Тишина дороже золота

Гости
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций Москвы
Артем Кирьянов
депутат Государственной Думы РФ

Александр Денисов: Вот соседи всегда мешают. Ремонт делаешь – они лезут: «Когда прекратите?» – стучат. Прекратил – тебе покоя нет: за стенкой начинают тарахтеть перфоратором. Жизни вообще никакой!

Анастасия Сорокина: Новый кодекс о тишине помирит всех, а точнее – заставит раскошелиться тех, кто нарушит ночной покой соседей в многоквартирных домах. Госдума рассматривает предложение – ужесточить наказание за нарушение тишины и повысить штрафы до 50 тысяч рублей. Об этом мы поговорим вместе с вами.

Александр Денисов: Ну и все мы знаем, что в каждом регионе есть свой так называемый закон о тишине. Зачем потребовалось писать новый закон, поднимать штрафы – рассказал нам депутат Анатолий Выборный, сегодня в эфире дневного «Отражения» он прокомментировал. Посмотрим.

Анатолий Выборный, депутат Государственной Думы РФ: «Нарушением тишины признаются звуки, источник которых находится в жилом помещении или нежилом помещении, и его слышно за пределами, причем явно. Да, сегодня есть СанПиН, который устанавливает, какие требования к шуму в ночное время, какие в дневное время, но сегодня нет правил, которые бы установили, что не является нарушением тишины.

Например, не будут считаться нарушением тишины звуки, источником которых является обычная жизнедеятельность человека: плач ребенка, звук воды, шум шагов при ходьбе и так далее.

Нет единого органа, который бы устанавливал механизмы доказательств так называемых, которые были бы основой для привлечения к ответственности. Согласно проектируемым новеллам, эти механизмы мы предлагаем делегировать законодательным собраниям субъектов Российской Федерации и исполнительной власти в рамках действующих и в будущем принятых нормативно-правовых актов».

Анастасия Сорокина: Ну и хотим спросить вас: высыпаетесь ли вы или соседи вам не дают? Ответьте, пожалуйста, коротко: «да» или «нет». Подведем итог в конце обсуждения.

Александр Денисов: Вот высказался депутат Анатолий Выборный, сказал, что нет механизмов борьбы, четких механизмов борьбы с теми, кто шумит и мешает спать.

Обсудим это с нашим первым собеседником – Константином Крохиным, председателем Союза жилищных организаций Москвы. Константин Викторович, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Константин Крохин: Добрый вечер, здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте. Константин Викторович, ну есть же региональные законы о тишине.

Анастасия Сорокина: Что с ними не так? Почему какие-то изменения теперь потребовались и ужесточение штрафов?

Константин Крохин: Дело в том, что я прямой логики и прямой связи тоже здесь не увидел, исходя из этого объяснения. Действительно, нет механизма привлечения к ответственности, потому что… В развитых странах это полиция или специальные инспекции, которые по сути являются такой локальной местной полицией, у которой есть приборы, позволяющие измерять уровень шума, и есть четкий регламент действий, когда поступила подобная жалоба.

В нашей стране единые органы федеральной полиции, которые не имеют регламента и не имеют соответствующего соглашения с органами власти субъектов о том, чтобы полицейские действовали в определенном порядке, когда поступает такая жалоба. То есть было бы логично, если бы Министерство внутренних дел или федеральный законодатель в своем проекте как раз говорил о таком механизме – о наделении полиции или о создании локальной полиции, добровольных дружин, иных формирований. Или, например, органы жилищного надзора могли бы быть такими полномочиями наделены, которые бы могли эти функции исполнять.

Однако этот законопроект говорит о том, что региональные законодательные органы власти должны эту проблему решить. Это выглядит как некий такой футбол на региональный уровень.

Анастасия Сорокина: Константин Викторович, но вопрос-то идет о ночном времени. Вот вы говорите: дружина, люди должны замерять. Вот ночью происходит шум. Может, он на какое-то время всех разбудил, а потом выключился. Как поймать этого человека, который мешает, наказать его и доказать, что действительно шум ночной существует и мешает людям жить? Может полиция и не подоспеть к моменту, когда действительно он будет мешать спать соседям.

Константин Крохин: Если бы этот орган существовал и существовал регламент, человек потерпевший мог бы сам зафиксировать этот шум, записав его на свой телефон, диктофон или магнитофон. И потом это доказательство можно было бы использовать при рассмотрении административного дела.

Но ведь законопроект, вы только что услышали, он совершенно пустой. Там нет никаких норм, никаких нововведений, новелл, а только есть поручение региональным парламентам заняться этой проблемой. Я считаю, что в данном случае ночное время, дневное – неважно, в какое время происходит шум. Он должен превышать определенное количество децибел. И это должно быть прописано в нормативном акте. Ни региональный закон, ни в данном случае закон федеральный, вот этот проект, он эти нормы не устанавливает.

Значит, у нас действует СанПиН – санитарные нормы и правила. И в соответствии с ними большинство шумов, которые раздражают в быту наших сограждан, они не превышают установленный предел децибел и не нарушают в этом смысле ничьих прав. Поэтому я полагаю, что к этой проблеме нужно вернуться с точки зрения того, а что является нарушением, какой уровень шума. Вообще не должно быть шума в ночное время? Чего добиться, скорее всего, невозможно в жизни реальной.

Поэтому, на мой взгляд, это такая, знаете, словесная интервенция. То есть о себе напомнили депутаты, в данном случае господин Выборный. Какая-то непонятная инициатива, мы ее обсуждаем, но никаких правовых последствий, никакого влияния на улучшение жизни людей этот законопроект не принесет.

Александр Денисов: Константин Викторович, вы знаете, а я подумал: может быть, проблема больше не в соседях, а в юридических лицах? Потому что ночь – это как раз время, в частности в Москве, да и в других городах, когда можно, например, прекрасненько начать себе ремонт рынка. Днем там торгуют, а ночью он свободен – все, пожалуйста, начинаем шуровать, тарахтеть. Ночью завозятся товары. Огромные автофургоны, которые стоят до десяти на кольцевых трассах, в отстойниках, они устремляются в город, к супермаркетам. Супермаркеты обычно с домами. Шумят до утра. Дороги принято ремонтировать тоже ночью. Ну как днем отремонтируешь? Кругом пробки, все стоят.

Анастасия Сорокина: Или, например, магазин внизу находится – и начинается разгрузка какая-то ночная, тоже очень громко.

Александр Денисов: Да. Вот с этим в законе было бы неплохо как-то тоже вопрос решить.

Константин Крохин: Видите ли, в данном случае вы привели примеры, которые никакого отношения к шуму в жилых помещениях не имеют. Условно, даже если у вас на улице идет разгрузка, погрузка или даже ремонт дороги, то вы закрыли окно и форточку, замерили шум – у вас нет шума. То есть никаких норм это не нарушает.

Те нарушения, о которых вы говорите, касаются компетенции административно-технической инспекции. И, как правило, эти органы очень быстро наказывают и строителей, и магазины, которые в неположенное время разгружаются. Там не от шума это зависит, а от того, что в ночное время они не должны разгружаться в принципе. И определенное движение определенных видов транспорта также запрещено на придомовой территории в ночное время. Это возможно только на магистралях, на кольцевых магистралях, вылетных и так далее.

Поэтому те примеры, о которых вы говорите, этот закон с ними не борется. Он направлен все-таки на другое – на шум внутри помещения, внутри здания, внутри многоквартирного жилого дома. И с точки зрения тех проблем, с которыми мы в быту и практике сталкиваемся, этот законопроект, к сожалению, их не решает. По крайней мере, из объяснений депутата я так и не увидел, каким образом этот закон, если он будет принят, поможет региональным властям, поможет гражданам.

И самое главное, что я увидел – это 50 тысяч штрафа. То есть я вижу фискальный интерес – увеличить штраф, чтобы пополнить бюджет. С чем, конечно, мы согласиться не можем. Если бы был штраф даже 5 тысяч, но он был бы неотвратимый и понятный всем, то от этого было бы гораздо больше порядка, чем эскалация этой штрафной ответственности. Да хоть 500 тысяч напишите! Если в данном случае нет механизма, то большинство правонарушений останутся безнаказанными либо будет опять же коррупция. То есть проверяющий будет вымогать деньги у потенциального «нарушителя». Но раз нет механизма определить его вину, с точки зрения приборов, с точки зрения критериев и признаков правонарушения, то здесь, кроме коррупции, ни к чему больше это не приведет.

Анастасия Сорокина: Дадим слово нашим зрителям, Константин Викторович, и вернемся к обсуждению. Из Кемерова дозвонилась Ольга. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Ольга, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Слушаем вас, говорите.

Зритель: Добрый. Частично речь Константина я прослушала, но, в принципе, концепция мне понятна. И я полностью поддерживаю. Как раз вопрос состоит в том, что сдают квартиры, заселяются соседи, устраивают пьянки, дебоши, выходят в коридор. Это и драки, и «покурим». Ну ладно, хорошо, «покурим» мы отодвинем. Обсуждение каких-то вопросов. Переругались соседи с верхних и нижних этажей, полностью на этаже.

Но данный вопрос мы решили, и слава богу. Это было не вчера. Дело в том, что не давали номер телефона хозяина квартиры. Ну, все равно добилась и, скажем так, пошла ва-банк. Думаю: «Сказать скажу, но сделать тоже можно». И вынесла типа уже принятое решение: «Если в ближайшие дни, в течение трех суток не будет решен вопрос с такими «замечательными» соседями, которым вы предоставили жилье (а вы имеете с этого выгоду), то соседи с девятого, восьмого, седьмого этажа – и не один, и не два, и не три человека, а их гораздо больше – коллективно обратятся в суд. И будете возмещать моральный ущерб непосредственно соседям, потому что были прецеденты драк. И это мягко сказано. Спят дети, мешают, все остальное».

Александр Денисов: Ну и чем дело закончилось?

Анастасия Сорокина: Прекратилось?

Александр Денисов: Тот, кто сдавал квартиру, он выселил?

Зритель: В итоге я уже всех достала. Мне сказали: «Разговаривай сама». Наконец-то я добилась, чтобы дали номер телефона непосредственно хозяина. Я это ему все просто озвучила. Хотя на самом деле не было у нас подготовленных документов. Он сказал: «Хорошо, я вас понял». Вы не поверите, просто за сутки решился вопрос – соседей, ну скажем так, тех, кто снимал квартиру, выселили.

Александр Денисов: Выселили он их, да?

Зритель: В принципе, это хорошо. Другой вопрос… Я тороплюсь, чтобы не занимать слишком много времени в эфире, скажем так, вываливая информацию.

Другой вопрос. Когда вызываешь полицию на подобные ситуации… А это касается не только данных соседей. Сдается очень много жилья, и также пьянки, дебоши. Пока не найдутся добрые люди, кто навешает хороших… Понимаем все – чего. И наступает тишина.

Александр Денисов: Хороших приветов. Вот так скажем, Ольга. Вечерних. Да?

Зритель: Да, да. Культурнее скажем. Вызываешь полицию. Полиция приезжает непосредственно к тому, кто вызывал. Составляют протокол, насколько я понимаю, так правильно будет по полицейским нормам. И благополучно уезжают. Не идут выяснять, кто плохие люди, почему они нарушают. Им это не надо. Это раз.

«Решайте вопрос через участкового». График работы участковых крайне неудобен, особенно если человек работает, а участковый принимает два раза в неделю, и исключительно с шести до восьми. Ну, это в лучшем случае. Или такой график работы, когда человек не попадает. Например, именно во вторник мне нужно прийти. Ну, все мы живем… Есть же письменные обращения или еще что-то. Выступал Константин, по-моему… Правильно, да?

Анастасия Сорокина: Да.

Зритель: Я с ним полностью согласна, что принятие этого нового закона – это просто трата времени и денег наших налогоплательщиков.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам, Ольга, спасибо за такой подробный рассказ.

Константин Викторович, вот видите, согласны с вами зрители.

Константин Крохин: Я хочу сказать, что зрительница как раз две проблемы и осветила.

Первая – то, что полиция загружена. Понятно, что неудобный график. Но я бы еще добавил, что, как правило, у участковых, помимо обычных административных правонарушений, в расследовании находятся в том числе и тяжкие преступления. Я просто представляю себе, насколько они загружены, и им не до этого. То есть нужен какой-то орган – либо новая штатная численность специально для органов внутренних дел, либо другая инспекция, другая локальная полиция, которая бы занималась мелкими правонарушениями, особенно административными.

И второй пример очень хороший привела зрительница, он касается влияния общественности. И в деятельности нашего союза, и в деятельности жилищных объединений как раз это единственный доступный механизм урегулирования конфликтных и спорных ситуаций. И чаще всего как раз это работает, и только так мы можем решить какие-то бытовые неудобства, бытовые проблемы, потому что, повторюсь, нет законодательно установленного органа, кто бы эти мелкие бытовые споры решал на сегодняшний день.

И кроме как договориться с соседями методами общественного влияния, опять же влияния на владельца… Вот здесь про арендатора очень правильно сказали. Владелец жилья – он прежде всего сосед, и он должен заботиться о том, чтобы его доход, его небольшой личный бизнес не приносил неудобств соседям. И этот человек примет правильное решение. Надо удалять таких арендаторов.

Александр Денисов: Он решил вести бизнес по-тихому. Спасибо вам большое, Константин Викторович.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Константин Крохин, председатель союза жилищных организаций Москвы.

Еще один звонок – из Красноярского края. На связи Галина. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот у нас какая проблема. Мы страдаем тоже из-за соседей, из громкой музыки. Вызывали не раз полицию в 21 час вечера. Я говорю: «Встаем в 5 часов утра на работу». Они говорят: «Они имеют право гулять до 23». Вызываем и в час, и в два часа – никаких результатов! А я знаю, что можно слушать музыку, чтобы звук не превышал стен своей квартиры. Дискотеку устраивают. Вот как? Правомерно нам полиция отвечает или нет?

Александр Денисов: Галина, а что они слушают, какую музыку? Интересно.

Зритель: Ну, всю музыку – с барабанами и все прочее. Музыка гудит на весь подъезд. Это что-то с чем-то! У меня дочь встает в 5 утра, нужно вставать на работу, 12 часов смена. Представляете? И не высыпаешься. А полиция бездействует!

Анастасия Сорокина: А договориться с соседями не получилось? Вы не пытались выйти с ними на контакт?

Зритель: Пытались мы. Они говорят: «А мы слушаем музыку, мы имеем право». Я говорю: «Простите, время – час ночи. Вы о чем говорите?» Или, допустим, 9 часов вечера. Я говорю: «Дочь встает в 5 утра». И соседи собирались, приходили, но – бесполезно!

Александр Денисов: Спасибо, Галина, спасибо за звонок.

Анастасия Сорокина: Спасибо за вашу историю.

На связи с нашей студией эксперт – Артем Кирьянов, первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты Российской Федерации. Артем Юрьевич, здравствуйте.

Артем Кирьянов: Здравствуйте.

Александр Денисов: Артем Юрьевич, вот мы сейчас беседовали с Константином Крохиным. Я высказал свое мнение личное, что больше мешают спать юридические лица. С соседями можно договориться, ну, так или иначе…

Анастасия Сорокина: Ну, не со всеми.

Александр Денисов: Да, да. Дороги делают, завозят товар, ремонт, ремонтируют здание, строят, сносят и прочее.

Вот у меня была история, был в командировке в Оренбурге, в гостинице, она такая в форме каре. И как раз внутри, во внутреннем дворе ночной клуб. Очень удобно – можно танцевать прямо в номере.

Анастасия Сорокина: Слышно хорошо?

Александр Денисов: Да. Но я, правда, не собирался, мне нужно было на следующий день работать. Спустился вниз… Артем Юрьевич?

Артем Кирьянов: Да-да.

Александр Денисов: Спустился вниз и увидел, что там полиция стоит. Многие постояльцы тоже жалуются. И мне полицейский говорит: «Вы будете писать протокол?» Я объясняю, говорю: «Да мне поспать хочется. Можно и без протокола». Он говорит: «Протокол можем заполнить, а вот музыка продолжится». Я говорю: «А почему?» – «А потому, что им дешевле заплатить этот штраф, какой-то небольшой, но заработать на продаже алкоголя, на этих танцах – в общем, на всем этом кипише».

Вот такая история. И ничего не сделаешь, Артем Юрьевич.

Анастасия Сорокина: Пока мы восстанавливаем связь, выслушаем еще один звонок – из Петербурга на связи Александр. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Зритель: Я хотел сказать такую вещь. Мы проживаем… ну, относительно недавно переехали в новостройку. И вот у нас постоянно тоже происходит такое. Поднимались, тоже говорили: «Почему шумите?» Ну, вроде заканчивалось. Другое дело, что на следующий день или чуть попозже в другой квартире происходит то же самое, в третьей квартире.

Теперь по-другому иногда делают: сначала перфоратор… Допустим, разрешено с 8 до 22 вечера. Перфоратор в 22 заканчивается – и начинается стук, ну, ламинат кладут, еще что-то. Они уже конкретно вроде бы не шумят вроде бы, но постоянный стук. Ну а поскольку мы живем в мегаполисе, естественно, раннее просыпание, в 5 утра подъем.

Другое дело, что мне интересен вот такой вопрос. У нас же ремонт делают не какие-то строительные компании, а черный нал происходит. Вот в чем дело. Люди нанимают кого-то по интернету, у них нет разрешения на работу.

Нас топили, между прочим, выше этажом, через этаж. Нас затопили, я ходил туда. «Ну, ничего страшного, мы подкрасим». В общем, вот такая аналогия. В другой квартире шумели, поднялся туда: «А вы кто?» – «А мы из Старой Руссы, нас наняла женщина, мы ей делаем». Я им объясняю: «Так женщину сюда приведите, пускай она присутствует, и делайте ремонт». А он наушники одевает, у него там музыка, и он перфоратором строчит.

Александр Денисов: В общем, Александр, вы со всей Россией подружились, пока ходили по своему дому и…

Анастасия Сорокина: Уже знаете, кто где сделал ремонт.

Зритель: Да-да. Хотите – верьте, хотите – нет. Вот что происходит. Но мне интересен действительно этот вопрос: откуда деньги, как они платятся? Это же все черный нал получается. Разрешения нет. Считайте, мы 26 марта въехали, а он до сих пор делает в однокомнатной квартире ремонт. Вот сейчас июль, а он его все делает.

Александр Денисов: Александр, в верном направлении мыслите. Надо пустить налоговую по всем этим квартирам – пусть обойдет.

Анастасия Сорокина: Вот уж тишина начнется!

Александр Денисов: Да. Выставят налог на самозанятых. Или что там?

Анастасия Сорокина: Еще раз пробуем связаться с Артемом Кирьяновым.

Артем Кирьянов: Да-да, я слышу вас.

Александр Денисов: Здравствуйте, Артем Юрьевич, еще раз.

Артем Кирьянов: Ну смотрите, уже накопилось много вопросов, поэтому я постараюсь по всем из них сказать какую-то фразу.

Во-первых, что касается действий полиции на сегодняшний день. Очень проблемно на сегодняшний день полицейским – будь то те люди, которые приезжают по вызовам в вечернее и ночное время, будь то участковые – решать эти вопросы. То есть, грубо говоря, полномочий не хватает. До 23 часов вроде как музыку слушать можно, а после 23 часов, например, гражданин имеет право не открывать дверь.

Соответственно, для полицейских, которые приехали в час ночи, у них альтернатива такая: либо они используют закон «О полиции», где говорится, что в квартире есть подозрение на совершение преступления, и тогда выламывают дверь… Но это очень спорная позиция. Человек может потом обратиться за компенсацией ущерба, в том числе полицейские понесут уже внутреннее наказание. Поэтому как-то так редко происходит.

Участковые тоже на сегодняшний день загружены настолько, что обижаться на них, что у них два раза в неделю прием – это, конечно, обижаться на себя. То есть надо, действительно, делать как можно больше участковых. У нас на сегодняшний день в Москве, насколько я помню, чуть более 3 тысяч, ну, может быть, 3 400 участковых на всю Москву, на весь наш мегаполис. То есть это совершенно недостаточный формат.

Также еще есть проблематика в том, что, по крайней мере раньше, не везде действовали нормы, и местное законодательство не позволяло полиции осуществлять даже составление протоколов по таким нарушениям.

Что касается постоянного ремонта. Ну смотрите, здесь как? Мы здесь не можем требовать от гражданина каких-то документов или согласований до того, как он закончит ремонт и соответствующие материалы оформит в БТИ. Там уже будет понятно. То есть ремонт гражданин может делать сам, может делать его родственник, кто угодно может делать, необязательно нужна строительная компания. И как правило, ремонтами действительно занимаются бригады частников. Хочу сказать нашему телезрителю, что в последнее время мы видим, как эти бригады частников все-таки переходят, скажем так…

Александр Денисов: Да они обычно грамотные, Артем Юрьевич, они очень грамотные. Они знают, например, что с часу до трех нужно посидеть тихо, потому что по закону в Москве (я про Москву говорю) нужно дать поспать людям.

Артем Кирьянов: Конечно.

Александр Денисов: До семи. Они в семь кладут свои молотки и говорят: «Все, дальше аккуратно мажем стены, не шумим». В общем, как правило, знающие.

Артем Кирьянов: Так оно и происходит, но далеко не везде, кстати. И на самом деле очень важно, чтобы совет дома, ТСЖ, управляющая компания этими всеми вопросами рулили. То есть это уже такая функция внутреннего распорядка. Если у вас бестолковый председатель ТСЖ, то, конечно, ремонт может быть когда угодно. А если у вас в доме все нормально выстроено, то ни один жилец не будет делать ремонт вне того графика, который есть.

Александр Денисов: Артем Юрьевич, извините, прерываю. Можно же… Вот правильно вы сказали: председатель ТСЖ может надавить. У всех же шлагбаумы, как правило, есть. Может сказать: «Ребята, будете беспределить, – ну, говорим по-русски, – все, отбираем ключи от шлагбаума, не сможете заехать, будут трудности. Ведите себя, как все».

Артем Кирьянов: Это на самом деле не совсем законная история, конечно. Практика богаче, чем наши представления о ней. Вот вы такой способ знаете. Есть еще другие способы.

Анастасия Сорокина: Артем Юрьевич, все-таки возвращаюсь к предложению, к этой статье в Жилищный кодекс, которую хотят добавить, об обязанностях собственников помещений в многоквартирных домах соблюдать режим тишины. Что-то изменится?

Артем Кирьянов: Вы знаете, во-первых, любое добавление в Жилищный кодекс – это важно. И я, в общем, с пониманием отношусь к такой инициативе.

Второе – то, о чем говорили уже неоднократно. Сдается квартира в аренду, а дальше собственник как бы не чувствует ответственности никакой за то, что там происходит. Если ему все нравится и, грубо говоря, нет никакого ущерба квартире, то он совершенно равнодушен к тому, как себя люди ведут, снявшие эту квартиру. И тут, конечно, серьезное заметное повышение штрафов, причем именно штрафов, которые будут приходить независимо от того, кто там живет, на собственника, – вот это, конечно, путь для решения.

Анастасия Сорокина: А кто эти штрафы будет выписывать, если опять-таки полиция тут у нас ничего не может, участковый тоже занят?

Артем Кирьянов: Я думаю, что эта ситуация все равно найдет свое решение. То есть на самом деле для того, чтобы установить, что в квартире шумят в три часа ночи, идет дискотека, не надо заходить в квартиру.

Анастасия Сорокина: Хорошо, сняли на мобильный телефон. А дальше-то с этим куда?

Артем Кирьянов: Нет-нет-нет, смотрите…

Александр Денисов: Чувствуется, у Анастасии конкретный случай. Артем Юрьевич, вам надо что-то посоветовать.

Анастасия Сорокина: У меня очень конкретный случай!

Александр Денисов: Да-да-да. А то мы так не закончим.

Артем Кирьянов: Я прямо очень коротко. Что должно быть? Как должно быть? Полиция приезжает, слышит шум, который разносится по коридору, заполняет протокол. Соответственно, на основании этого протокола собственнику жилого помещения выписывается штраф. У нас сейчас штрафы быстро выписываются. И с его карточки снимается 50 тысяч рублей. Вот после первого снятия уже возникнет вопрос: «Слушайте, а что там у вас происходит, дорогие арендаторы?» И я думаю, что будет смена жильцов. Это один из способов.

Александр Денисов: Спасибо большое, Артем Юрьевич.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. Это был Артем Кирьянов.

Александр Денисов: Настя, подведешь итоги? Тебе цифры в руки.

Анастасия Сорокина: Итоги в руки, да?

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: «Недосыпаете ли вы из-за соседей?» «Да» – ответили 74% опрошенных. Соответственно, 26% сказали «нет».

Александр Денисов: А у нас интересные сообщения, буквально парочку прочитаю. Краснодарский край пишет: «Нужно запретить ремонты на законодательном уровне». Интересное предложение! Лилия: «У нас тишина, скукота». Лилия, понимаем вас. Хочется, чтобы горело все синим пламенем. Волгоградская область: «Соседи-пенсионеры каждое утро под окном созывают кошек, кормят, галдят громко, а днем спят». То есть накормят и с чистой совестью ложатся спать.

Ну а мы с чистой совестью переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
За шум в многоквартирном доме могут ввести штраф - 50 тысяч рублей