У нас колоссальные депозиты физлиц - 29 трлн рублей, и эти деньги лежат мертвым грузом. Они не работают ни на хозяев, ни на общество

У нас колоссальные депозиты физлиц - 29 трлн рублей, и эти деньги лежат мертвым грузом. Они не работают ни на хозяев, ни на общество
Промежуточные итоги марафона ОТР помощи Иркутской области.. Жизнь взаймы. запрещённое лекарство. Переобучение пенсионеров. «Автомобили»
Среднему заемщику для погашения кредитов потребуется почти 11 зарплат. Как себя обезопасить от пени и брать в долг у банка меньше?
Почему рост экономики сдерживается и из чего складываются зарплаты
Советы по выбору автомобиля от Андрея Осипова, автоновости и тест-драйв Hyundai i30N
Сергей Левченко: Люди, лишившиеся жилья, смогут купить дома за госсчет с квадратными метрами не меньше, чем у них было
Почти 4 миллиона пострадавшим от наводнения в Иркутской области собрали зрители ОТР. Рассказываем, на что пойдут эти деньги
Переобучение для пенсионеров - поиск самореализации или дополнительного дохода?
Процентная ставка по кредитам должна быть адекватна доходам населения и росту экономики
Лекарство или срок. Почему родителей больных детей вынуждены добывать необходимые препараты контрабандой?
«Матери детей-инвалидов попадают под статью за то, что лечат своих детей. Это абсурд!»
Гости
Дмитрий Заворотный
руководитель Центра экономических стратегий Института нового общества

Сберкнижкам нагадали худое будущее. Центральный банк России предсказывает сокращение наших накоплений. Тут и доходы не те, и инфляционные ожидания высокие, что заставляет население больше тратить, а не копить. Впрочем, эксперты, наоборот, убеждают нас придерживаться так называемой «протестантской» этики, суть которой проста: поменьше съешь да побольше отложи на счет. Приживается ли она у нас?

Александр Денисов: «Сберкнижкам нагадали худое будущее»: Центробанк поглубже заглянул в наши карманы, увидел там дыру вместо накоплений, предсказал, что дыра в конце года будет еще больше. Аналитики советуют жить по принципам протестантской этики, суть ее простая – меньше проедай, больше откладывай, так сказать, копи финансовый жирок.

Анастасия Сорокина: А вот получается ли у нас накопить этот жирок? Согласно скорректированным данным Росстата, в 2018 году сбережения граждан сократились впервые за 6 лет на 1%. На сбережения россияне по итогам прошлого года направили лишь 3,7% от доходов. Сокращение сбережений происходило и в первом квартале 2019 года почти на 0,5%.

Александр Денисов: Ну вот в прошлом году снизились реальные доходы на 0,2%, в первом квартале 2019 года снижение было значительнее, на 2,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Анастасия Сорокина: Две трети российских семей, где-то 65%, не имеют никаких сбережений, это данные «Левада-центра». В среднем размер сбережений составляет от 140 до 210 тысяч рублей. У половины семей размер накоплений меньше 56 тысяч рублей.

Александр Денисов: Эту тему мы обсуждаем вместе с вами, также проводим опрос.

Анастасия Сорокина: Будем спрашивать.

Александр Денисов: Да, спрашиваем вас, а вы отвечайте, есть ли у вас сбережения. «Да» или «нет», присылайте сообщения на наш SMS-портал 5445. Звоните также, высказывайте свое мнение.

В студии у нас Дмитрий Заворотный, руководитель Центра экономических стратегий Института нового общества. Дмитрий, добрый день.

Дмитрий Заворотный: Добрый день.

Александр Денисов: Мы, кстати, не такие умные, мы от вас подхватили эту фразу «протестантская этика», вы нас как-то научили.

Дмитрий Заворотный: Да, есть такое явление, и оно, конечно, не везде приживается. Оно очень тяжело приживается в обществах, где большое социальное расслоение, потому что…

Александр Денисов: Тяжело?

Дмитрий Заворотный: Да, тяжело, потому что бедные слои предпочитают жить сегодняшним днем, они не понимают, что такое протестантская этика в ситуации, когда их доходов хватает исключительно на удовлетворение базовых потребностей, и то, в общем-то, не всегда. Поэтому они прибегают к заемным средствам, отсюда и колоссальная закредитованность населения.

При этом что касается обеспеченных слоев, тут тоже с протестантской этикой не все хорошо, потому что у нас колоссальный объем депозитов физических лиц, порядка 29 триллионов рублей. Это деньги, которые, на мой взгляд, лежат просто мертвым грузом. То есть как-то у нас…

Александр Денисов: Так, получается, у них все в порядке, раз они отложили?

Анастасия Сорокина: Отложили, конечно.

Александр Денисов: Ну и пусть лежит.

Дмитрий Заворотный: Протестантская этика предполагает накопление, увеличение вашего благосостояния, а дело в том, что когда у вас депозит лежит в банке под где-то 5% годовых, при этом 5% составляет годовая инфляция, то вы получаете ноль, вы просто сохраняете эти деньги. А между тем они лежат мертвым грузом, они изъяты из экономики, они не работают ни на своих хозяев, ни на общество.

Анастасия Сорокина: То есть, Дмитрий Сергеевич, проблема в том, что не умеют копить, или нечего копить?

Дмитрий Заворотный: Нечего копить, копить нечего. Очень проблематично копить, когда… Вот даже если мы возьмем официальные данные Росстата, где-то 60% населения получают доход, который варьируется от 7 до 30 тысяч рублей. То есть 7 тысяч – это вообще ниже прожиточного минимума, 30 тысяч – это тоже не бог весть что, если у вас есть дети, например. А еще если у вас ипотека, еще какие-то обязательства, то тут просто никаких сбережений у вас не остается. И вот цифра, которую вы озвучили, 3,7%, в общем-то, довольно красноречиво показывает…

Александр Денисов: …кто откладывает все-таки.

Дмитрий Заворотный: Кто откладывает, да. Это очень маленькая цифра. Еще даже в 2015 году она, по-моему, была больше 10%, даже 15%, по-моему, если я не ошибаюсь, то есть ситуация значительно ухудшилась за последние 4 года. Откладывать нечего.

Александр Денисов: Ну вот есть некоторые эксперты, которые советуют в любом случае, какая бы у вас ни была зарплата, десятую часть ну вынь да положь себе на счет, потому что иначе…

Анастасия Сорокина: Голодай, но копи.

Александр Денисов: Да, иначе ты так всю жизнь и проживешь, ничего не накопишь, выкручиваться нужно всегда. Может быть, это тебя заставит работу поденежнее найти… То есть все-таки принудительно выдергивать из кармана 1 000, 500 рублей.

Дмитрий Заворотный: Ну вы знаете, вот у нас недавно чиновники Ивановской области заявили, что если у человека есть собственный огород, он вообще уже не является бедным, даже если он нищий. Он не является бедным именно потому, что у него есть огород.

Александр Денисов: Земля, да.

Дмитрий Заворотный: Он просто неправильно, неэффективно использует вот этот актив, они называют это активом.

Александр Денисов: Активом, ага.

Дмитрий Заворотный: Вот эта вся неолиберальная экономическая теория очень умозрительно подходит к этому вопросу и говорит, что какой-то огород, какие-то небольшие доходы при отсутствии недвижимости и реальных активов, которые могут приносить прибыль (например, предприятие какое-нибудь), вы все равно должны эффективнее использовать то, что у вас есть. Вот есть у вас огород, вы там выращиваете 3 кабачка, – выращивайте 300 кабачков, продавайте их на рынке, зарабатывайте. А то, что человеку, может быть, 70 лет, он уже болен, он не может извлекать по 3 урожая за сезон…

Александр Денисов: Да там и 3 кабачка проблема тоже вырастить.

Дмитрий Заворотный: Да, то есть это такой вспомогательный исключительно элемент выживания. Ну и в этой ситуации, в общем-то, человек не может экономить, неоткуда ему взять, он не формирует никаких излишков. Это звучит очень цинично, когда говорят о том, что у вас там даже есть 2–3 лишних метра жилплощади, используйте их эффективнее, не знаю, в аренду сдайте…

Александр Денисов: Выжимайте из них тоже копейку.

Дмитрий Заворотный: Конечно, из них, из всего. Автомобиль – у вас есть автомобиль? Пожалуйста, в аренду его сдавайте, таксуйте. Даже если вы хирург после ночной смены, маленькая зарплата…

Александр Денисов: Все равно таксуйте.

Дмитрий Заворотный: Садитесь за руль вашего автомобиля, развозите какие-нибудь посылочки, будьте эффективными.

Александр Денисов: Это вот неолиберальная философия такая?

Дмитрий Заворотный: Неолиберальная философия, да. Она очень цинична, потому что она игнорирует реалии. В реальной жизни человек, который работает с утра до вечера, не может уже даже думать о том, чтобы еще какие-то там осуществлять мероприятия с целью получения каких-то дополнительных доходов, вот в чем дело. То есть если у вас нет доходов, вы не можете сберегать и вы не можете изымать вот эту десятину. Ну просто по законам физики, что называется, там, где пусто, оттуда изъять нечего.

Александр Денисов: Там не вырастет капуста.

Дмитрий Заворотный: Там не вырастет капуста, да.

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем Наталью из Новгородской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я вообще санкт-петербурженка, родилась в Ленинграде в 1953 году. В Новгородской области я живу уже 12 лет и всегда была очень здоровым человеком. Но 5 лет назад у меня случилось несчастье, я очень сильно заболела сердцем. Если бы у меня не было сбережений, я бы не смогла выжить, потому что медицина у нас бесплатной называется, бесплатно нечего лечиться. Вот я вам действительно говорю: если бы у меня не было денег, я не смогла бы с кардиомиопатией вообще жить дальше. А я сейчас живу.

Александр Денисов: Наталья, а сколько вы отложили? Сколько вам удалось скопить?

Анастасия Сорокина: Продолжаете ли сейчас это делать?

Александр Денисов: Да, и хватило этих денег на операцию, я так понимаю, да?

Зритель: Хватило этих денег. У меня был очень хороший муж, он меня очень любил, он оставил мне… Он умер в 2003 году, он оставил мне денег так, что я смогла построить коттедж… У нас тоже там сложность была, он жил на искусственной почке, 13 лет я его тянула и не могла работать при этом.

Александр Денисов: И все-таки вы что-то откладывали.

Зритель: Все-таки откладывала. Я и сейчас живу довольно-таки скромно и умудряюсь откладывать ну где-нибудь… Сейчас точно совершенно вам скажу. В 3 месяца 23–25 тысяч я могу отложить, у меня есть сберкнижка одна, которая на депозите, чтобы купить новую машину, на ней сейчас лежит миллион. И есть книжка, которая текущая, вот туда я откладываю по 3–5 тысяч, сколько могу. Я не говорю, что я сижу прямо голодная или босая, но я живу в деревне, в городе так не прожить.

Александр Денисов: То есть есть возможность на чем-то сэкономить?

Зритель: Да, есть из-за того, что есть огород. Я работать не могу на огороде, я умею шить, хорошо шить, я работала раньше в люксе. Вот я шью… Мне помогают бабульки, те же самые бабульки, которым по 70 лет. Здесь есть пенсии по 6 тысяч. Вот что можно отложить с 6 тысяч?

Александр Денисов: Понятно, с 6 нельзя. А вот что вы шьете? Я так понимаю, продаете и этим зарабатываете?

Зритель: Я ничего не продаю вообще.

Александр Денисов: Ничего не продаете.

Зритель: Просто я своим односельчанам, с кем я здесь живу, всех одеваю, а мне за это приносят свеклу, морковку, картошку и все. Я не могу работать на огороде.

Анастасия Сорокина: Понятно. Наталья, спасибо вам.

Александр Денисов: Понятно, Наталья, очень интересно.

Зритель: У нас обмен идет.

Александр Денисов: Натуральный.

Зритель: Я вам говорю, да, натуральный обмен. У меня машина есть, я всегда помогаю кому-нибудь отвезти-привезти куда нужно, автобусы здесь очень редко ходят, плохо. Ну вам скажу, что бабульки, которые получают пенсии по 6–7 тысяч, выжить тяжело.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо вам за звонок, Наталья.

Давайте еще сразу примем звонок, из Норильска дозвонилась Елена. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню из Норильска, меня зовут Елена. У меня есть некие сбережения, накопления. Я хотела поделиться своим опытом того, как я хотела их преумножить.

В банке в 2016 году, когда я решила сделать вклад, который подлежал страхованию, вклад был под 8,5% годовых. В банке мне предложили: разместите часть денег, 250 тысяч, в акции, есть там такая форма, тем самым, говорят, я на 250 тысяч гораздо больший процент получу, исходя из их опыта, всегда люди получают от 15% до 22%, размещая их в акциях. Ну я подумала, 250 тысяч разместить вот по предложению банка. В итоге через год сумму, которую я вложила просто на депозит, я получила +8,5% годовых, а те деньги, 250 тысяч, которые вложила в акции, на выходе я получила 252 тысячи.

Александр Денисов: То есть всего 2 тысячи заработали?

Зритель: Всего 2 тысячи. Я была разъяренная.

Александр Денисов: А что за акции вы покупали, интересно? Что за акции?

Зритель: Вы знаете, там же управляющий… Я не покупала никакие акции.

Александр Денисов: А, ага. Управляющая компания.

Зритель: Да, я отдала эти деньги в управление, и банк сказал, что исходя из опыта вкладов, поверьте, меньше 15% вы вообще не получите, а там и 22%, и 25% получается.

Александр Денисов: А получили вы всего 1%, по-моему, 2 тысячи – это 1%.

Зритель: Получается, что даже 1% нет. Поэтому в наше время черт его знает, куда их лучше вложить, вот трудно сказать, как вообще у нас их накопить.

Анастасия Сорокина: Елена, спасибо, хорошую, важную тему вы затронули. Дмитрий Сергеевич, во что сейчас вкладываться, если есть какие-то сбережения, чтобы не оказаться в такой же ситуации?

Дмитрий Заворотный: Я не буду давать советов, потому что они могут очень печально обернуться, советов из серии «вложите в ценные бумаги» или еще во что-то.

Анастасия Сорокина: Ну вот если есть задача сохранить сбережения.

Дмитрий Заворотный: Есть, конечно, такой стабильный, консервативный способ вложений – это покупка недвижимости, квартир. Но это далеко не всем по карману, то есть это требует определенного уровня сбережений, потому что даже в регионах, в общем, купить квартиру меньше чем за 1 миллион рублей в более-менее нормальном месте, я думаю, вы вряд ли сможете.

Что касается вот этих всех высокорисковых вложений в ценные бумаги… Ну вот слушательнице вашей еще повезло, что она получила целых 2 тысячи рублей, могла потерять все, а никто за это ответственности бы не нес.

Александр Денисов: Это вот эти паевые инвестиционные фонды, которые управляются…

Дмитрий Заворотный: Ну конечно, они же не несут ответственности за эти деньги. Это даже не вклад банковский, который страхуется, есть определенная сумма, по-моему, 700 тысяч на сегодняшний день, которую государство вернет.

Александр Денисов: Если прогорел, то вернут.

Дмитрий Заворотный: Если банк разоряется, фактически государство возмещает вам. Все, что касается вот этих фондов инвестиционных, вы вложили туда деньги, если вам сказали, что у вас ноль получился, ну вот так сложилась конъюнктура, точнее не сложилась она.

Александр Денисов: Ты играл, мол, хотел выиграть, проиграл.

Дмитрий Заворотный: Да, это вот, к сожалению, да, вот такая ситуация. Поэтому… Сберегать, безусловно, нужно стараться, но вкладывать деньги в какие-то предприятия, скажем так, в которых вы сами ничего не понимаете, вот этого делать не стоит точно. Поэтому копить, стараться, может быть, вложить в недвижимость.

Александр Денисов: Быть осторожным, в общем.

Дмитрий Заворотный: Да.

Александр Денисов: Когда слушал Наталью, мне мысль в голову пришла: а ведь все наши бабушки, дедушки даже в советский период пережили вот эти деноминации, когда деньги твои на счете, тебе хватало, грубо говоря, на «Волгу», а осталось на магнитофон, они превращались в бумажки. В советский период 2 или 3 раза, по-моему, так делали, потом в 1990-х гг. это произошло, страшное, просто адское обесценивание. То есть это, может быть, приучило людей к мысли, что туда нельзя носить, там риск большой? Как бы это ни было, тогда госбанк – пожалуйста, там тоже прогорало все.

Дмитрий Заворотный: Ну, к счастью, такие катаклизмы случаются нечасто, хотя, конечно, это не умаляет…

Александр Денисов: Достаточно двух-трех, знаете.

Дмитрий Заворотный: Да, это не умаляет, скажем так, масштаб катастрофы, когда люди действительно потеряли все свои накопления, которые они делали в течение всей жизни. Ну тут, конечно, риск есть, скажем так… Он касается любых форм и видов сбережений. Может рубль обесцениться, а может быть, когда-нибудь и доллар обесценится.

Анастасия Сорокина: Хорошо, сейчас золото предлагают покупать.

Дмитрий Заворотный: Золото сейчас растет в цене, но оно растет после очень сильного падения, и тот, кто брал до этого падения, очень сильно проиграл; тот, кто брал в момент падения, сегодня он выиграл. Завтра, соответственно, тот, кто сегодня купит на пике, завтра золото чуть-чуть пойдет вниз, вы будете терять деньги. Это все игра, это биржевая игра спекулятивная, угнаться за ней получается только у профессионалов, и то не всегда, уж не говоря о людях, которые не особо понимают, как устроено…

Анастасия Сорокина: Сейчас в Москве очень много появилось финансовых консультантов. Не далее как вчера рассуждала со своими близкими друзьями, у которых сейчас появился такой финансовый консультант. Они думают на пенсию…

Александр Денисов: Значит, деньги водятся, Настя.

Анастасия Сорокина: Они думают о том, что да, есть какие-то вообще перспективы, надо думать о покупке квартиры, но они не хотят брать в ипотеку, они решили купить какие-то акции, куда-то вложиться.

Дмитрий Заворотный: Ага.

Анастасия Сорокина: У меня вот сейчас такое есть ощущение, слушая вас…

Дмитрий Заворотный: Да.

Анастасия Сорокина: То есть вот эти финансовые консультации тоже по сути ничего не гарантируют, риски все равно неизбежны?

Дмитрий Заворотный: Тут надо понимать самое главное, что никто там не несет ответственности за ваши деньги, никто и никогда. Даже если это фонд, который действительно занимается, пытается преумножать ваши вложения, они откровенно контора мошенническая. Ну полно такого: люди по новостям рассказывают, 200 тысяч человек дал брокеру, «Forex», а деньги просто ушли в офшоры и до свидания.

Александр Денисов: Да сколько наших футболистов, которые вложили свои миллионы в мифические конторы и потеряли, судятся до сих пор.

Дмитрий Заворотный: Конечно. То есть самое главное… Вы можете не верить тому, что я говорю, это мнение, но всегда надо понимать, это, в общем-то, очевидно по тем документам, которые вы заполняете, что никто там никогда в жизни не возьмет ответственность за ваши деньги, это самое главное. То есть это абсолютный риск. Если вам не жалко потерять миллион, потому что у вас их много, – да, наверное, можно рискнуть, может быть. Но если это ваши единственные сбережения, ваш единственный миллион, другого у вас нет, то, наверное, не следует так рисковать, потому что риск здесь более чем высокий, это не консервативный способ вложения.

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем зрительницу из Курска, дозвонилась до нас Лидия. Лидия, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что вот мне 62 года, мы с мужем так и не смогли ничего накопить. Попали в свое время между молотом и наковальней в 1990-е гг., и в общем-то получилось так, что у нас свое дело было, но сгорело все, и мы остались так вот без ничего. Я инвалид с 43 лет, на инвалидности, а муж с 2010 года на инвалидности, плюс еще стому пробили ему в желчном пузыре, с трубкой ходит, он после инсульта, парализована правая сторона, я после инсульта, парализована левая сторона.

И вот нашей пенсии хватает еле-еле на то, чтобы заплатить за квартиру и купить лекарства ему и мне. А живем в долг, на поселке на Аккумуляторном, нам на рынке женщины дают еду в долг, и вот мы тянем так от пенсии до пенсии, потому что квартплата и таблетки съедают все.

Александр Денисов: Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Желаем вам только здоровья. Ситуации, конечно, у всех абсолютно разные.

Давайте выслушаем Екатерину из Челябинска. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Вы знаете, вот мы живем на периферии в Челябинской области в небольшом поселке. И вы знаете, что самое печальное? Что время когда проходит уже, естественно, никаких у нас сбережений нет с супругом. Мы оба педагоги, у нас двое несовершеннолетних детей, сами понимаете. А приходит, знаете, какое-то вот отчаяние, понимаете, безысходность какая-то, просто опускаются руки, уже просто действительно как вот ребенок радуешься тому, что ты просто набил холодильник.

Я говорю сейчас не только про себя, понимаете, это у нас есть определенный круг общения, мы педагоги, мы же так же сидим за чаем, общаемся в соцсетях – это так все живут, понимаете? Я говорю сейчас совершенно серьезно, добрая половина так живет. И мы радуемся тому, что мы просто получили зарплату и купили продукты. Вот такая вот история.

Александр Денисов: Спасибо большое.

Зритель: О сбережениях никакой речи быть не может.

Александр Денисов: Спасибо, Екатерина.

Ну вот приходят советы, как позитивные, так и негативные примеры. Вот в Ленинградской области пишет зрительница: «Купила акции (одного банка крупнейшего, не буду называть), пролежали несколько лет, ничего, на книжке 10 тысяч заработала, – видимо, посчитала убытки. – Теперь даже банкам не верю». Пишет пенсионерка из Московской области: «Семьдесят лет, было 300 тысяч, накопила на похороны, в 2014 году купила доллары и евро по старой цене, ни разу не пожалела об этом», – ну а что же жалеть, если выиграла практически в 2 раза или сколько? Почти в 2 раза.

Дмитрий Заворотный: Да, в общем, почти в 2, даже, может быть, чуть больше. Ну да, в 2.

Анастасия Сорокина: Давайте, сейчас у нас есть мнения, опять-таки задавали вопрос в Перми и Владикавказе, удается ли откладывать деньги с зарплаты. Вот как там обстоит ситуация?

ОПРОС

Александр Денисов: Дмитрий, а вот мы с вами в начале говорили про мифы неолиберальной вот этой теории. Вот если отматывать назад, может быть, нам не стоило вот эти либеральные реформы проводить? Потому что судя по звонкам, все равно что Северная Корея, ей богу: живем в изоляции так же, как они, нищета такая же, как у них. Может быть, нам не стоило тогда и в капитализм играть, продолжали бы, хотя бы государство какие-то полномочия с себя не сбрасывало бы, жили бы, свои бы заводы были. Да, делали бы ботинки некрасивые, зато по карману.

Дмитрий Заворотный: Ну в капитализм надо играть с умом и очень аккуратно. Наши руководители в 1990-е гг. сыграли в капитализм как в казино, понимаете, и не попало.

Александр Денисов: А мы проиграли. Они-то играли, а проигравшие мы.

Дмитрий Заворотный: Естественно, они-то выиграли, собственно, лично они и небольшая часть населения выиграли, конечно, большинство проиграло. Здесь, понимаете, была совершена очень большая ошибка… Хорошо, 1990-е гг. уже случились, реформы пошли. Была совершена очень большая ошибка в 2000-е гг., когда мы деньги по Алексею Кудрину начали откладывать в кубышечку, на черный день. В 2014 году этот черный день наступил, за несколько лет кубышечка опустела. Как это нам помогло?

Есть китайский пример: они деньги в кубышку не складывали, они инвестировали несколько десятилетий в инфраструктуру. Сначала это ничего не приносило, одни убытки, не окупается. Потом постепенно Китай встраивается в глобальную экономику и встраивается уже сегодня на позициях, в общем-то, одного из глобальных лидеров. Россия могла бы сделать нечто подобное, пусть она не могла повторить китайский опыт, потому что для этого нужны колоссальные трудовые ресурсы дешевые, у нас их не было на закате советской эпохи, но можно было проводить более разумную экономическую политику, не складировать деньги вот в этих резервах, откуда они потом просто испарялись в итоге.

Понимаете, черный день… Что не учли экономисты, что не учел Кудрин? Черный день – это не один день, не один месяц и не один год, вот уже идет 5-й год черный день. На такой черный день вы просто не накопите, нет таких денег. Соответственно, нужно что-то делать, а не ждать, когда экономическая конъюнктура вернется, что называется, в нормальное состояние и нефть будет стоить снова 100 долларов. При этом параллельно нужно было развивать внутренний рынок, инвестировать.

Нацпроекты, которые сейчас начаты, – это очень хорошо, я приветствую лично, но они начаты опять же с большим опозданием, это очень запоздавшая мера, и результат, какой-то выхлоп от этих нацпроектов, не будет в этом году, в следующем году не будет, в лучшем случае на это уйдет десятилетие, чтобы это как-то себя оправдало.

Анастасия Сорокина: Подведем результаты нашего опроса. «Есть ли у вас сбережения?» – «нет» ответили 85% наших зрителей.

Обсуждали накопления вместе с нашим гостем, Дмитрием Сергеевичем Заворотным, руководителем Центра экономических стратегий Института нового общества. Спасибо, что были вместе с нами.

Александр Денисов: Спасибо за интересный разговор.

Дмитрий Заворотный: Спасибо, спасибо большое.

Александр Денисов: На этом не прощаемся, вернемся через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Стремоухов Геннадий Данилович Москва
У нас просто некуда вкладывать деньги..Мы вбрасываем в экономику огромные деньги, не просматривая варианты КУДА ОНИ ПОЙДУТ.. Поэтому они у нас идут в основном НА БАЗАР....НЕФТЬ и ГАЗ В УНИТАЗ. Что бы деньги работали народ должен иметь СОБСТВЕННОСТЬ. Активное население должно жить за счет СОБСТВЕННОСТИ полученной в наследство, работать на приращение этой СОБСТВЕННОСТИ для передачи в наследство.... А это может обеспечить только только ДВЕ ВЕЩИ, которые я предлагал Путину в его ПЕРВОЕ послание, и на котором выстроены все мои проекты... Поскольку ссылки не принимаются Если ОТР проявит интерес можете кликнуть Проза .ру Стремоухова статья ЖДЕМсссссссссссс
Стремоухов Геннадий Данилович Москва
Много лет доказываю Спасти дальний восток от ползучей экспансии соседа, и что не менее страшно московской воровайки это отдать ДВ в СОБСТВЕННОСТЬ собственному народу...Еще не поздно. Иначе окажемся в России по Де Голю. "Россия, так это Атлантика до Урала, а дальше Китай". Там же в проза .ру ..много материала КАК УСТАКАНИТЬ ДВ, что народ не самоэвакуировался и ВОЗВРАЩАЛСЯ тот который нахлебался цивилизации в московских "человейниках."
Валерий Мас-кин
Что значит не работают? А как тогда банки проценты по этим депозитам платят? Откуда деньги берутся на эти проценты? Хватит врать! Просто у кого-то руки чешутся ограбить еще раз народ России, изъяв накопления граждан. Единственное, что можно сказать, так это то, что банки не очень преуспели в разнообразии предоставления финансовых продуктов для народа России, а государство мало того, что сделало половину народа нищим, а вторую половину полунищим, так тоже не спешит предлагать людям и достойые рабочие места, и возможность вложить деньги, у кого есть накопления, так, чтобы они действительно принесли прибыль и владельцу, и государству.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски