическую окраску. Что надо для того, что госпереворот был признан демократическим? У меня ответ такой: его надо назвать революцией. В данном случае его назвали «революцией достоинства».

Но американцы, которые преподают всем уроки демократии, судя по этому предстоящему конгрессу, они собаку съели на организации всякого рода революций, которые в действительности являются переворотами. Просто надо запастись обширным словарным запасом, то «оранжевая революция», то «революция роз», то вот «революция достоинства» в данном случае, хотя какое достоинство, я не понимаю. Все-таки это ленинские уроки, который назвал Октябрьский переворот Великой Октябрьской революцией, вот с Ленина-то все и началось. А в принципе переворот переворотом, никакой революции нет, как были у власти олигархи, так олигархи у власти и остались. Сами по себе украинцы, которые в своей основе являются русскими, ничего хорошего от этой «революции достоинства» не приобрели.

И еще одна тема, связанная с Украиной, о ней нельзя не сказать. Свое посредничество в урегулировании этого конфликта предложил кто, кто бы вы думали? Нет, не султан, а президент Турции Эрдоган. Кстати, вы помните, кому писали письмо запорожские казаки с предложением поцеловать их в срамное место? – турецкому султану.

Виталий Млечин: Турецкому султану.

Сергей Лесков: Это знают даже дети, которые... Вы там будете обсуждать, объем знаний наших подростков уменьшился, но даже они знают, что казаки предлагали турецкому султану поцеловать их в срамное место. А теперь этот турецкий президент вспомнил о своих видах на «эту территорию» и предлагает поучаствовать.

Зачем нам нужен такой посредник? Как известно, он очень обеспокоен судьбой крымских татар. Надо напомнить президенту Турции, что у крымских татар, которые являются гражданами России, никаких проблем в Крыму нет, беспокоиться на их счет нечего. Пусть он беспокоится по поводу некоторых этнических проблем, которых предостаточно на территории Турции, например курды, например курды. Хотя ему, кстати, наш МИД или Песков как-то сегодня ответили вежливо, но мне кажется, что это...

Кстати, сегодня замечательный день, сегодня же 1 декабря, и, в общем-то, мы забудем о том, что сегодня на Украине должен быть государственный переворот, но нельзя забывать о том, что сегодня день воинской славы России, день, когда великий адмирал Нахимов потопил турецкий флот в Синопе в 1853 году, с чего и началась Крымская война. Это одна из самых славных побед русского флота, и, в общем-то, забывать об этом нечего.

Давно мы каждый раз вынуждены говорить о коронавирусе, общая беда...

Виталий Млечин: Да.

Тамара Шорникова: Когда и его победим, как вы думаете, Сергей, славно?

Сергей Лесков: Никогда, вот. Конечно... Кстати говоря, Путин сказал во время своего выступления о том, что мир не может объединиться даже в борьбе, в войне с коронавирусом, это печальная истина. Я не знаю, что должно случиться, какая должна быть беда, какого масштаба должна быть беда, чтобы человечество объединилось. Инопланетяне, что ли, должны высадиться? И тоже я сомневаюсь, может быть, кто-то с инопланетянами подружится.

Виталий Млечин: Помните, когда Рейган с Горбачевым встречались, Рейган спросил у Горбачева: «Если на нас инопланетяне нападут, вы нас поддержите?»

Сергей Лесков: Так.

Виталий Млечин: Горбачев ответил: «Да». Но это было давно, больше 30 лет назад.

Сергей Лесков: Ага. Где же инопланетяне? Хочется направить мощный радиосигнал в космос. Приходите, инопланетяне, к нам, нам не хватает вашей помощи, вашего присутствия здесь.

Да. Мир ощетинился против коронавируса новой формации. Австрия вводит драконовы штрафы, 3 600 евро, если... Ну, там обязательная вакцинация, если ты не вакцинируешься, 3 600 евро. Вот Виталий не даст соврать, это зарплата довольно квалифицированного, ну продвинутого программиста, скажем так.

Виталий Млечин: Если после уплаты налогов, то точно, прекрасно, да.

Сергей Лесков: Да. Или 4 месяца заточения в кутузке. А если после уведомления ты опять этого не делаешь, вакцинации, 7 200. И в общем-то... При этом, видимо, здесь является ключевой цифрой, там 70% населения привито. Тем не менее, сейчас я вот скажу цифры, конечно, на слух они не воспринимаются: в Австрии 10 тысяч заболевших коронавирусом каждый день. В Австрии меньше народу живет, чем в России, в России 33 тысячи заболевших, там 10 миллионов живет, у нас 145 миллионов. Если посчитать пропорцию, то тогда бы в России должно было бы заболевать каждый день 145 тысяч человек, а у нас 33 тысячи. То есть мы вообще на самом деле эти меры австрийского правительства, где уровень заболеваемости, получается, в 4 раза выше, чем в России, в общем-то, можно понять, при том что там много вакцинированных. Но уровень летальности там ниже...

Виталий Млечин: Да, гораздо.

Сергей Лесков: В России очень-очень высокий уровень летальности, самый высокий сейчас в мире, об этом забывать нельзя.

Виталий Млечин: И долго не падает, держится на одном и том же уровне.

Сергей Лесков: Долго не падает. Вот смотрите, у нас снижается уровень заболеваемости, а вот эта вот страшная планка 1 200 умерших каждый день, она очень давно, уже несколько недель не снижается.

Виталий Млечин: Несколько недель.

Сергей Лесков: Греция – обязательная вакцинация людей старше 60 лет. Если учесть, ну многие из нас бывали в Греции, мы видим, что греки любят сидеть и пить кофе, пожилые, там 100 евро каждый месяц штраф, вот. Председатель Еврокомиссии сказал, что он за обязательную вакцинацию, будущий новый канцлер Олаф Шольц тоже сказал, что, наверное, введут обязательную вакцинацию.

Тут, конечно, возникает вопрос. В XIX веке, во времена Грибоедова, говорили: то, что вчера в Париже, завтра в Москве – введем мы обязательную вакцинацию? Пока-то мы против этого. Но у нас есть практика, как это, добровольно-принудительная. Ну вот, например, в советское время все были членами ДОСААФ, это же добровольная организация, буква «д» – это «д», вот, но мы все платили взносы в ДОСААФ. Можно и сейчас что-то такое придумать, ха-ха, будем прямо говорить. Мне кажется, что от этого не отвертеться, и, в общем-то, это тот случай, когда демократия, демократия вообще, может быть, не всегда является лучшим механизмом для преодоления тех или иных проблем... Демократия ведь не больше чем механизм, это не самоцель, это просто механизм. Вот в данном случае, может быть, стоит поступиться этими принципами лицемерной добровольности, если это задевает интересы других людей. Но мы еще в пятницу вернемся к этому разговору.

А сегодня, если уж мы тут упомянули Берлин, мне хочется сказать о некотором событии, которое не может оставить равнодушным ни одного человека, даже если он не любит балет. В Берлине запретили балет «Щелкунчик» Петра Ильича Чайковского по чрезвычайно важным причинам: там есть восточный танец с black face... Это не poker face, как Тамара любит делать, ха-ха, это black face, ну надо лицо покрасить в черный цвет, вот. И есть какой-то еще японский танец там, мелкие шажки. А это непозволительно с точки зрения толерантности, новой этики, ну нельзя, это оскорбляет достоинство восточных народов и арабов, ну это невозможно, поэтому этот балет запретили, долго... Кстати, его поставили русские балетмейстеры в традициях 100-летней давности, то есть классика сейчас не проходит по новым правилам.

Заменят его на балет «Дон Кихот», но мне кажется, что и «Дон Кихот» тоже классический балет, все-таки его надо переписать в соответствии с новыми требованиями. Ну, во-первых, просто бросается в глаза, что домогательства Дон Кихота к Дульсинее Тобосской – это продолжение традиции векового угнетения женщин. Ну как, ну что это? Чего он преследует ее? Это харассмент очевидный. Кроме того, кроме того, бесконечные путешествия по Испании Дон Кихота и Санчо Пансы навевают мысль о том, что в свете новой этики, конечно, Санчо Панса должен был делить одиночество своего господина долгими ночами, ну примерно как в фильме «Горбатая гора», хотя они и не ковбои, но все-таки самое...

Тамара Шорникова: Но это если бы в Голливуде снимали, тогда бы точно.

Сергей Лесков: Да, конечно.

Тамара Шорникова: По квотам...

Виталий Млечин: Ха-ха.

Сергей Лесков: Да. Ну, все-таки Санчо Панса должен был проявить участие к одиночеству Дон Кихота, это совершенно очевидно. Уже сейчас в свете новой этики запрещены некоторые постановки «Отелло», потому что это мавр, это непозволительно. Я думаю, что надо запретить, если мы на нашего Уильяма Шекспира замахнулись, надо запретить «Венецианского купца», он же еврей, это, в общем-то, антисемитизм, что это такое? Да и «Гамлета» тоже надо переписать, там можно много что найти, я уж не буду. Уже и Агата Кристи, «Десять негритят»...

Виталий Млечин: Это же вообще просто, конечно...

Сергей Лесков: Да, там все что угодно. Уже и несчастная создательница этого детского самого оглушительного сериала Джоан Роулинг, ее эти персонажи подвергают обструкции за то, что она как-то к разделению полов не так относится. Это то же самое, что восстание Буратино против Папы Карло.

Виталий Млечин: Ха-ха.

Тамара Шорникова: Давайте просто пригласим всех к нам посмотреть...

Виталий Млечин: Джоан Роулинг?

Тамара Шорникова: Например, посмотреть «Щелкунчика» в Большом театре, у нас «Гарри Поттер» свободно продается...

Сергей Лесков: Здесь, Тамара... Ну это да.

Виталий Млечин: На русском языке.

Тамара Шорникова: Естественно.

Сергей Лесков: Здесь возникает на самом деле такой важнейший вопрос, является ли борьба с духовной традицией признаком прогресса, или это свидетельство деградации. Я думаю, что скорее это второе. В мировой истории неоднократно были случаи, когда вот эти вот подрывались вековые устои, и никогда это к хорошей не приводило. Даже для нас самый близкий пример – это наша Октябрьская революция.

Виталий Млечин: Да, у нас она совсем...

Сергей Лесков: Пушкина тогда сбросили с пьедестала, да? К чему это привело? Ни к чему хорошему.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое. Это был Сергей Лесков. Увидимся в пятницу теперь с вами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)