• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Марина Запорожец: В праздники сам цветок не так взлетает в цене, как работа с ним. Ведь для флористов это тяжелейшие дни!

Марина Запорожец: В праздники сам цветок не так взлетает в цене, как работа с ним. Ведь для флористов это тяжелейшие дни!

Гости
Марина Запорожец
творческий директор дома цветочной моды «Элита флора»

Ольга Арсланова: Ну что, друзья, 8 марта уже вот-вот, очень близко.

Константин Чуриков: О да.

Ольга Арсланова: Для нас что это? Подарки и траты.

Константин Чуриков: Для нас подарки и траты, а для вас получение подарков.

Ольга Арсланова: Для цветочного бизнеса, давай за него хотя бы порадуемся, это рекордные выручки. В предпраздничные и праздничные дни торговцы букетами получают до четверти годового дохода. Давайте посмотрим на график. Вот за такими кривыми обычно следят специалисты, трейдеры на фондовых и валютных рынках, но это рынок цветов. И взлет спроса напоминает цветочную лихорадку: многие точки продадут сегодня, завтра цветов больше, чем за последующие полгода, и можно будет им расслабиться, потому что следующий пик, как вы видите на графике, будет только 1 сентября.

Константин Чуриков: А потом еще День учителя.

Вот только в Москве заработали почти 2 тысячи точек по продаже цветов, а цены на букеты уже выросли минимум на 40%. Причина, конечно, в сумасшедшем спросе. При этом букеты, собственно, и так дорожают, средняя цена абстрактного цветка составляет 104 рубля.

Ольга Арсланова: Усредненный цветок.

Константин Чуриков: "Абстрактный цветок" – я, конечно, с трудом себе представляю, что это такое.

Ольга Арсланова: Гибрид розы, хризантемы, ромашки, василька, не знаю. Такое экономическое понятие.

Константин Чуриков: И куриной слепоты.

Ольга Арсланова: Главное, что этот средний цветок каждый год дорожает. Потому что везут издалека.

Константин Чуриков: Откуда?

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим: 70% цветов поступают на столичный рынок из-за границы – это Эквадор, Голландия по-прежнему, несмотря на всякие разные придирки, санкции, и Колумбия.

Константин Чуриков: Из Колумбии обычно что-то другое везут.

Ольга Арсланова: Кому что нравится. Цветы также импортируются из Кении, Израиля и Китая. В общем, издалека – это совершенно точно.

Но есть импортозамещение, есть российские цветы, в основном их везут из Подмосковья, Тульской области и Краснодарского края. Важный момент: рынок цветов в России достаточно конкурентен, как говорят экономисты, ни один из игроков не имеет долю более 10%, у крупных игроков годовая выручка превышает – держитесь за свои стулья – 500 миллионов рублей.

Константин Чуриков: Неплохо.

Ольга Арсланова: Вот мы на 4 разделим, поймем, что больше 100 миллионов в эти дни цветочные бароны, назовем их так, сделают. За счет, конечно же, нас всех.

Константин Чуриков: За счет нас прежде всего, уважаемые мужчины, обращаюсь к вам.

Ольга Арсланова: Сколько, расскажите.

Константин Чуриков: Расскажите, да, во что это все чудо вам сегодня обошлось или обойдется завтра, может быть, уже приценивались: 8-800-222-00-14.

А у нас в студии Марина Запорожец, творческий директор дома цветочной моды "Элита-Флора" – здравствуйте, Марина Георгиевна.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Так приятно видеть творческого человека, а то приходят, понимаете, экономисты, политологи.

Ольга Арсланова: Хорошо, что они сейчас нас не слышат.

Константин Чуриков: Вот хоть творческие люди.

Марина Георгиевна, скажите, вообще это нормально, что так они взлетают в цене цветы?

Марина Запорожец: Вы знаете что? Сам цветок не так сильно взлетает в цене, как уже работа с этим цветком. Потому что флористы, специалисты, которые работают уже непосредственно с цветами, так как объем увеличивается в несколько раз, работают, вы не представляете… У меня на фирме даже просто больно смотреть на сотрудников, они работают не 12 часов, а они сегодня, например, ушли в половине четвертого утра. Поэтому это…

Ольга Арсланова: Самые тяжелые дни.

Марина Запорожец: …сумасшедший труд в эти дни, который падает на флористические фирмы и на мастеров-флористов, тяжелейший. И просто, знаете, радоваться за их деньги… Я вам могу сказать, вы можете спать спокойно, что эти деньги заработаны тяжелейшим, тяжелейшим трудом.

Ольга Арсланова: А давайте разберемся тогда с составляющей, из чего складывается эта цена цветка. Ой, я не могу задавать вопросы, здесь такой аромат стоит в нашей студии.

Константин Чуриков: Это правда.

Ольга Арсланова: Вот цветок привозят, его себестоимость 10-20 рублей, потом дороже, дороже и дороже. Откуда это?

Марина Запорожец: Вы знаете что? Цветок, например… Слава богу, что сейчас подмосковные совхозы, мы получаем наши подмосковные, например, розы, которые намного дольше стоят, они более качественные. Есть, например, замечательная такая фирма, которая называется "Фея розы", которую, кстати говоря, возглавляет француженка, там больше именно французских цветов…

Константин Чуриков: Мы только название брендов не называем, ага.

Марина Запорожец: Да-да, я просто это к чему сказала? Это розы с ароматом, это Калужская область, это не Франция нам поставляет эти цветы, а именно наши.

Ольга Арсланова: Но вот составляющие все-таки цены. Вот они вам цветок, розу.

Марина Запорожец: Они нам цветок этот поставляют…

Ольга Арсланова: За сколько?

Марина Запорожец: …мы этот цветок везем, мы этот цветок разгружаем…

Ольга Арсланова: …оформляем…

Марина Запорожец: Мы этот цветок ставим на воду, а перед тем, как мы ставим, чтобы продлить жизнь этого цветка, вы не представляете, сколько надо перемыть контейнеров и какой это тоже тяжелейший труд.

Ольга Арсланова: Я жду, во сколько раз он подорожает в итоге.

Марина Запорожец: Он подорожает в 2-3 раза.

Ольга Арсланова: Всего лишь. Я ожидала, честно говоря, страшнее.

Марина Запорожец: В 2-3 раза он подорожает. И я вам говорю, что это все абсолютно закономерно, потому что сюда вложен колоссальный труд. Были времена, когда мне наши там какие-то клиенты говорили: "Ой, у вас здесь так красиво, а можно жена поработает у вас там, будет приходить?" Я говорю: "Ради бога, но вы имейте в виду, что она должна мыть холодильник, мыть все наши ведра, наши тазы, где должны в стерильной чистоте находиться цветы". Потому что цветок начинает увядать именно когда начинаются гнилостные процессы.

Константин Чуриков: За всей этой красотой стоит не самая иногда даже гламурная работа, как я понимаю.

Марина Запорожец: Я вам могу сказать, что работа тяжелейшая. Флорист – это тот человек, который очень любит цветы.

Константин Чуриков: Но это вы говорите о флористах, о тех, кто вкладывает в это профессионализм, свой вкус и так далее. Мне хочется больше поговорить о, извините, продавцах, которые на рынке, значит, продают…

Ольга Арсланова: Потому что в основном покупают именно у них.

Константин Чуриков: …такими вот партиями большими, приходят машины, прямо разбирают это все.

Марина Запорожец: Вот вы знаете что?

Ольга Арсланова: "Давайте мне вот этот веник подешевле и при этом побольше".

Константин Чуриков: Веник.

Ольга Арсланова: Веник. Неприхотливо.

Марина Запорожец: Вы знаете что? Я вам могу сказать, что все-таки эти времена кончились. 1990-е гг. были страшные времена, тогда были эти клиенты, которые приходили, и если я показывала какой-то элегантный, изящный маленький букетик, причем при этом спросив у него: "А ваша девушка какой комплекции?", он мне говорил: "Она такая миниатюрная". Тогда я говорю: "Вот этот вот букетик в стиле бидермейер", и он говорил: "Да вы что, у меня много денег! Я могу заплатить!"

Ольга Арсланова: Вот такую охапку роз.

Константин Чуриков: Подождите…

Марина Запорожец: Вот эти времена кончились.

Константин Чуриков: Ну как они кончились? Сегодня только еду, проезжаю мимо Рижского рынка, где продают цветы – заходим, смотрим…

Ольга Арсланова: Это самое дешевое место в Москве.

Константин Чуриков: Значит, вот эти, понимаете, продавцы, вот эти мужские мозолистые руки делают… Я не хочу никого обидеть, но тот, кого я видел, – это такой аляповатый букет…

Марина Запорожец: Константин, нельзя туда ходить, нельзя туда ходить. Вот знаете что?

Ольга Арсланова: Вот мы и приближаемся к моде.

Марина Запорожец: Да.

Ольга Арсланова: Она изменилась, вы считаете?

Марина Запорожец: Вкус – абсолютно. Люди теперь наши стали… Понимаете, вы не пережили эти времена, я эти времена пережила, 1980-е гг. Мы не знали, что такое разнообразие цветов, мы знали, что такое красная гвоздика.

Ольга Арсланова: Которая дарилась 2-3 раза в год, очень редко люди покупали цветы.

Марина Запорожец: 2-3 раза в год, это дарилось в целлофане, перевязанном веревкой, именно красную гвоздику. А если кто-то по великому блату мог достать азербайджанскую розу бардового цвета – Азербайджан выращивал – это казалось верхом вообще всего.

Ольга Арсланова: А сейчас?

Марина Запорожец: Я вам хочу сказать, что наша фирма первая, которая привезла первую коробку цветов из Голландии. И когда мы ее открыли, мы просто ахнули, потому что мы этого не видели. Вот Россия не видела того, что стало за последние 20-25 лет, просто заполонило наши прилавки. И по всей вероятности, тогда от голода, от того, что мы этого не видели, мы бросились на эти цветы, стали их скупать колоссальными большими охапками, не понимая вот эту стилистику, которая должна была быть. И мы учились вместе как бы с нашими клиентами.

Хорошо, что у нас было несколько посольств, которые мы оформляли, и вот жены послов когда к нам приходили, они говорили: "К нам прилетит такая-то госпожа, нам сказали, что она будет в сиреневом костюме, у нее будет розовая кофточка – вы нам должны сделать букетик, мы поедем с мужем-послом встречать, к этому костюму". И для нас тогда это была тоже учеба, которую мы потом своим клиентам говорили и их учили, как правильно, что ни в коем случае вот этого не должно быть, а это должно быть гармонично к вашему наряду, это должно быть гармонично к тому событию, в которое вы будете дарить эти цветы.

Константин Чуриков: Марина Георгиевна, у нас есть на связи Павел из Екатеринбурга, хочет рассказать о своей, видимо, тяжелой мужской доле. Павел, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я не согласен с вашей гостьей, которая утрирует советские времена. Она не видела, видимо, абхазские розы и татарские розы. Я звоню из Екатеринбурга. Никаких веревок не было, мы всегда на 1 сентября несли не только гвоздики, о которых она упомянула, по копеечной цене, но и в зависимости от не только достатка родителей, всегда были розы доступны благодаря близости того региона, который я отметил, это Татария прежде всего. Поэтому… И тогда было много нереализованной продукции, есть цветочное лобби на самом деле, которое неоправданно завышает цены. Я в начале недели хотел у себя купить тюльпаны, цены поднялись уже выше 70 рублей, звоню своим знакомым в Мурманске, по случаю тоже обмолвился по этой теме – там цены уже перекочевали за какой-то тщедушный тюльпан чуть ли не в несколько сотен рублей. Конечно, климатические условия тем не менее влияют, географическое положение, но тем не менее она говорит о каком-то изобилии. Зачем это изобилии нужно, когда в массовом потоке выращивают эти цветы, везут их из Эквадора, из Центральной и Южной Америки, которые также в силу нерентабельности – я имею в виду остатки той продукции, которые потом выкидывают, которые остаются нереализованными – цены завышают до таких пределов, что вот это разнообразие губит это ценовое лобби, которое в праздники дает только лишний повод задуматься над тем, кто этим бизнесом занимается.

Ольга Арсланова: Спасибо. Хотя Федеральная антимонопольная служба, кстати, сказала, что ничего страшного, это нормальное явление, спрос и цены.

Знаете, тут несколько проблем сразу поднял наш зритель. Я бы хотела поговорить… Вот он говорит, что из-за рубежа привозят, цены высокие. Про импортозамещение, помните, были все эти скандалы с трипсом в голландских цветах, санкции, паразиты, это везем, это не везем, цены подскочили на импортные цветы. Вот сейчас вы с чем в основном работаете?

Марина Запорожец: Вы знаете что? Я вам говорю, что мы работаем…

Ольга Арсланова: Сколько процентов нашего и зарубежного?

Марина Запорожец: Все-таки, наверное, где-то 60-70% – это привозные цветы, а где-то 30%, может быть, на 8 марта и 40%, потому что, например, те же розы, те же тюльпаны уже подмосковные.

Я хочу ответить нашему слушателю. В Татарстане, может быть, были розы, я за вас рада не знаю как, что у вас в 1980-е гг. не было вот этой проблемы, где купить цветы. В Москве она была, она была очень острая. Сейчас из-за обилия… Я не говорю о том, чтобы вы покупали громадные дорогие букеты, я как раз против этого.

Ольга Арсланова: Вот у вас маленький букет очень красивый, мы на него положили глаз.

Константин Чуриков: Покажите, пожалуйста, да.

Ольга Арсланова: Это кто и сколько это стоит?

Константин Чуриков: И из чего это, да.

Ольга Арсланова: Вы говорите, что надо покупать маленькие, а нам непривычно это видеть, вдруг это очень дорого?

Марина Запорожец: Нет, это недорого. Я привезла это как бы даже с этикеточками. Я что хочу сказать вам? Понимаете, милый букетик, весенний букетик – это тот букет, который должен быть на 8 марта. Вот эти громадные букеты…

Константин Чуриков: Свадебные такие.

Марина Запорожец: Это дурной вкус, и это не свадебные букеты.

Ольга Арсланова: Как называются эти сиреневые штучки?

Марина Запорожец: Вот эти сиреневые штучки – это так же, как и вот эти цветы, которые посажены луковичные, это…

Ольга Арсланова: Гиацинты, точно.

Константин Чуриков: Те, которые тяжелые очень обычно.

Марина Запорожец: Да, но у них прекрасный аромат. Я что хотела бы вам сказать? Если нам товарищ говорит, что неоправданно дорогие цветы. А вот вы не ведитесь на это.

Константин Чуриков: Как не вестись, если все взвинтили цены?

Марина Запорожец: Смотрите, я вам принесла вот такую композицию из гиацинтов. Мы ее посадили в такую красивую вазочку.

Ольга Арсланова: Как луковица, очень оригинально.

Марина Запорожец: Тоже как луковица. Вы могли бы посадить ее вообще в любую вазу, которая у вас есть, и сделать это самим, потому что это выгонка гиацинтов. Вот как выгнать из луковиц именно цветы, это вы прочитаете на любом сайте по выгонке луковичных растений, это очень просто делается. Но вы посмотрите, какая эмоция в этом! Это живой как бы мини-садик, который у вас будет цвести и который живой, понимаете? Если вот это все-таки срезанные цветы, и я знаю, что женщины уже бальзаковского возраста и выше вообще к срезанным цветам относятся очень так, знаете, осторожно, любят цветы живые, сейчас это тенденция.

Константин Чуриков: Самое главное, красивые цветы.

Давайте немного отвлечемся, вернемся в наш российский рынок…

Ольга Арсланова: В российские регионы.

Константин Чуриков: …его особенности.

Марина Запорожец: А это именно российский регион.

Ольга Арсланова: Мы сейчас покажем, что у нас происходит.

Константин Чуриков: Вот во всех районах Владивостока сотрудники мэрии и участковые сегодня пытаются найти и оштрафовать нелегальных торговцев цветами.

Ольга Арсланова: Ваши конкуренты, можно так сказать. Активизировались они как раз перед Международным женским днем. Часть нелегалов открывают ларьки-времянки, похожие на теплицы, но большинство нарушителей предпочитают устраивать передвижные торговые точки в микроавтобусах или легковых автомобилях. При появлении участкового они исчезают. Таких предпринимателей жители Владивостока прозвали "автобусными тюльпанщиками". Кстати, где они цветы берут, вообще непонятно.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: И вот этим "автобусным тюльпанщикам" грозит штраф только за незаконную торговлю от 500 до 1.5 тысяч рублей. Хозяевам полиэтиленовых ларьков придется заплатить еще и за незаконное размещение временных объектов до 3 тысяч рублей.

Ольга Арсланова: Но ничего страшного, не стоит за них переживать, отобьют.

Марина Запорожец: Вы знаете, стоит переживать за тех людей, которые покупают у них. Я вам объясню почему. Цветы не переносят минусовую температуру, даже температура меньше 5 градусов плюса уже на них влияет, они подмораживаются. И если люди покупают немножко хотя бы подмороженный цветок, он у них стоять вообще не будет.

Ольга Арсланова: Значит, рекомендации для зрителей: на улице не покупаем.

Марина Запорожец: Ни в коем случае.

Ольга Арсланова: В полиэтиленовых ларьках, в машинах не покупаем.

Марина Запорожец: Если вы покупаете даже цветы в теплом, нормальном магазине, то фирма, которая это продает, которая за свою как бы честь стоит, она обязательно вам его утеплит, не просто завернет в бумагу, а еще сверху положит утеплитель, и только тогда эти цветы у вас простоят несколько дней и будут вас радовать.

Константин Чуриков: А сейчас давайте поддержим честного отечественного производителя в городе Свободном Амурской области: садоводы вырастили к 8 марта 3 тысячи тюльпанов.

Ольга Арсланова: Да, такое количество цветов в Свободненской оранжерее впервые. Тюльпаны считаются капризными растениями, потому что им как раз нужно много тепла, как мы уже говорили, и света. Садоводы говорят, что выращивать их сложно, особенно в холодных регионах, в Амурской области необходимые условия есть только в двух оранжереях. Но несмотря на затраты, в частности, электроэнергии местные тюльпаны все равно в 2 раза дешевле, чем привозные.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Тюльпаны в Свободненской оранжерее продают по 80 рублей за штуку. За цветами туда приезжают в основном оптовики.

Ольга Арсланова: Даже в Амурской области уже выращивают цветы.

Константин Чуриков: В снегах, можно сказать.

Ольга Арсланова: Мне приятно, например.

Константин Чуриков: Прямо мичуринцы.

Ольга Арсланова: А давайте Москву послушаем, у нас Елена на связи. Узнаем, как в Москве продаются цветы. Здравствуйте.

Зритель: Алло.

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас, Елена.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Елена.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, у меня вопрос к человеку, который хорошо разбирается в цветочном бизнесе.

Ольга Арсланова: Это Марина Запорожец.

Зритель: Да. Мне 62 года, я сейчас пенсионерка. С каждым годом я все больше и больше начинаю понимать, что цветы мне уже не по карману, которые выставляются 100-150 рублей за одну розу и так далее. Но всегда хочется цветов. Я уже и дома их развожу и так далее, но к дням рождения подруг или своих друзей хочется купить дешевые цветы. У вас ассортимент, который довольно дорогой, и розы, и тюльпаны, и все остальные цветы, которые выставлены, практически не меняются в ассортименте. Будет ли меняться ассортимент? Вы понимаете, что сейчас кризис идет, сейчас население немного меньше тратит денег на развлечения. Соответственно, будет ли меняться ассортимент цветов в связи с этим?

Ольга Арсланова: Спасибо. Диапазон.

Константин Чуриков: Такой эконом-класс доступный и чтобы красиво было.

Марина Запорожец: Вот вы знаете, смотрите, какая ситуация происходит. Люди говорят, что у них цена именно тех людей, которые выращивают и производители цветов, 80 рублей – это стоит просто-напросто приехать в то место, где они выращивают, и забрать, 80 рублей. Человек, который приехал туда на машине, привез в свой магазин, разгрузил это все, явно поднимет эту цену, и этот тюльпан уже будет стоить 160 рублей. Вы понимаете ценообразование?

В то же время Голландия… Мы сейчас, например, получили цветы голландские. Они у нас по закупке 30-40 рублей, понимаете? Вот вам…

Константин Чуриков: О, а как это так?

Марина Запорожец: А я вам могу объяснить: потому что энергоносители дорогие. Действительно тюльпан требует…

Ольга Арсланова: Амурская область.

Марина Запорожец: Амурская область, тепло, освещение – это все дорого. Почему Эквадор дает такие дешевые, почему оттуда везут?

Константин Чуриков: Ну естественно, тропики, все понятно.

Марина Запорожец: Там открытый грунт, там даже теплиц нет, там цветы выращиваются без освещения, без отопления, просто срезаются и все.

Ольга Арсланова: Совет, если хочется подешевле.

Константин Чуриков: Слушайте, так, может, это тот случай, когда просто не нужно это импортозамещение здесь, если дешевле?

Марина Запорожец: Я вам могу сказать, что нужно 10 раз по поводу этого подумать. Потом я вот все-таки хочу вам предложить, например, вот этой даме…

Ольга Арсланова: Конкретные рекомендации, какие цветы и сколько это будет стоить.

Марина Запорожец: Да. Вот, пожалуйста, пусть она купит луковицу, если у нее нет своего сада. Но если у нее есть свой сад, это же элементарно выгнать из этой луковицы именно к дню, когда тебе надо, к 8 марта или к какому-то празднику или дню рождения зимой именно к этому времени цветы, те же гиацинты, крокусы, нарциссы…

Константин Чуриков: Извините, а что значит "выгнать"? "Выгнать" я привык из другой области.

Марина Запорожец: Да-да. Выгнать – значит заставить, это термин цветочный, это значит заставить луковицу начать выгонять вот этот цветонос.

Константин Чуриков: Понятно.

Марина Запорожец: Я говорю, в Интернете это все элементарно написано, просто разные температурные режимы: то вы ее держите в холоде, то вы их…

Ольга Арсланова: Но это надо напрягаться, это требует усилий. А если человек хочет прийти…

Марина Запорожец: Я думаю, той даме, которой 62 года, которая нам позвонила и которая говорит, как можно удешевить, – вот вам прекрасный ход: пожалуйста, луковицу из своего сада, прочитайте в Интернете, как это делается, нарциссы, гиацинты положили в холодильник, достали тогда, когда вам надо, за столько дней, сколько вы просчитаете, и вы это можете сделать.

Ольга Арсланова: А есть какой-то самый модный цветок сейчас, 8 марта 2018 года?

Марина Запорожец: Я вам могу сказать: тюльпан, нарцисс, крокус – все, что весеннее, есть мода этого…

Ольга Арсланова: Понятно.

Константин Чуриков: Мимозу забыли.

Марина Запорожец: Мимоза. Абхазия… Очень сложный цветок, потому что она закрывается, вот этот пушистый шарик закрывается…

Константин Чуриков: Как только в Москву попадает, сразу закрывается.

Ольга Арсланова: Тюльпан, крокус, нарцисс.

Константин Чуриков: Давайте Ларису из Волгограда еще послушаем. Лариса, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Говорите, пожалуйста.

Ольга Арсланова: Говорите, вы в эфире.

Зритель: Я из Волгограда. Я хочу в поддержку гостьи вашей сказать, что действительно в 1980-е гг. была проблема цветов, это действительно гвоздики, за ними выстраивались огромные очереди. Сейчас мы немножко стали уже, насытились всем этим, стали немножко избалованные, мы уже сами, можно сказать, не знаем, чего хотим. Я считаю, что цены на тюльпаны 70 рублей – это недорого, чтобы можно было подарить на 8 марта, даже ту же розу, это нормально, потому что это действительно адский труд, это тяжело все выращивать, вот это все, как правильно сказали, флористика и все. Просто мы сейчас немножко начинаем уже окультуриваться, не берем охапками вот эти вот цветы. Правильно сказали, что флористы делают аккуратные букетики для девушки, для женщин и все, слава богу, что у нас все это появилось, теперь у нас такая есть возможность покупать и дешевле цветы, и дороже, и букеты, и все-все-все у нас есть. И я не думаю, что цены настолько аховые, 70 рублей за тюльпан – это нормально.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, а правда ли, что у нас потребительское поведение (скажем так наукообразно) по отношению к цветам изменилось? Что люди стали их покупать не только по праздникам, а чаще, чтобы выразить симпатию, расположение…

Константин Чуриков: Так это же чудесно.

Ольга Арсланова: Что у нас формируется какая-то новая культура покупки цветов?

Марина Запорожец: Вы знаете что? Цветы – это эмоция, это самая яркая эмоция, которую вы можете подарить. Понимаете, в любой ситуации…

Ольга Арсланова: Абсолютно непрактичная вещь, но приятная.

Марина Запорожец: Это не просто непрактично, а человек, который купил цветы и закрыл дверь с другой стороны магазина, понимает, что это ничего не стоит, это не покупаешь, это куда-то не приставишь потом после того, как ты этим попользовался, это только момент дарения и момент получения этой эмоции. И вы знаете, это настолько тонко, что, знаете, когда мне говорил директор бывшего Мосцветторга СССР, который был на этом месте, возглавлял Мосцветторг в течение 50 лет – он говорил, что у него работали приказчики, которые рассказывали, как еще в царской России продавали цветы: цветочный магазин был единственный магазин (ювелирка и все остальное), где приказчик открывал белыми перчатками дверь каждому, кто заходит, в белых перчатках.

Ольга Арсланова: Тонко все.

Марина Запорожец: В ювелирном магазине этого не было.

Константин Чуриков: Несколько сообщений зрителей, уже время у нас, к сожалению, выходит. Василий Яковенко пишет из Амурской области: "Я маме подарю лучше на 8 марта музыкальный привет на радио", – видимо, Василий еще юн. Марат, видимо, не юный, но пишет: "Принципиально не покупаю цветы вообще…"

Ольга Арсланова: Деньги на ветер.

Константин Чуриков: "Платить неохота, деньги на ветер", – Марат, Казань. В общем, разные совершенно отзывы. И, конечно, многие-многие и я еще раз это все за вас скажу своими словами: всех женщин, всех вас с праздником.

Ольга Арсланова: Потому что цветы все равно приятно и дарить, и получать.

Марина Запорожец: Конечно.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Константин Чуриков: А в студии у нас была Марина Запорожец, творческий директор дома цветочной моды "Элита-Флора". Через пару минут мы к вам вернемся.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты