Тест для здравоохранения: чего хватает, а чего нет в борьбе с коронавирусом?

Тест для здравоохранения: чего хватает, а чего нет в борьбе с коронавирусом?
Социализм - модель будущего. Кризисоустойчивое поколение. Нефть: что будет со спросом и ценами? Выплаты врачам и ресурсы здравоохранения
Сказка «Зимовье зверей». Читает ведущий ОТР Пётр Кузнецов
Быть или не быть в России социализму после кризиса?
Сергей Лесков: У Трампа один реальный соперник – коронавирус. Ему он может проиграть
Станислав Митрахович: Сделка ОПЕК+ – это что-то вроде перемирия на время. Нам придётся либо сокращать добычу нефти, либо ждать, когда уйдёт коронавирус
Михаил Беляев: Молодое поколение зарабатывает меньше, чем старшее, но оно умеет планировать и обращаться с деньгами рачительно
Европа на самоизоляции. Жители Бергена (Норвегия) и Порту (Португалия) - о ситуации в своих странах
Зарядка с кикбоксером из Читы
Не знаете, чем заняться? А мы знаем! Мастер-класс дрессировки от артистов Большого Московского цирка
А будет ли сделка?
Гости
Алексей Кащеев
врач-нейрохирург, кандидат медицинских наук
Нина Орешкина
руководитель отдела по связям с общественностью компании «Инвитро»

Ольга Арсланова: А мы продолжаем. По последней информации, в России за сутки провели почти 8 тысяч тестов на коронавирус, но при этом по-прежнему поступают жалобы на то, что отказывают пациентам, говорят, что на всех паникеров тестов не напасаешься. Тем временем с сегодняшнего дня сделать тест на коронавирус можно платно в частной лаборатории. Давайте выяснять, хватает ли нам сегодня тестов, сколько их реально нужно, кому их нужно делать, а кому не нужно, и вообще какой дефицит существует сейчас в российской медицине перед лицом пандемии. Звоните в прямой эфир, ждем ваших комментариев прямо сейчас.

Александр Денисов: И в прямом эфире мы вместе с вами попытаемся записаться в частные клиники, в частные лаборатории на тест.

Ольга Арсланова: Раз уж возможность есть.

Александр Денисов: Да. Попытаемся сдать чуть позже. А сейчас пообщаемся с Алексеем Алексеевичем Кащеевым – это врач-нейрохирург, кандидат медицинских наук. Алексей, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Алексей Кащеев: Здравствуйте.

Александр Денисов: Такой вопрос. Я прочитал, что представитель ВОЗ в России Мелита Вуйнович назвала замечательными меры, которые мы вводим против вируса. Согласны с этим?

Алексей Кащеев: Ну, в действительности при том, что, как вы знаете, я далеко не являюсь постоянным радостным разделителем всех инициатив нашего здравоохранения, необходимо признать, что это достаточно профессиональные меры. В России еще с советской школы достаточно сильная вообще эпидемиологическая школа, это правда. Многие меры, которые были приняты, были приняты своевременно. И поэтому есть надежда, что мы сможем избежать самых неприятных сценариев. Хотя, несомненно, все медики, в том числе и я, готовятся именно к их реализации.

Александр Денисов: Скажите, а эффект уже достигнут? Вот хочется понять. Меры приняты, а остановилось ли распространение вируса, пошло на спад? Мы понимаем картину или пока еще нет, в неопределенности находимся?

Алексей Кащеев: Картина не ясна и в неопределенности. Можно сказать с некоторой степенью убедительности, что мы не то что не находимся на пике пандемии, а ее еще нет, она только начинается.

Ольга Арсланова: Скажите, Алексей, а есть ли возможность сейчас такими мягкими полумерами (каникулы вместо жесткого карантина, по большому счету, и так далее), можно ли избежать такого острого пика, избежать самого плохого сценария?

Алексей Кащеев: Ну, откровенно говоря, конечно, я не совсем тот человек, который может сказать об этом максимально достоверно, я не инфекционист, не эпидемиолог. Я знаю об этом в общих чертах. Если говорить в общих чертах, то это новое заболевание, его раньше не было. Как оно себя поведет – неизвестно. До конца не ясно, почему оно оказалось столь агрессивным, например, в Италии. И являются ли здесь главными, как предполагают многие, генетические факторы?

Поэтому все, что нам остается – это уповать на некие понятные вещи. Эти понятные вещи связаны с тем, что это заболевание очень заразное, заразнее гриппа, которое передается от человека к человеку воздушно-капельным путем. Это значит, что, снижая количество людей, которые находятся на улицах, и следя за их гигиеной, за мытьем рук, за дезинфекцией, мы явно снижаем вероятность одновременного появления у нас большого количества тяжелых пациентов.

Александр Денисов: Алексей, вот вопрос. В Сингапуре четко отслеживали цепочку, кто контактировал с заболевшим, и тем самым практически остановили безболезненно, с вирусом справились. Нужно ли нам тоже вводить так называемую санитарную полицию, которая бы четко следила за людьми, которые на карантине обязаны сидеть, и выясняла бы эти цепочки, тоже для успешного противодействия?

Алексей Кащеев: Мне трудно сказать, поскольку я не эпидемиолог. Насколько я понимаю, меры противоэпидемические очень разные в разных странах. Они зависят от того, как ведут себя люди, как они мигрируют, насколько они скученно живут, насколько им свойственно следовать советам власти. Потому что невозможно приставить к каждому человеку по полицейскому.

Александр Денисов: Нет, к больному человеку можно приставить полицейского. Либо к человеку на карантине можно приставить.

Алексей Кащеев: Я не знаю, можно ли. Я думаю, что нельзя. А как их приставить? Их слишком много. Все эти люди… Ну очевидно, что в России должно быть больше инфицированных, чем тех, у кого диагноз установлен. Вряд ли их можно всех так учесть. Поэтому все, что остается в этой ситуации – это действовать наобум. Это типичная экстремальная ситуация. Ну, нетипичная экстремальная ситуация.

Ольга Арсланова: Понятно. Алексей, вот какой вопрос, уже вам по профилю. Один из плохих сценариев – это то, что наша система здравоохранения будет так перегружена, что не будет времени и сил заниматься не то что всеми больными вирусом, но и другими больными с другими какими-то проблемами. Вот сейчас как вы прогнозируете в этом плане развитие? И что сейчас происходит? Вы уже сейчас чувствуете, что у нас вот-вот эпидемия начнется, по вашей работе?

Алексей Кащеев: Конечно, конечно, конечно. Медицина сейчас готовится к реализации самого худшего сценария – это ситуация пандемии, резкого эпидемического роста с большим количеством пострадавших, ну, людей в тяжелом состоянии одновременно. Готовиться нужно именно к этому. Если мы готовимся напрасно, то слава богу.

Подготовка заключается в чем? Во-первых, во всех учреждениях мы проведем учет кадров, то есть сколько вообще у нас врачей каких специальностей, сколько сестер, санитарок.

Во-вторых, быстро проводится обучение анестезиологами и реаниматологами, например, из Коммунарки специалистов из других учреждений.

В-третьих, проводится учет всех аппаратов ИВЛ.

И в-четвертых, во всех учреждениях определяется, как будут действовать. Часть городских учреждений закрываются как обычные больницы, на их базах будут разворачиваться койки для инфицированных. При этом другие учреждения, которые останутся, возьмут на себя их нагрузку, потому что, как вы понимаете, если люди больны коронавирусом, они не перестают болеть инфарктами миокарда, инсультом, попадать в ДТП, нуждаться в операциях и так далее.

Наверное, если говорить лично обо мне (а я нейрохирург), то более вероятно, что лично я… ну, просто на меня возрастет нагрузка. То есть учреждение, где я работаю, может быть подвергнуто большему потоку пациентов за счет закрытия других. При самом худшем развитии, да, наверное, даже специалисты будут вынуждены пройти какую-то быструю переподготовку, чтобы участвовать в сортировке пациентов и оказании им экстренной помощи. Это может быть реализовано в самых худших обстоятельствах, как в Италии, где, как вы знаете, уже призывают врачей из-за рубежа, для того чтобы спасать там людей.

Александр Денисов: Спасибо большое, Алексей. Будем надеяться, что худший сценарий нас все-таки не ждет, что мы избежим его.

Ольга Арсланова: Или, по крайней мере, что как минимум мы к нему готовы. Спасибо Алексею Кащееву.

Александр Денисов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Вот эсэмэски, которые пишут нам зрители: «Коронавирус свирепствует в странах с теплым климатом». Ну, не совсем, в общем, от этого зависит. Пишут: «Плохо следили за москвичами, которые приезжали из отпуска из других стран и расползались по городу, а то и по стране». А вот прогнозы на будущие каникулы: «Кроме детей, гуляющих на вынужденных каникулах, будут гулять и взрослые».

Александр Денисов: Оля, сейчас будем записываться сдавать тест.

Ольга Арсланова: Ну что же, давай. Мы позвонили в клинику.

Александр Денисов: Сейчас мы набираем как раз негосударственную лабораторию, чтобы записаться на анализ.

Ольга Арсланова: А там занято. Давайте еще раз наберем.

Ну что, пока занято, вот смотрите. «Пик впереди», – пишут нам. «Вирус загонит в поселки и села из-за каникул, а потом очень трудно будет бороться с ним. Люди просто будут умирать», – пишут нам из Самарской области.

Мы ждем ваших звонков в прямой эфир и ваших SMS, пожалуйста. Вот Ростов-на-Дону: «В аптеках нет масок уже давно. О какой готовности к эпидемии можно говорить? Вся готовность только на бумаге. В поликлиниках температуру не измеряют, хотя все для этого есть». Это к вопросам о том, что есть жалобы.

Мы пытаемся дозвониться сейчас в частную клинику. Напоминаем, что с сегодняшнего дня можно сделать платно тест на коронавирус.

Александр Денисов: Вот послушаем автоответчик. К сожалению, единственная негосударственная лаборатория, куда мы дозвонились. Всюду занято. Видимо, операторы принимают звонки. Я, кстати, сегодня выяснил, что были очереди в московских лабораториях негосударственных, толпа примерно 40 человек стояла. На каждого минут по 10, по 15. Один тест стоит 2 тысячи рублей.

Ольга Арсланова: Но опять же напоминаем, что сегодня лишь первый день. Некоторые частные клиники еще только пытаются получить разрешение на то, чтобы делать такие тесты, хотя у них есть для этого мощности. Так что следим за развитием этой ситуации, насколько это вообще будет востребованная услуга.

Александр Денисов: И у нас на связи Нина Орешкина, руководитель отдела по связям с общественностью компании «Инвитро». Как раз эта компания тоже делает тесты на коронавирус.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Нина Орешкина: Да, коллеги, добрый вечер.

Александр Денисов: Да, здравствуйте.

Сергей Смирнов: Меня слышно?

Александр Денисов: Да. Как прошел первый день у вас?

Нина Орешкина: Отлично? Добрый день.

Александр Денисов: Отлично? Расскажите, много ли людей пришло сдавать?

Нина Орешкина: Вы знаете, вероятно, у вас не совсем корректная информация, потому что это наши уважаемые коллеги из других компаний сегодня начали, а мы в «Инвитро», как и сообщали на прошлой неделе, готовимся делать эти тесты, мы планируем. Если все будет по плану, если все будет успешно, то приступим к тестированию, к выполнению этих анализов во второй декаде апреля.

Александр Денисов: Отлично! Нина, скажите, а кому делают тесты? Всем ли? Например, у человека температура, и он говорит: «Я хочу сдать тест. Я боюсь, вернулся из-за границы». Вы сделаете ему тест или нет?

Нина Орешкина: Вы знаете, коллеги, я прекрасно понимаю, что в связи с той обстановкой, с той ситуацией возникает очень большое количество вопросов. Но я хочу сказать две вещи. Во-первых, конечно, мы будем рады помочь, и мы приложим все усилия для того, чтобы все наши лабораторные мощности задействовать (а у нас четыре центральные лаборатории по России), чтобы все смогли принять и выполнять эти тесты. Но какой-то прямо четкой и конкретной информации я не могу вам сказать, потому что очень сложно…

Александр Денисов: Вы знаете, почему я спрашиваю? Потому что ваши коллеги, которые уже проводят тесты, они отказывают людям с температурой и людям, вернувшимся из-за границы, которые должны быть на карантине. Они говорят: «Нет, мы не примем. Если вы здоровы, то тогда приходите и сдавайте». Почему так делают?

Нина Орешкина: Вы знаете, мне сложно сказать, потому как я могу говорить только за нашу компанию. Я думаю, что логичнее и правильнее, наверное, спросить у представителей тех компаний, которые так поступают.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Тогда будем держать связь. Как только вы начнете делать эти тесты, ждем вас у нас в эфире. Спасибо. Нина Орешкин, руководитель отдела по связям с общественностью компании «Инвитро».

Ну что же, к теме коронавируса и последствиям пандемии мы еще вернемся в нашем эфире чуть позже, после большого выпуска новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски