Треть жизни россияне выплачивают ипотеку

Гости
Александр Цыганов
руководитель Департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета при Правительстве Российской Федерации», доктор экономических наук

Виталий Млечин: Треть жизни на выплату ипотеки. В агентстве «Национальные кредитные рейтинги» посчитали, что россияне в среднем будут гасить ипотеку 23 года. А если взять среднюю продолжительность жизни в стране, которая по итогам 2020-го года составила 71,5 год, то как раз и получается примерно треть.

Ксения Сакурова: Несколько дней назад глава ДОМ.рф Виталий Мутко заявил, что решение ЦБ снова увеличить ключевую ставку приведет к росту ипотечных ставок на жилье в новостройках до 10%. При этом в последнее время уже растет и сумма среднего ипотечного кредита, и срок, на который его берут.

Виталий Млечин: Какая ситуация с доступностью жилья в вашем регионе? Брали ли вы ипотеку или собираетесь только ее взять? Пожалуйста, напишите нам или позвоните. Написать можно на бесплатный номер 5445, позвонить по так же бесплатному номеру 8-800-222-00-14.

С нами на прямой связи Александр Цыганов, заведующий кафедрой ипотечного жилищного кредитования и финансовых инструментов рынка недвижимости Финансового университета при Правительстве России. Александр Андреевич, здравствуйте!

Ксения Сакурова: Здравствуйте!

Александр Цыганов: Добрый день!

Виталий Млечин: Александр Андреевич, вот это, такой заголовок «Треть жизни на ипотеку» звучит, конечно, удручающе. Но, скажите, пожалуйста, если сравнивать вот в этом, по этому показателю нашу страну с западными, как мы это всегда делаем, у них сильно меньше получается? Или они тоже так долго платят?

Александр Цыганов: Знаете, эта цифра довольно лукавая. Она показывает не средний срок выплаты ипотеки, а средний срок ипотечного кредита, который фиксируется при заключении ипотечного договора.

Виталий Млечин: Так.

Александр Цыганов: И согласимся, все равно уже немножечко появляется разница.

Виталий Млечин: Да.

Александр Цыганов: По факту наши граждане существенно быстрее умудряются выплатить ипотечный кредит, стремятся к этому. И это нормально. Если берем западные кредиты, как ни удивительно, они дольше живут, чем российские. И если бы получилось привести в конечном итоге российскую экономику, в действительности, к возможности таких длинных кредитов, то это было бы недурственно.

А причина вот в чем. Что западному потребителю зачастую нет необходимости досрочно гасить ипотечный кредит. Он по низким ставкам идет. Меньше, чем 10%, которые для нас сейчас представляются таким достаточно оптимальным вариантом. Бывает 2-3%, 4%. И зачастую западному заемщику не интересно досрочно гасить ипотеку.

И поэтому они не рассматривают, как удручающий факт, что это можно делать долго. А цена денег для них достаточно приемлемая…

Ксения Сакурова: Ну здесь еще, наверное, да, здесь, простите, еще, наверное, вопрос, какую часть бюджета отнимает это у семьи. То есть, если у нас зачастую это действительно огромный кусок, и понятно, почему люди стремятся закрыть побыстрее. Потому что представить, что всю жизнь, ну или там треть жизни придется отдавать там половину бюджета семьи за ипотеку, ну это, конечно, психологически неприятно.

А вот на том же Западе, про который спрашивает Виталий, это какая часть дохода?

Александр Цыганов: Вы знаете, это может быть…

Ксения Сакурова: На жизнь-то сколько остается у них?

Александр Цыганов: Возможно, что это и такая же, и даже несколько большая или меньшая. Здесь вопрос-то, по большому счету, упирается в то, сколько остается для нормальной жизни, насколько привычный уровень жизни снижается или не снижается при ипотечном кредитовании. И давайте не забывать, что стоимость метра в Европе все-таки выше, чем в России.

Виталий Млечин: Ну, там зарплаты еще несколько повыше, конечно, так, для объективности.

Александр Цыганов: И это правда.

Виталий Млечин: Скажите, пожалуйста, что мы делаем не так? Почему такая дорогая ипотека у нас? И как удается вот, соответственно, европейцам, американцам, держать ее пониже?

Александр Цыганов: А можно я отвечу, что мы делаем так и как это будет продолжаться в дальнейшем?

Виталий Млечин: Давайте.

Александр Цыганов: Потому что, вот, давайте посмотрим на историю ипотеки в России. В 1990-е годы ее практически не было, хотя формально такие кредиты можно и найти было бы. А если берем 2000-е, то там были существенно двухзначные цифры. Это могли быть и 30% годовых, и более. Согласимся, сейчас это существенно меньше.

Если мы берем ставки льготируемые, то это могут быть и проценты. Там, в ряде регионов это, и так далее, и тому подобное. Если берем на новостройки, то это меньше 10%, если берем обычную практику, коммерческую, ипотечного кредитования, то это до 10% сейчас, и, очевидно, с учетом повышения ключевой ставки ЦБ, будет несколько выше в новом году.

Хотя эти ставки, вот, до 10%, они психологически важны. И из-за этого могут какое-то время еще сохраняться. Поэтому в условиях российской экономики, в условиях того состояния экономики, какая у нас есть, мы все-таки не столь экономически развиты, как Соединенные Штаты или Евросоюз, ну, ядро Евросоюза, во всяком случае. То я бы не сказал, что у нас ипотечный рынок плох, или то, что он чрезмерно каких-то усилий требует от банкиров или от самих заемщиков. Это соразмерно тому развитию экономики, которое у нас есть сегодня.

Я бы хотел отметить усилия ДОМ.рф, которые в значительной степени привели к тому, что ипотечный кредит стал реально доступным. И если мы говорим про российскую действительность, то для многих семей ипотечный кредит стал доступен. Не для всех. Но, по большому счету, он и не должен быть для всех доступен, ипотечный кредит, потому как в мировой практике, в развитых странах действительно помимо приобретения жилья, в том числе и в кредит, есть масса программ по социальной аренде жилья, по поддержке малоимущих. И это далеко не обязательно приобретение жилья в собственность.

Виталий Млечин: Да, вот про аренду сейчас обязательно поговорим. Только сначала с Татьяной из Саратовской области послушаем. Татьяна, здравствуйте!

Ксения Сакурова: Здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте! Вы знаете, у меня, я два раза с этим сталкивалась. У меня, во-первых, дом, брала ипотеку. Ну, в то время еще мало квартиры стоили, и она платила 12 лет. Вот. Тут внук женился у нас в этом году. И они сразу тоже взяли ипотеку. Уговаривали: Тема, не надо. Ведь вы будете 20 лет платить! Вы хотя бы немножко поживите.

Нет, бабуль, возьмем. Взяли. Теперь. В общем, 150 тысяч первоначальный взнос. Все. Когда они пошли, это, заключать там, ну, договора там, все, им сказали: «Еще 73 тысячи». Хорошо. Они заняли там у дядьки у своего, теперь выплачивают и дядьке.

Тут, значит, пошли, это, уже на этот, на заключительный договор, короче, еще 70 тысяч. Они пошли через дорогу, еще взяли кредит. Вы представляете, 300 тысяч почти первоначальный взнос! 20 лет будут платить. Вот как молодежи сейчас вот жить? Понимаете?

Ксения Сакурова: Татьяна!

Зритель: Вот они будут… Да?

Ксения Сакурова: Татьяна, скажите, а какой платеж? И, если не секрет, бюджет у молодой семьи какой? Вот сколько им из своего бюджета придется сейчас отдавать денег?

Зритель: В общем, короче. 9600 у них вот платеж, их, это, вот ипотечный. Теперь, у них вот значит 7 тысяч, они расплачиваются, что взяли. И на три года они еще в Альфа-банке взяли, чтобы еще 70 тысяч вот этих вот, понимаете?

Ксения Сакурова: Сколько они каждый месяц в сумме отдают?

Зритель: Ну, вот считай, две с половиной и семь. Это, считай, девять.

Ксения Сакурова: 9 и 9600, да?

Зритель: Да.

Ксения Сакурова: Ну, 18, да?

Зритель: И еще вот этому, дяде платят. Ну, в общем, понимаете, а тут еще тоже, надо же еще квартплату платить. Работают они у нас на мебельной фабрике, у нас здесь в поселке мебельная фабрика. Вот они там работают. По 30 тысяч. В общем, считай, одна зарплата, даже чуть побольше, у них будет уходить.

И вот они уже сидят и уже не знают: «Ой, бабуля, зря мы взяли». Я говорю: «Правильно. Мы вам говорили, поживите хотя бы годочек для себя».

Виталий Млечин: Так, а где пожили?

Ксения Сакурова: А где бы они жили, да? Татьяна, где бы они для себя жили тогда?

Зритель: Да хотя бы на квартире.

Ксения Сакурова: А сколько у вас стоит съем?

Зритель: 12 тысяч.

Ксения Сакурова: 12 тысяч.

Зритель: 12 тысяч, да.

Ксения Сакурова: Ну да, это выгоднее, конечно. Понятно, спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Ксения Сакурова: И, конечно, большой вопрос, когда этой молодой семье детей рожать при таких условиях. Еще есть звонок.

Виталий Млечин: Геннадий из Волгоградской области. Геннадий, здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте!

Виталий Млечин: Вы в эфире.

Зритель: Мне бы хотелось сказать, что заинтересованность в ипотеке у молодого, значит, у молодежи есть. И, значит, но тут вопрос какой. Те ставки, которые предлагают, вроде бы приемлемые. Но в основном дают на поздние сроки, это 20 лет. Иногда 25 лет. Выплачивать молодым людям первое время очень тяжело. Даже если находится возможность выплатить ипотеку, появляется, значит, такой вопрос.

А почему бы нельзя банкам стимулировать раннее погашение, значит, как ипотеки, самой ссуды, и так и процентов? А банки немножко лукавят. Они как бы ни в коем случае не дают даже вот эти вопросы поднимать на обсуждение. Они заинтересованы именно в прибыли…

Ксения Сакурова: Нет, подождите, Геннадий! Подождите, вы же можете досрочно гасить ипотеку. Никаких проблем нет.

Зритель: Нет, ипотеку мы можем гасить, саму ссуду, а проценты-то остаются. Те же самые, которые назначают. В общем, дело. Проценты-то, они не изменяются.

Ксения Сакурова: Так, интересная тема, спасибо.

Виталий Млечин: Понятно, спасибо большое! Александр Андреевич, давайте вернемся к очень важному аспекту. Вот наша зрительница сейчас говорила. Не обязательно же покупать квартиру, тем более сразу. Можно и в съемном жилье пожить. Насколько я понимаю, как раз на том же самом Западе, о котором уже говорили, это очень распространенная такая модель. Почему мы стремимся вот с самого начала иметь свое, выкупное жилье?

Александр Цыганов: Ну, вы знаете, коль скоро мы так на Запад ссылаемся, то действительно, люди там живут, и совсем не все в собственном жилье. Значительная часть, это от страны к стране варьируется, бывает до половины жителей, и более даже, живут в съемном жилье. При этом созданы условия для того, чтобы люди чувствовали себя спокойно. То есть, защищаются права как арендаторов, так и арендодателей. Потому что здесь крайне важно, чтобы обе стороны были спокойными.

Если мы начинаем какие-то права защищать лучше, как вот там в советском жилищном праве хорошо защищались права нанимателей жилья, то рынок уходит просто в «серую» зону. И сейчас мы можем обратить внимание, довольно много разговоров идет, как обелить рынок аренды в Российской Федерации. В том числе это необходимо и для того, чтобы люди спокойно воспринимали длинные договора аренды, как арендодатели, так и арендаторы спокойно могли рассматривать варианты жизни в таком съемном жилье.

Хорошо или плохо, насколько это в национальный характер укладывается, и так далее, это вопрос. Ну, давайте себе представим ситуацию, что люди приехали в другой город, предполагают пожить там несколько лет, заработать деньги, а потом вернуться к себе на родину. Такие варианты же тоже бывают.

И они зачастую покупают недвижимость в этом новом городе не для того, чтобы в ней жить всю жизнь, хотя, может быть, в перспективе так и сделают. А чтобы жить спокойно, чтобы их никто не прогнал, когда появится какой-то дополнительный родственник в семье арендодателя.

Чтобы можно было спокойно зарегистрироваться, и прочее, и прочее. Вот если мы решим эти вопросы, когда арендатору будет удобно жить в арендной квартире, а арендодатель, понимая права и обязанности, посчитает, что ему это тоже удобно, вот можно ожидать появления и большего желания жить в арендном жилье, а не стремиться купить квартиру всеми правдами и неправдами.

И здесь тоже нужно сказать, что у нас есть по России программа социальной аренды. В Москве есть, в Воронеже есть. Это пока находится на стадии эксперимента того же ДОМа.рф. Эксперимента, имеющего перспективу. Но нужно, и довольно-таки серьезно, все-таки менять законодательство, рассматривать другие подходы к приватизации жилья, иные статусы для арендного жилья присваивать. И все это, в принципе, реально. И реально необходимо.

Ксения Сакурова: Вот смотрите, что нам пишут уже те, кто как раз снимает жилье. Карелия: «А вы знаете, как наживаются на съеме жилья (простите, тут так написано) хапуги, его сдающие?». И Москва: «Те, кто в свое время и образование, и жилье бесплатно, теперь нагло на нас наживаются». Аренда – не панацея, судя по всему, несмотря ни на что.

Александр Цыганов: Конечно, не панацея. Это одна из многого. Это и ипотека, это и программа выкупа недвижимости, это и социальная аренда, и коммерческая аренда. Много всего, это все в совокупности. Но рассматривать, что кто-то как-то наживается, ну, наверное, можно. Но беда только в том, что тогда это возникают противоречия, которые довольно-таки тяжело будет решить.

Если человек считает: «Вот, мне не повезло в жизни, я родился не в том регионе, мне поэтому приходится снимать». Ну, а с другой стороны, а если москвич поедет работать в тот регион, что тоже бывает. Он же снимает и как-то не клюет судьбу за это. Вот мы не выбираем место рождения, мы не выбираем родителей, мы можем быть только благодарны Господу Богу за сам факт рождения. И своим родителям.

Вот, наверное, надо как-то с этим более спокойно разбираться, жить, а не думать, что кому-то дали бесплатно, и он поэтому на этом наживается. Да, кому дали бесплатно, он работал достаточно долго, чтобы получить эту квартиру.

Ксения Сакурова: А вот смотрите, какое мнение, Нижегородская область: «Сейчас аренда квартиры равна платежу по ипотеке. Лучше платить за свое». Это действительно так?

Александр Цыганов: Это во многих случаях так. Я бы даже сказал, что лучше платить за свое, потому что потом можно эту квартиру продать, можно рассчитывать при прочих равных, что она вырастет в цене. Ее можно заложить потом и получить еще кредит какой-то, уже на развитие бизнеса. Она может быть первым взносом при следующем ипотечном кредите, и так далее.

То есть, если смотреть на ситуацию для людей, кто собирается жить в этом районе, в этом городе долго, собирается строить свою карьеру или бизнес в этом городе, то, наверное, им есть резон задуматься о приобретении. Если они предполагают, что проживут год-два, и может быть, переедут дальше, то аренда, конечно, лучше.

Но и есть варианты для людей, которые ну просто не могут в силу материального положения позволить себе приобретение жилья. Для них социальная аренда должна быть. Вот это болевой вопрос.

Ксения Сакурова: Спасибо огромное!

Виталий Млечин: Спасибо большое! Александр Цыганов, заведующий кафедрой ипотечного жилищного кредитования и финансовых инструментов рынка недвижимости Финансового университета при Правительстве России, был с нами на прямой связи.

Ксения Сакурова: Что пишут еще люди? Курганская область: «А как без ипотеки? За съем жилья тоже нужно платить. Зарплата, хоть немного, но все-таки растет». Ивановская область: «Ипотека очень укрепляет семью. Разводов меньше». Ну, не знаю, счастье есть в этой семье, нет, если только ипотека держит.

Виталий Млечин: Да, если только ипотека держит, то что-то не так, да.

Ксения Сакурова: Вопрос, Московская область: «Плачу ипотеку и рада тому, что своя жилплощадь, и ничего не пугает». И вот из Курганской области: «Давая внучке путевку в жизнь, вскладчину однушку подарим. А дальше пусть сама зарабатывает». Всем бы таких бабушек и дедушек.

Виталий Млечин: Очень, очень правильно, очень правильно, очень правильно, молодцы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)