У пенсий – новый начальник

У пенсий – новый начальник | Программы | ОТР

Андрей Кигим сменил Максима Топилина на посту главы ПФР. Что изменится?

2021-02-12T12:37:00+03:00
У пенсий – новый начальник
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Павел Салин
директор Центра политических исследований Финансового университета при Правительстве РФ
Дмитрий Журавлев
генеральный директор Института региональных проблем, доцент Финансового университета

Петр Кузнецов: Я просто тебя уверяю, мы в финале тоже все равно пенсий коснемся, так или иначе.

Марина Калинина: Это да.

Петр Кузнецов: В ПФР новый начальник. Премьер Мишустин освободил Максима Топилина от должности и назначил Андрея Кигима, руководителя Фонда соцстрахования. Эксперты сразу же связали этот приход с грядущей оптимизацией Пенсионного фонда (об этом в последнее время очень много говорили), а именно – с объединением с тем самым Фондом…

Марина Калинина: …Соцстрахования.

Петр Кузнецов: …соцстрахования, да. Т. е. не зря пришел Кигим.

Марина Калинина: Максим Топилин чуть больше года провел в кресле главы Пенсионного фонда России. За это время Фонд в условиях пандемии организовал выплаты детских пособий на расчетные счета граждан. До этого Топилин возглавлял Министерство труда и социальной защиты. Топилин на должности главы ПФР провел чуть больше года.

Петр Кузнецов: Да, вот это тоже удивительно. Новый руководитель ПФР Андрей Кигим – государственный деятель, в 90-х и нулевых работал в Сбербанке и Росгосстрахе, в июне 2000 становится заместителем руководителя Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству. В различных должностях далее входил в страховые объединения, был президентом Российского союза страховщиков. Ну, и, как мы уже сказали, последние 8 лет возглавлял Фонд социального страхования. Интересны его слова шестилетней давности, интервью 2015 года. Послушайте: «Государство должно заботиться обо всех. Но и люди взамен должны что-то делать. Либо получать минимальный набор услуг от государства, либо должны платить взносы в полном объеме».

Марина Калинина: Кигим – седьмой руководитель в истории ПФР. Из предыдущей шестерки председателей правления дольше всех задержался Антон Дроздов, на которого пришлась та самая пенсионная реформа.

Петр Кузнецов: Что будет дальше? С Павлом Салиным обсудим. Директор Центра политических исследований Финансового университета. Павел Борисович, здравствуйте. Павел Борисович, слышите нас?

Павел Салин: Слышу.

Петр Кузнецов: Да. Топилин всего, получается, чуть больше года был в ПФР. Как в сериале «Чернобыль» один из героев говорил: «Не хорошо, но и не ужасно». Ничем особо не отметился. Как вам кажется, почему спустя год его снимают и заменяют?

Павел Салин: Ну, вы уже указали одну из основных причин. И, наверное, эта причина вызывает доверие. Т. е. речь идет не о критическом объеме накопившихся претензий к господину Топилину. Здесь их не было. А о том, что что-то планируется в системе, какая-то реформа социальных выплат запланирована. И на это дело берут нового менеджера. Ну, не совсем нового менеджера, господин Кигим работал в подчинении господина Топилина. Т. е. в принципе команда администраторов та же самая. Но чтобы понять направление возможных изменений, здесь нужно анализировать не менеджеров, а ветры более высоких инстанций. Потому что – что руководитель Пенсионного фонда, что Фонда соцстрахования, – это фактически кассир на деньгах, который делает то, что ему говорят. Стратегических решений он не принимает.

Петр Кузнецов: А Кигим, хотелось бы уточнить, он человек, что называется, мишустинской команды? Это тоже очень важный…

Павел Салин: Ну, это такой технократ, который нашел язык с новым премьером. И еще вопрос, там, скорее всего, он нашел язык с госпожой Голиковой, что не менее важно.

Петр Кузнецов: Насколько все-таки меняется политика ведомства с приходом нового руководителя? Не зря же, вот сейчас Мишустина вспомнили, не зря же говорят, что именно в кресло премьера сел налоговик. Ну, была просто такая необходимость, такой запрос, связанный с налоговой системой. А вот здесь человек из соцстрахования. Казалось бы, да, вот профильная история? Но тем не менее, что можно реально ожидать с приходом именно нового человека вот в такую махину?

Павел Салин: Слишком мало информации, чтобы можно было прогнозировать, что можно ожидать. Т. е. когда приходил на пост премьер-министра господин Мишустин, задачи были ясны. Задача, которая лежала на поверхности, – перезапустить нацпроекты. А задача более глобальная, которая как раз и коррелировала с имиджем господина Мишустина как налоговика, это портировать так называемую социализацию экономики. Т. е. найти новые источники финансовых резервов внутри страны. Т. е. изымать финансовые ресурсы из экономики в пользу государства. Господин Мишустин должен был реализовывать этот курс. Он его успешно реализовывает, просто неспешно и не очень заметно.

Что касается нового руководителя Пенсионного фонда, в его активе вот из последнего – проходит постепенно определенная реформа социальных выплат. Меняется схема. Т. е. не цифры, а меняется схема. Вроде как происходит она без определенных сбоев. Но это технические вещи, и как раз они соответствуют статусу что главы Пенсионного фонда как технической фигуры, что главы Фонда социального страхования как технической фигуры.

Марина Калинина: Но вот смотрите, к Максиму Топилину на посту главы Пенсионного фонда были претензии у Антона Котякова, нынешнего министра труда. В частности, Котяков говорил, что Топилин лучше справляется с контролирующими функциями, чем с созданием нового. Вот с этим тоже как-то связано? С созданием нового чего?

Павел Салин: «С созданием нового» – но, скорее всего, это риторика обычная была. Потому что, ну, Пенсионный фонд не самодостаточен. Он глубоко дефицитен. И как восполнять этот дефицит, за счет каких источников, в каком объеме – принимает решение не глава Пенсионного фонда. Поэтому здесь, повторюсь, глава Пенсионного фонда это кассир на деньгах, который выплачивает деньги в том порядке, в том объеме, в те сроки, в которые ему указано. Вот вы кейс уже в подводке приводили с социальными выплатами по детям. Нужно было форсированно провести эти социальные выплаты в последний день перед решающим днем голосования по Конституции, оперативно. Господин Топилин с этим справился. Это пошло ему в плюс. Более стратегических задач глава Пенсионного фонда, вне зависимости от его фамилии (там, Дроздов, Топилин, Кигим)…

Марина Калинина: Не решает, да?

Павел Салин: …он не решает и не будет решать.

Петр Кузнецов: Понятно. Да, это важно. Павел Салин. Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем. Дмитрий Анатольевич, времени у нас мало остается, давайте с главного. Говорят, это все под какие-то изменения ПФР, вплоть до ликвидации ПФР, да? Такие предложения звучали неоднократно. Что это значит? И опасны ли эти предложения?

Дмитрий Журавлев: Но, смотрите, начнем с начала. Главная проблема в том, что нам нужна пенсионная система, которая способна себя кормить. По крайней мере, государство именно так воспринимает эту задачу, да? Пенсионный фонд эту задачу выполнить не может в принципе. Потому что он слишком большой и дорогой для того самого кассира, о котором говорил коллега Салин. Да? И с другой стороны, никаких других функций он выполнять по закону не имеет права. Потому что он не может вкладывать деньги. Пенсионные фонды во всем мире – это в первую очередь крупнейшие вкладчики. Потому что пенсионные деньги – это же на 20, 30, 40 лет. И чем длиннее деньги, тем они дороже. У нас по закону Пенсионный фонд ничего никуда вкладывать не имеет права.

С другой стороны, мы никак не разобрались, какая у нас пенсионная система. Солидарная или не солидарная. В результате тоже непонятно. Механизмы начисления пенсий – это высшая математика отдыхает, это мелочи по сравнению с теми сложностями, которые есть в этих механизмах. Такой-то коэффициент, который каждый год меняется на такие-то баллы, которые тоже каким-то сложным образом начисляются, и т. д. В результате у нас огромная дыра, и все недовольны. Естественно, поэтому нужно что-то менять.

И вот я думаю, что Кигим, он очень энергичный человек (я помню его еще по комитету комсомола МГУ, где он был первым заместителем), направлен туда не совсем как техническая фигура. Господин Салин прав в том, что председатель Фонда не принимает окончательных решений. Но он делает предложения, что делать и как делать. И вот я думаю, что за этими предложениями его туда и послали.

И вот это объединение двух фондов – это один из аспектов. Если, правда, на этом остановятся, то можно не начинать. Это ничего не даст. Ну, может быть, чуть меньше чиновников будет, ну и все. А нужен принципиальный подход. Мы все-таки платим за себя или мы платим за того парня? Пока на этот вопрос не будет ответа, Пенсионный фонд все время будет иметь большой-большой дефицит.

Марина Калинина: Ну, а чего ждать-то дальше, вот в ближайшем будущем, если кратко? Прямо каких-то конкретных изменений уже, да?

Дмитрий Журавлев: Объединения, как минимум. И, может быть, другой структуры и Фонда, и механизма начисления пенсий.

Марина Калинина: Т. е. такое возможно, уже сразу на другой механизм начисления пенсий? Может, он будет попроще?

Петр Кузнецов: «Скорее всего, к сентябрю выплатят заморозку пенсионерам», – предположение из Кемеровской области сейчас пришло. Дмитрий Анатольевич, времени не остается у нас. Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Это Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем. Я думаю, что к изменениям в ПФР мы еще вернемся…

Марина Калинина: Не раз.

Петр Кузнецов: …и в рамках, да, уже тем побольше. «Ничего не изменится при этом», – пишет Саратовская область. «Поживем – увидим», – это Тюменская область.

Марина Калинина: Через пару минут большой выпуск новостей. А после наша большая сегодняшняя тема. Поговорим о том, что четверть россиян признались, что зарплаты им не хватает даже на основные нужды. На чем приходится экономить и как грамотно оптимизировать свои бюджеты? Будем учиться вместе буквально через 20 минут.

Петр Кузнецов: Рассказывайте, как вы это делаете.

Марина Калинина: Рассказывайте свои рецепты.

Петр Кузнецов: Ждем вас, да. Сейчас новости, а потом вернемся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Наталия
От перемены мест слагаемых, сумма не меняется. Далеко не каждый даже специалист в ПФР может рассчитать количество пенсионных баллов для расчета самой пенсии. Настолько расчет мудреный для тех, у кого есть стаж до 2002 года.
Андрей Кигим сменил Максима Топилина на посту главы ПФР. Что изменится?