• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Алексей Суздалев: Торжокская обувная фабрика в этом году празднует 100-летие. При этом она одна из самых инновационных не только в России, но и, наверное, в Европе

Алексей Суздалев: Торжокская обувная фабрика в этом году празднует 100-летие. При этом она одна из самых инновационных не только в России, но и, наверное, в Европе

Гости
Алексей Суздалев
директор производственного дивизиона Группы компаний «Восток-Сервис»

Марина Калинина: Ну что же, это рубрика "Промышленная политика" – в ней мы рассказываем об успешных российских предприятиях, которые производят очень даже конкурентоспособную российскую промышленность на территории нашей страны, и доказываем, что у нас не все так плохо, как думает большинство.

И сегодня речь пойдет о Торжокской обувной фабрике. Это предприятие входит в состав группы компаний "Восток-Сервис". Они занимаются производством спецодежды, спецобуви и различных средств защиты для российских предприятий. У меня в гостях – Алексей Суздалев, директор производственного дивизиона группы компаний "Восток-Сервис". Здравствуйте, Алексей.

Алексей Суздалев: Здравствуйте.

Марина Калинина: Давайте посмотрим сюжет про фабрику в Торжке, а потом поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ну, всем бы, наверное, хотелось, чтобы везде были роботы, а люди бы за это еще деньги получали и ничего бы не делали, читали бы книги и отдыхали. Ну, тем не менее.

Алексей, эта фабрика в Торжке не единственное предприятие, естественно, которое находится в вашем холдинге. Расскажите, пожалуйста, какие предприятия туда входят, что они делают, потому что это тема такая, ну, вроде, с одной стороны, не узкая, но с другой стороны, не очень знакомая большинству наших телезрителей.

Алексей Суздалев: Ну, группа компаний "Восток-Сервис" – это крупнейший в России и странах СНГ разработчик, производитель и поставщик средств индивидуальной защиты, специальной рабочей одежды и спецобуви. У нас очень широкая филиальная сеть: мы присутствуем в 170 городах с населением больше 100 тысяч людей, у нас порядка 280 магазинов и порядка 160 филиалов. Соответственно…

Марина Калинина: То есть по всей стране они?

Алексей Суздалев: Это по всей стране, да. Соответственно, вторым нашим знаковым отличием является наличие собственной произведенной базы. На сегодняшний день у нас 12 собственных швейных предприятий и 4 обувных. Все предприятия находятся в Центральном федеральном округе. И вот сейчас мы как раз таки посмотрели такой замечательный ролик про нашу базовую фабрику – Торжокскую обувную фабрику в городе Торжок.

Марина Калинина: Ну смотрите, вот Торжокская фабрика – она же очень старая, она основана в XIX веке была. Потом, видимо, в кризис она как-то совсем плохо себя чувствовала. Остальные ваши предприятия строятся по какому принципу? Вы старые предприятия берете и на них делаете новое оборудование, и это является базой для производства? Или вы что-то строите свое, создаете заново?

Алексей Суздалев: Если про Торжок, то несмотря на то, что Торжокская обувная фабрика, как вы правильно отметили, в этом году празднует 100-летие, я считаю, что это одна из самых современных и самых инновационных фабрик в Российской Федерации, да наверное, и Европе. Там установлена самая современная технология, самая современная техника. И как вы уже видели, мы активно внедряем и автоматы, и полуавтоматы для увеличения качественного выпуска продукции.

Что касается основных наших действующих производств, то есть как фабрики, исторически сложившиеся в регионе нашего присутствия, так и фабрики, которые мы вновь образовывали, вновь создавали, собирали трудовые коллективы, обучали и делали, в общем-то, успешными хорошими бизнес-единицами и предприятиями по выпуску того или иного изделия в регионе присутствия.

Марина Калинина: А вот в чем особенность именно спецодежды и именно такой обуви? Ведь насколько я поняла, там под каждую отрасль, куда поставляется ваша продукция, там специально делается определенная модель. То есть, допустим, где-то в холодных краях, в регионах – там должна быть определенная подошва. Где-то на предприятиях химических должна быть определенная тоже обувь и определенная одежда. То есть насколько сложно вообще этот бизнес вести?

Алексей Суздалев: Ну, вы совершенно правы, что каждая специальность, каждый работник, в зависимости от отрасли…

Марина Калинина: Не скользить должна, не промокать.

Алексей Суздалев: …требует определенного вида одежды. В компании "Восток-Сервис" порядка 12 тысяч наименований одежды, обуви, средств индивидуальной защиты и сопутствующих товаров. Мы поставляем свою продукцию во все промышленности, во все группы промышленности, которые существуют в России: это и нефтехимия, и газовая, и строители, и дорожники, и медицина. И в каждой группе есть, конечно же, свои требования.

В отличие от бытовой одежды, того, что мы постоянно носим, рынок четко регламентирован. И существуют свои стандарты, свои нормы. Мы это все знаем, это все для себя четко понимаем. Знаем и своего конечного пользователя, и условия, и российскую действительность ношения рабочей одежды, поэтому мы и выпускаем, согласно этих знаний, необходимого качества одежду, применяя и используя все возможные технологии, в том числе и западные, и иностранные, и максимально российские, для того чтобы удовлетворить не только спрос, но и ожидания работника в этой одежде. Потому что для нас безопасность на рабочем месте, безопасный труд, сохранение здоровья…

Марина Калинина: Это очень важно. Это же безопасность на производстве, получается, да? То есть все-таки наши компании, как вы считаете, вот так по наблюдениям, все-таки стараются соблюдать эти требования безопасности? Меняют эту одежду, совершенствуются?

Алексей Суздалев: Я скажу, да. За нашу историю, историю "Восток-Сервиса", мы прошли, по большому счету, от 92-го года до сегодняшнего времени – вот 25 лет. За это время поменялось и отношение работника к одежде, и отношение работодателя к безопасности охраны труда. И более того – допустим, благодаря нашим знаниям, нашим посылам на рынок мы и поменяли саму одежду. Одежда стала более комфортной, более защищенной, более эстетичной, более безопасной, если так можно сказать. Это все мы внедряем на производства, приносим все инновации, которые мы можем найти, в том числе и у наших западных партнеров, для того чтобы сохранить жизнь и здоровье каждого работника в отрасли. Для нас это важно.

Марина Калинина: У нас есть звонок от нашего телезрителя – нам дозвонился Саманд из Адыгеи, давайте его послушаем. Саманд, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте, девушка. Я вот смотрю вашу программу, интересная программа.

Марина Калинина: Спасибо.

Зритель: Хотел вам предложить в Адыгее представительство ваше открыть. Центральный рынок, районный поселок.

Марина Калинина: Что предложить, простите?

Зритель: Предложить, чтобы ваша продукция, которая… Я сейчас смотрю – спецодежда. Открыть как бы торговое представительство.

Марина Калинина: Хорошо. Спасибо большое за предложение. Алексей, что скажете?

Алексей Суздалев: Хорошее предложение. Безусловно, необходимо уделить внимание, изучить этот вопрос, поэтому…

Марина Калинина: А в Адыгее вас нет, да?

Алексей Суздалев: В Адыгее мы присутствуем. Но давайте мы и уважаемого телезрителя послушаем, посмотрим его коммерческое предложение.

Марина Калинина: Хорошо. Такой еще вопрос. Ведь насколько я знаю, по импортозамещению, по программе импортозамещения в нашем российском государстве на российских предприятиях должны на рабочих местах люди носить российскую спецодежду.

Алексей Суздалев: Да.

Марина Калинина: К этому все идет. И это, в общем, такое руководство к действию.

Алексей Суздалев: Да, этот посыл существует. Более того, он существует…

Марина Калинина: Причем из российских же материалов, насколько я понимаю.

Алексей Суздалев: Да-да-да. И в виде директив для российских государственных компаний. Это все есть, это все присутствует. Более того, мы как федеральная компания поддерживаем на самом деле эту инициативу.

Марина Калинина: Ну а чего же вам не поддерживать-то? Конечно.

Алексей Суздалев: Для нас как для российского производителя это и возможность – возможность максимально локализовать свои продукты, локализовать продукты наших стратегических партнеров. И вообще это, по большому счету, мощный толчок, который дало государство для развития и текстильного, и швейного бизнеса в России. И это мы как потребитель ткани, как потребитель комплектующих ощущаем, потому что действительно это случилось. И это хорошо, что и в 2018-м, и дальше программа тоже существует. Для нас как для поставщиков и производителей готового продукта это большой плюс.

Марина Калинина: Ну, вы с заказами-то справляетесь? Вообще много ли таких, как вы, в нашей стране, то есть в плане производства именно этих товаров?

Алексей Суздалев: На рынке спецодежды очень высокая конкуренция.

Марина Калинина: А, даже так.

Алексей Суздалев: Это было на самом деле традиционно, потому что Россия, Российская Федерация – это достаточно шьющая страна, если можно так сказать.

Марина Калинина: Шьющая, вяжущая.

Алексей Суздалев: Шьющая и вяжущая. И слова "текстиль" и "швейные изделия" – для нас это не новая вещь. Но мы выгодно отличаемся от всего целого рынка, потому что мы являемся, во-первых, драйверами этого рынка, мы являемся признанными лидерами этого рынка. И мы не ограничиваемся только российскими технологиями или российскими предложениями. Мы зачастую работаем по всему спектру мировых глобальных лидеров в производстве того или иного типа одежды, средств защиты, обуви, принося в Россию все эти технологии, убеждая, входя в дискуссии для того, чтобы эти технологии в той или иной степени были локализованы в России.

Марина Калинина: Давайте еще послушаем Александра, он дозвонился из Челябинской области. Здравствуйте, Александр, вы в эфире. Александр?

Зритель: Я постоянно… Слышно меня, да?

Марина Калинина: Да-да-да.

Зритель: Я постоянно ношу спецобувь, в том числе одну пару покупал в "Восток-Сервисе", это берцы на высокой платформе. Ну, не знаю, правда, чье производство. К ним у меня собственно никаких нареканий нет особых. Вообще я бы хотел сказать, что сейчас качество спецобуви в целом довольно высокое.

Вот у меня возник вопрос по поводу подошвы. Как вы сейчас в сюжете показали, практически все производители используют этот термополиуретан, сверху довольно гладкий. Я модели "Восток-Сервиса", кроме этих берцев, не носил, но неплохо их знаю, все рассматривал. И даже видно просто, что материал тоже такой, что зимой он очень сильно скользит. Люди регулярно падают, получают травмы, порой и довольно тяжелые. Причем проходит это, как правило, квалификация – по их личной неосторожности. То есть им потом ничего даже из-за этого не выплачивают.

Казалось бы, при современном уровне развития химии давно бы уже можно было решить как-то эту проблему. У меня была единственная в жизни… до сих пор даже есть пара обуви не специальной, у которой подошва выглядит, как просто из какой-то резины обычной, не фирменная. И вот она действительно зимой практически не скользит. Что интересно – на ходу уже более 15 лет и почти что не стерлась. Вот такой вопрос.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Алексей, критику принимаете, предложения?

Алексей Суздалев: Спасибо большое. На самом деле очень хороший вопрос. Действительно, чувствуется, что зритель, во-первых, в теме.

Марина Калинина: Ну, если человек с этим работает.

Алексей Суздалев: Да, с этим работает. Действительно, проблема скольжения – это проблема присущая и проблема, которую мы должны решать и решаем достаточно успешно. На сегодняшний день мы выпускаем обувь не только на термополиуретановой подошве. У нас в зависимости от классификации ношения обуви, в зависимости от промышленности, в зависимости от требуемых параметров есть обувь и по ПУ, и ТПУ/ПУ, и обувь на резине – в зависимости от вредных факторов, в зависимости от погоды.

Марина Калинина: Ну, в зависимости от того, что нужно.

Алексей Суздалев: И здесь очень важно, конечно же, подбирать обувь согласно условиям использования. Если это химическое производство – определенные параметры и требования к обуви. Если это общепроизводственная – то, соответственно, другие. Если, скажем так, сильный эффект скольжения (это, может быть, какие-то холодные регионы нашей страны), то, конечно, лучше подбирать обувь на резиновом ходу либо полностью на резиновой подошве. Ну, более подробно, конечно… Тема не для этой передачи.

Марина Калинина: Да-да-да.

Алексей Суздалев: Обратившись в нашу компанию, вы всегда можете получить ответ полностью.

Марина Калинина: Ну, все равно совет дали, спасибо. Василий из Москвы нам еще дозвонился. Василий, здравствуйте. Пожалуйста, говорите.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, почему ваша обувь с очень маленьким подъемом? Невозможно купить нормальную обувь с большим подъемом.

Марина Калинина: Спасибо за вопрос.

Алексей Суздалев: Спасибо за вопрос. Здесь важно подобрать обувь правильно по своему размеру. Дело в том, что наша обувь, вся обувь, производимая в России "Восток-Сервисом", сделана по стандартной колодке российского человека, поэтому здесь нужно либо посмотреть по размеру, либо посмотреть по подбору обуви.

Марина Калинина: И еще одного Василия послушаем – из Тюмени. Здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Вопрос такого рода. Скажите, каким образом вы можете конкурировать с китайцами, та же спецодежда? Они за киловатт сейчас платят 1,5 рубля, а вы – 5 рублей. Как? За счет уменьшения синтепона? Или за счет зарплаты рабочих? Не подумайте, это не провокационный вопрос, а житейский.

Я работаю в Заполярье, и нашу спецодежду у меня есть с чем сравнивать. При Советском Союзе нам давали по две пары собачьих чулков. Сейчас все на синтетике. И вот многим рабочим дают сапоги. Там такой калатун у них в конце! Там скапливается вода и все остальное. Очень и очень плохая сейчас обувь, по сравнению с Советским Союзом. Чем вы будете компенсировать? То есть будете конкурентоспособными с китайцами за счет чего?

Марина Калинина: Спасибо большое за вопрос. Алексей?

Алексей Суздалев: Спасибо за вопрос. На самом деле часть ответа на вопрос уже в самом вопросе. Конечно же, мы будем конкурировать качеством. Качество – это тот показатель, от которого мы никогда не отступали и никогда не будем отступать. Качество мы никогда не променяем на цену, мы никогда не променяем на какие-то другие условия. Поставляя некачественный товар либо контрафакт, по большому счету, проигрывает всегда потребитель…

Марина Калинина: Ну да.

Алексей Суздалев: …потому что, как мы слышали, и ноги мерзнут, и одежда разваливается. И он вынужден покупать уже будет второй раз.

Второе наше преимущество – то, что мы 25 лет занимаемся производством спецодежды. Мы сфокусированы целиком и полностью – вся команда – для того, чтобы выпускать качественную одежду, соответствующую той среде, где эту одежду будут носить. У нас существует институт на базе компании "Восток-Сервис" по разработке и внедрению инновационных технологий и средств. Мы находимся непосредственно у конкретного потребителя и у конкретного человека, который носит нашу одежду. То есть все наши 120 филиалов в регионах присутствия, мы берем информацию непосредственно у людей. Мы работаем со всеми отраслевыми институтами. Мы сами являемся разработчиками всей продукции.

Марина Калинина: И сами производите.

Алексей Суздалев: Более того – мы максимально берем, как я сказал ранее, опыт из иностранных компаний. Конечно же, это проходит четкий цензор, можно ли это применить в российской действительности.

Марина Калинина: Ну и там уже что-то применять, а что-то – нет.

Алексей Суздалев: Да.

Марина Калинина: Алексей, я вынуждена вас остановить, потому что я так понимаю, что мы еще полчаса можем проговорить на эту тему. Алексей Суздалев был у нас в гостях, директор производственного дивизиона группы компаний "Восток-Сервис". Так что развивайтесь и приходите к нам еще раз. И одевайте наших рабочих.

А сейчас – производственные портреты. Вернемся в Торжок и посмотрим на людей, которые там работают.

 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты