Травля из-за вируса. Реальная история семьи из Иркутской области

Травля из-за вируса. Реальная история семьи из Иркутской области | Программы | ОТР

На связи мама ребёнка, у которого подозревали COVID-19

2020-04-17T14:29:00+03:00
Травля из-за вируса. Реальная история семьи из Иркутской области
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Алёна Бондарцова
жительница г. Усть-Кут (Иркутская обл.)

Оксана Галькевич: Давайте сейчас поговорим еще вот о чем, о человеческом отношении, о том, как оно меняется на фоне всей этой истории с коронавирусом, особенно на фоне распространения...

Константин Чуриков: Вернее даже о нечеловеческом отношении.

Оксана Галькевич: Нечеловеческом отношении. Ну вот смотрите, например, такая история из Иркутской области, населенный пункт небольшой Усть-Кут, он находится на севере региона, 40 тысяч население всего. И там семья вернулась с отдыха из одной из южных стран в Юго-Восточной Азии...

Константин Чуриков: Из Таиланда, по-моему.

Оксана Галькевич: Из Таиланда, да. Естественно, они должны были соблюдать некую самоизоляцию, которая установлена в этой ситуации была. Появилось подозрение, что ребенок болен коронавирусом. В общем, там вокруг этой семьи стали разворачиваться какие-то неприятные совершенно события, их практически затравило все окружение.

Константин Чуриков: Полное досье с адресом, личными данными, местами работы родителей вот этого семилетнего ребенка, который под подозрением оказался, что он заболел коронавирусом, выложили в Сеть, растиражировали информацию. Ну и понеслось: дальше были гневные комментарии в адрес родителей, призывали их наказать, даже «поднимать на вилы», это цитата. Писали сообщения, что «врага надо знать в лицо», ну и так далее. Семью даже пришлось поместить под охрану полиции. Кстати, затравленная в соцсетях вот эта усть-кутская семья оказалась здоровой.

Оксана Галькевич: Это вот к сведению на самом деле.

Мы сейчас хотим поговорить с Аленой Бондарцовой, жительницей Усть-Кута, из Иркутской области она выходит к нам сейчас на связь. Собственно говоря, Алена мама этого ребенка. Алена, здравствуйте.

Алена Бондарцова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Расскажите, как, во-первых, сейчас у вас дела? Я так понимаю, что диагноз малыша не подтвердился, ребенок здоров?

Алена Бондарцова: Да, ребенок здоров, мы тоже здоровы, диагноз у нас не подтвердился.

Константин Чуриков: Алена, я понимаю, что маленький городок, но кто слил информацию? Вот кто ее распространил?

Алена Бондарцова: Я не могу вам сказать, я не знаю.

Константин Чуриков: Ну расскажите подробности какие-то.

Оксана Галькевич: А расскажите, как это было, как вот события развивались. В какой-то день ну заболел ребенок, да, и что дальше? Как все это разворачивалось?

Алена Бондарцова: Нет, смотрите, ребенок не заболел, у ребенка не было симптомов никаких.

Оксана Галькевич: Ага.

Алена Бондарцова: Как и сейчас, до сих пор симптомов нет абсолютно никаких, поэтому то, что ребенок заболел, я сказать не могу. Просто у нас брали тест, и тест показал положительно у Сережи, у нас отрицательный. И вот 12-го числа нам сообщили, что тест у Сережи положительный, и вот в этот же день уже началась вся эта переписка в чатах, в группах, мессенджерах...

Оксана Галькевич: А что это за чаты были? Школьные чаты, какие-то чаты, я не знаю, с соседями? Что за чаты, расскажите.

Алена Бондарцова: Городские чаты, Viber, WhatsApp, то есть все, что есть, везде... Instagram, везде, потому что скрины мне отправлялись, я сама не заходила, я сама не читала, потому что мне было не до этого. То есть вы понимаете, такая новость...

Оксана Галькевич: Ну вы переживали сильно, да, из-за того, что тест показал, да?

Алена Бондарцова: Сильно – это мягко сказано. То есть, понимаете, для наших, наверное, этот диагноз как приговор.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Ага.

Алена Бондарцова: Вот для меня, жителя маленького города, это приговор, наверное, потому что что делать, как быть...

Оксана Галькевич: Где лечиться, медицина в каком состоянии у вас?

Алена Бондарцова: Где лечиться, да.

Константин Чуриков: Алена, раз у нас вот такие люди и, видимо, не только в Усть-Куте, вообще по стране, может быть, сейчас как-то срочно распространить информацию, что вы не опасны, вы не болеете?

Оксана Галькевич: В эфире федерального телеканала.

Константин Чуриков: Это как-то можно в тех же самых чатах сделать и посмотреть потом на этих людей, которые вам устроили... ?

Алена Бондарцова: Мы получили, да, у нас у всей семьи взяли повторные тесты, тесты пришли отрицательные.

Константин Чуриков: Уважаемые жители Усть-Кута, пожалуйста, не бойтесь Алены Бондарцовой и ее семьи, все здоровы.

Оксана Галькевич: Алена, скажите, одно дело обсуждение в социальных сетях, другое дело личное общение. Вот вы выходили в этот момент из дома за теми же продуктами, например, куда-то по каким-то своим делам, встречали там соседей, жителей соседних улиц? Как вообще с вами общались? Что говорили, что слышали, что вам говорили в лицо?

Алена Бондарцова: Ну то есть мы сидим сейчас на карантине, мы не выходим.

Оксана Галькевич: Вам нельзя, так, ага.

Алена Бондарцова: Да-да.

Оксана Галькевич: Звонков не поступало никаких?

Алена Бондарцова: Нам лично, в наш адрес не поступало, нам не звонили, в дверь не стучали... мне, мужу, детям не поступало. Все это, говорю, было в чатах.

Константин Чуриков: Вы все еще под охраной?

Алена Бондарцова: Нет.

Константин Чуриков: Охрану сняли.

Алена Бондарцова: Я не знаю, я еще раз повторюсь, что мы сидим дома.

Константин Чуриков: Понятно.

Алена Бондарцова: Но вам точно могу сказать, что на площадке у меня охраны нет, с окон я не вижу полиции. То есть...

Константин Чуриков: Все понятно.

Оксана Галькевич: Алена, а что будете делать? Я так понимаю, что у вас достаточно серьезная травма психологическая, потому что это город, в котором вы... Сколько уже, кстати, давно там живете или постоянный житель, коренной?

Алена Бондарцова: Я коренной житель, дети мои тоже коренные жители.

Оксана Галькевич: Ага. Вот вы с этими людьми то есть с рождения, вы там и в школу ходили, вы всех этих знаете людей.

Алена Бондарцова: Конечно.

Оксана Галькевич: Вот после того, что вы пережили, вот этот вот слом отношений, все на ваших глазах, что делать-то будете? Будете оставаться там или думаете, может быть, переехать подальше куда-то, поискать более добрых соседей?

Алена Бондарцова: Конечно, мысли были переехать, и сейчас они меня не отпускают. Ну смотрите, я еще не выходила из дома, дети мои тоже, что будет, я не знаю.

Константин Чуриков: Алена, ну смотрите, усилиями ОТР в федеральном эфире мы сейчас распространили ту информацию, которая есть, что вы здоровы, соответственно, нужно просто то же самое сделать во всех чатах, как-то чтобы люди, раз они так вот всего бояться, как-то облик человеческий теряют, чтобы они во всяком случае как-то перестроились, переделались. Спасибо.

Оксана Галькевич: Это, кстати, не единственный такой случай, на самом деле их по всей стране довольно, к сожалению большому, много. Я вспоминаю историю медицинской сестры из Рязани, которая работала с заболевшими и, соответственно, тоже привезла, ее затравили и родителей ее затравили.

Константин Чуриков: Ну вот нам сейчас зритель пишет анонимно, даже не знаем, кто: «Я и раньше не любил москвичей, а сейчас просто ненавижу», – пишет нам зритель.

Оксана Галькевич: Ну вот примерно так, да.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем Владислава Чубарова, это психолог, он у нас на связи. Владислав, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Владислав.

Владислав Чубаров: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Если можно, очень коротко прокомментируйте, насколько естественно поведение людей, которые вот так вот тычут пальцем, пишут гадости в соцсетях про заболевших или про тех, кто под подозрением на болезнь?

Владислав Чубаров: Оно, к сожалению, естественно, хоть и неправомерно. То есть человек, в принципе психика не подготовлена к пребыванию в таком длительном стрессе столь длительное время, поэтому, к сожалению, не все люди знают, что такое техники саморегуляции, что такое работа над собой. Вместо этого гораздо проще выплеснуть свою агрессию вовне, потому что сейчас...

Оксана Галькевич: Владислав, а вот как людям не «оскотиниться» в такой ситуации? Ну смотрите, до чего доходит-то. Я, уж прошу прощения, напомню некоторым, у нас предпасхальная неделя, сейчас все пекут куличи, красить яйца начнут, говорить друг другу добрые слова. Это что, разве ничего не значит? А вот в такой ситуации, где надо действительно проявить какое-то добро, внимание к ближнему, проявляют себя совсем иначе.

Владислав Чубаров: Единственный здоровый способ – это своим примером. Знаете, это вот как маленький ребенок: ему больно, страшно, он кричит, мама любящая обнимет, а не начнет его ругать за такое поведение. Поэтому парадоксально, вместо того чтобы осуждать этих людей, нужно постараться, насколько это возможно, их как-то поддержать, помочь, как говорится, подобное к подобному, то есть как-то дарить им какой-то позитив, поддержку какую-то.

Константин Чуриков: Любовь проявлять, понятно.

Владислав Чубаров: Конечно.

Константин Чуриков: Спасибо. Это был психолог Владислав Чубаров.

Мы вернемся к вам через несколько минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
На связи мама ребёнка, у которого подозревали COVID-19