Тестовый режим не работает

Тестовый режим не работает | Программы | ОТР

Когда тест на ковид должны сделать бесплатно?

2020-10-27T14:12:00+03:00
Тестовый режим не работает
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Что нового? Как прошли праздничные выходные в Иркутске, Челябинске, Чебоксарах
Настоящий военный. Подарок к 23 февраля. «Главные документы войны». Пенсионеров попросили уйти. Медицинский туризм. «Дорогая передача». Темы недели с Сергеем Лесковым
Как выбрать подарок на 23 февраля
Есть такая профессия – Родину защищать!
Гости
Николай Крючков
генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог
Игорь Цикорин
сопредседатель Совета общественных организаций по защите прав пациентов при Департаменте здравоохранения г. Москвы, психолог

Тамара Шорникова: Продолжаем. И снова о коронавирусе. Ну что же делать? Сейчас он плотно в нашей жизни присутствует.

«Не делают тесты на COVID». К нам в редакцию приходит много таких сообщений из разных регионов. Пожилым людям с симптомами ОРВИ анализы должны делать бесплатно, они в группе риска. Но врачи нередко ставят диагноз на слух, что называется: есть хрипы, нет, какие.

Иван Князев: В семьях, где есть подтверждение заболевания у мужа, к примеру, жене и детям сдать тест не предлагают. И так далее. Случаев разных много. Наверняка и вам есть что рассказать. Если вы сами столкнулись с подобной историей или ваши друзья, коллеги – звоните, поделитесь с нами.

Ну а мы проконсультируемся со специалистами. В каких случаях тесты на COVID обязаны делать? И как быть, если этого не происходит?

Тамара Шорникова: Поговорим сейчас с Игорем Цикориным, сопредседателем Совета общественных организаций по защите прав пациентов при Департаменте здравоохранения города Москвы. Здравствуйте, Игорь Викторович.

Игорь Цикорин: Да, добрый день, уважаемая студия, уважаемые коллеги. Действительно, ситуация с тестами на COVID и с самой ситуацией ковидной в стране у нас, в общем-то, достаточно напряженная. В пятницу мы общались с коллегами – с Дальним Востоком, с Сибирью. Очень много вопросов, если мы говорим непосредственно о тестах, то это сроки реализации тестов, вернее, сроки получения результатов тестов. То есть коллеги заявляли о 7–14 днях, когда приходил результат теста, даже который был сделан на платной основе.

Сегодня мы с вами говорим об обязательном, когда тест делается бесплатно… В общем-то, Фонд обязательного страхования нам сказал, что по ОМС делается в рамках догоспитального периода, за 7 дней до планового начала лечения в стационаре. Это бесплатно по ОМС делается. И при госпитализации для намеченного оказания специальной медицинской помощи – ну, тут могут сделать экспресс-тест, который достаточно быстрый. Мы знаем, что в аэропортах тест делается в течение часа-полтора.

Тамара Шорникова: Подождите, Игорь Викторович. Просто есть же список на сайте Роспотребнадзора, на сайте Минздрава. Там четко указано, кому бесплатно положен тест на коронавирус. Люди, возвращающиеся из-за границы. Люди с подозрением на внебольничную пневмонию. Как раз граждане 65+ с симптомами ОРВИ, потому что они действительно в зоне риска. Будет госпитализация ил интернет, но тест им сделать нужно, чтобы обезопасить себя.

Игорь Цикорин: Действительно, указан весь перечень, кому делается на бесплатной основе. Мы говорим о двух тестах. У нас вообще есть тест-мазок, который у нас берут и который показывает активную фазу заболевания…

Тамара Шорникова: Ну, сейчас прежде всего интересуют тесты ПЦР как раз – то, что может определить: ты сейчас болен или нет. Соответственно, есть риск или нет для чего-то страшного.

Игорь Цикорин: Говорить о том, что это стопроцентный результат, конечно, нельзя. То есть тест, который мы получаем, вероятность, что то он покажет ложно-положительный или ложно-отрицательный результат, существует, и она достаточно высока. Сегодня Министерство здравоохранения как раз говорили о том, что прежде всего это могут быть ошибки медицинского персонала, который берет мазок. Это может быть неподготовка самого пациента. Мы помним о том, что за три часа до сдачи теста нельзя пить, курить, есть. То есть ротовая полость должна быть чистой.

Тамара Шорникова: Игорь Викторович, простите, что прерываю. Тут уже, знаете, что называется, повезло, если сделали, и приходится разбираться, что с тестом. А вот что делать, если не делают? Во-первых, почему? Тестов не хватает? Лаборатории «зашиваются»? Вот в чем конкретно очаг проблемы?

Иван Князев: Потому что мы каждый день говорим о том, что у нас какое-то колоссальное количество тестов в стране делается. И с этим связаны цифры, которые мы сейчас выявляем, вот этот пик выявленных случаев заражения. Что сейчас?

Игорь Цикорин: Смотрите, по поводу времени обработки теста. По закону до 7 дней возможно. Если говорить о ситуации в регионах, то в некоторых регионах, я знаю как раз по совещанию, тест длительно обрабатывается по причине, во-первых, загруженности. Количество исследовательских центров не так велико.

Иван Князев: То есть, еще раз, в регионе берут тест, а потом его отправляют куда?

Игорь Цикорин: Есть те, которые отправляют в Москву. Есть те, которые делают на местах. Ну, с Дальнего Востока везти в Москву…

Иван Князев: Наверное, смысла нет.

Игорь Цикорин: Смысла нет, да.

Иван Князев: А центров в регионах, которые могут сделать анализ, их достаточно? Они есть в каждом регионе, не в каждом регионе? Почему такие задержки?

Игорь Цикорин: Не в каждом. Ну, есть, конечно, регионы небольшие, где нет своих лабораторий, то есть они возят в соседние регионы. Первый опыт… Ну, «первая волна» не принято называть. Первый наш мартовско-майский ковидный период показал, что они необходимы. В течение лета они создавались. Перед этим товарищ из Иркутской области выступал и говорил в сторону Минздрава. К сожалению, были заявления… Минздравы регионов отчитались о том, что все замечательно, количество как коек, так госпиталей создано достаточное, и количество лабораторий создано достаточное. Но время и сегодняшняя ситуация показывают, что это не так.

Тамара Шорникова: Игорь Викторович, простите, времени мало, коротко. Алгоритм есть? Люди, которые в этих категориях находятся, и им не предлагают тест… Ну, условно, те же 65+. Врачи сами говорят: «Мы сами знаем, что у вас бронхит». Нужно требовать, добиваться, чтобы тест сделали? Куда звонить? В страховую или куда?

Игорь Цикорин: Да, верно. Какой подход? Прежде всего, если есть возможность, то связаться с руководителем данного медицинского учреждения, то есть главврачом. Если нет такой возможности, то телефон есть на страховом полисе. Переворачиваем полис – смотрим телефон, набираем и сообщаем о том, что вот такая ситуация, тест не делается или делается за деньги, предлагают сделать за деньги. Соответственно, получаем разъяснения, насколько вы правы или не правы. И принимается решение. Если это не получается, то есть телефон горячей линии Роспотребнадзора, Росздравнадзора. Звоним туда и говорим о нарушениях.

Иван Князев: И разбираемся. Спасибо большое. Игорь Цикорин был с нами на связи, сопредседатель Совета общественных организаций по защите прав пациентов при Департаменте здравоохранения Москвы.

Вот несколько SMS сразу. Из Архангельской области: «Тесты у нас только платные. И они не гарантируют никакой точности». Из Курганской области: «У меня тест на COVID взяли сразу, но получил я его через 20 дней. А второй, сказали, только через месяц». То есть получается – еще месяц.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем, Липецкая область дозвонилась к нам.

Иван Князев: Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. 8 октября я сдала тест третий на коронавирус. Результата по сей день нет. Звонила сегодня доктору, она говорит: «Или сделайте за свои деньги, или пусть вам оплачивает организация».

Иван Князев: А куда же он делся? Что говорят?

Тамара Шорникова: Вы делали в поликлинике?

Зритель: Ждем результаты. Так у нас забиты все наши лаборатории, что тест идет по 20 с лишним дней.

Тамара Шорникова: Скажите, а вы делали в поликлинике? И почему три теста? У вас какие-то серьезные симптомы?

Зритель: Первый тест – положительный. Второй – отрицательный. Третий – контрольный. С 8-го числа жду его.

Иван Князев: И все это время на карантине сидите?

Зритель: Да, сижу дома на карантине.

Иван Князев: Это частая история. Да, спасибо.

Давайте сразу еще один звонок послушаем. Людмила из Хакасии нам дозвонилась. Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте. У нас та же история непонятная. Мамочка заболела, 42 года. У нее COVID. Взяли, все. В контакте муж, двое детей – маленький ребенок и 12 лет. Никто не приезжает. Никуда дозвониться мы не можем. Мне 72 года. У меня была температура 37,1, першение. Никто не едет, не проверяют. Мы не знаем, как быть.

Иван Князев: А мы все вместе живете?

Зритель: Хакасия, Черногорск.

Иван Князев: Я понимаю. Вы все вместе живете?

Тамара Шорникова: В одной квартире?

Зритель: Нет, я отдельно. А муж, жена и дети – вместе.

Иван Князев: Тем не менее вы с ними контактировали?

Зритель: Да, в контакте. А дети? Звонят в детскую – невозможно дозвониться. Сказали, что придут, Роспотребнадзор придет. Никого! Никуда дозвониться не можем! Главврачу звонили. И ничего не получается!

Тамара Шорникова: Да, понятно, Людмила. Попробуйте все-таки в страховую еще дозвониться. Номер на обороте полиса.

Иван Князев: Ну а дальше уже в Москву, в Роспотребнадзор. Нужно уже с ними связываться. Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Еще один эксперт у нас на связи – Николай Крючков, генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог. Здравствуйте, Николай Александрович.

Николай Крючков: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Николай Александрович, хочется от вас получить такие четкие разъяснения. Вот мы сейчас говорим, что не делают. А может быть действительно не нужно, врачи сами понимают, когда делать тест, а когда не делать?

Иван Князев: Может, не стоит паниковать лишний раз?

Тамара Шорникова: Да. Расскажите нам. Очень волнуются, очень много звонит пожилых людей. Вот у них действительно температура, кашель. Кажется, что лучше обезопасить в их случае (а там наверняка еще и хронические болезни сопутствующие) и сделать тест. Но врач, например, говорит: «Бронхит» или «Я вижу, что это не COVID». Действительно видит? Действительно понимает? Или здесь невозможно со стопроцентной уверенностью отмести вирус?

Николай Крючков: Надо сказать, что по клиническим данным дифференциальный диагноз COVID сделать невозможно на практике. Да, для COVID есть определенный спектр симптомов, которые более часто встречаются при COVID, но гораздо реже при других ОРВИ. Но в каждом индивидуальном случае дифференциальную диагностику провести именно по клиническим признакам невозможно. Для этого и делают тестирование и компьютерную томографию.

Понятное дело, что эта ситуация связана главным образом с недостатком ресурсов. Несмотря на то, что Россия выглядит неплохо, с учетом официальных данных, по объему тестирований… Я напомню, что сейчас всего количество тестов – это где-то от 400 до тысячи на миллион человек. Вот сейчас средний уровень тестирования (ежедневный) где-то приближается к 3 тысячам на миллион. Это большое значение. Это гораздо выше, где-то в раза два, чем было в максимуме, в мае – по количеству тестирований.

Но надо сказать, что, начиная с конца лета, планомерно и очень быстрыми темпами растет количество положительных результатов ПЦР-тестов в общем объеме тестирования. То есть количество тех тестов, которые показали, что у человека есть COVID. В частности, сейчас эта цифра дошла уже до 3,2% от общего объема тестов. Напомню, что максимум был в мае у нас – где-то 5,5–5,6%. Это был май месяц, середина мая. То есть сейчас мы, в принципе, приближаемся опять же к более высоким значениям.

О чем это говорит? Да, пока в целом объемы тестирования, если брать официальные данные, выглядят адекватными, но тем не менее уже виден порог, так сказать, мощности системы существующей. И на самом деле не исключено, что если такой же рост будет продолжаться, то где-то к концу ноября уже этой мощности тестирований, которая сейчас развернута, ее не хватит.

Но на самом деле мы говорим сейчас в целом по стране, я говорил в целом по стране, а во многих регионах на самом деле ситуация значительно хуже, и с тестированиями тоже. И связано это главным образом с недостатком ресурсов. Я имею в виду недостаток самих тест-систем, лабораторий и персонала, который делает тестирование, проводит анализ проб, анализ образцов, а также собственно врачей участковых, главным образом врачей поликлинического звена и медсестер, которые просто не могут такое количество заборов материала провести и визитов на дом. К сожалению, эта та реальность, в которой мы сегодня находимся.

Иван Князев: И еще плюс ко всему то, что тесты иногда друг другу противоречат. Вот Курганская область нам пишет, телезритель: «У сына взяли два теста. Разница – 15 минут. Один дает положительный режиссер, а другой – отрицательный. Что делать дальше – непонятно».

Николай Крючков: Я хочу сразу пояснить эту ситуацию. Дело в том, что для ПЦР-тестирования, когда забор отделяемого происходит из носоглотки, очень важно, как выполняется забор. Очень важно его выполнить правильно. Если это выполняется неправильно, то, соответственно, неудивительно, что результат может быть ложно-отрицательным, например.

Иван Князев: То есть здесь еще и от медиков зависит, как он делают?

Николай Крючков: Смотрите. Очень важный момент, который я могу просто как рекомендацию дать всем. В случае получения положительного результата обязательно дождитесь… Ну понятно, начинайте действовать, как будто у вас COVID, но, пожалуйста, дождитесь результатов повторного ПЦР-тестирования. То же самое и с антителами.

Почему? Потому что при индивидуальном тестировании, то есть на уровне индивидуальной оценки результата, частота ложно-положительных результатов очень высокая. То есть если вы получаете положительный результат тест, то обязательно нужно его подтвердить повторно. Если получаете отрицательный результат тест, при этом забор образца был выполнен правильно, то есть действительно мазок был выполнен правильно, то можете дальше не проверять. Это очень важный алгоритм.

Тамара Шорникова: Николай Александрович, коротко. А сколько дней действительно результативен тест ПЦР? Потому что некоторые врачи говорят, мол: «Если в первые два дня сдадите тест, то тогда что-то покажет. А дальше – бесполезно».

Николай Крючков: Дело в том, что, действительно, анализ ПЦР, который оценивает репликацию, наличие вирусных РНК в отделяемом, он зависит от количества этого РНК-материала в отделяемом. Соответственно, это количество меняется с ходом заболевания. Сейчас установлено, что от начала клинических проявлений симптомов в течение 7–10 дней полностью уже прекращается… ну, при среднетяжелом и легком течении заболевания полностью прекращается выделение РНК из верхних дыхательных путей. Это говорит о том, что если симптомы у вас появились, то нужно в течение недели успеть сделать этот анализ.

Поэтому уже очень высока вероятность, что вы не сможете… то есть невозможно будет определить и установить наличие вируса именно в верхних дыхательных путях. Это, конечно, не говорит о бронхоальвеолярном лаваже, о мокроте. Но это тяжелые и редко используемые методы, поэтому мы о них и не говорим сейчас.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Понятно. Спасибо.

Николай Крючков: Спасибо.

Иван Князев: Николай Крюков, генеральный директор контрактно-исследовательской компании, иммунолог, был с нами на связи.

Много людей жалуются на то, что заставляют их сидеть дома, повторные тесты не делают, тесты часто ошибаются, а бесплатно тоже во многих регионах сделать тест практически невозможно.

Тамара Шорникова: Вот Карелия, например: «Из шести сотрудников отдела пять сотрудников заболело. У первого заболевшего тест на COVID положительный. Никакой реакции Роспотребнадзора. Соответственно, тестов никто не делает».

Иван Князев: Вот такая картина. Ну а сейчас переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)