Бизнес денег не приносит

Бизнес денег не приносит | Программы | ОТР

Как государству пополнить казну и удержать социальные расходы на прежнем уровне?

2020-08-06T14:04:00+03:00
Бизнес денег не приносит
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Деньги на свалку
Что нового? Южно-Сахалинск, Бийск, Санкт-Петербург
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Гости
Юрий Медушенко
финансовый эксперт
Владислав Корочкин
первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России»
Владимир Романовский
директор Института проблем предпринимательства
Алексей Петропольский
руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «ОПОРА РОССИИ»

Оксана Галькевич: Ну, как сказал Константин, что у нас в этой части эфира речь пойдет о доходах, о деньгах, – да, но говорить будем о падении доходов на этот раз не только у россиян, не только у рядовых россиян, обычных людей, но и у бизнеса. Почему это важно? Дело в том, что бизнес – это и работодатель, который платит людям зарплаты, и налогоплательщик, который делает отчисления в российский бюджет, поэтому финансовое здоровье нашего бизнеса в принципе, я думаю, должно беспокоить и всех нас, и наше государство.

Константин Чуриков: Что касается доходов этих предпринимательских, то во II квартале этого года они упали до исторических минимумов, можно даже смело сказать в этом столетии, потому что с 2000 года вот таких маленьких доходов не было.

Оксана Галькевич: Впервые такое, да.

Константин Чуриков: Что они в себя включают? Это зарплаты предпринимателей, доходы от сдачи в аренду жилья и другого имущества (может быть, не знаю, квартира, дача), авторские вознаграждения (если человек автор произведения), бонусы директоров (тут вот, кстати, спросим, прямо вот так сразу не верю)...

Оксана Галькевич: Очень хочется, да.

Константин Чуриков: Чем они ниже, тем выше в структуре доходов людей доля социальных выплат, это, кстати, тоже, как ни странно, фиксируется. Я просто добавлю, что сейчас в абсолютных цифрах эти доходы предпринимательские составляют всего-навсего 3,5%.

Оксана Галькевич: Три целых, пять десятых, я думаю, наши зрители увидели как раз на этой графике. Зарплату предприниматель получает из того, что, соответственно, он смог заработать, поэтому падение зарплат и бонусов наверняка означает, что заработки у них резко сократились. Ну, давайте сейчас будем в этом разбираться, чем это опасно для государства, для нашего бюджета федерального и региональных соответственно, которые формируются из этих отчислений, формируют социальный пакет какой-то помощи нам с вами.

На связи с нами... Друзья, кстати, вы тоже приглашаетесь к разговору, пишите-звоните, мы в прямом эфире, все это совершенно бесплатно. А на связи с нами первый эксперт, финансовый эксперт Юрий Медушенко. Юрий Анатольевич, здравствуйте.

Юрий Медушенко: Добрый день.

Константин Чуриков: Юрий Анатольевич, хочется понять, вот это падение предпринимательских доходов – это так вот на месяц-два, или это в принципе то, к чему мы, так сказать, стройными рядами идем вообще, в принципе?

Юрий Медушенко: Ну, на самом деле, действительно, если средний уровень предпринимательских доходов составлял примерно 5,9%, это уже несколько лет, сейчас он сократился на 40% до 3,5%. И это последствия как раз пандемии, последствия самоизоляции, последствия ограничительных мер. Потому что, допустим, та же самая посуточная аренда квартир у многих обнулилась, впервые за вот все мое время наблюдений долгосрочная аренда приносила больший доход, чем посуточная аренда. Соответственно, и торговля пострадала, и различные сферы, связанные именно с малым предпринимательством, сфера услуг.

Я уверен, что это не навсегда, это не туда, куда мы идем, потому что мы все помним послание президента Федеральному Собранию, который заявлял, к 2025 году ставил задачу обеспечить долю предпринимательства, малого и среднего бизнеса до 40% в структуре ВВП, потом чуть скорректировали в национальном проекте, 35,2% поставили. Сейчас доля предпринимательства тоже достаточно низкая, это 21% с небольшим в нашем ВВП составляет.

Оксана Галькевич: Юрий Анатольевич...

Юрий Медушенко: Поэтому в любом случае будут поддерживать и развивать предпринимательство.

Оксана Галькевич: Но главное, чтобы не скорректировали еще раз в связи с тем, что... Дело в том, что эти цели ведь ставились до того, как нас накрыла волна коронавируса, этой пандемии и карантинных мер. Как вы считаете, мы 35,2% потянем показатель?

Юрий Медушенко: Это очень амбициозная задача, под это сделан специальный национальный проект поддержки предпринимательства. Но в текущих реалиях это выглядит действительно прямо очень-очень амбициозной задачей. Я не знаю, потянем или не потянем, но тем не менее это стратегически важно для государства, именно развитие малого предпринимательства, потому что это отвязка от сырьевой зависимости, от цен на энергоносители, поэтому в любом случае мы в ту сторону будем двигаться.

Оксана Галькевич: Юрий Анатольевич, но так как у нас львиную долю малого бизнеса занимает сектор услуг, то, соответственно, подъем этого малого бизнеса во многом зависит от доходов населения. Так вот за что здесь хвататься в первую очередь государству, кому помогать, малому бизнесу, или что-то с доходами людей делать? Не пойдет человек в парикмахерскую, не пойдет человек, не знаю, в кафе или еще куда-то, если у него нет денег, и, соответственно, не сможет поддержать развитие малого бизнеса.

Юрий Медушенко: Я с вами совершенно согласен. Именно поэтому наше правительство сконцентрировалось больше на финансовой помощи именно физлицам, гражданам. Мы видели и дотации на ребенка, на детей от 3 до 16 лет, от 0 до 16 лет, мы видим повышение пособий по безработице до уровня МРОТ, мы видим различные послабления и денежные субсидии именно физическим лицам. Недаром сейчас денежные социальные выплаты, социальная поддержка государства на историческом максимуме, там 21,8% составляет, не было никогда в нашей истории таких больших социальных выплат.

Оксана Галькевич: И будут ли еще, Юрий Анатольевич? Дело в том, что эти социальные выплаты делаются из того бюджета, который, ну так скажем, наработали прошлым годом, когда ситуация в бизнесе была нормальной, когда люди платили налоги со своего бизнеса. А в этом году, как вы видите, провал. Есть ли у государства, собственно, возможности дальше продолжать вот так активно наращивать соцпакет?

Константин Чуриков: Аттракцион щедрости, да.

Юрий Медушенко: Ну смотрите, это не аттракцион щедрости, я оцениваю действия нашего правительства как очень сбалансированные и взвешенные. Вообще правительство представило пакет мер по поддержке населения чуть меньше 1,5% ВВП нашего, это одна из самых низких среди других стран поддержек населения. Еще примерно столько же от Банка России поддержка. Поэтому я не скажу, что у нас очень щедро раздают, очень много поддерживают население, эти средства идут из Фонда национального благосостояния, который как раз формировался на подобные случаи, и это за счет снижения налоговой нагрузки, отсрочек для малого и среднего бизнеса. Поэтому у нас не аттракцион щедрости, поддержка взвешенная; если дальше будет вторая волна пандемии, если дальше будет ухудшаться ситуация, скорее всего, мы увидим и другие меры поддержки уже...

Константин Чуриков: Юрий Анатольевич, насчет щедрости это была шутка, это не всерьез.

Давайте Ильдара послушаем из Астраханской области. Ильдар, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста.

Юрий Медушенко: Добрый день, Ильдар.

Зритель: Здравствуйте. Я хотел бы сказать, что да, вот я тоже занимаюсь предпринимательством, я работаю тем, что участвую в тендерах, стараюсь работать.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: И хочу сказать, что вот особой поддержки, конечно, от государства нет, вот. Хотелось бы, допустим, в это время, допустим, во время пандемии предприниматели, мы не попали в сферу поддержки, ну вот никак туда не попали, и нас как бы государство никак не поддержало.

Оксана Галькевич: А какая помощь вам нужна, Ильдар?

Юрий Медушенко: Я не согласен.

Оксана Галькевич: Вот какой помощи вы бы хотели?

Зритель: Вот, допустим, у меня была такая ситуация, что я выиграл пару тендеров и должен был участвовать, ну исполнять их. Но случилась, допустим, пандемия, все оборвалось, месяц я сидел дома. Допустим, если учителя, бюджетники, они получали деньги...

Константин Чуриков: Ну да.

Зритель: ...они им как-то..., мы вообще остались без дохода. У меня трое детей, у меня жена не работает, я один всю жизнь работаю, трое детей, всю семью тяну один. То есть налоги, конечно, я плачу, скажем, все это всегда я оплачиваю, пенсионные, страховые платежи всегда я плачу вовремя.

Константин Чуриков: Так, Ильдар, значит, что у вас за бизнес, чтобы просто было... ?

Оксана Галькевич: Строительный какой-то, я так поняла.

Юрий Медушенко: Это тендеры.

Зритель: Ну, в тендерах, объекты...

Юрий Медушенко: Там есть поддержка этой отрасли.

Константин Чуриков: Тендеры, понятно.

Оксана Галькевич: Спасибо, Ильдар.

Константин Чуриков: Так, я просто еще хочу понять, подождите, вы говорите, месяц вы сидели, вот сейчас вы уже работаете.

Зритель: Сейчас я уже работаю.

Константин Чуриков: Ваши заработки вернулись к прежним показателям, нет?

Зритель: Ну, тяжело, тяжело. Во-первых, и в тендерах стало тяжелее участвовать, раньше было намного легче. Сейчас, допустим, я 2 тендера исполнил, все платежи, которые, допустим, заказчик должен оплатить, они задерживают с платежами, и очень долго ждем, то есть очень плохо оплачивают, не вовремя оплачивают. Один объект я закончил, допустим, к 25 мая, до сих пор я не могу получить деньги, там все занимаемся отписками, расписками, расписываемся там то и дело, стало намного тяжелее насчет этого, если честно.

Константин Чуриков: Да, понятно, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Юрий Анатольевич, что-то прокомментируете, добавите?

Юрий Медушенко: Ну да. То есть государство оказывает посильную поддержку, понятно, что предпринимательству не могут они платить деньги постоянно. Но в той же самой сфере госзакупок, тендеров и так далее поддержки какие? Снижение штрафов, убрали штрафы за просрочку выполнения своих обязательств; упростили вход в тендеры, то есть обеспечительные меры уменьшили, правильно? Это же тоже поддержка, хоть и косвенная. Конечно, никто за вас зарабатывать не будет эти деньги, но то, что можно было сделать для участников тендеров, государство в принципе сделало.

Оксана Галькевич: Ага. Интересно.

Константин Чуриков: Да, спасибо. Юрий Медушенко, финансовый эксперт, был у нас в эфире в прямом.

Я предлагаю сейчас, давайте просто посмотрим сюжет, как у нас живут-поживают, выживают предприниматели в нескольких регионах.

Оксана Галькевич: Несколько реальных историй бизнеса, небольших предпринимателей из Екатеринбурга, Челябинска и Владивостока, в нашем следующем сюжете.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Но мы, конечно, да, не знаем, можем только догадываться, что из этих кранов могучих льется в этом вот предприятии по трепангу...

Оксана Галькевич: Прохладительные напитки, сказали же, Костя.

Константин Чуриков: Да, но, в общем, это удобно, это сразу и закуска, оригинальное производство, и, соответственно, напиток.

Оксана Галькевич: Я вот увидела трепанга, мне захотелось трепанга; потом увидела прохладительные напитки и еще больше захотела трепанга.

Константин Чуриков: Да. (Не надо трепанго, Оксана, надо по существу говорить.) Сейчас к нам выходит Алексей Игоревич Петропольский...

Оксана Галькевич: Говоринго.

Константин Чуриков: ...юрист, предприниматель, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса. Алексей Игоревич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Алексей Игоревич.

Константин Чуриков: Вы знаете, мы отдельно хотели затронуть вообще вот в сегодняшней программе разговор о том... Ну когда вот кризис, надо как-то что-то такое сначала такое очевидное, простое, то, что сработает, предложить. Вот сейчас вот этот вот, значит, мужик говорит, что вот у них теперь здесь краны стоят. Нам вот в связи с тем, что все как-то упростилось в жизни, нам какие-то изменения нужны в экономике вообще, не знаю, в подходах к бизнесу сегодня? И какие это могут быть подходы, как вы считаете?

Алексей Петропольский: Добрый вечер.

Ну, мое мнение, что бизнес надо просто отпустить, дать ему пожить в свободном плавании. Потому что все действительно за 3 месяца потеряли колоссальные деньги, наверное, около 3% от всех бизнесменов России, кто не почувствовал на себе пандемию, все остальные серьезным образом понесли издержки, кто-то закрылся, а кто-то сейчас находится на грани банкротства.

Для нас отправной точкой, красной линией будет октябрь, когда кончатся все отсрочки на уплату налогов, все отсрочки по аренде и, самое главное, кончится мораторий на проверки государственных органов контролирующих. То есть мы ждем октября, потирая, что называется, пот со лба, зарабатывая деньги на те самые отсрочки. Если сейчас бизнес не отпустят, не дадут ему еще времени заработать денег и не кошмарить его, то, увы, мы получим вторую волну не коронавируса, а вторую волну банкротств и закрытий.

Константин Чуриков: Но, Алексей Игоревич, ну вот какие... Ну хорошо, такие институциональные возможности. Значит, хорошо, человек что-то выращивает на огороде своем – он может просто, ну вот так вот на самом деле прийти просто на рынок (я сейчас не про ярмарки выходного дня, кому-то надо для выживания каждый день торговать), прийти на рынок, встать, все, пожалуйста, бесплатно торгуй. Закон о свободной торговле, у нас же его нет. Или, например, хорошо, опять-таки, извините, что я снова, в третий раз этот пример: человек решил людям пиво наливать, понимаете, а прибегут соседи из соседнего дома и скажут, что он «наливайку» открыл, закрыть.

Оксана Галькевич: Ты имеешь в виду что, как отпустить? Что вы имеете в виду?

Константин Чуриков: Я имею в виду, да, дать возможности в сложный момент людям зарабатывать деньги, да.

Оксана Галькевич: Да.

Алексей Петропольский: Ну, вы как бы рассказали о тех, кто хочет начать зарабатывать деньги, ну конечно, взять и с кондачка это сделать невозможно, нужно оформлять юридическое лицо. Если вы хотите торговать с рынка, то вы должны арендовать там соответствующее место, для этого у вас должен быть расчетный счет. Если вы хотите торговать пивом, то вам нужно брать разрешение, в жилом доме во многих регионах это уже невозможно. В общем, начать бизнес – это как бы дело такое, надо к нему подходить уравновешенно, подготовленно и, собственно, читать документацию. Сейчас самое главное – это сохранить тех, кому удалось выжить в это непростое время.

Оксана Галькевич: Так вот, Алексей Игоревич, вы говорите, что надо отпустить бизнес и дать ему спокойно работать. Но «отпустить» – это что значит вот для вас? Как вас надо отпустить? И не уйдете ли вы в темное место куда-нибудь, не перестанете ли вы платить налоги в этот момент?

Алексей Петропольский: Конечно, не перестанем и будем платить. Самое главное – это подготовиться вот именно к тому моменту, когда всем придется платить по долгам, а подготовиться к этому можно путем анализа. Далеко не все предприятия скопили нужные деньги за последние 3 месяца и смогут выплатить свои задолженности перед государством. Многие не переживут проверки, которые предстоят со стороны налоговой, МЧС, СЭС.

То есть мое мнение простое: нужно по максимуму продлить все отсрочки хотя бы со стороны государства, моратории на банкротство со стороны той же налоговой, проверки со стороны налоговой, которые являются огромной проблемой для предпринимательского сообщества, то есть все отодвинуть на весну 2021 года. И конечно, по возможности давать кредиты на 2% выше ставки..., она у нас постоянно падает, а кредит только растет. Так помимо того, что он растет, его еще и не дают никому. Поэтому нужно четкое от государства понимание, как взять деньги дешево, надолго, и желательно, чтобы это было просто.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Да.

Давайте послушаем нашу зрительницу Зою из Самары. Зоя, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Зоя.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Грустный голос. Здравствуйте, Зоя. Говорите, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Говорите.

Зритель: Ну, я говорю насчет бизнеса. Бизнес никогда не принесет деньги, они живут все сами для себя, понимаете? Мы их содержим. И я считаю, что этот бизнес надо прекратить. Оставить надо заводы, фабрики и дать людям ра-бо-ту, понимаете?

Константин Чуриков: Зоя, а почему, как вам кажется... ? Вот, я так понимаю, вы считаете, что бизнес людям работу не дает или дает не в той степени...

Зритель: Не дает.

Константин Чуриков: А почему бизнес не дает? Он что, такой глупый?

Зритель: А потому что я тоже встретилась с бизнесом и знаю, как бизнесмены обращаются с людьми, и знаю, сколько им платят. И бедным... Люди кончают по два института, и у них зарплата 20 тысяч. Вы будете содержать семью на 20 тысяч?

Константин Чуриков: Да, есть такая беда, мы даже вот у нас в эфире, Оксана, по-моему, в нашем эфире мы показывали сюжет про то, как там, значит, девушка, девочка закончила какой-то вуз и, значит, прямиком в овощной магазин, там уже много лет работает.

Оксана Галькевич: Ну что, Зоя, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Алексей Игоревич, кто-то вот грустно, и такие сообщения тоже...

Константин Чуриков: Прокомментируете?

Оксана Галькевич: Парируйте, я бы так сказала.

Алексей Петропольский: В корне, в корне с этим не согласен, потому что бизнес, и капиталистический путь других стран нам об этом говорит, формирует рабочий класс, он формирует именно рост зарплат.

Вот сейчас говорят, что надо открыть заводы, – начнем с того, что на государственных заводах платят еще меньше зарплаты, чем на частных. Бизнесмен заинтересован в том, чтобы люди у него работали долго. Вот я лично сам как бизнесмен даю более чем 200 рабочих мест, и я всем плачу, и всех содержал в коронавирус, и когда не было чем зарплату платить, изыскивал те места, где эти деньги найти. Поэтому бизнес должен развиваться, у нас доля ВВП МСП, малого бизнеса, должна быть минимум 40%, а сейчас и 20% нет. То есть по сути развиваться некуда, и государство этому никак не помогает. Дальнейшее огосударствление экономики и сворачивание бизнеса приведет к тому, что люди лучше жить не станут.

А проблема, которую я вижу именно глобально, именно она в том, что само государство не заинтересовано давать деньги бизнесу. У нас сейчас многие существуют на том, что экономят где-то на зарплате, где-то на аренде, делают минимальную наценку на свои товары и услуги, потому что бо́льшую дать не могут, потому что то же государство не купит либо рынок не предложит лучше цены. Из-за этого не могут и поднимать зарплаты, и развиваться, ну и плюс дорогие кредиты. То есть у нас получается замкнутый круг: и государство не помогает, и бизнес на свои товары и услуги цены поднять не можем, в связи с этим не индексируются зарплаты и он сам не растет.

Константин Чуриков: Алексей Игоревич, я заметил, что как-то вот прямо в последние дни, и сами тоже этим грешим, вот эти глаголы долженствования мы используем: «нужно», «надо», «должны». Тут пришла одна SMS, нас, во-первых, благодарят всех за то, что обсуждаем проблемы экономики, но пишет зритель из Москвы: «Это проблема второго, третьего порядка. Дело в пороках социально-экономической системы. Времени все меньше и меньше на устранение пороков». Вот нас просят организовать обсуждение этих системно-институциональных проблем. А какие на самом деле вот эти глобальные проблемы? Да, мы уходим в детали, мы говорим про малый бизнес, мы говорим..., а вот в целом какие проблемы в стране?

Алексей Петропольский: Ну, самая главная проблема, которая касается любого кризиса, – это когда внутренний рынок не позволяет бизнесу развиваться, то есть так называемый сектор b2b ложится на лопатки, когда бизнес не может купить товары или услуги у бизнеса. Тогда должно вот это институциональное, должно включиться государство и закупать товары и услуги у бизнеса.

Но на сегодняшний момент этого не происходит, а если и происходит, то через торги, а торги у нас всегда идут на понижение цены, следовательно, приходит тот, кто может лучшее сделать предложение, а лучшее предложение у нас делает всегда крупная компания, которая может позволить себе самую маленькую наценку. Вот эта проблема, ее в корне нужно менять, потому что...

Оксана Галькевич: Алексей Игоревич, но без торгов-то, наверное, сложно себе представить эту систему, тогда вы будете говорить, что без торгов сразу взяли, сделали заказ у тех, кого знают, я не знаю, по блату как-то.

Алексей Петропольский: Так и делают.

Константин Чуриков: Это делают и в первом, и во втором случае, Оксана.

Оксана Галькевич: Значит, должен быть алгоритм, который работает иначе.

Алексей Петропольский: Алгоритм должен быть, отталкиваясь от надежности компании и ее финансовых показателей, о том продукте и качестве того продукта, который оно выпускает. Увы, 44-й ФЗ первично отталкивается только от ценообразования, а вторично уже от качества услуг, и поэтому у нас плохие дороги, плохие детские площадки, плохое ЖКХ и все плохое, потому что кто дешевле сделал, тому и отдали заказ, а как он уже это сделал, вопрос его взаимоотношения с теми, кто этот заказ размещал.

Константин Чуриков: Звонок еще давайте послушаем, Сергей, Ульяновская область. Здравствуйте, Сергей.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Добрый день, добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Добрый день, ведущие, добрый день, передо мной кто выступал, замечательно вообще, я прямо в восторге. Все прекрасно, еда – это святое. Ну, мы живем, мы без еды не живем, это как топливо, да?

Константин Чуриков: Точно.

Зритель: Вот, поэтому все это прекрасно. Но давайте так, давайте вот 100 человек организовали предприятие, да? Допустим, я примерно, я не буду так, чтобы потом по башке не стучали. Организовали предприятие, лодочный мотор простой, вот был советский лодочный мотор «Ветерок» простой такой, да?

Константин Чуриков: Да.

Зритель: Они его выпускали, все делали прекрасно, и никому бы в голову не пришло ничего, потому что эти 100 человек кормили бы себя, плюс своих детей, плюс своих жен, ну 400 человек как минимум, и эти лодочные моторы... Я просто это слушал предварительно...

Константин Чуриков: Подождите секунду, можно вас перебить, Сергей? Значит, то, что я понял: значит, 100 человек работают, делают, выпускают лодочные моторы «Ветерок», значит, у четверых из них есть жены...

Оксана Галькевич: Так.

Константин Чуриков: Дальше...

Зритель: Конечно, и двое, как минимум двое, а то и трое детей.

Константин Чуриков: Ну да.

Оксана Галькевич: Какая низкая рождаемость.

Зритель: То есть эти люди обеспечены. Коронавирус – это все понятно, но вопрос в том, что они выпускают продукцию, еще они кормят всех рыбаков наших, которые... Поймите, что вот лодочный мотор, допустим, стоит 1 к 3, китайский и наш, понимаете, китайский и наш, 1 к 3, то есть затраты меньше, а доходы как бы больше в семью, да?

Константин Чуриков: И конечно, сколько у нас, как говорится, лесов, полей и рек, рек я имею в виду.

Зритель: Рек у нас в России немерено.

Константин Чуриков: Это точно.

Оксана Галькевич: В смысле сколько моторов...

Зритель: Немерено!

Константин Чуриков: Это вот интересную идею вы сейчас высказываете, Сергей.

Зритель: И вот, понимаете, и все как бы... Нет, еда – это святое, но это опять же...

Константин Чуриков: И мы возвращаемся к началу нашего разговора. Спасибо.

Оксана Галькевич: Да-да-да, спасибо большое. Друзья, народные эксперты, звоните, пожалуйста, активнее в наш прямой эфир. Ну вот так вот, Алексей Игоревич, нам нужны, понимаете, моторы, а не только еда...

Константин Чуриков: Слушайте, нам правда, нам какой-то мотор нужен?

Оксана Галькевич: Сложное какое-то производство.

Константин Чуриков: Идеи нужны, вот интересная идея, да?

Оксана Галькевич: А не вот эти вот парикмахерские, я не знаю, кофейни, что-то еще, не вот это все, а моторы, рек полно.

Алексей Петропольский: Смотрите, любое производство – это большой цикл, который формируется из огромного количества комплектующих: это и сборочный цех, это и литье. То есть, грубо говоря, на одну производственную линию приходится еще порядка 10–20 предприятий, которые должны его обслуживать. Это действительно то, где нужно опять же государственное участие, потому что себестоимость товара при даже супердешевой себестоимости труда в России, потому что у нас сейчас реально люди получают меньше, чем китайцы, при супердешевой электроэнергии, она тоже дешевле, чем в Китае, мы могли бы производить дешевле те же товары, что и в Китае, но не можем этого сделать, потому что реализации в самом старте начала производства нет, и ее должно опять же поддерживать системно государство.

Оксана Галькевич: Алексей Игоревич, вот вы жалуетесь, с одной стороны, на государство, на гиперконтроль какой-то, а с другой стороны, говорите, что нужно, чтобы государство больше участвовало.

Алексей Петропольский: Больше участвовало в трате денег на бизнес, то есть заказывать больше товаров...

Оксана Галькевич: Лодочных моторов.

Алексей Петропольский: ...у бизнесменов, которые начинают. Вот те же лодочные моторы – если государство разместит заказ в партию на миллион штук, то предприятие это расцветет, будет понимать, что за 5 лет у нее купят объем, и под этот объем будет искать кредитование, будет развивать...

Оксана Галькевич: А потом государству что делать с этими моторами?

Алексей Петропольский: Это всегда вопрос открытый.

Оксана Галькевич: Нет, главное купите, нет, мне нравится ваша позиция: «Нет, вы купите у меня лодочный мотор, государство!» – «А что мы потом с этим будем делать?» – «Это ваши проблемы».

Константин Чуриков: Алексей Игоревич, а еще такой вопрос из области, скажем так, психологии предпринимательства, вообще, вот как сказать, самовнушения. Вот зависит ли успех каждого человека, в том числе в бизнесе или вообще в работе, от того, как он настроен? Я сейчас просто прочитаю несколько сообщений, я вот отобрал прямо подряд. «Мне не нравится вообще само слово «бизнес». Смоленск: «Купи-продай – это не бизнес». Значит, «тендерная система порочна изначально, насколько коррупционна», «это все дешевка» – в общем, тут, короче, вот, вот так вот люди настроены. Вот мы что-то можем, у нас будут эти, сколько там, 25 миллионов в малом и среднем бизнесе? Может, надо еще планочку снизить и не нужно это?

Алексей Петропольский: Ну, в принципе государству-то бизнес не нужен, оно в принципе, наше государство конкретно, спокойно проживет вообще без частного бизнеса. Но это в корне опять же неправильно, потому что бизнес двигает развитие, и люди, которые хотят что-то делать, они конкретно развивают страну, создают рабочие места и делают комфортную жизнь себе и тем, кто у них работает. И настрой в бизнесе очень важен, это прямо то, с чего должно все начинаться, поскольку проблемы будут всегда. И вообще, человек русский что-либо делает не потому, что дали, не потому, что помогли, а вопреки всему, просто потому что он чувствует в себе силы и возможность что-то сделать.

Константин Чуриков: К кризису мы готовы всегда. Спасибо.

Оксана Галькевич: Время возможностей, окно открывается. Алексей Петропольский был у нас на связи, юрист, предприниматель, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо. Не вывалиться бы, Оксана, из этого окна возможностей...

Звонок есть, у нас сегодня что ни звонок, то просто повод для обсуждения.

Оксана Галькевич: Что-то ты какой-то оптимистичный, прямо как в пятницу, Костя.

Константин Чуриков: Татьяна, здравствуйте, Челябинская область.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Ой, здравствуйте, добрый вечер, мои любимые ведущие! Вам привет из Челябинска. Зовут меня Татьяна.

Я хочу сказать, вот все время слушаю вашу передачу и все время удивляюсь, как мается наш несчастный бизнес: и государство-то его гнобит, и проверками-то его замучили, и денег-то ему мало дают. А пусть этот бизнес лучше на себя внимание обратит, как он к людям-то относится.

Я вот проработала на советских предприятиях, нам давали путевки в лагеря бесплатные, нас как-то кормили там за счет профсоюза и предприятия. А что сейчас наш бизнес делает? Да ничего. Зарплаты «черные» везде идут, только работают на себя, Трудовой кодекс не соблюдают, это столько там нарушений! И все плачутся, их, видите ли, плохо, много контролируют.

Да половину бизнеса закрыть надо, закрыть! Столько бизнесменов нарушают порядок, законодательство, это просто уму непостижимо! Мы никогда, никогда не будем нормально жить, потому что бизнес у нас такой, извините меня, ну только о себе думает, только о себе.

Константин Чуриков: Татьяна, вы говорите то, о чем вот мы в предыдущем часе беседовали, что, в общем-то, капитализм все, устарел, теперь другой нужен... режим.

Оксана Галькевич: Слушайте, мы так и будем обкатывать разные экономические системы, а?

Зритель: Вы знаете, дело даже не в капитализме, а вообще в людях, в людях! Ну почему нужно к людям-то так относиться? Я вот сколько смотрю, у нас все малый бизнес такой у нас несчастный, – а что этот малый бизнес открывает? Пивнушки, извините меня, какие-то разливнушки...

Константин Чуриков: Шопы, да.

Зритель: ...то есть где можно заработать. Я что-то не вижу, чтобы они открыли, например, вот взяли бы и благоустроили наш парк, там какие-то сделали дорожки беговые, – ничего они не хотят делать, они только работают на себя, все. Налоги они толком не платят, зарплаты не платят...

Оксана Галькевич: Как не платят? Ну что-то же делается, Татьяна. Нет, ну давайте беленькой красочки...

Константин Чуриков: Подожди.

Зритель: А что делается, ну что, ну что? Ну что делается?

Константин Чуриков: Оксана, это город Челябинск, все бывает.

Оксана Галькевич: Спокойно.

Зритель: Если бы они делали, у нас бы не было такого гибельного положения в нашей стране, ну не было бы!

Оксана Галькевич: Вообще-то крупный промышленный город, между прочим.

Константин Чуриков: Татьяна, на самом деле мы сейчас просто вот вашу речь прямо берем в кавычки и отдаем на рассмотрение, что нам скажет сейчас директор Института проблем предпринимательства Владимир Романовский. Владимир Борисович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Владимир Борисович, вот этот последний звонок вы слышали? Вот, собственно, раз вы директор института...

Владимир Романовский: Да, Константин и Оксана, добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Вот последний звонок, собственно, вы слышали, наверное, вместе с нами? Вот хочется спросить, а в чем тогда проблема нашего предпринимательства? Вот видите, такие звонки мы получаем от населения. Бизнес и люди как-то отдельно существуют?

Владимир Романовский: Вы знаете, я честно скажу, что вот в плане той точки зрения, которую высказала предыдущая участница диалог, мне, наверное, сложно что-то сказать, поскольку это, наверное, конкуренция идей и взглядов, то есть... Ну, то, что половину бизнеса нужно уничтожить, – ну это концепция, что тут скажешь, это уже было, мы помним, как это было и как это выглядело. Что касается непосредственно темы, которую мы базово обсуждаем про падение доходов, то тоже, честно говоря, я бы, так сказать, не говорил только о коронавирусе, поскольку это системная проблема, она...

Константин Чуриков: Все сложнее. Владимир Борисович, давайте сейчас, вот вы нам, значит, чуть позже расскажете, что проблема не в коронавирусе, а в чем-то еще. А как вот, смотрите, вернемся к Татьяне – а как бизнес очеловечить? Ну в принципе... Вот можно, знаете, улыбаться, можно смеяться, но мы примерно понимаем, о чем говорит Татьяна, такое бывает, что зарплата «вчерную», такое бывает, что тебя как бы на работе, как говорится, рабочий день вообще не лимитирован никак, ты просто зеленый дома, зарплата копейки, не знаю, а завод выпускает трубы какие-нибудь, понимаете.

Оксана Галькевич: А зарплата «вчерную» означает, что и налоги не платятся.

Константин Чуриков: Да. То есть вот как бы здесь, что здесь нужно, в этой консерватории, подкрутить?

Владимир Романовский: Ну, во-первых, так сказать, как говорили в старые времена, не надо путать сущность и явление. Оттого, что каждый год некоторое количество сотрудников милиции совершают преступления, никто же не предлагает расформировать вообще правоохранительные органы и прекратить их работу. Надо просто, так сказать, бороться с теми предпринимателями, которые не платят «белую» заработную плату, уклоняются от уплаты налогов и нарушают законы. Поэтому, так сказать, говорить о том, что вот они все делают для себя, – ну это смешно. Если они все делают для себя, то кто им платит деньги?

Константин Чуриков: Ну да.

Владимир Романовский: Мне кажется, что, так сказать, каждый рубль, выплаченный и присвоенный предпринимателем, судя по всему, это, так сказать, какой-то товар или услуга, полученные потребителем.

Константин Чуриков: Так. Теперь про то, что бизнес денег не приносит и причина не в вирусе. В чем?

Владимир Романовский: Ну, в том, что, так сказать, весь этот карантин – это вишенка на торте, а так рецессия идет уже года с 2013–2014-го. С моей точки зрения, это мой взгляд на вопрос, это продиктовано такими очень простыми вещами, то есть прежде всего это новая структура нашей экономики, которая все больше концентрирует капитал, все больше, так сказать, экономики становится государственной, то есть фактически национализируется.

Вторая проблема такая же емкая и большая – это агрессивность среды. То есть, так сказать, регуляторные и налоговые успехи, конечно, шли опережающими темпами по сравнению с ростом экономики, с ростом доходов предпринимателей. И в итоге, безусловно, мы получаем ситуацию, в которой вообще само движение вперед для бизнеса крайне затруднено.

Оксана Галькевич: Так...

Константин Чуриков: Владимир Борисович...

Владимир Романовский: И все это влияет, так сказать... Почему это важно? Потому что это и означает, что как только закончился карантин, наверное, кто-то будет ждать и говорить, что давайте там 3 месяца подождем, все должно восстановиться. Вот куда восстановиться? В какую исходную точку? Ту точку, которая сама по себе, так сказать, не очень благоприятна?

Константин Чуриков: Владимир Борисович, живьем звонок выслушать хотите?

Владимир Романовский: Да, конечно.

Константин Чуриков: У нас есть еще один звонок, да. Ирина.

Оксана Галькевич: Подмосковье, Ирина. Ну давайте, Ирина, жгите.

Константин Чуриков: Теперь вы.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Владимир Романовский: Здравствуйте.

Зритель: Меня зовут Ирина, я из Московской области. Хочу... Я услышала здесь выступления против бизнеса и хочу категорически выступить за малый бизнес, который очень хорошо знаю, потому что я аудитор.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Я много консультирую, помогаю. Вот прозвучало, что зарплата 20 тысяч, что предприниматель жадный и так далее. Значит, я тут посчитала: чтобы назначить зарплату 20 тысяч и с этой зарплаты заплатить все необходимые налоги, порядка 5 тысяч предприниматель должен заплатить в социальные фонды.

Оксана Галькевич: Пять тысяч, так, это соцфонды, пишем.

Зритель: Да, но если точно, 4 845, это опять же с учетом 15%, которые объявило государство вместо 30%, но эти 15% платятся с той части зарплаты, которая больше прожиточного минимума.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: С зарплаты в пределах прожиточного минимума по-прежнему платится 30% в социальные фонды. С этого оклада 20 тысяч предприниматель должен заплатить 2 600 НДФЛ, это он должен заплатить.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: В итоге человек получает на руки 17 400, а предприниматель платит в общей сумме налогов порядка 7,5 тысяч.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: По-моему, это грабеж. И возмущаться нужно не этим, а тем, что при нашей несправедливой системе распределения материальных благ в стране, об этом все знают, она еще поддерживается неадекватной с точки зрения экономического развития нашей страны системой налогообложения. Вот об этом нужно подумать всем, ну и правительству прежде всего. Спасибо за внимание.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Ирина, а вот интересно ваше мнение как аудитора, а как, собственно говоря, перейти к другой системе? Какой она должна быть, как она должна выглядеть? Вот сейчас 17 400 на руки чтобы отдать, нужно 7 500 отдать...

Зритель: Да, заплатить в общей сумме налогов. И по поводу ухода от налогов – у нас цифровизация, у нас все отчеты, налоговые декларации сдаются в электронном виде, где идет сверка. Тут же налог на НДС: значит, сначала заполняется книга продаж, с нее НДС считается, потом книга покупок, сколько мы можем возместить, и разницу мы должны платить, предприниматель должен заплатить разницу. Здесь обмануть нельзя, потому что идет сверка с его клиентами и партнерами, сколько они показали при возмещении от покупок у данного предпринимателя. То есть здесь идет перекрестная проверка, здесь обмануть вообще невозможно.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ирина, как аудитор еще скажите, вот за последние месяцы прямо действительно и зарплаты упали у всех, кого вы мониторили, и доходы снизились? Ну какой-нибудь пример приведите, не называя компанию.

Зритель: Ну, я, например... Зарплаты не упали, упали доходы, упали продажи, а зарплаты стараются предприниматели держать, потому что, особенно если в компании люди, которые работают уже по несколько лет. А по моим наблюдениям, в малых предприятиях как раз люди работают долго, там очень малая текучесть, потому что держатся друг за друга.

Константин Чуриков: Да, хорошо, когда держатся, когда друг друга видят и могут хотя бы по-людски относиться.

Зритель: Да, друг друга видят, уже изучили, есть, значит, возможность надеяться на человека, и человек держится за компанию. Здесь чем хорош еще малый, особенно микробизнес? Здесь не так много формализованных моментов. Например, если человек плохо себя чувствует, он может отпроситься на день-два, его заменят, потом он заменит кого-то. То есть малый бизнес, особенно микробизнес, они не используют Фонд социального страхования в части больничных.

Константин Чуриков: Все понятно, Ирина, спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Ну да, между собой как-то договариваются. Владимир Борисович, помочь подоспела неожиданно, да, со стороны наших зрителей.

Владимир Романовский: Да-да. Но вопроса там я не услышал, то есть это просто точка зрения.

Оксана Галькевич: Поддержка.

Константин Чуриков: А вопрос простой. Смотрите, вы говорите, предыдущий, значит, Алексей Игоревич Петропольский, эксперт, говорит про налоги, зрительница звонит, аудитор, все говорят про налоги, надо что-то менять, уже вот это все время, давайте снизим налоги для бизнеса. Так нет, слушайте, мы все равно под эту дудочку сколько уже, 2 года прошло, НДС подняли, или год, я уже забыл. Что-то меняется от наших всеобщих словесных интервенций?

Владимир Романовский: Ну, от словесных интервенций редко что-то меняется, насколько я понимаю. Если честно, сама система налогообложения у меня такого серьезного отторжения не вызывает несмотря на то, что мы с Ириной вроде как бы и коллеги, то есть я тоже представитель аудиторского и консалтингового бизнеса. Мне кажется, что основные проблемы не находятся в плоскости самой системы, бывали даже в нашей стране системы налоговые и похуже, тем не менее бизнес развился. Наверное, проблема в чем-то другом. Хотя в целом, конечно, о том, что, так сказать, некоторые стратки, то есть конкретная нагрузка итоговая избыточна, я бы с этим, конечно, согласился.

Но еще раз скажу, что, наверное, это проблема, так сказать, не первого уровня. Скорее то, что малый и средний бизнес потихоньку, так сказать, выжимаются при участии госструктур, госкорпораций, – это более серьезный вопрос.

Оксана Галькевич: Раз вы аудитор, Владимир Борисович, коллега оказались нашей зрительницы, которая звонила из Подмосковья, понимаете, тут ведь если менять еще какую-то часть налоговую, нужно посчитать, как это на социальной сфере, наверное, отразится. Потому что вот 17 400 чтобы заплатить, 7 500 придется отдать в налоги, из этих 7,5 тысяч платится социальный пакет другим людям, это идет на пособия, на поддержку медицины и так далее. Чтобы не пошла вразнос в принципе вся система государственной поддержки и обеспечения.

Владимир Романовский: Ну, все равно я бы сказал так, что базово налоговая система точно, что не является самым одиозным по масштабам звеном в нашем государственном управлении. Скорее даже, так сказать, то, что происходит вообще с деньгами после того, как они становятся бюджетом, вот здесь есть что совершенствовать в большей степени.

Оксана Галькевич: Хорошо. Спасибо.

Константин Чуриков: Да, спасибо. Владимир Романовский...

Оксана Галькевич: Владимир Романовский, директор Института проблем предпринимательства, был у нас на связи.

Сейчас у нас на связи Елена из Петербурга. Здравствуйте, Елена.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, мне 60 лет, и вот мне очень обидно слышать разговоры моих однолеток, скажем...

Константин Чуриков: Ага, ровесников.

Зритель: ...или даже от нас... Можно говорить?

Константин Чуриков: Да-да-да, вы уже в эфире, все, пожалуйста.

Зритель: Вот, насчет того, что малый бизнес – это плохо. Я сама не бизнесмен вообще никакой, я вообще работаю даже в бюджетной организации, не всю жизнь, но вот сейчас, уже на пенсии.

Константин Чуриков: Ага.

Зритель: Меня волнует вот такой вопрос, что люди моего возраста приблизительно начинают говорить о том, что малый бизнес работает только на себя, всех обижает. Но меня интересует, эти люди, которые приходят в этот малый бизнес, они же свои деньги какие-то вкладывают в предприятие, и, естественно, им бы хотелось, чтобы все было хорошо, я в это верю на самом деле. Но там очень много факторов, при которых люди просто не могут это исполнить.

То есть мне кажется, что в государстве такая, не знаю, политика это или как, или ошибка это, что их не только не поддерживают, а им ставят препоны, ну вот как вы говорите, и в налоговом, и не в налоговом..., чисто вот на личностных всяких с чиновниками контактах, понимаете? И вот это вот удивительно... Я, может быть, тоже занялась бы малым бизнесом, но я не хочу потерять свои деньги, потому что на самом деле, когда идешь, вот это вот...

Константин Чуриков: Конечно. Я запомнил ваши слова, вот это что, политика или ошибка, мы сейчас вот это спросим как раз...

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: ...у Владислава Корочкина, первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России», организация уважаемая, организация известная. Владислав Леонтьевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Владислав Корочкин: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Раз все ну так, ну как сказать, мягко говоря, неважно с малым и средним бизнесом, с малым прежде всего, вот наша зрительница говорит, спрашивает: это что, вот то, что невыгодно, то, что так сложно, – это политика сознательная такая или ошибка? Как вы считаете?

Владислав Корочкин: Я думаю, что это переходный период от того, что было раньше, когда все население страны воспринимало весь бизнес как каких-то жуликов, к той ситуации, когда с каждым днем люди становятся, все лучше и лучше понимают, что малый бизнес есть то, что создает комфорт, уют и возможность существования вообще, в принципе. Если...

Вот коллеги говорили о том, что налоговая система у нас не вполне адекватная. Наверное, надо говорить не просто о налоговой системе, а в целом о фискальной системе, потому что кроме налогов, которые бизнес платит, он платит огромное количество дополнительных платежей. И даже тот человек, который по сути напрямую не платит налоги, даже если он чем-то занимается, он все равно бо́льшую часть заработанных денег отдает в виде налогов в казну. Напомню, что это 13% НДФЛ, который платится, это все социальные взносы, которые были 30%, но сейчас, слава богу, с сумм, превышающих прожиточный минимум, будут платиться 15%, о чем мы очень много и долго просили, и это НДС так называемый, который человек платит, покупая любой товар в том же самом сетевом магазине. В общей сложности это 63%, которые с рубля зарплаты уходят в бюджеты.

Поэтому, когда вот сейчас опубликовали цифру, что всего лишь 3,5% от всех располагаемых доходов населения составляют доходы от предпринимательской деятельности, ну это говорит само за себя, что ловить там какие-то пополнения бюджетов практически уже не с чего, это мизерная часть от тех денег, которые люди получают на руки вообще в принципе в стране.

Оксана Галькевич: Владислав Леонтьевич, вы сказали, 63 копейки с рубля с каждого, я правильно поняла, уходят в разные бюджеты?

Владислав Корочкин: Да.

Оксана Галькевич: А каким должно быть справедливое, по-вашему, распределение, справедливая пропорция?

Владислав Корочкин: Ну, прежде всего нужно менять понятие дохода с физического лица, включая в него, наверное, все доходы, как это сделано в большинстве стран, где каждый человек в конце года пишет декларацию и в зависимости от того, какой у него личный доход, платит определенный процент с этого дохода налогов. С маленького дохода 0% в большинстве стран, с большого достаточно крупные суммы – это так называемая прогрессивная шкала налогообложения, которая выравнивает вот то неравенство, которое возникает неизбежно в стране в условиях такого достаточно жесткого рынка. Поэтому...

Константин Чуриков: Владислав Леонтьевич, всех спрашиваем и вас тоже спрашиваем – звонок слушаем?

Владислав Корочкин: Да-да, слушаем.

Константин Чуриков: Вот, у нас сейчас Вера из Воронежа. Вера, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Вера.

Зритель: Здравствуйте.

Вот мне 66 лет, я часто смотрю вашу передачу, и меня интересует вот такой вопрос. Вот когда я жила в советское время, и вот сейчас мне пришлось при капитализме, вот под конец социализма они все кричали: «Все общественное ничье; дайте нам в частные руки, и мы все сделаем, всех накормим, все сделаем». Вот я уже 30 лет смотрю, как они делают, себе в карман берут.

Этот капитализм надо ликвидировать, пока революции не было. По телевизору все рассказывают хорошо, вот у вас перед этим эксперт сидел, я его на всех передачах смотрю, такой наглец, и врет он постоянно. Обворовывают, это наемное рабство, кругом обман, и не платят, и ничего, и половина зарплаты, и какая пенсия будет у молодежи?

И я пошла, вот 66 лет мне, я получаю 12 тысяч, а он сидит, этот Потанин, и вот этот, 9 миллиардов получает. Где? У меня отец с матерью прошли войну, Берлин брали, и раненные, и все, воевали за что? За то, что они разъезжают, а я до деревни не могу гостинцы привезти, ни лишнего себе доехать и ничего купить. Этот капитализм надо уничтожить, и пусть не врут. И вот они в частные руки взяли, «дай, государство», дай им, государство, все они платят – какие они налоги платят? Все с зарплаты высчитывают. И молодежи негде работать, сидят безработные 80%. Надо ликвидировать эту систему, пока революция не произошла.

Константин Чуриков: Вера уже второй раз об этом говорит.

Оксана Галькевич: Вера, не призывайте, пожалуйста, к смене общественного строя.

Константин Чуриков: Не надо.

Оксана Галькевич: Так как должно-то быть? Чтоб не в частных руках, и чтобы было чье-то или ничье? Как лучше-то? И та система не это, и эта нам не подходит.

Зритель: Должно регулировать государство.

Оксана Галькевич: А, государство.

Зритель: У них все цены, всем им государство должно – не надо, пусть государство руководит. Мы жили при государстве централизованном, все у нас было. Магазины понастроили, а кушать там нечего, все отрава, все отрава.

Оксана Галькевич: Отрава все. Ясно, да-да, все, спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо, Вера. У нас сегодня особый день...

Оксана Галькевич: Странно, что в Воронеже такие эмоциональные высказывания.

Константин Чуриков: Владислав Леонтьевич, давайте так, мы, значит, в общем, сейчас вот еще на портал посмотрим. Я просто тоже через запятую, пишут: «Бизнес – бессовестные люди», Свердловская область: «Бизнес – враг народа», «Бизнес – мафия». Ну что это такое, ну что? Почему? Вот я понимаю, что люди, да, доведены, а вот что их так довело, что вот они как один нам вот это говорят?

Оксана Галькевич: Но ведь нет дыма без огня, хочет сказать Константин.

Константин Чуриков: Да.

Владислав Корочкин: Ну, нет дыма без огня, безусловно. Но все-таки когда предыдущая телезрительница говорила, наверное, она все-таки имеет в виду отнюдь не малый и не микробизнес, не тех, кто вяжет носки, не тех, кто занимается с детьми, не те, кто организуют частные детские сады, частные клиники, частную стоматологию, открывает кафе, куда люди с удовольствием приходят, отнюдь не тех. Наверное, она имела в виду совсем кого-то другого.

И то, что я сказал в начале, когда вот мы говорим, что там есть достаточно большой процент дифференциации населения, вот эти пресловутые верхние и нижние децили, имеется в виду прежде всего это. А в микробизнесе, в малом бизнесе люди, вот как тоже говорила предыдущая слушательница, зрительница, действительно, это практически всегда какой-то семейный бизнес, где все друг друга знают, где все друг другу помогают, где отношения трудовые строятся совершенно по другим принципам по сравнению с крупными предприятиями, госкорпорациями и какими-то крупными металлургическими заводами. И вот в этом такая проблема.

Вот я скажу, что у нас в организации из тех компаний, которые входят в «Опору», по крайней мере ближний круг, вот за время бизнеса, наверное, практически все сумели его сохранить и за счет взаимопомощи, и за счет той информации, которую люди получают друг от друга, и за счет помощи сотрудников в том числе. Поэтому здесь надо все это четко дифференцировать и понимать.

И еще один момент – это то, что когда-то, несколько лет назад, когда начиналась вот такая некоторая реформа отношения к малому бизнесу, в том числе и фискального, вместе с Федеральной налоговой службой было показано, что вот тот процент налогов, который собирается с микропредприятий, с малых предприятий, он настолько мал, что даже их ловить, грубо говоря, не нужно.

Константин Чуриков: Владислав Леонтьевич, спасибо. Я из сегодняшней программы для себя лично сделал вывод, что нам нужно срочно помирить бизнес, потребителей, то есть народ, государство. Нам надо вот как-то ближе друг к другу, да, но не бизнесу к государству, а вот как-то людей. Спасибо.

Оксана Галькевич: И это мы обсудим в следующий раз.

Спасибо. Владислав Корочкин, первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России», был у нас на связи.

Константин Чуриков: А зрители пишут: «Вера, браво!» Архангельск: «Браво, бабушка!» «Умница», – Крым. Ну, в общем, вот так.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как государству пополнить казну и удержать социальные расходы на прежнем уровне?