Тупик сезона. Турция закрылась – полмиллиона россиян срочно меняют планы на майские праздники

Гости
Сергей Калашников
депутат Госдумы VII созыва
Александр Осауленко
директор Ассоциации «Объединение туроператоров в сфере выездного туризма «ТурПомощь»»

Марина Калинина: К следующей теме. Ограничение авиасообщения с Турцией стало ударом для полумиллиона россиян, именно столько наших сограждан планировали отдохнуть в этой стране в период до 1 июня. Туры забронированы на 32 миллиарда рублей. Пострадал и туристический бизнес: туроператоры должны найти решения, например предложить людям альтернативные направления. Но сделать это будет непросто, особенно с учетом одновременной остановки полетов и в Танзанию.

Александр Денисов: Да. Россия выступила, поступила в полном соответствии с текстом Михаила Исаковского «Не нужен мне берег турецкий, И Африка мне не нужна». С Африкой вообще давно пора было уже разобраться, учитывая, что оттуда туристы привозят не только COVID, но и малярию. Заболевание, кстати, поначалу путали симптомы, лечили от COVID, хотя совершенно другая болезнь. В общем, никуда не летят перелетные птицы.

Марина Калинина: Вот одна история. Жительница Астрахани уже второй год не может улететь на оплаченный отдых в Турцию. Надия Мухина купила путевку еще в начале 2020 года. Когда границы закрылись, поездку пришлось перенести на 2021 год, тогда возвращать деньги или менять направление Надия не хотела. Но этой весной ситуация повторилась, Турцию, как мы все знаем, закрыли, деньги за тур вернуть пока не получается.

Татеф Авагян: На сегодняшний день предлагается либо поменять направление на открытые страны, но, честно говоря, у нас не такой большой выбор на данный момент, либо перенести на июнь, июль, август, сентябрь, либо перенести на следующий год на те же даты.

Надия Мухина: Переносить отпуск на следующий год, как-то уже прямо я очень сильно расстроилась, разочарование полное. Если в ближайшее время все-таки не откроют границы и это будет продолжаться дальше, то придется, наверное, перенести отпуск, в России как бы отдохну, я так рассматриваю все-таки Абхазию.

Марина Калинина: Отдых в России пока единственная альтернатива, причем дешевле не будет: туроператоры начали резко поднимать цены.

Александр Денисов: И на связи со студией Александр Павлович Осауленко, директор Ассоциации «Объединение туроператоров в сфере выездного туризма «ТурПомощь».

Марина Калинина: Здравствуйте.

Смотрите, сегодня появилась информация, вот буквально перед тем, как начался эфир, что пакетные туры в Сочи на май подорожали на 112%, после того как закрылась Турция, за один день это произошло, вот «Лента.ру» официально все это пишет. Вообще предел-то есть подорожаниям? Уже наглость какая-то.

Александр Осауленко: Ну, вы знаете, у нас в русском языке, в нашем российском менталитете очень много всевозможных поговорок и пословиц. И здесь сразу вспоминается одно: кому война, а кому мать родна. И к сожалению, у нас тоже достаточно таких, условно назовем их горе-коммерсантов, которые, собственно говоря, вот как раз пользуются этой ситуацией, о чем, собственно говоря, туроператоры и предупреждали, что если рынок внешний не будет плавно открываться, то в соответствии с тем, что емкость нашего внутреннего рынка все-таки не удовлетворяет потребностей всех россиян, то мы столкнемся с повышением цен.

Александр Денисов: Александр Павлович, вы так говорите, как будто туроператоры и товарищи на местах не муж и жена, не одна сатана, вот прямо как «мы предупреждали». А что же, цены, вы не вместе разве делите барыши?

Александр Осауленко: Так вот в том-то и дело, что мы не вместе. У нас операторский сегмент тоже делится на три составляющие: это операторы, которые занимаются выездом, операторы, которые занимаются внутренним туризмом, и операторы, которые занимаются въездным туризмом. И у нас операторов, которые занимаются выездом, на сегодняшний день чуть более 400, а операторов, которые занимаются внутренним и въездным туризмом, 4,5 тысячи.

Александр Денисов: Вы знаете...

Марина Калинина: Подождите, Александр Павлович, давайте все-таки про людей поговорим, которые вот пострадали, все-таки 500 с лишним тысяч – это достаточно большая цифра. Деньги потрачены, уехать люди не могут. Вот какие варианты есть, для того чтобы как-то все-таки что-то... ? Как быть-то?

Александр Осауленко: Ну, давайте начнем с того, что 500 тысяч – это цифра, озвученная только всего-навсего одной ассоциацией или даже одним человеком от ассоциации, она профессиональным сообществом ставится немножко под сомнение, это первый момент. Второй момент, на который хотелось бы обратить внимание...

Марина Калинина: Но тем не менее.

Александр Осауленко: Тем не менее, да. Отвечая на ваш вопрос, я хотел бы сакцентировать внимание на чем? У нас не просто так в 2020 году правительство подписало постановление 1073-е, то есть когда у нас закрылись границы и ехать было некуда, все прекрасно понимали, что вернуть деньги туристам сегодня туроператоры не в состоянии просто потому, что эти деньги, так сказать, находятся уже в партнеров и партнеры эти деньги возвращать не собираются, говорят: «Пожалуйста, границы откроют, привозите». Сегодня ситуация абсолютно аналогичная, рынок только-только даже не вздохнул, а только пытается это сделать. Соответственно, каких-то оборотных средств у туроператоров нет, и, если сейчас единовременно туроператоры придут за этими деньгами, мы просто получим массовые банкротства, вот и все, и не будет ни денег, ни туров. Кто от этого выиграет, очень сложно рассуждать.

Александр Денисов: Александр Павлович, ну, кто не уехал, так сказать, еще, можно сказать, им крупно повезло, потому что, если выезд совпал, попал на эти дни как раз и человек принимает решение, а мы знаем, что турист – это особое ментальное состояние, то есть люди принимают неадекватные абсолютно решения... Зарина Догузова сказала, глава Ростуризма, она сказала, что вывозных рейсов не будет, то есть надо думать своей головой. Вот, допустим, человек улетел, или вот нужно прилетать, а рейс только через 2 недели или через 3, вот он такой тур, что ему предпринимать? Как быстрее себя спасать? Потому что там чумной барак без преувеличения, 50 тысяч в день, тут не до шуток и не до дайкири.

Александр Осауленко: Ну, давайте начнем с того, что повезло в данной ситуации одной-единственной категории – это туристы, которые уже отдыхают. Они закончат свой отдых и вернутся в плановом порядке, об этом тоже глава Ростуризма говорила...

Александр Денисов: Так рейсы ведь отменяют.

Александр Осауленко: Нет, рейсы отменяют с 15-го числа. Кстати, так, на всякий случай просто хочу сказать, что сегодня улетали рейсы туда, значит, и улетали полные, с туристами, туристы не отказываются, не отказывались от полетов. Парадокс, но, к сожалению, ментальность наших туристов... Вы правильно заметили, что это отдельная категория вообще социальная, так сказать, нам не страшно ничего в этом плане.

Александр Денисов: А что с ними будет? Хорошо, вот они сегодня улетели, вот что с ними будет дальше? Как они будут возвращаться? Догузова четко сказала: «Эвакуации российских туристов из Турции или Танзании не будет». Про Танзанию еще тоже поговорим.

Александр Осауленко: Ну, давайте так. В плановом варианте туроператоры будут возвращать своих туристов. Понятно, что те туристы, которые улетели сегодня, значит, они тоже будут возвращаться планово туроператорами, это то, что относится к категории комплексного турпродукта, купленного у конкретно туроператора. Что касается самостоятельных туристов, вот эта категория – это действительно, я с вами соглашусь абсолютно, здесь не знаю, на что рассчитывают люди, но, по всей видимости, их, так сказать, обнадеживает неким образом ситуация прошлого года, когда весь июнь, июль, август и сентябрь Россия...

Александр Денисов: ...их вывозила. А если они заболеют, вот не дай бог все это случилось, что дальше происходит с ними? Страховка у них покроет, Александр Павлович, вот этот вот ИВЛ и прочую «веселую» жизнь?

Александр Осауленко: Давайте так скажем. Значит, если стандартная страховка, нет, не покроет; если специальная страховка от COVID, да, и то только в определенном объеме. Ну, скажем так, если будет требоваться что-то более интенсивное и более глубокое, нет, тоже не покроет.

Александр Денисов: То есть вместо жизни отдыхающих у них будет жизнь помирающих там в этой Турции и в Танзании?

Александр Осауленко: Ну, в каком-то смысле вполне возможна такая ситуация.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Уфы, Анна нам дозвонилась. Анна, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Я каждый день вашу передачу смотрю, мне очень нравится.

Вот такие деньги отвозят они в Турцию на отдых, а почему здесь, в России не отдохнуть? Кто будет поднимать нашу Россию, понимаете?

Александр Денисов: Согласен абсолютно.

Марина Калинина: А какие места вы имеете в виду? Вот куда в России поехать?

Зритель: Ну, вы говорите, на 32 миллиарда.

Марина Калинина: Да.

Зритель: А почему эти деньги не оставить в России, не развивать наш туризм, понимаете? В первую пандемию все уехали тоже на отдых, хотя их предупреждали, а потом вывозили самолетами. А пенсионерам никакой помощи не было в это время, нас никто не поддержал! Ладно хоть детям немножко денег дали.

Марина Калинина: Ох, Анна... Дело в том, что у нас, к сожалению, на курортах очень высокие цены, порой выше, чем за границей, а сервис оставляет желать лучшего.

Александр Павлович, давайте все-таки вернемся к тем людям, которые купили путевки, заплатили деньги, но не полетят в итоге. Вообще какие есть варианты развития событий, чтобы как-то все-таки, я не знаю, перенести, получить деньги каким-то образом, когда, что? То есть вот какой-то алгоритм, что могут предложить туроператоры в данной ситуации.

Александр Осауленко: Да. Ну, сразу хочу сказать, и это показывает вся жизненная практика последних десятилетий, лучше сейчас не торопиться. Во-первых, мы должны с вами увидеть юридический документ, мы все с вами слышали об этих ограничениях, мы все понимаем, что они существуют де-факто, но де-юре мы пока этого документа, мягко говоря, не видели.

Марина Калинина: А, вот так вот еще?

Александр Осауленко: Да. Надо понимать, каковы формулировки будут в этом документе, за чьей подписью будет этот документ, и, что очень важно, надо прекрасно понимать, что исходя из этих формулировок будут строиться и алгоритмы дальнейших действий. Но в принципе уже сегодня понятно, что идеальный вариант для туристов, и даже я говорю это не только с профессиональной точки зрения, но и с точки зрения любых потребителей, чтобы не потерять ни деньги, ни тур, надо подумать и переговорить со своим туроператором на предмет либо переноса, либо замены тура. Тогда вы не потеряете ни деньги, ни вообще возможность отдыхать.

В случае если вы будете требовать деньги, то вот исходя из ситуации сегодняшнего дня, когда мы пока не знаем определенные моменты чисто правового плана, то если вы сейчас как бы не полетите, отказываетесь, будете требовать деньги, то все будет по фактически понесенным затратам, то есть, соответственно, вы что-то потеряете, и вот этого желательно сегодня всем избежать. Это то, что касается организованных туристов и тех, кто купили комплексный турпродукт.

Те, кто приобрел услугу, например отдельно билет или отдельно отель, здесь слегка посложнее. Почему? Потому что услуга, это совершенно иная категория продукта, соответственно, на нее правила по-другому распространяются. Достаточно сказать, что, проводя аналогию с прошлым годом в нынешней ситуации, туры 2020 года в соответствии с постановлением правительства 1073-м, переносятся, а деньги возвращаться будут для тех, кто желает, не раньше 1 января 2022 года.

Александр Денисов: Александр Павлович, а вот Турции, зная, что она является, ну так, говоря уж по-простому, всероссийской здравницей, ну любит наш народ, им кажется, что там и дешевле, и прочее, и деньги им там хочется отдать, нужно было думать, не Pfizer покупать, а «Спутник», зная, кто основной клиент. Вот закупили они Pfizer и пожалуйста, черт-те что творится, со «Спутником» было бы намного проще им работать, глядишь, не было бы 50 тысяч в день.

Александр Осауленко: Ну, вы знаете, Турция тоже покупала «Спутник», к сожалению, с вами не соглашусь, не в тех объемах, в которых, наверное, требовалось. Но и на территории Турции эта партия не использовалась, насколько я помню, ее куда-то, так сказать, послали в качестве гуманитарной помощи дальше. Но в определенной степени да, я с вами соглашусь, что надо, безусловно, смотреть на эффективность вакцин, и вакцинирование действительно сегодня показывает как раз те результаты, о которых нам заявляли, в том плане что вакцинация действительно может остановить и третью, и четвертую волну, и, собственно говоря, каким-то неким образом вполне нормализовать ситуацию, чему пример, собственно говоря, Россия.

Александр Денисов: Да, спасибо. И у нас можно спокойно отдыхать. Кстати, а можно поменять турецкий тур на краснодарский или крымский?

Александр Осауленко: Это надо договариваться непосредственно оператору с туристом исходя из его возможностей имеющихся у него оборотных средств, потому что на тур по России туроператор должен будет тратить собственные деньги.

Александр Денисов: То есть не факт, да?

Александр Осауленко: Не факт.

Марина Калинина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Марина Калинина: У нас на связи был Александр Осауленко, директор Ассоциации «Объединение туроператоров в сфере выездного туризма «ТурПомощь».

Сейчас Дмитрий из Костромы у нас на линии. Дмитрий, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я хотел бы вот что сказать. Вот товарищ, который описывает сейчас данную ситуацию, опять то есть, получается, люди зависли, не могут им вернуть ни деньги, я так понимаю, на данный момент, ни перебронировать туры, еще что-то. Я вот по какому поводу хотел сказать свое мнение. Вот у меня такая же ситуация произошла в прошлом году, то есть мы купили тур, не поехали из-за пандемии, деньги нам до сих пор еще не вернули, как вот товарищ сказал, вернут только не раньше 1 января 2022 года. Меня возмущает то, что вот это вот получается как пирамида, то есть клиент платит деньги, его деньги уже где-то там израсходовались, куда-то там они девались...

Марина Калинина: Вот мне тоже очень интересно, где эти деньги, где они физически находятся.

Зритель: Как нам объясняют, там заплатили авиакомпании, забронировали отель, что-то такое. И мне как объяснили? Деньги, как вот у нас сейчас Пенсионный фонд работает, то есть мы платим пенсионерам, которые...

Александр Денисов: ...которые сейчас получают. Дмитрий, вы когда купили этот тур, когда тур оплатили?

Марина Калинина: В прошлом году, он же сказал.

Александр Денисов: Конкретно в каком месяце?

Зритель: В прошлом году. Ну мы оплатили, по-моему, где-то... Сейчас не скажу, в конце лета – осенью, наверное, вот так.

Александр Денисов: Осенью, то есть осенью уже были неприятности, уже были неприятности. А о чем вы думали, собираясь в поездку? Вы предполагали, что все может не закончиться? Была у вас такая мысль или нет?

Зритель: Нет, мы до неприятностей еще. Мы взяли тур на март 2020 года, до этого еще не было ничего.

Александр Денисов: Ну как, осенью прошлого года, 2020-го...

Марина Калинина: Осенью 2019-го на март 2020-го.

Зритель: 2019-го.

Александр Денисов: Вы в 2019 году купили? Я-то решил, что вы в 2020-м осенью купили.

Зритель: Да-да-да, я ошибся, в 2019-м купили.

Александр Денисов: В 2019-м, все, тогда понятно, я-то уж грешу, что вы необдуманно все совершили. Спасибо, спасибо, поняли вас.

И у нас на связи Сергей Калашников, Сергей Вячеславович, первый зампредседателя Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству. Сергей Вячеславович, добрый вечер.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Сергей Калашников: Здравствуйте, добрый вечер.

Александр Денисов: А вот у нас зрительница только что сказала, почему бы нам не подумать и не тратить эти деньги здесь. Вот Геннадий Григорьевич Онищенко сказал, нашим туристам посоветовал думать, так сказать, головой, отвозя деньги в Турцию. Он говорит, вот Турция производит Bayraktar, беспилотные летательные аппараты, они на Донбассе убивают детей, вот 4-летнего пацана как раз убили с этого беспилотника, сбросили там что-то и все, и наглухо, 250 детей уже таким образом погибли. Почему бы не руководствоваться таким принципом, думать, прежде чем действительно тратить деньги и не спонсировать в том числе и терроризм? Вполне себе здравую мысль Онищенко высказал.

Сергей Калашников: Вы хотите, чтобы я присоединился к мнению Онищенко, смешав в кучу все, и терроризм, и политические отношения, и геополитику Турции...

Александр Денисов: А если оно и так все в куче.

Сергей Калашников: ...проблему, связанную с нашими туристами.

Александр Денисов: Сергей Вячеславович, оно и так все в куче.

Марина Калинина: Давайте о туристах все-таки поговорим, потому что люди пострадали.

Сергей Калашников: Давайте о туристах.

Марина Калинина: Вот меня знаете, что удивляет? – что уже второй раз повторяется эта ситуация, вот в прошлом году так было и в этом году опять. И у нас нет какого-то алгоритма действий, какого-то закона, я не знаю, какого-то акта, вот что делать в таких ситуациях для туроператоров, что они обязаны, что не обязаны, то есть вот какой-то нет системы. Никто же не застрахован от того, что это может произойти.

Сергей Калашников: Вы совершенно правы. Целый год мы уже живем в этой ситуации, и, конечно, можно пенять на людей, почему они такие неразумные, почему они не предпринимают определенные меры, почему не избегают сложных, критических ситуаций, в которые могут попасть. Но есть ведь еще и государство, которое по сути дела должно создавать условия для того, чтобы человек, не ломая себе голову каждый раз, а правильно ли он поступает, в общем-то, поступал правильно. Для этого, например, у нас есть страхование от невыезда. Почему у нас нет системы страхования, и это вот здесь был плач туроператоров, а почему не создана система страхования от определенных, можно сказать так, несчастных или каких-то особых случаев, связанных с пандемией?

Марина Калинина: Ну, чрезвычайные ситуации.

Сергей Калашников: Чрезвычайные ситуации, да. Ну, цивилизованный мир давно знает эти механизмы – страхование. Второй момент: почему у нас, в общем-то, не созданы определенные информационные каналы, которые бы, в общем-то, говорили людям, твердили людям о том, что, например, в этой ситуации туда-то и туда-то ездить нельзя? Ведь заметьте, когда наступают какие-то сложные политические события в той или иной стране, МИД постоянно, это еще до всякой эпидемии, сообщает о том, что в такую-то страну ездить не рекомендуется, там неспокойно.

Александр Денисов: Сергей Вячеславович, а как вы считаете, Анна Попова из Роспотребнадзора является таким каналом, который сообщает? Вот буквально неделю-две назад она говорила, что отдыхать лучше в России, поберегите свое здоровье. Люди сегодня вылетают в Турцию, зная, что там по 50 тысяч. Уж сколько можно объяснять? Вы говорите, государство должно объяснить, – как еще им нужно растолковать? Анна Попова недостаточно по-русски говорит?

Сергей Калашников: Объяснять нужно до тех пор, пока люди не будут принимать правильные решения. Человек накопил из последних сил какие-то деньги, устал, ему сейчас говорят: «Вот ты заплатил за путевку, но ты не поезжай туда». Человек говорит: «Да нет, черт с ним, рискну».

Александр Денисов: Сергей Вячеславович, накопил денег, устал и решил там помереть, Сергей Вячеславович.

Сергей Калашников: Вы понимаете, нельзя пенять все на людей...

Александр Денисов: И Анна Попова ему ни о чем не говорит, то есть вы это хотите сказать, этого недостаточно? Объясняли-объясняли, все без толку. Как тогда нужно объяснять?

Сергей Калашников: Лучше, лучше, объяснять нужно лучше людям, информировать их более полно. А извините меня, идет такой поток всяких заявлений, что человек уже теряется от этого, он не знает, где правда, где ложь, где действительность. Действительно не отработаны государственные каналы и пропаганды, нормальной пропаганды о том, как людям жить, и информации.

Марина Калинина: Ну хорошо, почему у нас все-таки законодательства-то этого нет? Так и недоговорили с вами.

Сергей Калашников: Да потому что на каждый, как говорится, случай закон не нужен, есть общие принципы. Есть закон о страховой деятельности, есть закон о туристической деятельности, есть закон об эпидемиологической безопасности. Ну коллеги, давайте решим так: если это чрезвычайная ситуация, то тогда за нее должно платить государство, а не человек. У нас же это не квалифицируется как чрезвычайная ситуация.

Александр Денисов: Сергей Вячеславович, очень интересно вы говорите...

Марина Калинина: Саш, ну дай договорить, пожалуйста...

Александр Денисов: Да, очень интересно. Я просто не понимаю, почему государство должно платить за чье-то безрассудство. Вот вспоминаем, в Египте был теракт, мы перекрыли, все, нельзя было туда летать, – через Белоруссию летали. На Пхукете волной смыло вообще всех, люди туда полетели, еще трупы не убрали, там решили отдыхать. Вот сейчас Турция, объявили уже, сказали, что 50 тысяч, ребята, не летайте, – нет, сегодня вылетели, вот нам этот из «ТурПомощи» сказал, под завязку вообще все самолеты забиты, непонятно, как люди будут обратно возвращаться. Они вылетают, и вы хотите, чтобы мы за это платили? Зарина Догузова сказала, что вывозить не будем, точка.

Сергей Калашников: Дело в том, что государство должно обеспечить, именно должно, не хочет, не будет или не будет, а именно должно обеспечить нормальную жизнь своих граждан, и это входит, то, что они поступают безрассудно, я согласен с вами в этом плане, то, что люди поступают безрассудно, – это тоже ответственность государства. Значит, государство не обеспечило соответствующую информационную среду, которая бы не позволила людям это делать. Мало того, государство для того и существует, чтобы какие-то вещи запретить. Если мы не хотим посылать в Турцию, так давайте мы это сделаем заранее, а не тогда, когда возникла ситуация на Украине и прочее, прочее. Ведь люди себя чувствуют заложниками политической ситуации, политической нестабильности. Кто за это должен отвечать? Я, например, считаю, что государство.

Александр Денисов: Мне все-таки непонятно, почему вы отмахнулись от фразы Геннадия Онищенко, все-таки достаточно здравое, здравое высказывание о финансировании терроризма и прочее. То есть вы считаете это бредом смешивать в одну кучу... ?

Сергей Калашников: Мы про туризм говорим или про Онищенко, который все увязывает, как и многие его коллеги, с терроризмом? Мы про что говорим?

Александр Денисов: Так все в жизни увязано, ничего так просто не бывает.

Марина Калинина: Мы про...

Сергей Калашников: Это абстрактное заявление, не имеющее под собой никакой объективной действительности. Все можно сказать, что все увязано, ну и что, а что вы сказали?

Александр Денисов: Турецкий беспилотник убил ребенка, ну разве это не объективная действительность?

Сергей Калашников: Какое это отношение имеет к туризму?

Марина Калинина: Сергей Вячеславович, давайте подведем итог, что же делать людям, и ждать ли нам, что как-то все нормализуется и действительно страхование будет работать вот в таких ситуациях?

Сергей Калашников: Я считаю, что государство в этой ситуации, уже мы год прожили в этой...

Марина Калинина: Ну да, да, уже как бы на те же грабли наступаем, получается.

Сергей Калашников: Должны предложить определенные меры, меры, где ответственность государства и человека, который принял безрассудное решение, я это поддерживаю, должна быть определенным образом распределена в виде ответственности. Ну, во-первых, надо перекрыть канал поездок туда, куда ездить не нужно, просто перекрыть, вот государство принимает такое решение. Людей нужно вернуть, как бы это ни было сложно, мы их не можем бросить в том числе на произвол судьбы. Если есть какая-то категория, которая может переоформить эти путевки на тот же Краснодарский край, на Крым и так далее, значит, нужно создать какие-то механизмы и определенным образом экономически стимулировать, чтобы люди минимально потеряли от этой трансформации. Ну это же так просто!

Марина Калинина: Спасибо вам большое за ваш комментарий!

Александр Денисов: Спасибо.

Марина Калинина: Сергей Калашников, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Вернут ли деньги за оплаченный тур?