ТВЭКС и другие. Как удалось сохранить производство тяжелой техники во время пандемии

ТВЭКС и другие. Как удалось сохранить производство тяжелой техники во время пандемии | Программы | ОТР

техника, промышленность, политика, пандемия

2020-07-21T15:12:00+03:00
ТВЭКС и другие. Как удалось сохранить производство тяжелой техники во время пандемии
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Мария Ёлкина
директор Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России
Алексей Ярцев
заместитель генерального директора ООО «Объединенная машиностроительная группа», директор по связям с органами государственной власти

Марина Калинина: Здравствуйте. Я Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». По вторникам в 14:30 по московскому времени мы рассказываем о российских предприятиях совершенно из разных отраслей. О малых предприятиях, о средних, о крупных, о продукции, которую они производят, показываем сюжетах о людях, которые работают на этих заводах, фабриках. И сегодня поговорим о машиностроении в нашей стране. Несмотря ни на что, машиностроительные заводы у нас есть и они работают.

В качестве экспертов по этой теме у меня сегодня Мария Елкина, директор департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России. Мария Игоревна, здравствуйте. Вы с нами?

Мария Елкина: Здравствуйте. Да, я с вами. Надеюсь, меня слышно, видно.

Марина Калинина: Да, теперь и слышно, и видно. Надеюсь, что связь наладится и к нам присоединится Алексей Ярцев. Это заместитель генерального директора Объединенной машиностроительной группы, директор по связям с органами государственной власти. Давайте посмотрим сначала сюжет об одном из предприятий вот этой Объединенной машиностроительной группы. Называется этот завод «Тверской экскаватор». Соответственно, расположен в Твери.

А пока будут наши продюсеры набирать Алексею. Надеемся, что он после просмотра сюжета будет с нами. Давайте посмотрим материал.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: К нами наконец присоединился Алексей Ярцев, заместитель генерального директора Объединенной машиностроительной группы, директор по связям с органами государственной власти. Алексей Евгеньевич, здравствуйте. Приветствуем вас.

Посмотрели мы сюжет. Давайте немножко поговорим об этой объединенной машиностроительной группе. Вот «Тверской экскаватор» - это один из заводов, который в эту группу входит. Сколько вообще предприятий в этой группе сейчас?

Алексей Ярцев: На самом деле в группе на данный момент порядка 18 предприятий. Это предприятия, которые ведут разные виды бизнесов. Это и автомобильный бизнес (это автомобильный завод «Урал»), это и двигатели, компоненты (Ярославский моторный завод, «Барнаултрансмаш»). Также компания «Объединенная машиностроительная группа» объединяет большой пласт предприятий строительно-дорожной и коммунальной техники. Ну вот два предприятия, на которых вы были. Это два тверских завода. Отмечу, что это единственные российские заводы, которые выпускают в таком объеме гусеничные и колесные экскаваторы.

Есть еще иностранные заводы, которые локализовали здесь продукцию. Но это такой флагман российской экскаваторной промышленности.

Также есть заводы, которые выпускают гриды, фронтальные телескопические погрузчики и так далее. Это вкратце о заводах.

Те заводы, которые вы посетили – это одно юное предприятие, которое было основано всего лишь в 2005 году, а другое предприятие уже с историей, которое было заложено еще в довоенные времена. Решение о строительстве было принято в 1938 году, но в связи с войной строительство было перенесено, законсервировано на какой-то период. И в 1943 году вовсю начало строиться. Соответственно, в тот момент в городе Калинине. И пришло к нам в таком виде, как вы сейчас видели.

Марина Калинина: Мария Игоревна, вопрос к вам. Собственно, отталкиваюсь от того, что пишет нам зритель: «О какой промышленной политике идет речь? Закрываются заводы. Волгоградский тракторный, Челябинский скоро закроется». И так далее. Вот если отойти от ОМГ, от Объединенной машиностроительной группы, давайте в целом по стране посмотрим по разным предприятиям, вообще что происходит, почему такая ситуация складывается. Одни заводы вроде как работают даже в таких сложных условиях пандемии, а другие, давайте назовем вещи своими именами, загибаются. И как это?

Мария Елкина: Добрый день еще раз. Действительно, сейчас достаточно сложная ситуация, с которой столкнулись предприятия. И кто-то работает успешно и наращивает поставки, кто-то наблюдает сокращение темпов производства и отгрузок. Но те предприятия, которые вы перечислили, относятся к тем предприятиям, которые уже давно находятся в зоне риска. Это связано с тем, что получили такое советское наследие, которое, к сожалению… Все попытки реабилитировать это производство пока ни к чему не привели.

Что касается специализированного машиностроения и отрасли производства строительно-дорожной техники, коммунальной техники, я хочу отметить, что российские предприятия каждый год наращивают свои компетенции. У нас в отрасли действует порядка 140 предприятий, на которых занято более 40 000 человек.

Мы выпускаем новые виды техники. И линейка выпускаемой в России продукции закрывает практически все виды тех работ (строительных, дорожных, работ по уборке улиц), которые требуются в настоящее время.

То есть мы выпускаем достаточно широкую линейку техники. Она успешно конкурирует на рынке. И если судить не по отдельным предприятиям, которые давно испытывают трудности, связанные с плохим менеджментом, с плохой организацией работ, то те предприятия… Да, сложно работать. Действительно, в этом году предприятия столкнулись с проблемами, связанными со спросом на их технику, потому что инвестиционные программы крупных компаний достаточно свернулись в этом году. Но в целом могу сказать, что мы даже по итогам января-мая в строительно-дорожной технике получили в целом рост на 2% отгрузок на внутренний рынок на фоне падения импорта.

Марина Калинина: Алексей Евгеньевич, давайте вернемся к событиям несколькомесячной давности. Вот пандемия, карантин. Вот эти сложности, которые возникали. Да, вот оно случилось. Вот оно свалилось. Какие решения срочные пришлось принимать, чтобы сохранить предприятие, сохранить людей? Потому что хорошие кадры тоже на дороге не валяются. Что пришлось поменять в этой ситуации, чтобы работать по-другому?

Алексей Ярцев: В период пандемии коронавируса, в период волатильности курса национальной валюты в первую очередь обострилась давняя проблема, которая существует в отрасли. Очень давняя проблема, с которой Минпром достаточно успешно на самом деле борется. Не всегда это видно, потому что сдвинуть с мертвой точки очень сложно эту ситуацию. Это проблема с компонентной базой, которая, к сожалению, в данный момент на территории Российской Федерации. Производится, но не в том объеме, в котором бы хотелось.

Ведь когда случилась эта ситуация с коронавирусом, когда начала колебаться валюта… Я уж не буду говорить о валюте. Коронавирус конкретно. Закрылись поставщики. 15 марта мы получили от всех иностранных (итальянских, китайских) поставщиков письма о том, что они закрываются и в течение месяца сообщат, когда поставят нам компоненты.

Прошел месяц – такое же письмо. Соответственно, о том, что компоненты не могут быть поставлены в связи с эпидемией. И так все длилось 3 месяца. Соответственно, что делалось? Конечно, мы начали искать внутри на российском рынке поставщиков. Соответственно, начали что-то заменять. К слову, мы не сокращали персонал ни на одном предприятии. Соответственно, здесь встала остро проблема с оборотными средствами. Потому что, помимо того что у нас не производилась часть техники, у нас также не было отгрузок на внутренний рынок, но, опять же, в связи с тем, что предприятия строительной отрасли перестали работать.

И здесь надо сказать спасибо за то, что оперативно подключилось Министерство промышленности и торговли, Министерство экономического развития, соответственно, правительство Российской Федерации, которое выпустило механизмы, которые поддержали нас, включили нас в перечень системообразующих предприятий, дали возможность получать льготное финансирование, льготное пополнение оборотных средств в соответствии с 582 постановлением правительства. Ну вот медленно, медленно, соответственно, заменяя поставщиков. Конечно, это небыстрое дело. Но все равно предприняты были достаточно серьезные усилия и меры, для того чтобы как-то была возможность выйти из сложившейся ситуации.

Соответственно, поэтому, конечно, возникают вопросы сейчас к Министерству промышленности. А что Министерство промышленности дальше? Вот оно сейчас отработало хорошо вместе с правительством, с Министерством экономического развития с точки зрения поддержки, пополнения оборотного капитала для системообразующих предприятий. А что дальше Министерство промышленности, Министерство экономического развития будет делать?

Я понимаю. Мария Игоревна, простите, вопрос про Министерство экономического развития не к вам. Большей частью Министерство промышленности. Что будет делать, чтобы решить как-то эту проблему, которая издавна сложилась, с развитием компонентной базы? Потому что компонентная база – это как фундамент у любого строения. Без нее мы дальше не сможем просто работать.

Марина Калинина: Действительно, бессмысленно на этом останавливаться, потому что наверняка за такой короткий период как-то мы мобилизовались все и чего-то достигли, как у нас водится в России. Всегда так происходит. Пока гром не грянет, мужик не перекрестится.

Что вы ответите Алексею Евгеньевичу? Что вы планируете? Какие у вас планы именно в этом направлении?

Мария Елкина: Я бы хотела добавить к тем мерам поддержки, которые перечислил Алексей Евгеньевич, такую важную для строительно-дорожной отрасли меру, как льготный лизинг средств техники, который мы достаточно оперативно запустили в этом году к работе. У нас предусмотрен бюджет на эту меру в этом году 4 млрд рублей, что нам позволит простимулировать на льготных условиях продажу российским предприятиям, которые используют строительно-дорожную технику, порядка 11 000 единиц. Это действительно такая мера поддержки, которая нужна была отрасли – поддержать спрос в условиях ограниченности финансовых ресурсов, и мы достаточно оперативно ее запустили.

На будущее мы также будем поддерживать спрос на российскую строительно-дорожную технику. Это программы и льготного лизинга техники, и льготного кредитования техники.

Что касается компонентной базы, действительно стоит проблема привлечения в Российскую Федерацию инвесторов, которые бы осваивали производство тех компонентов, которые в настоящий момент не производятся на территории России. Алексей не даст соврать. Мы сейчас проводим колоссальную работу по поводу оцифровывания всей строительно-дорожной техники. Баллы по локализации. Это в рамках 719 постановления. То есть мы оцениваем российскую технику исходя из количества баллов, которые она наберет.

И каждый компонент там будет содержать какое-то количество баллов, которое поможет предприятиям участвовать в мерах господдержки.

Марина Калинина: А компоненты считаются российские, да, соответственно?

Мария Елкина: Да. Конечно. И это будет нашей кампанией. Я надеюсь, Алексей подтвердит, что это будет являться таким стимулирующим фактором – привлекать тех поставщиков, которые у них сейчас находятся за рубежом, что у них будет производство в России. То есть если, например, у всех экскаваторов будет необходимость устанавливать российский гидроцилиндр, то это будет совокупная потребность, которая даст тот необходимый объем, с которым уже инвестор сможет прийти и организовать производство в России тех гидроцилиндров, которые нужны нашим производителям спецтехники.

Марина Калинина: Понятно. У нас есть звонок из Сахалина. Галина нам дозвонилась. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: У меня такой вопрос. Я бы хотела узнать. У нас строится много заводов. Промышленность поднимается. Но вот интересно. Это строится за какие деньги? Это идет для государства, или это частное? А деньги-то вкладываются наши, государственные. Как это делится? Частники, долевое или что?

Марина Калинина: Спасибо за ваш вопрос. Я не знаю, кто ответит. Алексей, Мария.

Алексей Ярцев: Я, честно говоря, не совсем понял вопрос. Я могу прокомментировать.

Марина Калинина: Кто вкладывается в это строительство? Государство, частное партнерство или частники?

Алексей Ярцев: В строительство предприятий или в строительство…

Марина Калинина: В строительство предприятий.

Алексей Ярцев: На самом деле уже давным-давно все строится за счет бизнеса. Соответственно, да, государство имеет большое количество программ, которые позволяют бизнесу софинансировать строительство.

Частично, действительно, деньги порой даются государством. Даются какие-то преференции, льготы. Открываются налоговые зоны, которые освобождают от налогов на прибыль, от еще каких-либо налогов. Но в основном это деньги инвесторов, при поддержке государства, которое теми или иными способами все-таки стимулирует данное строительство.

Но здесь, возможно, Мария Игоревна прокомментирует. Я единственное хочу добавить, по прошлому вопросу: что ведь российские компании готовы также инвестировать. Порой не нужно искать инвесторов из-за границы, далеко ходить не надо. Есть российские предприятия, которые готовы инвестировать в развитие. Например, в той же Твери, где вы побывали, и сюжет, который мы посмотрели, группа компаний ОМГ планирует сделать такую некую трансформацию этого бизнеса, этого предприятия, сделав, грубо говоря, на молодом предприятии «Эксмаш» экспериментальный завод, такой RND-центр, можно сказать. А на заводе, соответственно, ТВЭКС таких 3 мини-завода. Один из них это завод, направленный на серийное производство до 5 тыс. единиц к 2024 году. Один завод специальных машин. И завод компонентов, где будут производить гидроцилиндры, о которых шла речь. К слову, ТВЭКС производит гидроцилиндры, но мы поднимем качество этих гидроцилиндров. Соответственно, компоненты, которые там будут производиться, в 80% будут использоваться для себя. Поэтому нам, конечно, нужна поддержка со стороны государства. Потому что любой НИОКР, который на предприятии открывается, требует достаточно значительных инвестиций.

Поэтому, если государство будет нас поддерживать, если 719-е постановление, которое нам говорит, что такое российский продукт, будет присваивать количество баллов тому или иному компоненту с учетом инвестиций в это производство, это будет просто, я думаю, победой всех российских машиностроителей.

Марина Калинина: Мария Игоревна, к вам еще вопрос. У нас немного времени остается. Какие уроки Минпромторг извлек из всей этой ситуации, которая свалилась всем нам на голову так нежданно-негаданно. Наверное, к прошлому мы уже не вернемся, к такому ведению дел, да? Как вы планируете дальше строить свою работу? Какие ошибки выявлены, какие плюсы от этой пандемии, если можно так сказать, вынесло министерство?

Мария Елкина: Я могу лишь ответить за тот департамент, который я возглавляю. Действительно, пандемия нам показала многое. Показала и плюсы наши, и умение мобилизоваться, умение сконцентрировать все силы, бросить на решение задач. Но также, вот, например, с нашей точки зрения, мы поняли, что есть минусы, например, в стабильности государственной поддержки. И мы будем пытаться выравнивать эту ситуацию с точки зрения того, что поддержка предприятий должна проходить на системной основе. Т. е. предприятия должны постоянно участвовать в различных конкурсах, на НИОКР … Кстати, вот Алексей сказал про компоненты. Мы сейчас собираем проекты, и там очень большое количество заявок на производство в России компонентов. И государство будет поддерживать производство компонентов, поскольку действительно это оказалось такой слабой точкой в нашем производстве. И сейчас у нас есть такое постановление 1649, по которому государство софинансирует проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ новой продукции. Соответственно, сейчас у нас даже российские поставщики компонентов очень активизировались, видят спрос на эти компоненты и хотят разрабатывать новые виды техники. Мы действительно будем им помогать.

Но, наверное, самая большая задача, которая стоит перед, например, моим департаментом, это обеспечить компаниям стабильные условия государственной поддержки, стабильные механизмы поддержки спроса. Чтобы они действительно работали эффективно из года в год. И стараться не рывками что-то вот, сконцентрироваться, как мы сделали, и бросить все силы на решение задачи, а именно системно развиваться. Стараемся выстроить это все в стратегию развития тех отраслей, в которых мы работаем.

Марина Калинина: Спасибо. Ну что, успехов вам. Очень много сообщений. Обобщающе так: ребята молодцы, удачи и процветания вашему делу. Спасибо большое за беседу. Мария Елкина, директор департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России. Алексей Ярцев, заместитель генерального директора Объединенной машиностроительной группы.

А прямо сейчас – производственные портреты «Тверского экскаватора».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)