Трудовые каникулы

Гости
Зулия Лоикова
независимый HR-консультант
Дмитрий Кофанов
юрист по трудовому праву

Ольга Арсланова: Впереди лето, но отдыхать будут не все, школьники не все заслужили, видимо, учились по-разному, но тем не менее. По данным ВЦИОМ, большинство россиян хотят, чтобы их дети получили первый заработок еще в подростковом возрасте. Да и большинство родителей сами начали работать до 18 лет, признали этот опыт удачным, хотят, чтобы у детей было примерно так же. Однако в этом году всего 15% родителей собираются отправлять своих детей трудиться, это уже итоги опроса SuperJob. О том, что ребенок пока не намерен трудоустраиваться, сообщил каждый второй опрошенный, а затруднились дать ответ 35% родителей подростков.

Александр Денисов: Ну, кем чаще всего устраиваются подростки? Промоутерами, ну это что-то раздавать, куда-то зазывать, в магазин, в кафе; курьерами, официантами; чуть реже – помощниками вожатых или тренеров в летних лагерях; разнорабочими. По Трудовому кодексу, можно подрабатывать с 14 лет, оговаривается нагрузка, не более 4 часов в день для тех, кому от 14 до 16, если от 16 до 18, уже 7 часов в день можно работать. Обязательно письменное согласие от родителей, если ребенку не исполнилось 16 лет. Обязательно что еще? Для молодых сотрудников, как правило, предлагают низкоквалифицированный труд, и зачастую многих начальников не устраивают все эти сложности с разрешениями от родителей, от органов опеки, зачастую и такое требуют, поэтому проще ребенка либо не нанимать, либо нанимать за наличные деньги, не оформляя, а это уже риск, конечно.

Ольга Арсланова: Эксплуатировать «вчерную», а что поделать, если родители, подростки и работодатели согласны, то хотя бы так. Однако опыт показывает, что даже так бывает довольно сложно устроить подростка на работу. Поделитесь вашим опытом, собираетесь ли вы отправлять своего школьника, старшеклассника на работу, как нашли работу, если нашли, если не нашли, с какими сложностями столкнулись. Позвоните в прямой эфир и расскажите.

Александр Денисов: Наши корреспонденты провели опрос среди детей в разных городах, спрашивали, хотели бы они подработать летом, кем. Посмотрим, очень интересный материал, и перейдем к обсуждению.

ОПРОС

Александр Денисов: Пацан, кстати, мыслит в верном направлении, Оля смеется, на самом деле все правильно.

Ольга Арсланова: Мерзко, говорит, было, но...

Александр Денисов: Подпаском, да, все знают дети, которые росли в деревенской местности, все знают, что пастуху хорошо платят, хорошему пастуху, подпаску тоже, так что делает такое великое, на свежем воздухе опять же.

Ольга Арсланова: И опять же московские дети, которые уезжают к каким-нибудь бабушкам в деревню, теперь знают лайфхак, можно еще заодно и заработать.

Александр Денисов: Да не только, они все знают лайфхаки, посмотри на них.

И посмотрим на Зулию Лоикову, независимого HR-специалиста, она у нас на связи по телефону.

Ольга Арсланова: Послушаем. Здравствуйте.

Александр Денисов: Зулия, вы знаете, я вот подумал, что, наверное, HR-специалисты детям совсем не нужны: вот один траву собирается срезать, сдавать куда-то, другой вот подпаском пойти... Что там еще было? В общем, много было разных идей...

Ольга Арсланова: В лагерь собираются ездить.

Александр Денисов: Да-да.

Ольга Арсланова: В общем, справляются сами.

Александр Денисов: Чувствуете, отпадает ваша профессия напрочь?

Зулия Лоикова: Добрый день.

Да не совсем так. Если мы говорим про подработку, то, возможно, первая подработка в большинстве случаев находится именно по знакомству. Если мы говорим про какую-то более серьезную уже занятость, которая впоследствии перейдет не только в разовый заработок, а в какую-то системную историю, то здесь уже, конечно же, понадобится помощь моих коллег.

Ольга Арсланова: Зулия, вот, с одной стороны, кто первый встал, тому и тапки: чем раньше начал работать, тем, казалось бы, успешнее будет твоя карьера, резюме и так далее. А с другой стороны, ну что это за работа? Понятно, что к дальнейшей деятельности в основном не будет иметь отношения, а может быть, даже и помешает, потому что загрузился ребенок в школе в течение учебного года, вот его основная работа интеллектуальная, а потом еще тратить силы летом на какую-то низкоквалифицированную работу, которая ему вряд ли поможет в дальнейшем. Вот как вам кажется, нужно или не нужно этим заниматься?

Зулия Лоикова: Я считаю, что нужно, потому что подработка, устроиться на работу, стать более самостоятельным – это такое желание для подростков похвальное. Вот я прослушала те ответы, которые были у вас, соответственно, кто-то сказал, что будет подрабатывать, желает попробовать себя, а был ответ, когда один ребенок сказал, что он хочет отдыхать, и это тоже его выбор. Тем не менее любая работа, любое взаимодействие с новой какой-то профессией, с новыми какими-то..., с новой ответственностью, она дает еще возможность расширить круг контактов, научиться взаимодействовать и общаться с разным типом людей, быть самостоятельным. И самое важное – это, конечно, привить школьнику правильное отношение к деньгам.

Александр Денисов: Да и в конце концов, как говорят дети, это прикольно, ну что-то попробовать, получилось не получилось, это уже неважно. (Да, мы сейчас поговорим со зрителями.)

Зулия, много ресурсов, которые работу для взрослых предлагают, там же полно вакансий для детей с пометкой «от 14 лет», даже указано, что дети с ограниченными возможностями могут обращаться. Нашел такую вакансию интересную для детей, видеомонтажер. Чтобы, например, на телевидении режиссером монтажа стать, нужно поучиться, освоить программы Adobe Premiere, Final Cut, прочее. В 14 лет предполагается, что, во-первых, у пацана (ну или у девочки) есть крепкий, мощный компьютер, который тянет все эти тяжелые программы, во-вторых, он умеет щелкать мышью.

И там еще была приписка: 20 минут смонтированного материала, который выкладывается на YouTube, 2 тысячи, 30 минут – 3 тысячи, понятный такой расценик, это вообще копейки за такую адскую работу. Смонтировать 20 минут видео, на это уходит у профессионала, ну хорошо неделю он будет работать, чтобы это было качественно. Это шутки, такие вакансии, или всерьез выкладывают?

Зулия Лоикова: Ну, опять же я, наверное, здесь вставлю такую ремарку, что вы сейчас говорили о таком профессиональном монтаже, который принят на телевидении. Безусловно, там 30 минут работы – это зачастую неделя в профессиональном плане...

Александр Денисов: 30 минут смонтированного материала, да-да-да.

Зулия Лоикова: Смонтированного материала, да. Если мы говорим о том, что контент у нас уже повсеместно, видеоконтент, аудиоконтент и так далее, то здесь есть и специальные программы. Они гораздо проще, нарезать можно видео и смонтировать его на телефоне, если установлены эти программы, и любой школьник в текущее время, даже 7-летний ребенок может это делать очень классно и, в общем-то, даже неплохо.

Ольга Арсланова: Ага.

Александр Денисов: Интересно, то есть там требования совершенно другие, понятно. Со зрителями...

Ольга Арсланова: Да. А вот наши, между прочим, коллеги, у которых дети-подростки, жалуются на то, что очень сложно их трудоустроить. У нас сейчас на связи Иван из Московской области, может быть, он им даже и поможет. Здравствуйте, Иван.

Зритель: Да, здравствуйте.

Парадоксальная ситуация. Значит, никто не знает, как устроить своих чад на работу, а я вот как работодатель не знаю, как привлечь эти самые чада к работе.

Ольга Арсланова: Зачем они вам нужны, Иван? Столько с ними головной боли.

Зритель: Ха-ха. Значит, производственное предприятие в Московской области, Чеховский район, производство запчастей к насосам. Ну совершенно нет рук, вот хоть кого, хоть инвалида, я уж не говорю вообще... А вот такой вот подростковый труд ну очень приветствуется.

Александр Денисов: А что бы они могли делать у вас, Иван, расскажите? Что бы они могли делать?

Зритель: Все что угодно, начиная... Вот помните, у нас в школе уроки труда у мальчишек были? Напильником пилили, сверлили, что-то строгали – вот именно это как раз сейчас и требуется. А если кто-то хочет поинтереснее, пожалуйте, есть современное оборудование, станки с ЧПУ, это похлеще любого компьютера. И я уверяю, вот того мальчишку, который там говорил, что хочет себе телефон, – на телефон он себе заработает легко.

Ольга Арсланова: Хорошо.

Александр Денисов: Иван, а давайте назовем город, улицу, где вы находитесь, пусть к вам приходят родители с детьми и трудоустраиваются. Называйте.

Зритель: Очень жду. Московская область, Чеховский район, ну сейчас по-новому городской округ Чехов, деревня Ивачково, улица Лесная, дом 15. Телефончик прямо могу на всю страну...

Александр Денисов: Называйте-называйте, пусть люди запишут.

Ольга Арсланова: А у нас же есть... Ну давайте, хорошо.

Зритель: 901-501-14-69, Иван Вячеславович Подурушин, генеральный директор ООО «Русбурчасть».

Ольга Арсланова: Да...

Александр Денисов: Сколько вы подростков возьмете этим летом, готовы взять?

Зритель: До 5 человек.

Александр Денисов: До 5 человек.

Ольга Арсланова: Сейчас еще конкурс объявится.

Александр Денисов: Да. И с какого возраста, с 14 лет можно к вам обращаться?

Зритель: Значит, официальное трудоустройство, вот как положено у нас по законодательству, я точно сейчас не помню, вот так и сделаем.

Александр Денисов: С 14 лет, с 14 лет.

Зритель: Значит, с 14.

Ольга Арсланова: Иван, а вот вы описали вашу работу, чем будут заниматься подростки, – а это безопасно? Кто будет следить за тем, чтобы они там себе руки не дай бог не отпилили или еще что-то?

Зритель: Ну естественно, все будут проходить, как положено, вводный инструктаж и так далее по охране труда, техника безопасности, обеспечены всеми СИЗами, то есть средствами индивидуальной защиты. Буду сам лично следить.

Александр Денисов: Иван, а вы не пользовались сервисами, где размещают объявления?

Зритель: Пользовался.

Александр Денисов: Да, эффект был?

Зритель: Бесполезно. Можете посмотреть сами сейчас на hh.ru вот это вот, или как там, объявление уже, наверное, как неделю назад дал, хоть бы кто позвонил, ни одного.

Ольга Арсланова: Ага. Иван, а сколько вы готовы платить подросткам?

Зритель: На телефон заработают на хороший, не волнуйтесь, ха-ха.

Ольга Арсланова: Вы знаете, хороший телефон – понятное растяжимое.

Зритель: Это все индивидуально, понимаете. Я согласен, но так же и работа тоже понятие растяжимое, понимаете. Можно же просто мести двор, а можно действительно научиться работать на ЧПУ-станке, ну совершенно разные вещи, согласны?

Ольга Арсланова: Ага. Ну то есть не бесплатно, самое главное.

Зритель: Ну что вы, что вы, господи! Ну это вообще даже не обсуждается.

Александр Денисов: Иван, если кто-то не успел записать ваш телефон, наши редакторы сейчас запишут, зрители могут набрать, написать, передадим, если интересно, свяжетесь.

Зритель: Пожалуйста, в WhatsApp, просто так пусть звонят, за ради бога.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Александр Денисов: Спасибо, Иван.

Зритель: Вот. Да, а вам премия будет за то, если будут у меня работники, ха-ха!

Ольга Арсланова: А мы как эти, рекрутеры, получим свой процент.

Александр Денисов: Иван, Иван, да, агентский сбор, агентский сбор, гонорар успеха называется.

Ольга Арсланова: Спасибо. Видишь как, еще и мы подзаработаем в летние каникулы.

Несколько советов от зрителей. «Могут косить траву у дачников, тысяча рублей за сотку. Труд тяжелый, не для лодырей». Значит, вспоминают свое прошлое: «В 1978-м окончил соседнюю школу с отличием. Не мешало мне работать летом с 5 класса в саду на сборе фруктов, а в старших классах в полеводческой бригаде». Ну и так далее.

Александр Денисов: Да. Зулия, а вот про косить траву: вообще ребенку нужно в жизни так повнимательнее к происходящему, повнимательнее обращать внимание на проблемы, что творится, с какими трудностями сталкиваются взрослые, что им доставляет дискомфорт. Вот знаменитая история в Москве, когда был снегопад непрекращающийся, люди уставали откапывать свою машину каждый день, в итоге ходили пешком, не ездили. Пацан за 500 рублей, вывешивал объявление «Очищу вашу машину». Если кому-то нужно закопать, он закапывал, там к нему обратился один товарищ, говорит: «За 3 тысячи закопай машину моей жены», – наверное, он и это тоже делал. Все-таки для подростка это в какой-то мере игра тоже интересная, как считаете?

Зулия Лоикова: Да, конечно, это игра, это моделирование будущего, это моделирование определенных ситуаций, это проживание определенных социальных ролей. Конечно, это очень важно. Потому что у нас текущая молодежь все-таки приучена к гаджетам и в меньшей степени они сейчас могут общаться вживую, им даже сложно общаться вживую. Вот я часто сталкиваюсь с тем, что мне пишут подростки в соцсетях, мне пишут выпускники вузов, и они пишут об одном: «Вот я боюсь, я не знаю, как мне общаться, как выстраивать взаимодействие, вообще как разговаривать на интервью вживую», – потому что они теряют этот навык, все переходит в онлайн в большей степени.

Ольга Арсланова: Зулия, а какое интервью? Некоторые даже в подростковом возрасте стесняются в магазине себе что-то купить.

Зулия Лоикова: Согласна, конечно.

Ольга Арсланова: Зайти пообщаться, поздороваться, с соседями поговорить, с этим тоже проблемы.

Зулия Лоикова: Посмотреть в глаза при разговоре, это тоже вызывает большой стресс.

Александр Денисов: Да, надо смотреть советские фильмы «Подкидыш» и прочие, там дети ничего не стеснялись, и к соседям ходить, и к чужим людям.

Ольга Арсланова: Причем маленькие.

Александр Денисов: Да. Зулия, тут важен момент, чтобы не заиграться, ну все-таки не относиться к этому всерьез? Все-таки это не работа, это так, ну действительно жизненный опыт хороший на каникулах, а больше сосредотачиваться именно на саморазвитии, вот как Оля сказала, а то и без детства так останешься, бегая за пятаками и рублями.

Зулия Лоикова: Вы знаете, я думаю, что здесь важна золотая середина. Вот у меня есть знакомые предприниматели, семья предпринимателей, и у них есть дочка 10 лет. Девочка, в общем-то, ни в чем не знает себе отказа, но при этом они решили приучить ребенка к тому, чтобы она понимала, как деньги достаются. И вот на определенные какие-то хотелки ребенка они говорят, что она может попробовать это заработать сама. Девочка поет, и, естественно, мама и папа выступили ее концертными агентами и разослали своим знакомым небольшое такое сообщение о том, что может приехать Маша и провести небольшой концерт для вашей компании, например, выступить, поднять настроение. То есть многие откликнулись, то есть им было приятно, что приедет девочка и будет выступать в компании.

Ольга Арсланова: Слушайте, это очень интересно. То есть в бедной семье от нужды можно ребенка, да, отправлять работать, чтобы помогал семье, а в богатой семье ради воспитания, чтобы на излишества сам себе зарабатывал.

Зулия Лоикова: Да.

Александр Денисов: И сколько ей платили, какой у нее гонорар был?

Зулия Лоикова: Родители..., «вот ты можешь сама себе назначить гонорар». Ребенок так скромно потупил глаза: «Наверное, рублей 200, но если будет 500, это вообще просто космос».

Ольга Арсланова: Ха-ха-ха.

Зулия Лоикова: То есть вот 500 рублей и поставили.

Александр Денисов: Зулия, знаете, может быть, это успешная модель взаимоотношений. Я вспоминаю историю с Александром Овечкиным, он рассказывал, что ему отец платил за каждую забитую шайбу. Не то что он ради денег это делал, он бы их и так забивал, но все-таки это тоже стимулировало и было приятным таким сюрпризом.

Зулия Лоикова: Возможно. Но я видела и обратную сторону, то есть в свое детство я видела как раз-таки обратную сторону. Девочка, моя одноклассница, которая хорошо училась, ей за каждую пятерку платили деньги, то есть платил деньги папа.

Александр Денисов: И чем закончилось?

Зулия Лоикова: Закончилось плачевно. То есть ей понравилось получать деньги, но как-то вот уже не хотелось напрягаться.

Александр Денисов: Ага.

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам. Зулия Лоикова, независимый HR-специалист, была с нами на связи.

Пишут: «Дети не уважают физический труд, вот такие подработки позволят им взглянуть на него по-новому». Это мнение зрителей.

Александр Денисов: Да. И у нас на связи Наталья из Старого Оскола. Наталья, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Я хочу поделиться опытом, как мои дети с 15 лет получили трудовой стаж, трудовую книжку и СНИЛС в городе Норильске. Там централизованно «Норильская горная компания» летом организует трудовые отряды школьников. У них есть слет, у них есть форма, у них есть вожатые, вот, которые могут организовать правильно труд школьников. Они работают по 4 часа в день на благоустройстве города. Потому что лето в Норильске вместе с весной и осенью – это 3 месяца, а после зимы, когда все растаяло и все нужно приводить в порядок, школьники оказывают неоценимую просто помощь по уборке, по краске вот этих детских площадок, вот, по благоустройству территорий, высаживанию кустарников, деревьев...

Александр Денисов: А сколько платят?

Зритель: И одновременно они приобретают стаж трудовой и этот самый СНИЛС. Я считаю, что это очень полезно...

Александр Денисов: Ага. А сколько дети-то зарабатывали?

Зритель: ...и для города, и для детей.

Александр Денисов: Да. А сколько зарабатывали дети за такую работу?

Зритель: Вот минимальная зарплата – это 8 часов когда трудишься, она минимальная, 4 часа – половина минимальной зарплаты. Труд физический нетяжелый.

Александр Денисов: Ага. Ну сколько эта минимальная зарплата, что там, 6 тысяч или сколько?

Зритель: 4 тысячи, я помню, это было в 2004 году.

Александр Денисов: 4 тысячи.

Ольга Арсланова: Ага, спасибо, спасибо.

Зритель: Дети уже выросли, но я просто говорю о том, что у них трудовой стаж с 15 лет.

Александр Денисов: А сейчас продолжают эту практику или нет, так же нанимают подростков?

Зритель: Вот сейчас уже не знаю, мы уехали, видите, я звоню из Старого Оскола. Но сам вот этот принцип, что крупная компания в случае необходимости может вот так направить детей официально работать, я считаю, что это опыт полезный.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Ольга Арсланова: А вообще, я вот вспоминаю детство, всем так хотелось что-то такое попробовать, было так интересно... Я помню, что еще до перестройки я бабушке помогала на рынке овощами торговать, уже в девяностые в ларьке посидела (потом его, правда, сожгли), а в школе мы даже частным предпринимательством занимались, выпускали журнал, продавали его, и у нас вот уже появился свой первый доход. Было безумно интересно, просто безумно. Позвоните, расскажите ваши истории в эфире, еще есть время.

Александр Денисов: И у нас на связи Дмитрий Кофанов, юрист по трудовому праву. Дмитрий Иванович, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Дмитрий Кофанов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Да. Оля в школе занималась предпринимательством, законно это было или нет, Дмитрий Иванович?

Ольга Арсланова: Вопрос.

Дмитрий Кофанов: Ну, вопрос, каким предпринимательством занималась Оля в школе. Я послушал разные истории... Я тоже математику за деньги решал товарищу...

Ольга Арсланова: Да-да-да. Ну вот сейчас, смотрите, например, дети слаймы делают, продают, друг другу продают в основном, конечно, там что-то взрослым продают. Это можно считать законным способом?

Дмитрий Кофанов: Сразу хочется спросить, платят ли дети налоги.

Ольга Арсланова: Ха-ха.

Александр Денисов: Сразу хочется спросить, читали ли они «Мертвые души», уж можно вопросами завалить. Помните, Павел Иванович там мышонка дрессировал, потом показывал фокусы, они ему за это платили, а потом продал этого мышонка? В общем...

Дмитрий Кофанов: Нет, у нас может быть любая фантазия, дети могут работать, конечно, и тот пример, который только что рассказывали, который был в Норильске, вполне себе имеет право на жизнь, это правильно и хорошо. Но у нас достаточно много ограничений в настоящее время есть по работе молодежи, которые предусмотрены Трудовым кодексом, в части как минимального возраста, с которого можно начинать работать, так и достаточно много ограничений. Как правильно говорили предыдущие дозвонившиеся в эфир, это нетяжелый труд, и у лиц до 18 лет достаточно много льгот в части сокращенного рабочего времени, в части запрета на командировки, запрета на работу по совместительству, на сверхурочную работу и так далее, это все тоже есть. Поэтому... Ну я не могу сказать, что работодатели с охотой, прямо хотят взять работать молодежь. Ну и как тоже я слушал часть эфира...

Александр Денисов: Ну вот нам один позвонил, Иван из Московской области, из деревни Ивачково, по-моему, сказал, что 4 подростка ему нужно, не может нигде найти, объявление висит на HeadHunter, толку ноль.

Дмитрий Кофанов: Ну и как правильно здесь тоже сказали, наверное, вы говорите, дети боятся поднять глаза, потому что современная молодежь немножко другая. Я подозреваю, что они не издают журналы в школе, они издают журналы в интернете, друг с другом. У меня тоже дочка продает там каких-то лошадей где-то там в интернете, я вообще не понимаю, что происходит. Ладно бы за деньги, за какие-то монеты непонятные.

Ольга Арсланова: Ха-ха-ха.

Дмитрий Кофанов: На самом деле ограничений много, но есть еще одно «но», и, возможно, именно оно у нас и было в Норильске, в «Норильском никеле»: у нас же есть квотирование рабочих мест для молодежи, и работодатели определенной численности, начиная, например, в Москве от 100 человек, а в некоторых регионах от 35, должны квотировать рабочие места для социально незащищенных категорий, таких как инвалиды и молодежь, и к молодежи относятся в том числе лица от 14 до 18 лет. И нанимая на работу такие, собственно говоря, категории граждан, мы закрываем вопросы с квотированием, а за неисполнение квоты, прошу прощения, у нас есть штраф.

Александр Денисов: И в Москве есть, если кто не знает, центр занятости молодежи, так и называется, и в других городах они есть, все-таки туда нужно ходить выяснять родителям, а не жаловаться.

Дмитрий Кофанов: Да, туда заявки, туда много заявок приходит от работодателей, которым не то что прямо нужна молодежь, но которые вынуждены закрывать у себя эти вакансии. Но в Москве сделали еще более интересную вещь, которая, наверное, не защищает права молодежи. В Москве есть такая интересная штука, что выполнением квоты считается или трудоустройство молодого специалиста... При этом молодежь, кстати, это не только до 18 лет, это в том числе выпускники учреждений высшего профессионального образования, конечно, их берут с большей охотой, хотя и их брать несильно хотят. Но у работодателя есть еще один выход: вместо того чтобы нанять специалиста молодого, можно заплатить в бюджет города Москвы прожиточный минимум каждый месяц.

Ольга Арсланова: Проще откупиться, получается, да, Дмитрий?

Дмитрий Кофанов: Нет, не проще, так нельзя, что вы, у нас же социальное государство, которое защищает...

Ольга Арсланова: Я поняла. Слушайте, Дмитрий, ну смотрите, даже вы говорите про Москву, у нас Москва, изнывали власти городские, что уехали мигранты, не хватает на сезонные работы, я не знаю, в парках посадить цветочки какие-то или где-то урожай собрать уже за пределами, естественно, столицы, тоже были проблемы. Так почему не нанять 16–18-летних? Пусть 4 часа они поработают, это же лучше, чем ничего.

Дмитрий Кофанов: Ну потому что, помимо всего прочего, им еще запрещено работать во вредных условиях труда, а очень много работ, связанных с нахождением на улице, связанных с вредными различными факторами, там просто нельзя работать согласно закону.

Александр Денисов: Да. Дмитрий, приводили мы статистику, многие родители, именно большинство, по-моему, да, настроены, чтобы да, дети поработали. Не кажется вам, что тут мы усвоили вот эти мифы капиталистических народов мира, мол, с детства нужно цент, или что у них там, доллар свой замолотить, тогда ты познаешь цену этой жизни. Все-таки это подход не для нас, все-таки, как вот мы Гоголя уже приводили пример в той же самой поэме «Мертвые души», поднимайте все в молодости, потом не поднимете. Да, это знакомство некоторое с жизнью, но не стоит тут переигрывать, все-таки нужно оставаться ребенком, не всерьез играть по правилам взрослой жизни.

Дмитрий Кофанов: Я, к сожалению, не знаю мотивацию родителей, которые хотят, чтобы работали их дети, и да, я не знаю, что они говорили, я не слышал все. Это может быть связано с тем, что опять же старшее поколение хочет, чтобы человек не сидел дома и не смотрел в этот планшет целыми днями, «что он сидит непонятно, иди на улицу поработай хоть, хоть что-то сделай». У меня тоже, собственно, конец школы пришелся на те самые девяностые, нам казалась эта работа чем-то жутко интересным, ну способом заработать деньги. Там кто-то разгружал фуры с арбузами, кто-то типа меня продавал контрольные по математике, за что потом получил от учителей достаточно сильно...

Поэтому у каждого поколения на самом деле, и у родителей, и у детей, по-моему, своя мотивация, только это уже не вопрос трудового права. Я лично считаю, что если есть возможность работать и тебя могут туда взять, да еще и возьмут, потому что периодически работодатели, вывешивая объявление, знаете, еще и брать не хотят, есть и такие вещи, потому что мы устанавливаем такое требование к квалификации, чтобы... Как бы мы квотируем, у нас есть свободное место для молодежи, только вот взять туда некого.

Александр Денисов: А вот знаете, вы рассказывали про ваши... Задачи по математике вы решали, да?

Дмитрий Кофанов: Сразу экзамен выпускной, что там.

Александр Денисов: А, сразу экзамен выпускной? Борис Абрамович Березовский, он же первые деньги сколотил, он организовывал кандидатские и прочие товарищам, там сидели писали математики, они еще в школах, кстати, учителями работают, его приятели, друзья, писали для МНСов, как тогда говорили, всякие работы и прочее.

Дмитрий Кофанов: Ну да.

Александр Денисов: Да-да-да, так что...

Дмитрий Кофанов: Ну, у Бориса Абрамовича есть такая жилка, а я потратил... Не будем об этом.

Александр Денисов: Была, была.

Ольга Арсланова: Ну да, слушайте...

Дмитрий Кофанов: Да, согласен, да.

Ольга Арсланова: Дай бог более счастливой жизни все-таки, да.

Дмитрий Кофанов: Конечно.

Ольга Арсланова: Спасибо вам за комментарий! Дмитрий Кофанов, юрист по трудовому праву, был с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)