Териберка: путешествие на Баренцево море. Экстренные ситуации на воде

Гости
Михаил Кулик
член «Русского географического общества», юрист, специалист в области правового регулирования судоходства

Рубрика «Жизнь на воде». Взаимопомощь и действия в экстренной ситуации на воде. Териберка и покорение Баренцева моря . А также рецепт островной кухни - ребра с капустой. Автор рубрики - член русского географического общества Михаил Кулик.

 

Константин Точилин: Как было сказано, начинается рубрика «Жизнь на воде». Это значит, что в этой студии появился Михаил Кулик, автор и ведущий этой нашей замечательной рубрики, член Русского географического общества, он же кормщик, известный на просторах не только воды, но и интернета.

Михаил Кулик: Добрый день, дорогие зрители.

Константин Точилин: О чем сегодня?

Михаил Кулик: Сегодня репортаж, сюжет с Кольского полуострова: водно-моторники покоряют Баренцево море. Потом обязательно поговорим об экстренных ситуациях на воде, о взаимопомощи на воде, о том, как не попасть в глубокую черную яму.

Константин Точилин: И что делать, когда ты в нее попал.

Михаил Кулик: Да, да. И в конце попотчуем островной кухни.

Константин Точилин: Как обычно, принимаем ваши СМС, принимаем ваши звонки с вашими рассказами и вашими вопросами буквально обо всем, что касается жизни на воде – лодки, моторы, экспедиционное снаряжение, маршруты. Михаил к вашим услугам. Полчаса будет отвечать на ваши вопросы. Чтобы не терять времени, давайте посмотрим, наверное, видеоматериал.

Михаил Кулик: Посмотрим.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Виды, конечно, фантастические. Вживую, наверное, еще лучше.

Константин Точилин: Я так понимаю, с погодой еще повезло.

Михаил Кулик: Да. +33 месяц простояла. За почти 30 лет, что я знаю те места, я служил на Кольском полуострове, это впервые. Я купался в Баренцевом море, практически в Ледовитом океане.

Константин Точилин: Я так понимаю, что этот маршрут можно на самых разных лодках проходить. Или есть все-таки ограничения?

Михаил Кулик: Ограничений нет. Териберская бухта – пожалуйста, она закрыта от штормовых волн, там можно полноценно ловить рыбу, кататься, посещать мысы, даже небольшие фьордики. В принципе ограничений нет. Доставить судно туда сложно. И чем оно меньше, тем проще это сделать.

Константин Точилин: То есть если это что-то складное, надувное, это проще. Если это что-то, что никак не складывается и в багажник не помещается, то это прицеп. И получается, что на это уходит довольно много времени, из которого самое основное займет дорога.

Михаил Кулик: Дорога. Либо идти своим ходом. Тогда судно нужно как можно большего размера.

Константин Точилин: И при этом не работать, чтобы было много свободного времени. А так в принципе сколько времени, если, предположим, мы будем рассчитывать на то, что лодка у нас помещается во что-нибудь автомобильное хоть каким-то образом, с дорогой на сколько это нужно планировать? Это уже отпуск, наверное, не выходные.

Михаил Кулик: Если от Москвы каждый посчитает расстояние, меньше двух недель, наверное, не имеет смысла, потому как для того чтобы полноценно воспользоваться и морем, и воздухом, и прогулками в сопки, зачастую приходится ловить погоду.

Константин Точилин: С Сахалина спрашивают: «Можно ли там рыбачить сетью и водится ли там лосось?».

Михаил Кулик: Открою страшную тайну. Рыбы «лосось» не существует. Есть отряд лососевые. И дальше уже начинается чавыча и так далее. Это понятно. Общий ответ – водится. Сетями нельзя, как и везде.

Константин Точилин: Потому что водится еще и Рыбнадзор.

Михаил Кулик: Водится, и очень активен там.

Константин Точилин: Пришла как раз на эту тему еще одна СМС-ка: «Не уйти под воду очень просто. Не ходить на рыбалку в ледоход и в ледостав. По общепринятым календарным срокам в конкретном месте. Но, к сожалению, неприятности этим не исчерпываются».

Михаил Кулик: Не исчерпываются. Я для себя выделил и постоянно учитываю 4 основные группы факторов риска. Я их прямо озвучу. Первый – это отказ техники на воде. Второе – это природные условия (шторм, ветер, волны и так далее). Кстати, молнии. Ужасный случай – погиб 11-летний ребенок под Рузой. Катались на лодке. Удар молнии. Неподготовленность судна и экипажа. Экипаж надо инструктировать, поскольку на маломерном судне, как правило, пассажиры. А судоводителю следует готовиться. И необдуманные и неправомерные действия третьих лиц. Все мы сталкивались с пьяными на воде, с лихачами на воде. Вот 4 группы рисковых факторов. И как избежать неприятностей? Наверное, абсолютного рецепта на этот счет не существует.

Константин Точилин: Просто открою маленький секрет. Нас на эту тему натолкнуло небольшое приключение в нашей совместной экспедиции, которая у нас была в эти выходные. Но там был отказ техники. Мы про нее расскажем в следующей программе коротенечко. Но поговорить о безопасности на воде и как не угодить в неприятную ситуацию – мы решили, что это будет правильно.

Михаил Кулик: Да.

Константин Точилин: Мы будем неравнодушны.

Михаил Кулик: Кстати говоря, об отказе технике хочется сказать, что в принципе маломерные суда редко выходят в необжитую, малопосещаемую крупными судами и иными маломерными судами акваторию. Поэтому, имея на борту УКВ-рацию, работающую на 5 канале, уже можно рассчитывать на помощь. Редко, если тебя слышат, кто откажет. Хотя бы подойти, даже если нет возможности помочь с ремонтом, с топливом, которое зачастую кончается самым неожиданным образом, поскольку расход большой у лодочных моторов. Всегда помогут.

Идут большие споры – нужна радиостанция, не нужна радиостанция маломерному судну. Господа, друзья, товарищи, если вы считаете, что не нужна – это ваш собственный риск. Однако, если мы откроем правила плавания в части регламента таможенного союза, нет исключений в судовом снабжении по типу судов в части обеспечения радиостанцией УКВ. Любое судно должно ее иметь. И крик о помощи всегда будет услышан.

Мало того, любая часть акватории обслуживается государственной инспекцией по маломерным судам. И если инспектора не находятся на воде, их посты, их отделы оборудованы радиостанциями, которые имеют гораздо большую мощность, и скорее всего вас услышат, а они уж подойдут точно.

Дальше можно рассказывать о любом другом судовом снабжении – о ракетах, о швартовых, о дополнительных якорях, которые в ветер, в волну позволяют себя чувствовать увереннее. Можно рассказывать о правилах поведения во время грозы: не подымать голову выше выступающих частей судна, поскольку молния ищет, куда поближе ударить. И рассказывать о том, что в кабинном судне гораздо безопаснее, чем в открытом. О том, что в пластиковой лодке опаснее, чем в электропроводящей алюминиевой или стальной. Там молния бьет в корпус и все уходит в воду. Когда вы находитесь на диэлектрической лодке, молния будет искать вас.

Есть два важных принципа, которые позволяют чувствовать себя вполне уверенно. Первое – нельзя поддаваться панике. Надо действовать решительно.

Рация. Зная правила, не стану демонстрировать в студии круговые движения руками, которые означают «терплю бедствие, нуждаюсь в помощи». Любая яркая тряпка. Да тот же спасательный жилет, поднятый на багор, которым размахиваешь над головой. Пусть это не установленный знак бедствия, тем не менее, это привлечет внимание других людей. Если вы находитесь в полукилометре от проходящего судна и у вас не работает мотор, вы терпите бедствие, вы можете не докричаться. Надо привлечь к себе внимание.

И, конечно, что у автомобилистов, что у мотоциклистов, что у нас, путешествующих по воде, правило 3Д: «Дай дорогу дураку». Зачастую терпят бедствие из-за неправомерных или необдуманных действий третьих лиц. Вас зацепили, вас перевернули поднятой волной и так далее. Но при этом дать дорогу другому судну – действовать следует исходя из посыла, что движущееся даже вам в лоб судно движется не потому, что там дурак у штурвала, а потому что оно не может управляться, у него заклинило рулевое управление, все, что угодно. И если есть у вас возможность отгрести, отойти мотором или двигаясь под парусом – отойдите. Потом можете поругаться по рации. А лучше не стоит и этого делать. Собственно, вот так.

И, конечно, планируя свой маршрут, его надо действительно планировать. Если вы не знаете акватории и идете 50-300 км, в интернете достаточно информации о яхт-клубах, тех же постах ГИМС, водной полиции и так далее.

Константин Точилин: Иметь телефоны людей, которые могут прийти к вам на помощь.

Михаил Кулик: И о телефонах. Озаботьтесь тем, чтобы он не разрядился на воде. Непременно. Power Bank, подключение через собственный аккумулятор, солнечные панели сейчас даже существуют.

Константин Точилин: Все, что угодно, но связь должна быть.

Михаил Кулик: Связь необходима. Я таскаю два телефона не потому, что очень опасливый. Потому что мне так удобно. Один водонепроницаемый. Уж на всякий случай совсем.

Константин Точилин: И, наверное, еще одно правило, которое тоже можно позаимствовать у любителей покататься по внедорожью. Там, где вы еще не были, на одной машине лучше не ходить. Лучше идти в две машины, в две лодки, чтобы к вам могли прийти на помощь.

Ольга Арсланова: У нас Сергей на связи из Красноярского края. Добрый вечер, Сергей.

Зритель: Здравствуйте. На каком расстоянии можно оставлять машину от берега речки, озера и прудов?

Михаил Кулик: В местах, специально оборудованных для стоянки, либо на дороге общего пользования, опять же, в месте, где это разрешено правилами дорожного движения. Расстояние до воды я не смогу назвать по той причине, что в зависимости от типа, класса и вида водного объекта это расстояние бывает разным. Это так называемая водоохранная зона. Я понимаю, с чем связан ваш вопрос. Это последних двух лет больная тема. Для того чтобы оказаться на воде, надо как-то доставить свою лодку. И если ГИМС радостно тебя примет на воде и скажет «Добро пожаловать», то ГИБДД вдогонку направит соответствующий штраф. Поэтому, как правило, подъезды к воде оборудованы информационными табличками и дорожными знаками, предупреждающими о том, можно сюда въехать или нельзя.

Ольга Арсланова: У нас тут спрашивают: «А где лучше всего рыбачить?».

Михаил Кулик: Там, где есть рыба.

Ольга Арсланова: «Может быть, самая хорошая рыбалка на Камчатке?».

Михаил Кулик: Наверное. Я не рыбак. Я много слышал о том, что на Камчатке прекрасная рыбалка.

Константин Точилин: Какие дальнейшие планы? Что мы еще в этом сезоне, в этом году сможем посмотреть?

Михаил Кулик: В этом сезоне вы обязательно увидите продолжение путешествия по Кольскому полуострову, но в этот раз будет уже Белое море, Колвицкий залив. И путешествие на таком настоящем поморском карбасе, который называют на Волге баркасом. Увидите форты Финского залива и встречу водно-моторников. Обязательно будет путешествие по реке Волхов (Новая Ладога, Старая Ладога).

Константин Точилин: Это до Великого Новгорода?

Михаил Кулик: Не пойду до великого Новгорода. Просто нет времени на это. В ближайшее время будет несколько обзоров, например, такой очень интересной лодки, известной уже более 4 веков – лодка дори. Это не имя собственное, это тип судна. Этот сюжет уже готовится. Будет выставка в Хельсинки. Может быть, она не так интересна российскому судоводителю, но, тем не менее, есть интересные лодки, есть интересные решения для маломерных судов. Я это уже увижу завтра.

Константин Точилин: То есть не обязательно что-то покупать, можно что-то посмотреть?

Михаил Кулик: Подсмотреть же интереснее на самом деле. Вы знаете, это, кстати, вопрос очень интересный. С приобретением судового снабжения и вообще всего, что угодно, для лодки. Простой пример. Сальник гребного вала оригинальный на мотор «Suzuki» стоит 3600 рублей. Я купил за 20 рублей точно такую же резиночку в одном из автомагазинов.

Константин Точилин: Слушайте, такое ощущение, что запчасть от уазика можно поставить вообще на любое транспортное средство, включая космический корабль, и есть шанс, что оно подойдет. Михаил, у нас есть еще немного времени. Раз уж мы заговорили про безопасность, может быть, про навигацию еще скажем? Что иметь с собой из навигационных приборов? Потому что в незнакомой акватории это очень нужно.

Михаил Кулик: Оптимально иметь сочетание: эхолот (датчик глубины) и навигационная карта с привязкой к GPS. Она может быть как в виде карты в карт-плоттере (аналог автомобильного навигатора), либо мобильную версию. Но это специализированная. Это не Google-карты. Это Navionics, SeaMap, Garmin. Я не стану ни рекламировать, ни ругать карты, но скажу так, что по моему личному опыту предпочтительнее на нашей акватории все-таки Navionics, потому что проработаны внутренние водные пути лучше, а внизу этого списка я бы поставил SeaMap.

Константин Точилин: Другим не очень интересны наши реки.

Михаил Кулик: Конечно. Они скорее морские и для судов другого типа. И, пользуясь картой, которая не очень хорошо прорабатывает нашу акваторию, можно очень здорово нарваться и войти в берег, считая, что там открытая вода. Известны случаи.

Константин Точилин: Что-нибудь мобильное типа Яндекс-карты, Google-карт, если есть интернет, на крайний случай тоже можно, или это опасная штука?

Михаил Кулик: Это совсем крайний случай, и вода там не проработана совсем. Вы только можете примерно понять, идете вы в правильном направлении или в неправильном. Больше ничего из таких карт не поймешь.

Константин Точилин: У нас как обычно уже кончилось время. Поэтому остается пожелать приятного аппетита. Но еще буквально одно замечание. У нас всегда очень много сообщений про нашу кулинарную рубрику: «Что же вы не показываете, как поймать рыбу и съесть ее?». Мы не будем вас учить ловить и есть рыбу. Я думаю, мы можем у вас поучиться. Поэтому смотрим, что еще можно в походных условиях приготовить интересное.

Михаил Кулик: Дмитрий Соснин – наш шеф-повар.

Константин Точилин: А мы прощаемся до следующего четверга.

Михаил Кулик: До свидания.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

И рецепт островной кухни

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты