У банков от налоговой тайн нет

У банков от налоговой тайн нет | Программа: ОТРажение | ОТР

Теперь ФНС может узнать почти всё - от информации о счетах до паспортных данных. Чьих именно?

2021-03-15T13:25:00+03:00
У банков от налоговой тайн нет
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Алексей Яковлев
руководитель налоговой практики юридической компании Taxadvisor

Петр Кузнецов: Обсудить есть что, особенно после выходных. Налоговикам раскроют всю банковскую тайну. Т. е. теперь ФНС может узнать почти все, от информации о счетах до паспортных данных. Через два дня вступает в силу соответствующий закон. Он так и называется: «О внесении изменений в ч. 1 Налогового кодекса РФ». Сейчас налоговые органы тоже в принципе могут запрашивать у банков информацию о клиентах. Но когда налоговики требуют слишком много подробностей, некоторые банки под предлогом защиты банковской тайны отказываются делиться информацией. Вот сейчас, точнее, через два дня, у них вроде как отговорок не останется. Добросовестных граждан этот доступ не затронет, уверяет ФНС. Но мы все равно переживаем. Не оттого, что мы недобросовестные, а — сами понимаете, банковская тайна на то и банковская тайна.

Оксана Галькевич: Ну, вдруг, действительно, это еще один как бы инструмент заглянуть на наши с вами счета, посмотреть, у кого сколько там денег, платим налоги или не платим, откуда такие поступления приходят. Разные версии есть, друзья, вы подключайтесь к их обсуждению. А у нас на связи сейчас Алексей Яковлев, руководитель налоговой практики юридической компании «Taxadvisor». Алексей Алексеевич, здравствуйте.

Алексей Яковлев: Добрый день.

Оксана Галькевич: Алексей Алексеевич, скажите, а мы вот снова своим путем идем, так сказать? Или это распространенная международная практика, когда налоговые службы федеральные имеют полный доступ к банковской тайне в развитых странах?

Алексей Яковлев: Для начала, как юристы очень любят, давайте с терминами определимся. Потому что закон, о котором мы, наверное, сегодня в основном, или повод для нашей сегодняшней беседы, – 6-й федеральный закон, который вступает в силу через пару дней, он банковской тайны, строго говоря, не касается. Банковская тайна – это информация о вкладах и об операциях по счетам.

Оксана Галькевич: Так, а о чем тогда здесь идет речь? Давайте пояснять.

Алексей Яковлев: Новый закон фактически касается только клиентского досье. Т. е., когда клиент приходит в банк, для того, чтобы ему заключить договор, он, а особенно клиент-организация, индивидуальный предприниматель, карточки с образцами подписи представляет, учредительные документы раскрывает, заполняет огромную анкету, где должен указать, кто бенефициар. И формируется так называемое клиентское досье. И вот в отношении этого клиентского досье была неоднозначная судебная практика, когда налоговики запрашивали такие клиентские досье у банков, а банки открывали Налоговый кодекс, читали его и говорили: «А почему мы должны предоставлять? У нашего клиента проводится налоговая проверка? Нет. Поэтому — почему вы запрашиваете?» Но я могу сказать, что…

Петр Кузнецов: А банки (простите, Алексей), а банки вот прямо так вот «впрягаются» (я прошу прощения за термин) за своих клиентов? Проще бы, казалось бы: ну, да, пожалуйста, вот запрашивайте, вот вам клиентское досье. Почему они так – открывают Налоговый кодекс, тратят время и говорят: «Нет, подождите-ка, сейчас разберемся. Нет, никаких данных мы вам не предоставим». Почему они вот в позу встают?

Алексей Яковлев: В идеальной ситуации банк действительно между двух огней находится. Потому что, с одной стороны, он обязан выполнять требования налоговых органов, а с другой стороны, какой-нибудь клиент тоже подкован и может сказать: «А что вы дали информацию обо мне? Зачем вы раскрыли?» Другое дело, что у нас, конечно, убытки взыскать будет непросто. Но тем не менее, банки все-таки (не все, но многие, практика была судебная) отказывались. И подвергались штрафам и ходили судились. И, кстати, могу сказать, что в спорах налоговики выигрывали. Поэтому на самом деле вот эти изменения, по сути, подводят черту под практику уже, наверное, в целом положительную для налоговых органов. Просто теперь банкам не надо ломать голову, им прямо закон говорит: «У вас налоговый орган клиентское досье запрашивает по вашему клиенту? Пусть у него даже не налоговая проверка, а просто ему запрос пришел по проверке другой организации, с кем он сотрудничает. – Все, у вас теперь прямая норма из клиентского досье, пожалуйста, все документы предоставлять».

Оксана Галькевич: Хорошо, но если клиентское досье не содержит информации о том, какие депозиты у человека есть и сколько средств там накоплено, какие проценты он получает и откуда он пополняет этот депозит, тогда, собственно говоря, какой интерес налоговой службе-то в этом досье копаться, там что-то разглядывать?

Петр Кузнецов: Да, мы-то как понимаем: речь-то идет о том, что многие безналичные расчеты проходят мимо бюджета. Собственно, поэтому государство и взялось за такой вот более тщательный подход.

Алексей Яковлев: У вас очень хорошие вопросы. Давайте я сейчас попытаюсь так вот, разобьем и потихонечку ответим на них. Действительно, государству зачастую более интересно получать информацию о счетах и об операциях по ним. И вот по организациям и индивидуальным предпринимателям 86-я статья Налогового кодекса уже давно давала возможность это получать. Для физлиц чуть сложнее, там своя процедура. Но если мы все-таки будем говорить, что вот такая новость классная, налоговая получила доступ к банковской тайне, – на самом деле ее надо было, такую новость, год назад ставить в заголовки СМИ, приурочивать к тому закону, когда у нас стали НДФЛ облагать депозиты. Почему? Потому что наряду с самим как бы налогообложением процентов по вкладам, механизм какой? Что банки будут предоставлять информацию обо всех счетах и депозитах, по которым начисляются проценты. Поэтому уже год назад по физическим лицам, по сути, от банковской тайны мало что осталось. Этот заголовок на год примерно, на мой взгляд, опоздал.

Оксана Галькевич: Так, а какой сейчас должен быть заголовок тогда? И зачем, собственно, государству доступ к этому досье? Мы так и не поняли.

Алексей Яковлев: Это борьба с однодневками.

Оксана Галькевич: А-а.

Алексей Яковлев: Да. Я вижу только в этом, собственно говоря, направлении работы ФНС. И когда банки отказывались давать, допустим, досье, их штрафовали, налоговая приходила и заявляла в суде зачастую аргументы такие манипулятивные, на мой взгляд: «Вы знаете, мы же вот ищем, здесь не было ли обналички. А вы тут какой-то Налоговый кодекс читаете. Что вы тут нам палки в колеса вставляете». Ну, примерно. Уровень аргументации был примерно такой. Поэтому – это борьба с однодневками, которая и так сейчас достаточно, мне кажется, успешно ведется налоговиками. Учитывая их там всякие информационные ресурсы, отчетность в электронном виде сквозную, где они видят все транзакции по цепочке. Это еще одна вишенка на торте вот этой борьбы, скажем так.

Петр Кузнецов: Ага. Алексей, к вопросу об устаревших заголовках. Мы знаем, что сейчас налоговиков в основном интересуют наши доходы. Может ли дело дойти до того, что они начнут и в наших расходах копаться и смотреть?

Алексей Яковлев: Ох, эта тема, вы знаете, бесконечна…

Петр Кузнецов: Вот как раз сегодня будем говорить о ненастоящих бедных. У кого доходы маленькие, а на самом деле там и автомобиль куплен недавно был, и дом большой.

Алексей Яковлев: Есть коллеги вот у меня по профессии, которые говорят, что вопрос введения такого механизма – это вопрос времени. Другое дело, что, учитывая, что у нас выборы, мне кажется, все-таки в этом году и у нас первый год…

Оксана Галькевич: У нас есть время перепрятать, да?

Алексей Яковлев: Нет-нет, у нас уже в этом году начала работать какая-никакая прогрессивная шкала. Правда, одна из партий предлагает ее уже как бы ужесточить и расширить. Я думаю, что так много экспериментов таких существенных, наверное, не стоит ожидать. Но в принципе рано или поздно такой вопрос может возникнуть и такой инструмент может появиться.

Оксана Галькевич: Но интересно, как он будет работать. Но об этом чуть позже. Давайте вот Татьяну из Коми выслушаем. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела бы сказать: о какой тайне идет речь? Если с 1 января 2021 года введен закон о налогообложении прибыли по вкладам? Это значит, уже все вклады мониторят.

Оксана Галькевич: Какая грамотная зрительница у нас.

Алексей Яковлев: Вот это здорово, да.

Оксана Галькевич: Да, Татьяна, вот как раз наш эксперт об этом и говорит…

Зритель: Если там у меня получается в год где-то 3-4 тыс. я должна заплатить, да? Что? Я пенсионерка, всю жизнь собирала эти деньги. А вы о какой-то тайне говорите. Этот закон, мне кажется, дублирует этот же закон, который с 1 января. Ну, совершенно … Если налогообложению подлежит прибыль, уже все вклады на виду. Уже все известны.

Алексей Яковлев: Замечательно.

Петр Кузнецов: Да, Алексей, комментарий ваш? У нас еще один телезритель есть.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Алексей Яковлев: Ну, браво. Очень приятно, когда наши слушатели все-таки такие подкованные. Вот как раз, по сути, подтверждает и мой тезис. Что тайны уже нет. И опять же, даже сам термин «банковская тайна», т. е., может быть, он звучит так, что это что-то секретное и к нему нет допуска. На самом деле это не так. Это что значит банковская тайна (любая тайна, налоговая тайна, предположим)? Первое: есть допуск в предусмотренных законом случаях. Главное, чтобы инициатор запроса просто в этот случай попадал. Это первое. И второе. На получателя этой информации в идеале налагается обязанность установить режим конфиденциальности и как-то базы эти охранять и т. д. Очень аккуратно работать с этой информацией, не тиражировать ее, не выпускать никуда. Вот в чем смысл тайны. Не в том, что не дается никогда и ничего. А, первое, дается, и второе – если дается, то должно охраняться его получателем.

Оксана Галькевич: Я все-таки не поняла, вот мой первый вопрос был: мы своим путем идем в этом вопросе или это распространенная международная практика? В Швейцарии, в Германии, там, я не знаю, в Великобритании, в США. Да, пожалуйста, налоговая, хотите – вот берите информацию о наших клиентах, любую.

Алексей Яковлев: Общий тренд такой, что мир становится все более прозрачным. Поэтому тут вот, не вдаваясь, может, в какие-то детали, но плюс-минус мы здесь вряд ли сильно отличается от других стран. Но, более того, в других странах есть же даже возможность безакцептного списания недоимки у физлиц. У нас пока вроде бы как в этой части еще судебный порядок.

Оксана Галькевич: А, т. е. без ведома человека, да? Можно взять и недоимку…

Петр Кузнецов: Сейчас нас услышат и исполнят.

Алексей Яковлев: Нет, но там в рамках процедуры. Но тем не менее, только с организаций и индивидуальных предпринимателей у нас на сегодня безусловное взыскание. Кроме мелких сумм, по-моему.

Петр Кузнецов: Представляешь, да, сейчас? «Точно, без ведома! Отличная идея!»

Оксана Галькевич: «О, как же об этом не подумали».

Алексей Яковлев: «Вот это попробуйте», да?

Петр Кузнецов: Отличная идея продолжить слушать наших телезрителей, их вопросы, замечания, реплики. Андрей, Челябинская область, с нами на связи.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотел вам подсказать, что этот закон направлен совершенно не против людей. Для Налоговой банки предоставляют всю информацию о простых людях. Но об олигархах, об их счетах они не предоставляют их. Потому что чаще всего банк принадлежит олигарху. И вот этот закон дает возможность теперь спокойно узнавать все движения олигарха. Вот у нас где проблемы-то. А про наши счета с вами любая налоговая знает все. И любой банк тут же дает ответ на любой запрос, никто ничего не скрывает.

Петр Кузнецов: Подождите, помогает этот закон следить за деньгами олигархов или нет?

Оксана Галькевич: Мы теперь в одном ряду с олигархами или как?

Зритель: Обязательно. Он на это и направлен.

Петр Кузнецов: Это хорошо.

Зритель: А ведь по-другому он их не может уже. Вы же видите, что Путин с ними уже бороться не знает как.

Оксана Галькевич: Ну, понятно, хорошо.

Петр Кузнецов: Мы начали с того, что закон не для народа, может. О бессмысленности. А потом вы пояснили, да.

Оксана Галькевич: Я так поняла, что зритель, наоборот, о другом.

Алексей Яковлев: Но я бы, честно говоря, не сказал, что этот закон направлен против, как сказал слушатель, олигархов. Потому что скорее там другие меры принимаются в отношении их. Вот, допустим, налогообложение прибыли контролируемых иностранных компаний. Вот тема для так называемых олигархов.

Оксана Галькевич: Но тут важное уточнение, кстати. Не в отношении физических лиц эта норма будет применяться, а в отношении юридических лиц. Правильно?

Алексей Яковлев: Нет, там физические лица тоже упомянуты.

Оксана Галькевич: Тоже?

Алексей Яковлев: Т. е. если физлицо заключило договор, допустим, с какой-то компанией и какие-то у них были транзакции, и это лицо подвергается налоговой проверке, то вот в отношении этого физического лица у банка, где это физическое лицо находится на обслуживании, могут запросить то, что является клиентским досье.

Петр Кузнецов: Короче, Алексей, ясно…

Алексей Яковлев: Но в процентном отношении, я думаю, что это будет, не знаю, 5-10%. Но в основном это все-таки организации и индивидуальные предприниматели.

Петр Кузнецов: По сути ответили: все-таки помогает это бороться с теневой экономикой или нет?

Алексей Яковлев: Ну, это не одна мера. Она, как я еще раз говорю, она как вишенка на торте в комплексе уже того инструментария, который есть у налоговых органов. Это информационный ресурс, электронная отчетность, онлайн-кассы и т. д. и т. п. Поэтому – в целом, да, это туда же, все туда же.

Петр Кузнецов: Благодарим за ваш комментарий. Алексей Яковлев, руководитель налоговой практики юридической компании «Taxadvisor».

Оксана Галькевич: Меняем тему, идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Теперь ФНС может узнать почти всё - от информации о счетах до паспортных данных. Чьих именно?