Торговые центры открылись впустую

Торговые центры открылись впустую
Бизнес больше не кошмарят?
Лукашенко снова победил
Пенсия мечты и реальность
Молодёжь считает коррупцию несправедливостью - есть шанс её победить, говорят эксперты
Выборы в Белоруссии
Где в России можно хорошо отдохнуть и как удержать туристов после открытия границ?
В Госдуме предложили отменить транспортный налог на отечественные авто
Как привлечь подростков к физкультуре? В новом учебном году школьники могут столкнуться с гиподинамией и ожирением
Продажи алкоголя снизились. Но россияне стали делать его сами и покупать контрафакт
Что нового? Якутск, Екатеринбург, Чебоксары
Гости
Николас Коро
главный куратор Исследовательского центра брендменеджмента и брендтехнологий, член совета Гильдии маркетологов
Ксения Рясова
президент FiNN FLARE

Анастасия Сорокина: «Торговые центры открылись впустую». Возобновившие работу с 1-го числа непродовольственные магазины отмечают спад потребительского интереса, хотя ожидали-то как раз обратного – всплеска после трех месяцев изоляции. Куда же пропал покупатель? Отвык тратить или полюбил копить? Подробнее поговорим на эту тему в ближайшее время.

Александр Денисов: Да. И у нас опрос, проведем его вместе с вами, естественно. Задаем вам такой вопрос: опасаетесь ли вы ходить по торговым центрам? «Да» или «нет».

Анастасия Сорокина: Ну, раз ты сказал «у нас опрос»: Саша, а ты опасаешься ходить по торговым центрам?

Александр Денисов: Я не хожу.

Анастасия Сорокина: Некогда? Звоните, пожалуйста, высказывайте свое мнение и рассказывайте об опыте, потому что мы действительно еще не успели дойти до торговых центров. А вот какие наблюдения у вас? Будет интересно услышать. Так же, как и мнения экспертов.

На связи Ксения Рясова, президент Finn Flare. Здравствуйте, Ксения Евгеньевна.

Александр Денисов: Интересно, а мой голос засчитали, что я не хожу?

Анастасия Сорокина: Ну, попросим, чтобы засчитали, Саша. Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте, да. Скажите, стоит ли судить? Сколько там? Три дня уже прошло, как открылись торговые центры, да? Ну, как говорят сами представители торговых сетей: «Посетители есть, а покупателей нет». Как объясняете?

Ксения Рясова: Ну, я сама была в понедельник в торговом центре «Европейский». У меня было такое ощущение, что я одна на этаже нахожусь. Людей абсолютно нет. Была еще какая-то семья с маленьким ребенком.

Мне даже непонятно, почему люди так боятся. Когда приходишь в продуктовый магазин – людей полно, и они стоят рядом, никакая дистанция не соблюдается. То есть реальная опасность заразиться в продуктовом магазине гораздо выше. А когда я приехала в «Европейский», то народу нет, все продавцы в масках, санитайзеры, перчатки. Ну, то есть все нормы соблюдаются, но люди, очевидно, до сих пор боятся и не пришли абсолютно.

Трафик – минус 75% к прошлому году, если брать конкретно этот магазин. А если взять в целом по Москве, то минус 61% – трафик к прошлому году по сопоставимым дням.

Анастасия Сорокина: Ксения, может быть, все связано с тем, что люди сидели долгое время в ситуации, когда не было дохода, и особенно тратить нечего сейчас в магазинах? Вот вы как выстрагиваете свою стратегию? Сейчас будете делать в магазинах большие скидки или какие-то специальные предложения? Или все-таки уйдете в онлайн-торговлю? Как планируете восстанавливаться?

Ксения Рясова: Ну, у нас и в прошлом году 30% продаж давал онлайн. Поэтому сейчас основное направление развития у нас – это онлайн-продажи. С точки зрения офлайна, с точки зрения нашей розницы, ну, есть маленькая надежда на то, что закончится дождь и люди все-таки придут в торговые центры покупать летние платья, футболки, как бы будет летнее настроение.

Сейчас настроение у всех, конечно, ужасное. Мало того что все обеднели, а во-вторых, еще такая ужасная погода. Мы заманиваем скидками, у нас скидки до 70%. Мы всем послали SMS, оповестили об этом. Поэтому сказать, что мы никак не заманивали людей, тоже нельзя.

Анастасия Сорокина: Ксения, знаете, очень часто рассказывают представители магазинов… Такие красочные у них вывески, и скидка у них на всю витрину! А потом, когда покупатели смотрят… В общем-то, продавцы сначала цену увеличивают, а потом делают вид, что они сделали скидку. Вы не прибегаете к таким уловкам?

Ксения Рясова: Вы понимаете, людей не обманешь, они сейчас очень опытные. У нас такое бывает, что у нас наслаивается акция в интернет-магазине и совсем другая акция в офлайновых магазинах. И разница, например, на куртку, которая стоит 10 тысяч, – 100 рублей. Вот люди это высчитывают, эти 100 рублей, и заказывают в интернете с доставкой в тот же магазин.

То есть люди сейчас стали настолько опытные! Не приведи бог, ты так сделаешь – ты навсегда потеряешь этого покупателя, и потом он уже больше к тебе никогда не вернется. Так делать точно нельзя. Вот что угодно, лучше ничего не делать, но ни в коем случае не обманывать.

Александр Денисов: Судя по интерьеру, поздний вечер, а вы до сих пор на работе сидите и голову ломаете, как жить дальше, да?

Ксения Рясова: Нет, на самом деле я уже вернулась с работы, я сижу дома в кабинете. Я уже вернулась по пробкам, как раз успела к эфиру. А так, да, я езжу на работу, мы работаем. Мы работали и во время карантина, но удаленно в основном.

Александр Денисов: Стратегию как-то продумывали? Все-таки легко было предположить, что люди будут бояться?

Ксения Рясова: Мы однозначно знали, что люди будут бояться, поэтому у нас не было никаких иллюзий на счет того, что в первый день откроется, будет большой трафик, будет много покупок. Мы в и дальнейшем, и сейчас, и каждую минуту делаем ставку только на онлайн, только на интернет-магазины, на площадки другие. Расчета на то, что даже осенью… Мы делаем все, чтобы у нас были максимальные продажи онлайн.

Александр Денисов: Вы знаете, мне сегодня рассказывали, что в ГУМе после каждого покупателя (а там их тоже немного) берут и каждую вещичку начинают обрабатывать, дезинфекция. Ну ладно, в ГУМе товар все-таки какой-то дорогой, наверное, редкостный. А в масс-маркете? Я с трудом себе представляю, что вы, например, все обрызгаете, каждые штаны, каждую футболку. Как это будете делать-то?

Ксения Рясова: Вы не поверите. Во-первых, мы не масс-маркет, а средний сегмент. Во-вторых, мало того, мы все-все-все отпариваем, каждую вещь, после примерки. Когда я была в магазине в понедельник, там была одна женщина в примерочной. Ну, после нее можно десять раз все отпарить. Людей вообще нет. Но даже если бы они были, мы как раз настроились на то, что мы будем отпаривать.

Но в Подмосковье, в аутлетах нам даже запрещают вообще открывать примерочную, даже с условием, что мы будем отпаривать после каждого потребителя. Мне интересно, как продавать блузки, футболки, платья летние без примерки. Ну, куртку еще можно продать без примерки, а вот закрыть… На всякий случай они перебдели немножко и решили закрыть примерочные кабины. А как торговать после этого – Роспотребнадзор нам не объяснил.

Александр Денисов: Да легко! Берешь сразу два-три платья, дома примеряешь, а оставшиеся сдаешь.

Ксения Рясова: Ну да, мы согласны на такие условия. Просто покупатель не очень хочет.

Анастасия Сорокина: Покупатель сейчас продиктует продавцам условия продаж? То есть можно ли сказать, что это на руку всем покупателям и нам ждать того, что цены начнут в магазинах снижаться, не дожидаясь сезонных распродаж, и вообще теперь все будет в разы дешевле на постоянной основе, чтобы восстановилась эта покупательская способность?

Ксения Рясова: Вы знаете, у нас сейчас скидки до 70%. У нас маржа… Такой низкой маржи у нас не было в принципе никогда. Апрель и май мы закончили с большими убытками, и именно потому, что очень низкая маржинальность. У нас практически… Мы продаем товар чуть выше себестоимости. Я думаю, что сейчас выгодный момент для покупок. Другое дело, что у людей денег нет, поэтому эта выгода не для всех, а только для тех, у кого есть такая возможность.

Александр Денисов: А вариант снижения себестоимости вообще существует? Может быть, исключительно на русское производство рассчитывать?

Ксения Рясова: Вы знаете, русское производство несколько дороже, чем китайское, обходится.

Александр Денисов: Дороже?

Ксения Рясова: Да, конечно. Мы считаем. У нас много производств в России. У нас своя фабрика есть в России. Но российское производство получается дороже, чем Китай, Вьетнам, Бангладеш, Индия. Поэтому нам как раз для того, чтобы снижать себестоимость, приходится размещать в Юго-Восточной Азии свои заказы. Мы думаем, как снижать себестоимость, потому что понятно, что покупательская способность падает. Ну, сделать это за счет снижения качества мы точно не хотим.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это была Ксения Рясова, президент компании Finn Flare.

У нас есть опрос первых посетителей торговых центров. Интересовались корреспонденты, что же они купили и по какой цене. Давайте посмотрим.

Александр Денисов: Что почем, в общем.

ОПРОС

Александр Денисов: Вот интересные сообщения пишут, есть остряки, в Воронежской области они живут. «Раньше впаривали, а теперь отпаривают».

Анастасия Сорокина: Кстати, о стратегиях продаж давайте поговорим с Николасом Коро, членом совета Гильдии маркетологов. Добрый вечер.

Николас Коро: Доброго вечера всем.

Анастасия Сорокина: Николай, как же теперь маркетологи будут выстраивать стратегию, как они будут заставлять людей приходить в магазины и покупать? Выигрывает тот, кто продает дешевле?

Николас Коро: Ну давайте договоримся о терминах. Ни один маркетолог мира ни разу не смел заставить кого-либо купить.

Анастасия Сорокина: Ну, по-моему, это лукавство. А как же все эти уловки психологические? Есть и музыка в магазинах, и товары распределяются по определенной логике, и так далее, и так далее. Чем же тогда маркетологи занимаются?

Александр Денисов: А знаете, шутка еще есть такая: «Где правда, а где маркетинг?» Давайте разберемся.

Николас Коро: Ну, правда, начало этой шутки начинается со слов о трех степенях статистики. Но у нас для этого просто сегодня не будет времени.

Маркетинг занимается все тем же, все так же – создает историю продукта и коммуникационные цепочки от производителя до продавца. Но продается только то, что нужно потребителю, то, что он жаждет, то, что он хочет, то, что он получает. То, что сказали вы: «А как же так? А создание музыки, атмосферы?» – это не то, что продает, а это то, что создает комфорт и настроение человеку, который пришел что-либо купить.

И сейчас мы можем только об одном говорить – о том, что любые демпинговые истории, какие-то тотальные громкие распродажи – это совершенно бессмысленная история. Точно так же, как и повышение цен. Действительно, покупатель не идет. Но покупатель идет сейчас в магазины не потому, что он страдал два месяца от того, что он не мог купить новые кроссовки либо новые джинсы, а он идет в магазин за ощущением доказательства права выхода на улицу и возвращения к обычной и нормальной торгово-производственной жизни. Потому что мы так устроены. Магазины, наше право покупок – это часть нашей жизни.

Александр Денисов: Николас, свитер у вас такой интересный. Недавно купили?

Николас Коро: Успел это купить в том самом магазине, в котором все отпаривают, о котором вы говорили. Моя любимая марка – Paul Smith. Да, успел. Потому что когда появятся опять нужные мне размеры – не знаю. Я человек медлительный. Я не могу сейчас метаться по всем магазинам, где быстрые, сильные, занимающиеся спортом опередили всех нас. Поэтому мы уж по старинке: посидим, подождем, посмотрим и оценим предварительно. Что я советую делать и всем покупателям. Это тоже маркетинговая стратегия.

Посмотрите, проанализируйте первые дни, где действительно проявляют заботу о покупателе. Потому что основная маркетинговая стратегия магазина, любого магазина, сейчас открывшегося, – это доказать покупателю: «У нас безопасно». Это самое главное.

Александр Денисов: Николас, мы рады за любого человека, кто носит Paul Smith. Это, конечно, приятно. Скажите, а вот могло бы такое произойти? Кризис, сложные времена – и появляются русские марки, потому что зарубежные… Ну понятно – там и курс валют, и все на свете. Они дешевле не становятся. А почему нет хороших русских марок, которые бы завоевали массовый рынок, ну, даже эксклюзивный рынок? И вы покупали бы в том же ГУМе. Почему этого нет?

Николас Коро: Это тоже не совсем так. И в ГУМе, и в ЦУМе достаточно широко представлены популярные российские модельеры. Да, правда, это не более 12–15%. Но все же зависит от капиталовложений.

Александр Денисов: Но вы все же купили Paul Smith и надели сейчас, а не какую-то российскую марку.

Николас Коро: На самом деле это принцип удобства – то, что было под рукой. Хотя и у меня в гардеробе достаточное количество российских модельеров. Просто они стоят гораздо дороже, нежели именные раскрученные бренды.

Но это опять же по одной простой причине – потому что в тех странах, которые мы считаем ну просто национальными мекками моды, будь то Италия, будь то Франция, будь то Великобритания, либо ныне Китай и Япония, потому что они как молодые fashion-тигры ломанулись на рынок, существует и государственная программа поддержки fashion-бизнеса. Это специальные анклавы, где можно шить, где недорогое электричество, где недорогая логистика.

Увы, пока у нас этого нет. Для нас fashion-бизнес – это либо очень массовый продукт, который мы будем жить за рубежом, в странах Юго-Восточной Азии, потому что там реально дешевле рабочая сила, дешевле электроэнергия, дешевле расходные материалы и так далее до бесконечности. Но Италия создавала анклавы для fashion-бизнеса. Точно так же как Штаты 20 лет назад вырвались в fashion-мире вперед, потому что были приняты государственные локальные программы поддержки. Вот и все.

Александр Денисов: Николас, пообщаемся со зрителями и вернемся к fashion-тиграм. Очень интересный разговор у нас.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Добрый вечер. Лидия из Курской области.

Зритель: Ой, здравствуйте! Это Лидия, Курс. Я хочу сказать, что я обожаю ходить по торговым центрам и супермаркетам.

Александр Денисов: Что купили себе, Лидия?

Зритель: У нас город занимает высокие места по количеству супермаркетов. И у нас еще есть гипермаркет, он рядом с моим домом. Это такой огромный супермаркет, куда я хожу постоянно, каждый день.

Александр Денисов: Что-нибудь прикупили себе?

Зритель: Есть продовольственные товары. Можно купить по скидке тортики, пирожные, все что хотите.

Александр Денисов: Лидия, а из одежды какую-нибудь вещичку себе прикупили на лето, так сказать?

Зритель: Конечно. Я занимаюсь шопингом 20 лет. У меня вещи складывать некуда. Я пенсионерка, но я просто обожаю это делать. Я купила внучке вчера, прошлась. Купила футболку прикольную, красивую за 200 рублей. То есть я знаю, где и что купить. Я все изучила. И мне это доставляет удовольствие. Я в рок-музыке уже давным-давно. Я всех наших рок-музыкантов обожаю…

Александр Денисов: Лидия, спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо большое.

Александр Денисов: Подняли настроение, зарядили нас.

Анастасия Сорокина: Чувствуется, как человек рад от того, что можно снова пойти в магазин.

Александр Денисов: Приятно поговорить с шопоголиками, согласись. А то говорят, что заболевание, да? Николас, скажите… Говорят, как лечить, еще какие-то дурацкие советы раздают. Ничего не нужно лечить. Вот как люди радуются!

Николас Коро: Да нет, друзья мои, на самом деле все, что мы сейчас слышали, конечно, заряжает, но это как история про лекарство: им можно отравиться, а можно излечиться. Поэтому шопинг – это, в общем-то, и терапия в том числе (и это признает любой психиатр), если, конечно, это не превращается в манию.

Анастасия Сорокина: Вот многие пишут, что благодаря тому, что нельзя было ходить в магазины, научились вязать, шить, вышивать. То есть, может быть, много как раз русских дизайнеров еще появится.

Но какая концепция все-таки будет в продажах? Многие сейчас столкнулись с тем, что покупателей нет, и они уже не смотрят – в маске человек, в перчатках он, в каком он состоянии находится. Главное продавцам, чтобы к ним просто шли люди. Стратегия будет – все-таки побольше продать или сдерживать рост заболеваемости и думать о безопасности?

Николас Коро: Все зависит от того, собирается ли магазин работать дальше или сложит лапки. И, честно говоря, я уверен, что если хотя бы 50% бизнеса, ориентированного на ритейл (а это, как правило, не очень большой бизнес, это малый и средний бизнес), доживут до конца года, то будем считать, что мы вышли из этого кризиса. Хотя мои коллеги считают, что я оптимист: более 50%, конечно, умрет и не доживет до конца года. Посмотрим, что будет.

Но стратегия одна. Для тех, кто собирается долго оставаться на рынке, первая стратегия – это демонстрация: «У нас безопасно. И даже если кому-то очень хочется купить, мы не пустим его в магазин. Либо дадим перчатки, дадим маску и обработаем».

Второе – что касается особенно fashion-индустрии – показывать новые безопасные способы обеззараживания, которые не портят руки, не портят кожу лица и не портят одежду. Мы знаем, что спирт… Собственно говоря, бывает просто ацетон, который называется спиртом, а бывает растительного происхождения. Но и то, и другое – это очень агрессивная среда. Поэтому уже сейчас появляются аналитовые обеззараживающие установки – аналитовые пушки, аналитовый холодный туман на входе, когда ты входишь и полностью через туман мелкодисперсный проходишь, все на тебе уничтожается. И не надо отпаривать и температурой как-то влиять на свою одежду. То же самое происходит и в магазинах.

Александр Денисов: Николас, спасибо большое вам.

Николас Коро: Появились новые системы обеззараживания. И они, кстати говоря, российские. Не отдадим пальму первенства!

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо. Хоть что-то российское в наших магазинах нашлось.

Анастасия Сорокина: Это был Николас Коро, член совета Гильдии маркетологов.

Ну что же, подводим итоги опроса.

Александр Денисов: Да. Мы вас спрашивали: опасаетесь ли вы ходить по торговым центрам? Вот интересный расклад: «да» – ответили 46%, а «нет» – 54%. Редко у нас так, чтобы 50 на 50, баш на баш. Вернемся после новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (22)
александр
я так и не понял,с каких "праздников",шмоточники рассчитывали на спрос?90%магазинов одежды в ТЦ,обслуживали и в хорошие то времена ,с десяток покупателей в день. я имею ввиду фирменные магазины)а сейчас,когда у большинства россиян доходы упали ... сетки типа остина,на распродажах,может выручку кой какую и сделают,а всякие"именные"...оченно вряд ли
Глафира
Было бы что копить. Звучит как издевательство над людьми в стране, где честный человек еле-еле живет от зарплаты до зарплаты.
Светлана
Лишних денег нет, да и дома сидим - одежда не нужна
Эдуард
Нет пропусков, чтобы до ТЦ доехать, а пешком не всегда удобно.
Наталья
Оттого что открылись торговые центры деньги у людей не появятся.
Вадим
В Авиапарке очереди, народу как обычно и до короны.
Татьяна
Какой бред говорит Рясова.. Кто боится? Чего боится? Людям не до тряпок сейчас. Я не ношу ни варежки ни на намордник .. какой в этом смысл.. У меня нормальный иммунитет.. и не надо мне ничего отпаривать и дезинфицировать.. читать противно все это.. Обыкновенное ОРВИ распиарили до небес... дурдом..
Николай
Скоро как в Америке бесплатно возьмём.
Анна
До тех пор, пока не отменят эти собачьи пропуска, никто к вам не поедет. Так что пишите очередную благодарность Собянину
Алексей Анна
На смену страху пришел - стресс (в результате продления ограничительных мер). Именно ограничительные меры (масочный режим/пропуски/закрытые кинотеатры и прочее) являются главным тормозом трафика покупателей! Деньги, какие никакие - есть! Дело не в деньгах и не страхе по вирусу!!!
маша
Отменять пропуска пойду ,да сейчас я буду сидит еще пропуск заказывать пошли они ,голая не хожу
Владимир
При чем тут страх? На полне "кризиса меня кинули на работе на 3 сотни. В ТЦ я пойду в июле, когда получу деньги за июнь. Страхи... угу.
Татьяна
Просто покупатель еще не знает, что торговые центры открылись!
Кристина
У нас ничего не открыли. Я с семьёй и мои знакомые ждут не дождутся чтобы купить обувь и одежду. Ещё мебельный нужен..
Игорь
Кто этот бред сочиняет ??? У меня магазин кожгалантереи , у жены магазин одежды женской . С 26 мая ( официального открытия ) по 31 мая валовая выручка за 7 дней составила больше половины от месячной до начала пандемии . И с 1 мая по 4 ( конец дня ) выручка бьет рекорды . Так что не пишите бред, что все нищие , у всех деньги есть ( за исключением тех у кого их никогда не было )
Ульяна
Да я еще полгода в фамилию не пойду - там бешеная продавец как только увидела, что с юбкой к зеркалу подошла, "стукнула" охране, та примчалась, я положила юбку и молча ушла, теперь - пока не успокоятся
Ivan
Что за чушь я прочел. Был три дня подряд а Колумбусе. Народу как обычно, на касах очереди, единственное не работают кафе и развлечения.
Елена
не пойду никуда, пока мерзкие намордники и варежки не отменят. у меня барановируса нет!
Ольга
Они реально ожидали всплекса спроса? Откуда такие ожидания, кроме как от пустой надежды? Разумный покупатель сейчас отложил всепокупки, за исключением повседневных, до того времени пока будет понятно, что его доходы восстановились на прежнем уровне. Ведь еще не все ограничения отменены, не все вернулись к работе и не ясна перспектива второй волны. Те, кто делал случайные покупки , просто гуляя по ТЦ, еще долго будет предпочитать прогулки в парке. А уж какую часть реальных покупателей ТЦ эпидемия превратила в клиентов интернет-магазинов еще предстоит посчитать. Сейчас время не тратить, а сохранять.
Алексей
На смену страху пришел - стресс (в результате продления ограничительных мер). Именно ограничительные меры (масочный режим/пропуски/закрытые кинотеатры и прочее) являются главным тормозом трафика покупателей! Деньги, какие никакие - есть! Дело не в деньгах и не страхе по вирусу!!!
Марина
Потому что Собянин заблокировал москвичам проездные соцкарты. Вот и вынуждены мы довольстврваттся ближайшими магазинами.
Виктория
Произошли переоценки ценностей, тряпки оказались не актуальны