Транспорт состарился

Гости
Олег Бадера
председатель комитета по развитию транспортной инфраструктуры Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»

Оксана Галькевич: Вы знаете, ваше субъективное недовольство общественным транспортом, например, получает прямое подтверждение. Ну вот как выглядит это на самом деле по данным ГИБДД: на начало этого года 40% автобусов в наших населенных пунктах были старше 10 лет, а почти пятая их часть – старше 15. С троллейбусами и трамваями там вообще печальная ситуация, там 70% уже за пределами сроков своей эксплуатации. Изношена и инфраструктура, бо́льшая ее часть.

Константин Чуриков: Обновления требуют и больше 5 тысяч вагонов пригородного сообщения, то есть наших с вами электричек. При этом покупка вот такой техники – это все-таки серьезные траты для региональных бюджетов. Именно поэтому проблемы в сфере общественных перевозок долго, собственно, копились и дошли до такого печального состояния.

Оксана Галькевич: Москва, ну то есть федеральный центр, в итоге понял, что регионы сами не могут, ну то есть хотят, конечно, но сами никак не могут справиться с этой проблемой, поэтому появилась отдельная федеральная программа по обновлению технического парка. В этом году регионы России уже получили 324 автобуса на чистом газомоторном топливе и 153 новых троллейбуса моделей «Адмирал» и «Авангард». Вот посмотрите, пожалуйста, на карту страны, вдруг вы там найдете в том числе и свой город или хотя бы город, рядом с которым вы живете.

Константин Чуриков: Ну, на этой карте страны, если так посудить и по правде сказать, не так-то много всего сейчас написано, то есть, следовательно, пока далеко не везде эта обновленная техника. Но, к счастью...

Оксана Галькевич: К счастью, да.

Константин Чуриков: ...477 единиц той самой новой техники – это еще не все, программа продолжится и в следующем году. До 2024 года включительно она рассчитана. В федеральном бюджете утверждены сроки расходов на обновление парка пассажирского транспорта, это почти еще 10 миллиардов государство потратит на все на это.

Оксана Галькевич: Пока, вы знаете, на улицах наших городов и поселков не побежали еще новенькие автобусы, не зашевелили усиками суперсовременные троллейбусы, модели, как там, «Адмирал» и «Авангард»...

Константин Чуриков: «Авангард», такие основательные названия.

Оксана Галькевич: Пока еще «Адмиралы» и «Авангарды» не вышли с усами на наши улицы, давайте посмотрим на самом деле, зафиксируем положение дел здесь и сейчас, там, где вы живете. Позвоните нам и расскажите обо всем в прямом эфире, как выглядит общественный транспорт в вашем городе, как выглядит инфраструктура, какое расписание, ждете вы 5–10 минут или по полчаса, по 40 минут. В общем, расскажите все.

Константин Чуриков: У нас в студии Олег Бадера, председатель Комитета по развитию транспортной инфраструктуры «Деловой России». Олег Алексеевич, здравствуйте.

Олег Бадера: Да, здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот мне интересно просто понять, для Казани, например, 40 новых автобусов – это существенно? Вот люди это заметят, или это так будет, так сказать, тонким слоем размазано?

Олег Бадера: У нас конец года, подводим итоги.

Константин Чуриков: Конечно.

Олег Бадера: У нас в стране около 400 тысяч автобусов, из них, как вы сказали, более... Средний возраст этих автобусов 16,5 лет.

Константин Чуриков: Вроде подростки, а в их случае это уже пенсионеры, да?

Олег Бадера: И 50% автобусов, у которых возраст больше 15 лет однозначно. То есть это говорит о том, что эти автобусы будут выходить из строя вот каждый месяц, каждый год большим, огромным количеством. Поэтому направить 400 автобусов на всю Россию – это, конечно, капля в море и глобально не спасет ситуацию.

Константин Чуриков: Спрашивают...

Оксана Галькевич: Ну, программа ведь не первый год работает, я так понимаю, что 2020 год, потом 2021-й и еще до 2024 года три раза, 2022-й, 2023-й, 2024-й, да, 3 года еще будут выделяться средства на обновление подвижного этого состава, поэтому, может быть...

Олег Бадера: Ну, в этом году было много знаменательных событий. Провели «Транспортную неделю» в ноябре месяце, подвели итоги, раскритиковали и похвалили план Министерства транспорта, ну и приняли программу до 2030–2035-х гг. вообще развития транспортной инфраструктуры, где заложили все, что должно делаться с общественным транспортом...

Константин Чуриков: За это похвалили, а покритиковали за что?

Олег Бадера: И покритиковали, и похвалили одновременно. Потому что, с одной стороны, то, что у нас появляется программа, это плюс, то есть мы начинаем задумываться как-то макро. Но, к сожалению, как мне кажется, эта программа не дает решений на ближайшее время...

Константин Чуриков: А что в программе, это минус, да?

Олег Бадера: Да, и финансирование, и решения по этой программе, они пока не очень решают...

Константин Чуриков: Вот нас спрашивают с Оксаной: «Костя, Оксана, вы когда на автобусе или троллейбусе в Останкино ездили?» – да вот только сегодня, 524-й. Завтра встречаемся во сколько? С утра, с утра, в 9 утра на «Марьиной роще» встречаемся и проверяем

Оксана Галькевич: Нет, зачем ты обманываешь зрителей?

Константин Чуриков: Нет, я регулярно.

Оксана Галькевич: Я, например, на метрополитене, Костя, и пешком, так получилось.

Олег Бадера: В Москве ситуация с автобусами значительно лучше.

Константин Чуриков: Да.

Олег Бадера: А если посмотреть на эти 400 тысяч автобусов, которые есть в России, ну примерно там 180 тысяч – это «ПАЗики». Поэтому тот, кто помнит, как выглядит «ПАЗик», сказать, что это очень комфортабельное транспортное средство, тяжело сказать.

Константин Чуриков: Помним, я вот...

Оксана Галькевич: Вот нам как раз Шахты пишут: «Одни «ПАЗики» новые, 3205, «Векторы» и «Газели», ПАЗ-4234 уже редко».

Константин Чуриков: Вы знаете, помним и видим, вот ездим летом с детьми, Ярославская область, город Углич, там вот эти «ПАЗики» туда-сюда, вот эти белые. Меня ребенок спрашивает: «Пап, это что такое?» Я говорю: «Это вот такой вот маленький автобус». Люди на самом деле там рады, что транспорт ходит, просто другой вопрос, как он выглядит и, собственно, какие, так сказать, ощущения в этом транспорте, потому что едешь по кочкам, по кочкам, по маленьким этим дорожкам, да, понимаете. Здесь что делается? Потому что, ну хорошо, охвачены большие города, малые города – как их охватить?

Олег Бадера: Мы с вами вот из месяца в месяц эту тему поднимаем, и на самом деле она, к сожалению, плохо решается. Здесь стратегически пытаются создать либо федерального оператора, либо сделать так, чтобы отделить водителя от денег, либо платить за услугу транспортную. В принципе попыток сделано много, но сказать, что мы что-то довели до логического завершения, пока нельзя.

Константин Чуриков: А скажите, пожалуйста, какая схема финансирования транспорта? Вот я знаю, что в регионах сейчас будут поднимать оплату за проезд, кстати говоря, кто не знает, и в Москве поднимут со 2 января, но про Москву вообще отдельный разговор, тут сейчас многие до сих пор не понимают, как ходит транспорт, учатся по-новому как-то жить. Как финансируется? Вот человек прошел, заплатил деньги, вот что куда идет?

Олег Бадера: Смотрите, это на самом деле самая больная точка и самая большая проблема, с которой не разбирается наше правительство, на мой взгляд. Почему? В части крупных городов, где тариф достаточно высокий, здесь это окупаемая услуга, перевозчик может свободно получать деньги и быть удовлетворенным, что вот он перевез такое-то количество пассажиров и получил за это деньги адекватные, этих денег хватает поддерживать новый транспорт, модернизировать и т. д. Но в большей части, где-то в 70 регионах Российской Федерации, это невозможно. Там есть поднять тариф до московского тарифа, это будет бунт местный, поэтому власти держат тариф ниже уровня. У нас есть регионы, где тариф есть и 17 рублей, и 20 рублей в общественном транспорте. За такие деньги сегодня перевозчик не может сам себя окупать...

Оксана Галькевич: Слушайте, я в Иркутске была – 15 рублей стоит троллейбус.

Олег Бадера: А понять о том, что это нужно компенсировать... Да, совершенно верно, 15 рублей.

Оксана Галькевич: Давайте звонки выдавать, потому что очень много людей нам начали звонить. Инна, Саратов, была первой. Инна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Вот написано, что у нас, мы получили 70 новых троллейбусов, это действительно так. Это восхитительные, волшебные, прекрасные, великолепные «Адмиралы». Во-первых, конечно, то, как они выглядят, это вот он едет по городу, вот особенно сейчас, вечер, снег, и он весь сияет. У нас когда их получали, у нас вообще был конкурс объявлен, как их украсить.

Оксана Галькевич: Класс.

Зритель: Они у нас, знаете, с символикой. У нас же город наш волжский, поэтому у нас там чайка, у нас, значит, там волны. Потом символы нашего города – это Государственная консерватория имени Л. В. Собинова, памятник Чернышевскому, это наш земляк, Николай Гаврилович...

Оксана Галькевич: А вот покажите мой компьютер пока режиссеры. Я правильно, вот вы подтвердите мои слова или опровергните, это он, это «Адмирал», да? Вот так он выглядит?

Зритель: Оксана, и еще вот вы сказали «с усиками» – «Адмирал» может ездить без усиков.

Оксана Галькевич: А, он «электро-Адмирал», да?

Зритель: Да. Вот эти вот волшебные-волшебные троллейбусы.

Оксана Галькевич: Класс.

Зритель: Я вам хочу сказать, что, значит, у нас все три вида транспорта, и автобусы, и троллейбусы, и трамваи, самые, конечно, лучшие – троллейбус и трамвай, потому что это...

Оксана Галькевич: Красота.

Зритель: Ну, лучше всего, конечно, трамваи: они несутся, летят у нас. Если только какая-то авария, там где-то вдруг линию задели, а так вообще это самый удобный, конечно, экологически чистый транспорт. И у нас, мы вошли в программу, у нас будет скоростной трамвай, а вот сейчас мы радуемся вот на эти волшебные «Адмиралы». И знаете, мы сравниваем с автобусами – автобусы я с ностальгией вспоминаю волшебные Ikarus. Какой был замечательный... !

Константин Чуриков: Венгрия, да. Возьмешь эту банку огурцов Globus, сядешь на Ikarus, да, ха-ха.

Оксана Галькевич: Ой, ну вы такое слово сказали, мы все заностальгировали. А вот эти, помните, сдвоенные, с гармошкой, как их называли?

Константин Чуриков: С гармошкой Ikarus.

Оксана Галькевич: Мама и папа, сдвоенные.

Константин Чуриков: А-а-а.

Зритель: Желтый нарядный. Знаете, сейчас автобусы, которые у нас, это страшное... А вы меня слышите, нет?

Оксана Галькевич: Слышим-слышим.

Константин Чуриков: До сих пор, да.

Зритель: Так вот, Оксана, значит, сейчас которые автобусы ходят...

Оксана Галькевич: (Ты молчи.)

Зритель: ...это ужас, это безобразие. Во-первых, они все, значит, вместо, окна не открываются, там узенькая такая форточка. У нас город южный, у нас летом 40 градусов жары...

Оксана Галькевич: Да, знаем.

Зритель: И вот заходишь в эту душегубку, они старые, ржавые вот эти автобусы, грязь, вот пропитаны они, извините, ради бога извините, запахом вот этого пота, вот эти сиденья замасленные...

Константин Чуриков: Да.

Зритель: Ну это ужасно, это безобразие.

Константин Чуриков: Зато сразу понятно, кто пользуется антиперспирантом, а кто нет.

Зритель: Ну неважно, лучше бы...

Оксана Галькевич: Кондиционер бы лучше поставили людям, Костя.

Зритель: Кондиционеры экономят, они не ставят эти кондиционеры там, потому что полная экономия. 23 рубля оплата. Вот мне никогда не жалко за трамвай и за троллейбус, потому что ну, во-первых, экологически чистый транспорт. А потом, вот я говорю, в автобусах у нас полное безобразие, водители курят...

Константин Чуриков: Так, Инна, давайте вы будете нашим корреспондентом саратовским.

Оксана Галькевич: Да, в Саратове.

Константин Чуриков: Оставьте, пожалуйста, свои координаты нашим редакторам. Вы так здорово рассказываете, прямо слушали бы и слушали, просто времени, к сожалению, нет.

Оксана Галькевич: Слушайте, а я вот нашла еще троллейбус «Авангард», давайте тоже, пока Костя вопрос задает, покажем его, как он выглядит. Режиссеры, включайтесь, да, а я полистаю.

Константин Чуриков: Так, давайте еще... сейчас, секундочку... Татьяну из Петрозаводска спросим. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Константин Чуриков: У вас как дела?

Зритель: Я бы хотела сказать, вот я из Карелии звоню. Дело в том, что у нас, конечно, нового транспорта никакого не поступало, к нам привозят из Москвы и из Санкт-Петербурга старые троллейбусы.

Константин Чуриков: И не только к вам, нам сейчас вся страна жалуется, вот SMS-портал, как раз я об этом хотел спросить. Так.

Зритель: Почему Карелия не вошла в этот список-то? Непонятно, конечно.

Константин Чуриков: Татьяна, а вот что, что говорят жители Петрозаводска, петрозаводчане, когда вот очередная новость, из Москвы прибыли 50 или, не знаю, 25 троллейбусов б/у?

Зритель: Так... хлам присылают, его еще надо ремонтировать, доводить до ума, чтобы на нем можно было ездить.

Константин Чуриков: Знаете... Спасибо за ваш звонок. Вы знаете, мне кажется, Олег Алексеевич и наши зрители, мне кажется, это какое-то вообще разжигание ненависти и вражды, вот по сути, когда человек живет в регионе и понимает, что вот такое происходит, из Москвы прислали, с барского плеча...

Олег Бадера: Ну да.

Константин Чуриков: Ну как к этому относиться?

Олег Бадера: Отбросы какие-то. Согласен с вами. И вот я до сих пор удивлен, и мы и в «Деловой России» этот вопрос поднимаем неоднократно, почему такая глобальная проблема, она выносилась и на уровень президента, и обсуждалась на разных коллегиях, и вот Министерство транспорта этим занято, и до сих пор мы не можем решить эту проблему, и она... К сожалению, я пока не вижу той точки, когда она решится.

Оксана Галькевич: А какую проблему? Это ведь проблема вторичного рынка автобусного, общественного транспорта, точно так же как есть рынок вторичного обычного автомобильного...

Олег Бадера: Это проблема перевести весь общественный транспорт, чтобы он стал новый. Мы приводили пример, что такси очень быстро поменялось со старых такси, разбитых «Волг» и «Жигулей», сейчас на улицах ездят практически по всей стране новые автомобили такси. За счет чего это получилось? За счет того, что создалась система автоматизации, появились диспетчерские системы, которые сделали прозрачным прохождение денег. И тот, кто обладатель такси, у него появились сразу льготные программы, он может в лизинг взять новую машину, а новая машина в эксплуатации дешевле априори, чем старая.

Оксана Галькевич: Подождите, но это ведь рыночный механизм...

Олег Бадера: Так то же самое с автобусами.

Оксана Галькевич: Понимаете, это ведь на самом деле есть дилеры, которые предлагают какие-то там, видимо, программы для этих людей. А вот наши заводы, которые производят вот эти троллейбусы «Адмирал» и «Авангард», вот этот вот «Павловский автомобильный завод», я тут еще и на «ПАЗики» новые смотрела, как они выглядят, – они что-то такое предлагают, какие-то инструменты, или они... ?

Олег Бадера: Шире надо смотреть.

Оксана Галькевич: Давайте.

Константин Чуриков: Узко мыслишь.

Олег Бадера: В рамках государства такие инструменты предложили. Есть в «ВЭБе» специальная структура, которая готова финансировать по лизингу в каждом регионе, в каждом муниципалитете, готова финансировать обмен старого транспортного средства на новое.

Константин Чуриков: Так. А какие условия?

Олег Бадера: Но для этого нужно выполнить определенные условия. Должны быть отделены деньги от водителей, деньги должны быть прозрачны, то есть в каждом регионе должна быть создана система, что...

Константин Чуриков: «Отделены от водителя» – это не водитель талончики продает?

Оксана Галькевич: А регион не хочет, что ли?

Олег Бадера: В Москве, вы знаете, карта «Тройка» есть, с помощью которой можно проехать...

Оксана Галькевич: А-а-а, в этом смысле.

Олег Бадера: ...и водитель не собирает денег, то есть водитель выполняет транспортную функцию, услугу по сути.

Константин Чуриков: Слушайте, чтобы водитель не собирал деньги, надо ему зарплату поднять, правда?

Олег Бадера: Надо, надо и зарплату поднять. Поэтому так как эта задача региональная и муниципальная, то ее решить на сегодняшний день с федерального центра достаточно сложно. Это нужно собрать всех губернаторов, всех мэров и дать им единую концепцию и заставить это сделать.

Оксана Галькевич: Подождите...

Олег Бадера: Ха-ха. Скажите, Константин...

Оксана Галькевич: Но это же цифровизация, понимаете, это же нужно поставить специальный такой терминал, вот эту штуку, к которой эту карту «Тройку», или как там она называется...

Олег Бадера: Примерно 50% регионов, у нас 85 регионов в стране...

Оксана Галькевич: Дорого.

Олег Бадера: То есть больше 40 регионов в стране, кто полностью автоматизировал этот процесс и это сделал. В этих регионах следующий этап – это замена транспортных средств. Но снова нужен хороший, грамотный руководитель либо региона, либо муниципалитета, который организует этот процесс.

Константин Чуриков: Это не просто, Оксана, цифровизация, эту штуку поставил, это надо убрать вот эти, так сказать, турникеты, понимаешь, мышление перестроить, потому что в принципе многие в Москве до сих пор не привыкнут к этой системе: вот подошел, захотел – оплатил, захотел – не оплатил. Многие еще привыкают.

Олег Бадера: Да.

Оксана Галькевич: Слушайте, простите, пожалуйста, ну хорошо, в Москве стоит вот этот терминал для оплаты без турникета и новые автобусы, новые троллейбусы. В Иркутске, простите, стоит, вот можно картой оплатить сразу, тоже без турникета, но троллейбусы такие, что иной раз страшно внутрь вступить, как это...

Константин Чуриков: Шагнуть в неизвестность?

Оксана Галькевич: Да.

Олег Бадера: Потому что, кроме оплаты, нужно еще целый ряд организационных вопросов решить: куда эта оплата идет, кто этот оператор, какие тарифы, кто эти тарифы как устанавливает, как выбирается подрядчик...

Константин Чуриков: Ну так давайте ответим на эти вопросы, почему в Москве есть «Мосгортранс» у нас, Департамент транспорта, и этот транспорт, я так понимаю, он весь городской, он на городском бюджете...

Олег Бадера: Нет, «Мосгортранс», который является оператором всех общественных перевозок, ну кроме метрополитена...

Константин Чуриков: Так, а можно сделать какой-нибудь «Кемеровогортранс», «Пермьгортранс» точно так же?

Оксана Галькевич: Так так и было же прежде.

Олег Бадера: Практически везде так и было. Потом эту систему сломали, где-то полностью перешли на коммерческий подход, где убрали вообще государственного перевозчика. И так тоже можно сделать, и так может работать, но для этого нужно понимание, как работает система, грамотный руководитель. А многие это сделали только для того, чтобы поставить своего подрядчика, закупили там свои автобусы и начали на этом зарабатывать наличные деньги.

Константин Чуриков: Нет, подождите, мне кажется, что как раз-таки эта история может работать в Москве, этот рынок может работать в Москве, потому что здесь все-таки другой уровень зарплат и благополучия, как говорится.

Оксана Галькевич: Трафик большой.

Константин Чуриков: Но в регионе можно ли это отдать, как говорится, ну извините за выражение, барыгам? То есть как бы народ, в общем-то, со смешными зарплатами живет, а тут еще и рынок это все регулирует вдобавок. Это же странно, нет?

Олег Бадера: Хорошее забывается быстро, плохое помнится долго. В Москве, помните, тоже эта эволюционная эпопея шла достаточно долго, когда ставили турникеты, где нельзя было зайти, пока ты не оплатишь или не приложишь карточку. Затем эти турникеты убрали, сейчас вот сделали вполне нормальную, современную, европейскую систему...

Константин Чуриков: Но только маршруты поменяли, непонятно, куда и как теперь эти автобусы ездят...

Оксана Галькевич: Ох, не жалуйся.

Константин Чуриков: А в остальном все прекрасно.

Оксана Галькевич: Юрий, Пермь. Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте. У нас в Перми с транспортом ну полный порядок!

Оксана Галькевич: Ну.

Зритель: У нас такие красивые пришли трамваи, вот этот «Львенок»!

Олег Бадера: Вот.

Зритель: Значит, «Львенок» и трехсекционный этот «Лев».

Константин Чуриков: Юрий, когда вы сейчас сказали «У нас в Перми полный...», знаете, как у меня сейчас сердце екнуло?

Олег Бадера: Ха-ха.

Оксана Галькевич: Ха-ха. Порядок.

Зритель: Вот. У нас такие красивые трамваи пришли, что даже ездить... Просто туда зайти приятно, а проехать так вообще. Это так красиво, с комфортом! Автобусы тоже у нас пришли новые, ну тоже красивые, удобные. В общем, через каждые 5 минут у нас трамваи ходят.

Константин Чуриков: Юрий, а кто вы по профессии? Простите, откуда вы из Перми?

Оксана Галькевич: Пермь просто прекрасный город.

Зритель: Я работаю этим, в магазине грузчиком.

Константин Чуриков: А, все, я просто подумал, администрация звонит, чего бы себя не порекламировать.

Оксана Галькевич: Слушайте, ну раз уж пошел такой разговор, давайте покажем пермский трамвай, друзья, ха-ха.

Константин Чуриков: Значит, нам нужно менять заголовок, да, не «Состарился транспорт», а «Помолодел транспорт».

Оксана Галькевич: Нет, ну а что? Прекрасный, смотри, какой симпатичный.

Константин Чуриков: Очень современный.

Оксана Галькевич: Да, современный.

Константин Чуриков: Так, еще Евгения, Московская область. Вот здесь возможны, кстати, огорчения.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Евгения. (Все, уже отключайте, отключайте, да.)

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. Евгения Павловна.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Евгения Павловна.

Зритель: Я хочу сказать вам по поводу вот этих новых автобусов. Они очень красивые со стороны, но внутри сиденья приподняты на 30–35 сантиметров – зачем, зачем? На них очень неудобно залезать, особенно пожилым людям, это просто кошмар. Мы сидим на них, как куры в курятнике, приподнятые – зачем это нужно?

Константин Чуриков: То есть вот так вот, да, вот такое сиденьице, сел на корточки, авоськи вниз?

Зритель: Да. Я залезала, и у меня на ноге синяк образовался, потому что я ударился об сиденье.

Оксана Галькевич: Ой...

Зритель: Оно такое как бы острое получается, там пластмасса.

Константин Чуриков: Кошмар какой.

Зритель: Ну вот что-то изменить. Я от имени многих пассажиров: пожалуйста, пусть разработчики опустят сиденья...

Константин Чуриков: Так, а это какой тип автобуса?

Оксана Галькевич: Видимо, «ПАЗик», нет?

Зритель: Да-да-да.

Константин Чуриков: Это «ПАЗик», да?

Зритель: Автобусы, автобусы.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я как раз... Спасибо вам за то, что подвели к этому вопросу. Хотела еще в самом начале спросить...

Константин Чуриков: Сидеть неудобно, да?

Оксана Галькевич: Речь идет о замене или все-таки в том числе и о комфорте наших пассажиров? Насколько с качественной точки зрения перевозки меняются?

Олег Бадера: Нет, конечно, задача – сделать так, чтобы общественный транспорт стал молодым, чтобы он был не более 5 лет возраста, средний возраст, и т. д. Но я, кстати, хочу вас натолкнуть еще на одну тему в этом вопросе: не только сам автобус или трамвай является важным в инфраструктуре, еще важно, какие остановки, какая информационная есть система на этих остановках...

Константин Чуриков: Вот, давайте об этом подробно поговорим.

Олег Бадера: ...как выполняется расписание в том или ином регионе.

Константин Чуриков: Давайте об этом подробно поговорим.

Олег Бадера: Давайте вот спросим об этом тоже у зрителей, на эту тему.

Константин Чуриков: Зрители сейчас будут звонить, да, и уже звонят. Просто, знаете...

Олег Бадера: Могу сказать, что эта программа комплексная, то есть нужно не только транспорт менять, нужно менять и всю инфраструктуру, и автоматизацию в том числе.

Константин Чуриков: Скажите, пожалуйста, а можно вот так без объявления войны просто в один прекрасный день, в одну прекрасную ночь, знаете, «А поутру они проснулись», поменять маршруты просто? И человек выходит так и думает: это что вообще? это куда?

Олег Бадера: Нет, конечно, там...

Константин Чуриков: Почему раньше, так сказать, метро или проспект Буденного, не знаю, «Лужники», а теперь в Серебряный бор зачем-то надо?

Олег Бадера: Это еще одна проблема, с которой сталкиваемся практически, ну во многих регионах. К сожалению или к счастью, власть меняется, приходят новые мэры, они подтягивают свою команду, но не всегда эта команда профессионалы в транспорте.

Константин Чуриков: Простите, но тут власть не поменялась, тут все по-прежнему, а поменялись просто маршруты. Я про Москву, и сейчас я закончу про Москву, да.

Олег Бадера: Ну, Москва с маршрутами, мне тяжело судить, я нечасто езжу в Москве на общественном транспорте.

Константин Чуриков: Да? А стоит.

Олег Бадера: Но тем не менее знаю и вижу, что в Москве общественный транспорт значительно возрос в пассажирских перевозках. Ведь какая конечная задача? Нужно во многих крупных городах людей пересадить с легкового транспорта на общественный...

Оксана Галькевич: Да, на общественный транспорт.

Олег Бадера: ...и сделать, чтобы общественный транспорт был комфортен, удобен, по расписанию.

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Сейчас поднимут парковку до 450 рублей (я закончу сейчас про Москву), и все пересядут на общественный транспорт. Хотя Большая кольцевая линия, кстати говоря, новая открытая в Москве, – это тоже, в общем, стоить упомянуть, это великолепно.

Оксана Галькевич: 380 вас не выбили, да, из седла, мы вам до 450.

Константин Чуриков: Да, теперь 450, да.

Оксана Галькевич: Давайте очень быстро выслушаем Александра из Нижегородской области и посмотрим небольшой опрос. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Можно говорить?

Оксана Галькевич: Можно, слушаем вас.

Зритель: Да. Вот зря, Оксана, вы пригласили этого, своего гостя. Вы бы лучше нас пригласили, из Нижегородской области, мы бы вам объяснили, что почем и зачем все это делается.

Оксана Галькевич: Так.

Константин Чуриков: Объясняйте сейчас.

Олег Бадера: Да, помогите мне.

Зритель: Город Павлово, Нижегородская область, где «ПАЗики» делают.

Оксана Галькевич: Ага, Павловск, да, «Павловский автомобильный завод»? Так.

Зритель: Могли бы в Павлове бесплатно хотя бы возить пенсионеров и детей – не возят, билет проездной стоит 30 рублей. У вас в Москве сколько стоит?

Константин Чуриков: Так, у нас в Москве сейчас 55, что ли...

Олег Бадера: У нас нет проездных билетов.

Константин Чуриков: Нет, подождите, 55 разовая поездка.

Олег Бадера: Да, у нас разовая поездка.

Оксана Галькевич: Я езжу на метрополитене, 42 рубля стоит одна поездка.

Олег Бадера: И есть скидки за большую поездку.

Зритель: А у нас сядешь на одну остановку, на две – 30 рублей.

Константин Чуриков: А кстати, да.

Зритель: И значит, что государственные, что частные эти извозчики, цена одна. Они договорились, они все свои, из одного этого хлебают корыта.

Олег Бадера: Они не договорились...

Константин Чуриков: Подождите, это очень важно, что говорит наш зритель.

Оксана Галькевич: Спасибо, Александр.

Константин Чуриков: Потому что мы можем за 55, если там это разовая поездка, или там за 42, понимаете, проехать всю Москву фактически, пересечь ее вот так, а зритель всего две остановочки в маленьком городке. Так это кто меньше платит, Александр?

Олег Бадера: Мы с вами с этого начали, что вообще тарифы устанавливает региональная власть на пассажирские перевозки, и есть регионы, как Москва, Санкт-Петербург, где тарифы достаточно высокие, и они позволяют окупать эту услугу. А есть регионы и муниципалитеты, где тарифы низкие. Соответственно, какой тариф устанавливать, это же не водитель, не перевозчик устанавливает, это установила местная власть.

Константин Чуриков: Понятно. Но он по факту издевательский, потому что Александр платит больше, чем плачу я, например.

Олег Бадера: Да, он платит больше, потому что власть поступила совершенно неграмотно, она установила 30 рублей тариф, при этом не сделала ни систему автоматизации, не сделали ни систему скидок, где можно было бы проехать с одним и тем же билетом в двух видах транспорта или в трех видах транспорта, получить скидку... Пенсионер вообще должен ездить бесплатно, это ему... Наверняка этот регион выпустил эти законы о том, что пенсионер должен ездить бесплатно, но не предоставил этой возможности, и поэтому он ездит, платит за это деньги.

Оксана Галькевич: Слушайте, а как мы раньше-то жили? Раньше вот, простите меня, конечно, ну вот я в школу ездила одну остановку на троллейбусе, еще вот эти вот, в советских троллейбусах, вот туда...

Константин Чуриков: А я пешком ходил, экономил.

Оксана Галькевич: Я тоже пешком в основном, но тем не менее по полному тарифу одна остановка. Мы так прямо говорим с вами, а как раньше-то было?

Олег Бадера: Раньше система была совершенно другой. Раньше льгота так льгота, показал пенсионное удостоверение – значит, у тебя льгота. Раньше не было этой коммерции, которая есть сегодня. Сегодня перевели на коммерческую услугу перевозчиков и сказали им, что они получают денег от перевезенных пассажиров, и тогда эти перевозчики все заинтересованы возить как можно больше пассажиров. Но в одном регионе за пенсионера доплачивают, его посчитали и из бюджета платят перевозчику деньги, а в другом регионе этого не сделали. И тогда перевозчик говорит: «Нет, я не хочу возить пенсионера, зачем я его буду возить бесплатно, когда вот у меня рядом стоит коммерческий пассажир и я его повезу за деньги?»

Константин Чуриков: Тогда возникает вот все-таки такой системообразующий вопрос, может быть, новая концепция, о которой вы говорили, на него отвечает: так у нас транспорт – это, так сказать, общественное нечто, социальное, или это денег заработать? Вот очень важно ответить на этот вопрос, общественный транспорт.

Олег Бадера: Конечно, это общественное, и это задача для страны очень важная, это сделать для людей возможным перемещаться по стране легко, быстро и удобно.

Константин Чуриков: Нет, просто, понимаете, если не дают, в крупных городах во всяком случае, вернее выталкивают как раз-таки из машин...

Олег Бадера: Легковой транспорт.

Константин Чуриков: То есть парковаться дорого, значит, сейчас, завтра перекроем, сделаем платный въезд, ходят такие разговоры, ходят...

Олег Бадера: И общественный транспорт – это единственная альтернатива, убрать людей с личного автомобиля и пересадить на общественный транспорт. Но система с общественным транспортом до сих пор во многих регионах не выстроена, и как бы мы Москву ни критиковали, все-таки в Москве, на мой взгляд, показательно идеальная система.

Константин Чуриков: А давайте мы сейчас Алину послушаем из Москвы?

Оксана Галькевич: Так, а опрос-то мы когда посмотрим?

Константин Чуриков: И опрос сейчас, сейчас Алину как раз про Москву.

Оксана Галькевич: Ага. Здравствуйте, Алина.

Константин Чуриков: Алина, здравствуйте.

Зритель: Это меня вы слушаете, да?

Оксана Галькевич: Да, вас.

Константин Чуриков: Вас, да, Алина.

Зритель: Еще раз здравствуйте. Вообще я в Москве живу уже лет 40, но родом из Иркутской области, город Ангарск.

Константин Чуриков: Вы прямо как Оксана.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Да, Оксану я вот знаю, смотрю вашу передачу часто, Оксана из Иркутска, да?

Константин Чуриков: Да-да.

Оксана Галькевич: Да.

Зритель: Вот хотелось бы сказать, как ваш гость сказал насчет автобусов, там есть своя организация, подрядчики, видимо, постарались, автобусы хорошие в Ангарске. Но трамваи... Вот раньше были рижские трамваи, ну просто прелесть, вы помните, наверное, да, в советское время.

Константин Чуриков: Я чешские даже помню трамваи.

Зритель: Да-да-да. Ну, у нас там немножко хороших трамваев, а в основном... Понимаете, как будто сошлепали из жестяных листьев, вот как раньше балконы, такими волнообразными листами отбивали...

Константин Чуриков: Ха-ха, серьезно?

Зритель: Ну правда, они такие узенькие. И вот если на них поедешь, трясет, протрясет, тебе не надо никаких этих тренажеров.

Константин Чуриков: Ха-ха.

Зритель: Просто даже, понимаете, обидно. Вот живешь в Москве, видишь, какие красивые...

Константин Чуриков: То есть с вибромассажем, да?

Оксана Галькевич: Я сегодня целый день занимаюсь тем, что ищу картинки по запросу, «Павловский автомобильный завод», «рижский трамвай», ну я не знаю, в Ангарске...

Константин Чуриков: Вашего мы не нашли трамвая, это чешский Оксана смотрит.

Оксана Галькевич: Это чешский, да?

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок, Алина.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Алина. А теперь опрос. Наши корреспонденты как раз проводили в Бийске, Рязани и Перми, спрашивали, устраивает ли их городской транспорт.

ОПРОС

Константин Чуриков: Вот такие мнения. Так, какое сообщение, Оксана?

Оксана Галькевич: Это не про автобусы, я тебе потом скажу...

Константин Чуриков: Не эфирное, да?

Оксана Галькевич: Да. Нижегородская область говорит, что обидели мы «ПАЗики» на самом деле, – да нет, мы не хотели ничего плохого сказать, на самом деле критиковали старые «ПАЗики», которые уже прошли свой, так скажем, возраст нормальный отработали.

Константин Чуриков: Отдельная история про остановки, нам и зрители жалуются, Александр Глембовецкий пишет, что «вот в Серпухове по всему городу понаставили эти новые остановки совершенно не функциональные: вроде бы стоишь под крышей, но дождем заливает через зазоры между стенкой и крышей». Александр, ну это еще более-менее повезло в принципе, потому что есть просто остановки, ты не понимаешь, зачем она тут. Во-первых, тут никого нет, во-вторых, там нет даже крыши, в-третьих, там есть это электронное табло, я вот тут тоже как пользователь сталкивался: ждешь этого 524-го, он вроде вот уже минута и должен быть, а его нет. Потом ты понимаешь, что он как-то, он такой невидимка, он раз! – прошмыгнул, а потом 25 минут еще жди.

Оксана Галькевич: Это, кстати, про электронные системы, вот вы говорите. Знаете, в этих электронных системах такого начудить можно...

Константин Чуриков: А зачем?

Оксана Галькевич: Как будто уже и проехал автобус, а его не было.

Олег Бадера: Вы знаете, это тоже крайности. Есть крайность разбитая старая остановка, и вторая крайность, когда остановка с дверями, с подогревом, с Wi-Fi, их любят бомжи, там их поставят десять штук в городе...

Константин Чуриков: Ценители комфорта, да.

Олег Бадера: ...и говорят: вот место для жителей местных. Табло, электронные системы, которые должны показывать, как выполняется расписание и когда прибудет то или иное транспортное средство... Но все это, снова, может работать тогда, когда в регионе есть полноценная система, когда есть расписание, и это расписание должно выполняться, кто-то это должен отслеживать. Снова, вот мы с вами говорим, казалось бы, выдергиваем маленькие вещи, автобус, трамвай, остановка, а на самом деле это большая комплексная система, которой должны серьезно заниматься специалисты. И вот без...

Оксана Галькевич: Вы понимаете, даже разработка, я не знаю, какой-то новой логистики движения транспорта по городу, это дорого, это хорошие специалисты. Москва может себе позволить, чтобы нанять этих специалистов. Были ведь случаи, когда меняли там схему движения по городу не общественного транспорта, а расстановку светофоров и т. д., приглашали чуть ли не японских специалистов. Сколько это все стоит? Поэтому, когда мы говорим про какие-то другие города, ну мы же понимаем, во что это все упирается.

Олег Бадера: Согласен. И вот есть надежда, что та программа, которая сегодня принята Минтрансом до 2030–2035-х гг...

Константин Чуриков: ...которую вы похвалили и покритиковали.

Олег Бадера: Да, с одной стороны, в этой программе заложены деньги на реализацию всего того, о чем мы с вами говорим. Но мы знаем много уже программ, которые принимались, и, к сожалению, не все они доведены до конца, нам все время что-то мешает подвести итоги, что вот та конкретная программа выполнена до конца. И посмотрим, как будет выполнена эта.

Константин Чуриков: Значит, Екатеринбург пишет: «Мы поутру проснулись, у нас новые маршруты и новая нумерация. Все с ног на голову, так и страдаем», – то есть это не только мы. Значит, пишут из Москвы: «Издеваются создатели магистрали», – ну вот эти маршруты «М»... Кстати, знаете, стали вот недавно объявлять, я заметил, последние 2 недели там: «Здравствуйте, меня зовут Дмитрий, это я придумал эту новую систему». Я говорю: ну здорово, теперь хотя бы знаем, как его зовут.

Оксана Галькевич: Ха-ха. Костя, я не думала, что у тебя столько боли связано с общественным транспортом городским.

Константин Чуриков: Но я не думал, что его зовут Дмитрий.

Оксана Галькевич: Ага, понятно.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем звонок.

Оксана Галькевич: Давайте еще один звонок, да.

Константин Чуриков: В Москве-то не Дмитрий, да. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Сергей из Ставрополья. Здравствуйте, Сергей. Сергей?

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Здравствуйте, да.

Зритель: У меня вопрос к вашему гостю. Вот я работаю сам водителем на общественном транспорте, я водитель. Живу, Ставропольский край, Кавказские Минеральные Воды. Вот, как он говорит, поменять на новые, да? Вот мы работаем, нам проще содержать старые, потому что я в гараж привожу за день от 1 до 2 тысяч рублей. Если купить новый «ПАЗик», надо 50 тысяч в месяц платить кредит. А не проще сделать цену на автобусы более-менее реальную? Цены на топливо растут, а проезд нам не дают поднимать.

Константин Чуриков: Какая сейчас цена и какую вы считаете реальной вот на вашем маршруте?

Зритель: Ну, цена, смотрите, тот же метан 20 рублей, цена проезда 20 рублей.

Константин Чуриков: Так. Ну а сколько бы вы сделали, справедливая цена для вас какая?

Оксана Галькевич: Сколько вы за день людей перевозите, мы же не знаем.

Зритель: Понимаете, сейчас даже для этого, для нашего региона, хоть 25, но у нас люди не будут ездить, потому что зарплаты у людей 15 тысяч.

Олег Бадера: Снова, мы об этом говорили.

Константин Чуриков: Это боль.

Оксана Галькевич: Ох... Спасибо, Сергей.

Олег Бадера: Есть целый ряд регионов, где эта услуга не может окупаться за счет тарифа, ну не может за счет тарифа 20 рублей окупаться эта услуга. Соответственно, государство, в данном случае данный регион...

Константин Чуриков: Местная власть.

Олег Бадера: Ставропольский край, местная власть должна понять, какую сумму она должна выделить дотаций, и с помощью этих дотаций покрыть...

Оксана Галькевич: А представляете... Ну слушайте, ну мы такие вещи обсуждаем, Олег Алексеевич. Ну понимает местная власть.

Константин Чуриков: Да, она что, инопланетянка, что ли?

Оксана Галькевич: А в кармане дыра.

Олег Бадера: Ну, у нас дыра в кармане во все направления. Это направление дает возможность подвижности людей, это дает активность людей. Эти люди принесут завтра этому региону значительно больше денег, об этом говорит и наш президент, об этом считают косвенно...

Константин Чуриков: Подождите, Олег Алексеевич, проблему-то можно решить. Вот давайте сейчас представим, что, например, Сергей из Ставропольского края дозвонился... Нет, конечно, он дозвонился к нам в эфир, это уже, может быть, что-то решится, будем надеяться, вот, но он позвонил на Прямую линию президента. Вот завтра будет большая пресс-конференция, а он на Прямую линию летом дозвонился и рассказал про свою боль, про вот это...

Олег Бадера: Не купят завтра...

Константин Чуриков: Найдут сразу все, все будет, и деньги, и зарплаты, и все наладится. Это же можно сделать.

Олег Бадера: Можно, можно все сделать. И еще раз хочу сказать, что, на мой... Мы с этого начали: кажется, что закладываются основы, что вот оно должно сделаться, но почему-то это делается так медленно... Я посмотрел статистику по перевезенным пассажирам: мы в 2019 году общественным транспортом перевезли пассажиров больше, чем, соответственно, в 2020-м, пандемия, и чем в этом году.

Константин Чуриков: Другой вопрос, как мы их перевезли, но перевезли.

Оксана Галькевич: Ольга из Ростовской области. Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Здравствуйте. Значит, 2–3 года назад губернатор Вологды подарил нашему городу Сальску новые автобусы, восемь автобусов.

Оксана Галькевич: Ой, еще один хороший город.

Зритель: Сейчас шесть автобусов стоит поломанных, им требуется электронная диагностика, которая есть только в Ростове. Значит, у нас из-за этого, что вот поломанный транспорт, отменили наш рейс Кузнецово Поле. Мы живем от поселка Гигант 3–5 километров, дальше наша линия идет до 30 километров. Мы пешком ходим на работу, мы пешком ходим в Гигант за продуктами, в поликлинику...

Оксана Галькевич: Ничего себе.

Константин Чуриков: 30 километров пешком?

Зритель: Нет, 30 километров – это 400 рублей такси, конечно, там люди не ходят. Дети ихние учатся рядом, в Гиганте, они живут в общежитиях, потому что они не могут каждый день ездить на автобусе, нет автобуса. Четыре месяца, с августа месяца бьемся, никакого толку. Писали перед выборами губернатору, писали..., писали Тутовой, депутату – отвечали, что автобусы поломаны, как отремонтируют, это временно, 4 месяца временно. Да когда же это все... ? Сегодня целый день сижу, названиваю президенту, чтобы на Прямую линию попасть, уже невозможно, просто невозможно...

Константин Чуриков: Ольга, Прямая линия будет только летом.

Оксана Галькевич: Ольга, слушайте...

Константин Чуриков: Давайте сейчас...

Оксана Галькевич: Давайте оставьте ваши координаты, я хорошо себе представляю эти ваши места, знаю, где Гигант, знаю, где Сальск и какое расстояние между ними. Это надо снимать, конечно, историю, рассказывать.

Константин Чуриков: Да, у нас есть замечательный корреспондент Дмитрий Андреянов, Ростовская область, он это сделает. Спасибо.

Оксана Галькевич: Так что вы не пропадайте, оставьте ваши координаты нашим администраторам, мы подумаем, что с этим сделать.

Константин Чуриков: Олег Алексеевич, вот самое такое печальное, что вы говорите, что, кажется, что-то будет меняться, кажется. А как мы вот это все узнаем, как мы это все проконтролируем? Мы тут вообще как, скажем так, заказчики присутствуем в этом вопросе как население?

Олег Бадера: Есть статистика, статистика. Вот сегодня позвонило 10 человек, 7 были недовольны, а 3 были довольны. Вот если будут звонить 10 и 5 довольны, значит, улучшается в лучшую сторону. Конечно, мы смотрим на все статистические данные, мы общаемся, вот лично я езжу по большому количеству регионов, общаюсь и с губернаторами, и вижу, как на местах делается. Много происходит положительного в нашей жизни, но жалко смотреть, когда большие ресурсы выделяются, за эти деньги можно было бы произвести какие-то кардинальные изменения, а, к сожалению, эти деньги потом рассасываются, а дальше решений нет. И даже вот эта точечная поставка новых автобусов, казалось бы, такая мера очень положительная, люди звонят, как хорошо, но если не будет изменена система, то эти автобусы превратятся завтра, вот как звонил сейчас слушатель, станут на прикол, потому что не будет запчастей, потому что не будет сервиса...

Константин Чуриков: Вы про какую систему, простите?

Олег Бадера: Я говорю про систему на региональном уровне, которая должна отвечать за пассажирские перевозки. И мое предложение – в каждом автобусе повесить фотографию министра транспорта с телефоном, с сотовым телефоном...

Константин Чуриков: Кстати, вот это да.

Олег Бадера: Вот это были бы координаты, куда нужно обращаться.

Константин Чуриков: Представляете, сколько звонков прямо сразу.

Оксана Галькевич: А знаете, а у меня еще предложение...

Олег Бадера: Это главный человек в регионе, кто отвечает за пассажирские перевозки.

Константин Чуриков: Так он спать перестанет.

Олег Бадера: Он отвечает и за тарифы, он отвечает и за транспорт, и за маршрутную сеть, и за всю инфраструктуру. И его задача как министра транспорта убеждать всех своих соседей-чиновников, тарифные комиссии, для того чтобы это все...

Константин Чуриков: Слабо в Москве телефон директора Департамента транспорта или хотя бы этого Дмитрия, который это все придумал?

Олег Бадера: Ха-ха.

Оксана Галькевич: По мотивам, по следам последнего звонка, я там набрала Сальск – Гигант, и тут мне выскочила картинка, знаете, там надо еще, наверное...

Константин Чуриков: Что набрала, подожди?

Оксана Галькевич: Сальск – Гигант.

Константин Чуриков: А, Сальск.

Оксана Галькевич: Сальск – город в Ростовской области, Гигант – поселок рядом с Сальском.

Константин Чуриков: Другое послышалось.

Оксана Галькевич: И мне сразу, знаете, выскочило такое видео, я так понимаю, что это дороги. Вот давайте, просто покажите, пожалуйста, режиссеры, давайте. Вот Костя уже под впечатлением.

Константин Чуриков: Ха-ха, да...

Оксана Галькевич: Я думаю, может, там еще кого-нибудь местного «Автодора» руководителя тоже повесить... ?

Константин Чуриков: Оксана, осторожно, сейчас разобьешься, не отвлекайся.

Оксана Галькевич: Потому что тут в самом начале был какой-то ужас, кошмар и ужас просто, вот да.

Константин Чуриков: Ну, Оксана, это уже надо говорить о том, как все у нас выглядит, это уже другой разговор.

Олег Бадера: А это следующий элемент концепции большой...

Оксана Галькевич: Это к тому, что транспорт ведь тоже должен быть каким-то, так скажем, стрессоустойчивым...

Олег Бадера: Там есть аэротакси, вот где не понадобятся дороги.

Константин Чуриков: Подождите, на аэротакси мы еще пока не заработали.

Спасибо большое. Олег Бадера, председатель Комитета по развитию транспортной инфраструктуры Общероссийской общественной организации «Деловая Россия».

Через несколько минут отправимся...

Оксана Галькевич: Новый «ПАЗик» не показали, я его тоже нашла. Ну, кому надо, посмотрите в интернете. Через несколько минут...

Константин Чуриков: Оксана, мы отправимся в территорию просто опережающего развития, мы отправимся в центр, где самые талантливые дети в стране.

Оксана Галькевич: Да, там, где и дороги хорошие, и дети талантливые.

Константин Чуриков: В центр «Сириус». Дождитесь.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
Анастасия Гордеева
Вчера смотрела программу, говорили про проблему города Сальска, в котором новые автобусы сломались и не на чем перевозить пассажиров. Корень этой проблемы очевиден, закупка новой техники, особенно дорогой выгоднее ремонта старой. Это происходит повсеместно. Закупаются новые аттракционы вместо элементарной покраски старых. И связано это с тем, что на покупке нового всегда можно договориться об откате в 30%. Коррупцию в нашей стране резко не победишь. Однако можно хотя бы производить закупку ТОЛЬКО с обязательной нагрузкой- гарантийным ремонтом в течении 5 лет. При этом оговаривать то, что ремонт должен производиться на территории заказчика. Если федеральный центр готов поделиться с регионами новой техникой, то и поставки должны осуществляться исключительно техники с гарантией ремонта и технического осмотра ежегодного на территории заказчика. В этом случае хотя бы жители не пострадают. как в городе Сальске.
Обновление автопарка – где и в каких масштабах оно идёт?