Ольга Ярославская и Кирилл Лукьяненко: Нужно ли в школах шестидневное обучение?

Гости
Ольга Ярославская
директор школы №1298, депутат МГД
Кирилл Лукьяненко
директор по развитию ВОД «Национальный Родительский Комитет»

Марина Калинина: Ну что, наша большая тема. Как и обещали, будем говорить о детях, о школе, об учебе по субботам или не по субботам, всего 5 дней в неделю. Дело в том, что на сайте change.org появилась петиция, создала ее Анна Ковалевская из Мурманска: она просит, чтобы в средних образовательных учреждениях Крайнего Севера отменили учебу по субботам. Вот что она пишет: "Взрослые люди с трудом сохраняют работоспособность в период полярной ночи, а наши дети вынуждены 6 дней в неделю вставать рано утром, идти в школу, а в воскресенье делать уроки на понедельник. У северных детей регулярно идет кровь из носа, дефицит солнца влияет на сердечно-сосудистую систему, а также на эндокринную систему, репродуктивную сферу, иммунную систему, нервную и так далее", – вот что пишет Анна.

Юрий Коваленко: Петицию эту, кстати, подписали к этому часу уже более 65 тысяч человек. И вот теперь ее хотят направить президенту, в Роспотребнадзор и Госдуму. Кстати, аналогичную инициативу выдвинул и петербургский парламент: в нашей северной столице тоже мало солнца и мало выходных для школьников. В Подмосковье, кстати, в день президентских выборов проведут референдум среди этих самых школьников, и вопрос, на который предстоит ответить детям, звучит так: вообще согласны ли они учиться 6 дней в неделю, или это уже какой-то перебор?

Марина Калинина: Кстати, из последних новостей: волгоградцы тоже подписывают петицию об отмене шестидневной учебной недели, тоже авторы этой инициативы указывают на недостатки учебы по субботам.

Давай представим наших сегодняшних гостей: это Ольга Ярославская, директор общеобразовательной школы Москвы №1298 – здравствуйте, Ольга.

Ольга Ярославская: Здравствуйте.

Марина Калинина: И Кирилл Лукьяненко, директор по развитию Национального родительского комитета – здравствуйте, Кирилл.

Кирилл Лукьяненко: Здравствуйте.

Марина Калинина: И хотим мы спросить вас, наши телезрители, что вы думаете по этому поводу, вы "за" шестидневное обучение в школе или "против"? Пишите на наш SMS-портал, в конце эфира подведем итоги, это ближе к 21 часу по Москве. Естественно, звоните, высказывайте свое мнение, какие-то наблюдения, мысли в прямой эфир, все бесплатно, и SMS, и звонок, номера есть на ваших экранах, так что присоединяйтесь.

Юрий Коваленко: Прежде всего все-таки хочется выяснить, как вообще появился этот шестой день? Он не всегда был в российских школах. Неужели у нас настолько большая программа? Почему у нас дети не справляются в обычные 5 дней и вынуждены в шестой день учиться, а в воскресенье делать уроки? То есть получается, что они без выходных работают, точнее учатся, собственно, целую четверть.

Ольга Ярославская: Я хочу, наверное, сейчас не отнестись к 5-6-дневке, это чуть позже, а я хочу просто ответить напрямую на ваш вопрос, в каком законодательном поле, где лежит вот это решение о пяти- или шестидневке, правильно я понимаю ваш вопрос?

Юрий Коваленко: Да.

Ольга Ярославская: Все очень просто: мы все работаем по учебному плану. Что такое учебный план? Это количество часов, согласованное с тем же Роспотребнадзором, которое на неделю, сколько этих часов в неделю. И вот если их много, по-максимальному, то это шестидневка, если мы что-то уменьшаем, то это пятидневка, понимаете? Чем руководствуются некоторые родители, директора и педагоги? – если больше часов, значит, это углубленный предмет. Мы же не можем дать математику на уровне углубленки, если мы туда часы не добавим. Вот в чем лежит корень зла. А если, собственно, это будет минимальное количество часов, то о какой углубленке может идти речь, правильно? Вот как рассуждают.

Это вот то, как думают, а теперь вторая часть. На самом деле в чем лежит проблема? Проблема лежит в том, что давным-давно, минимум 10 лет назад были приняты новые федеральные образовательные стандарты, которые на самом деле, к сожалению, до сих пор не очень исполняются. Я могу, кстати, сказать о том, что там стоят на первом месте личностные ориентиры ребенка, на втором метапредмет, на третьем только предмет, а мы говорим сейчас про набор предметов. Если мы говорим об эффективности использования учебного времени, если мы эффективность атомарную урока повысим, нам не нужны никакие дополнительные часы.

Юрий Коваленко: То есть у нас низкая производительность на уроке?

Ольга Ярославская: Молодец, правильно.

Марина Калинина: Садись, пять.

Ольга Ярославская: Да, сидите уже, это хорошо. Вы правильно сказали. Производительность кого, вы говорите?

Юрий Коваленко: Производительность учителя.

Ольга Ярославская: Правильно, это надо было уточнить: низкая производительность учителя, эффективность использования времени низкая. Не надо его добивать часами, его надо добивать именно эффективностью самого урока. Но для этого надо создать революцию, революцию вот здесь у учителя. И вот это проблема. Проблема, которую решают родители, пяти- или шестидневки – это тот вот такой кусочек айсберга, который они видят на поверхности и своей кожей ощущают (как они сказали, кровь из носа и так далее). А на самом деле глубина этой проблемы лежит в преподавании, в эффективном использовании детского времени. И если мы будем… Да мы и на 4 дня можем, если учитель… Нет, это так.

Юрий Коваленко: У ребенка свежий, незамыленный взгляд.

Ольга Ярославская: Абсолютно.

Юрий Коваленко: Разум чистый, tabularasa, он впитывает как губка.

Ольга Ярославская: Абсолютно.

Юрий Коваленко: Почему тогда в таком случае учебный план растягивается на 6 дней? Почему нельзя заставить учителя делать, работать лучше, эффективнее?

Ольга Ярославская: Заставить вообще никого нельзя. Вот вас можно заставить работать лучше?

Юрий Коваленко: Гипотетически.

Ольга Ярославская: Вот, вы ответили на этот вопрос. Человек или любит свою работу и саморазвивается, в себя вкладывает и начинает решать задачи, которые он перед собой ставит, или он просто по накатанной идет. И как удобно по накатанной! Меня так в институте учили, меня так учили: зачем я буду саморазвиваться, у меня зарплата на это не влияет. И более того, учителю выгодно, чтобы у него было побольше часов – опа. А тут я должен отказаться от часов, повысить эффективность, спина в мыле, а ради чего? Ради чего?

Марина Калинина: Самый большой аргумент, что в кармане при этом пусто.

Юрий Коваленко: Так же пусто, как и раньше.

Ольга Ярославская: Ну не прибавится, не прибавится в кармане.

Но я хочу сказать про Москву. В Москве пятидневка, и вы знаете, ни одной жалобы нет, и давно уже. Но опять же, что в субботу делает школьник? Ведь есть другая сторона: у нас есть улица, у нас есть Интернет, а может быть, есть родители, которые по субботам работают – почему ребенок должен быть сам себе предоставлен? Вот этот вакуум так называемый, который некоторых родителей пугает, вот эта суббота. Ну не каждый… Я четче скажу: не каждая семья готова проводить субботу со своим ребенком, к сожалению, в силу разных причин. В Москве есть, например, шикарный проект, который называется "Университетские субботы".

Юрий Коваленко: То есть допобразование.

Марина Калинина: Давайте об этом чуть-чуть попозже. Я хочу Кириллу дать слово, потому что тоже интересно узнать мнение, что по этому поводу думает Национальный родительский комитет, по поводу суббот. Вы как считаете?

Кирилл Лукьяненко: В нашу организацию на самом деле поступает довольно много обращений касательно этой тематики. Естественно, мы считаем, что это должны решать родители. Трудно сказать, наверное, какой вариант предпочтительнее и оптимальнее, но большинство мнений, которые мы слышим, все-таки склоняются к пятидневной учебной неделе. И лично на мой взгляд это тоже будет правильнее.

Касательно действительно того самого вакуума, про который сказала коллега: существует множество разных программ, которые реализуются в Москве или в других субъектах. Они по-разному называются, они по-разному, скажем так, организовываются, но их смысл как раз сводится к тому, чтобы в субботу ребенок мог на свое усмотрение, скажем так, получить дополнительные навыки, как правило, это уже какое-то профессиональное ориентирование, что тоже является важным.

Марина Калинина: У нас есть звонки, давайте послушаем, что думают наши зрители. Анна из Краснодарского края нам дозвонилась. Здравствуйте, Анна, вы в эфире, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Уже на пятидневке в Краснодарском крае. Это очень хорошо, что пятидневка, потому что в субботу у многих родителей выходные, они могут заниматься с детьми. Мои дети занимаются в музыкальной школе, у нас нагрузка основная идет на субботу. Но из-за того, что нас перевели на пятидневку, все часы остались так же, то есть шестидневные, их раскидали на остальные дни. Вот детям 13 лет, они бывают, да почти каждый день приходят в 15 часов, это очень тяжело физически, потому что… Да, есть физкультура, у нас много часов физкультуры, но они очень много сидят. И вот смотрите, в 15 часов ребенок пришел, и еще у нас занятия, все равно и музыкальная, и репетиторство обязательно, потому что нам не хватает того, что в школе, чтобы мы подготовились к ОГЭ и потом, в будущем к ЕГЭ, нам не хватает того уровня знаний, нам еще приходится брать репетиторства часы. И получается, что ребенок постоянно сиднем сидит, уже сколиоз, уже гастрит и все вытекающие последствия.

В общем, надо оставить пятидневку, это очень здорово, потому что в нынешних условиях родители мало общаются с детьми, идет отрыв ребенка от семьи. И благодаря пятидневке у нас общение есть семейное все равно, и папа детьми занимается, и все. Надо просто уменьшить часы. Но учителя поставлены, они в капкане, у них подушевая оплата (сколько детей ходит, столько они и получают), плюс еще вот эта почасовая оплата. Учителей тоже загнали в тяжелейшие условия. Потом им постоянно приходится эти все сертификаты обновлять, постоянно еще мотаться на учебу. И чаще всего вот эти сертификаты, которые они там проходят – это даже больше как отписка, то есть им дополнительная нагрузка.

Марина Калинина: Понятно.

Зритель: Они похожи на таких загнанных осликов, учителя все, а дети приходят со школы с потерянными глазами.

Марина Калинина: Спасибо вам большое за ваше мнение. Как-то хотите прокомментировать?

Кирилл Лукьяненко: Здесь на самом деле в принципе довольно частое мнение, которое приходится слышать касательно этого вопроса. Я бы рассмотрел, на самом деле, даже скорее ситуацию проведения вот этого самого голосования, проведения этих референдумов, которые планируют. К примеру, у нас вот некоторые субъекты – как озвучили уже, Московская область – планируют провести этот референдум по определению того, сколько все-таки должно быть дней в учебной неделе. Также помимо Московской области пытаются организовывать гражданские различные инициативы со стороны родительской общественности другие субъекты. На мой взгляд, это абсолютно правильно.

И здесь хочется, наверное, отметить, что Московская область является одним из первых субъектов, кто хочет это провести на уровне всего региона, централизованно, не создавая петицию, которую потом будут подавать, а просто взять и провести референдум, непосредственно опросив как детей, так и родителей на тему того, что же они хотят в итоге видеть. Однако хочется заметить также небольшой прискорбный момент, что данный референдум запланирован на 18 марта, и существует, скажем так, довольно много мнений со стороны экспертного сообщества о том, что это мероприятие нацелено скорее на повышение явки в день выборов, а не на действительное решение проблемы.

Ольга Ярославская: Вы знаете, здесь я уже как депутат Московской городской Думы могу сказать: если человек не хочет голосовать, он на референдуме проголосует, а на выборах президента участвовать не будет, его же никто силком к урне не потащит.

Кирилл Лукьяненко: Да нет…

Ольга Ярославская: Поэтому повышение явки – это…

Марина Калинина: Ну знаете, "раз уж пришел"… Но давайте мы сейчас про другое немножко. Смотрите, сколько сейчас предметов вообще входит, скажем, в программу обучения входит?

Ольга Ярославская: В зависимости от класса.

Марина Калинина: Я понимаю, но в среднем, давайте семиклассника, например, возьмем.

Ольга Ярославская: Тяжело, конечно, мне сейчас сориентироваться, но, наверное, порядка 9.

Марина Калинина: Вот есть какие-то предметы, которые можно было бы как бы исключить?

Ольга Ярославская: Нет, подождите. Не надо ничего никуда исключать, это мое мнение. Вы так говорите, исключить. Мы когда говорим про новые федеральные образовательные стандарты, что это такое? Там написано…

Марина Калинина: Я к тому, чтобы освободить субботу, если неэффективно работают учителя.

Ольга Ярославская: Смотрите, я вам сейчас попытаюсь на пальцах объяснить, как родителям. Вот смотрите, берем начальную школу. У нас на предмет… Если бы знала, я бы просто принесла с собой, это было бы более наглядно.

Марина Калинина: Я думаю, что у вас все и в голове есть.

Ольга Ярославская: Чтобы было понятно. Вот смотрите, есть предмет "математика", да? На нее с 1-го по 4-й класс отводится определенное количество часов, и так же на любой другой предмет определенное количество часов. Вы обязаны, школа обязана вычитать вот это количество часов. Как она их вычитает? Здесь, конечно, есть СанПиНы, то есть там не могут быть… Начальная школа не очень хороший пример, там не может быть сдвоенных уроков, возьмем среднюю школу, но не меняется суть. Вот есть предмет биология – столько-то часов, химия – столько-то часов. Пожалуйста, вы можете читать их блочно, вы можете вычитывать их как хотите, вы можете прочитать биологию в течение 3 лет, поставить на этом жирную точку, принять экзамен…

Марина Калинина: То есть такое допускается, то есть необязательно растягивать на какие-то годы?

Ольга Ярославская: Это ФГОСы, это решение принимает учреждение. Но другое дело, что надо ломать… Понимаете, как? Мы все троечники, наверное, мы все привыкли списывать. Вот мне дадут резолюцию, мне дадут методическую рекомендацию, и я это сделаю, зачем я буду сама что-то придумывать? – а вдруг ай-яй-яй скажут, а вдруг нельзя, а вдруг не получится?

Юрий Коваленко: Учитель как врач…

Ольга Ярославская: Учитель – исполнитель, это администрация.

Юрий Коваленко: …должен всю жизнь учиться.

Ольга Ярославская: Однозначно.

Юрий Коваленко: Так почему же в таком случае нельзя, скажем так, собрать преподавателей, вызвать их всех в школу "с родителями", как учеников обычно вызывают, и объяснить им: "Ребята, если вы сейчас создадите нормальный, хороший учебный план, и у вас будет суббота свободная, и у детей будет суббота свободная, и вы с большей и чистой совестью можете претендовать на "Учитель года", и дисциплина у вас может закончиться раньше, соответственно, производительность труда будет выше, подадите пример остальным." Почему так не делается?

Ольга Ярославская: Потому что это надо изменить стереотипное мышление. Надо креативить, надо нести какие-то риски. А если вдруг не так? А если кому-то из родителей это не понравится? Подождите, у нас до сих пор…

Марина Калинина: Кому-то обязательно не понравится, так всегда бывает.

Ольга Ярославская: Вот, понимаете? Если кому-то не понравится, что будет? – будет жалоба. Зачем, вот мне зачем? У нас же как до сих пор, к сожалению, родители говорят? – "Нас так учили", это всем известная фраза. Поколение сменилось уже не раз, Интернет уже конкурирует с учителем по полной программе, уже знания не нужны нам в энциклопедиях, у нас уже есть все, собрано, у нас ребенок ориентируется быстрее, чем учитель, но мы все равно: "Нас так учили". Вот пока мы с этой точки не спрыгнем в сторону, пока мы не возьмем на себя ответственность за это решение, пока мы не будем уметь с родителями договариваться и объяснять им, ведь это надо родителям еще все объяснить, ничего не поменяется, будем тогда спорить между пятидневкой и шестидневкой, хотя корень не в этом.

Юрий Коваленко: Но вот на самом деле…

Марина Калинина: Давайте посмотрим сейчас небольшой сюжет: наши корреспонденты в Иркутске и Казани спрашивали людей, как они относятся к тому, что у них почти во всех школах действует шестидневка.

ОПРОС

Марина Калинина: Кирилл, а что говорят родители, которые обращаются к вам? Наверняка они какие-то комментарии дают по поводу нагрузки, справляются ли дети с программой, как они вообще делают уроки, во сколько они приходят и так далее, устают не устают, хватает ли времени на какие-то дополнительные занятия?

Кирилл Лукьяненко: Да, конечно, на самом деле обращаются. Но нужно сказать, что ситуация и мнения разнятся в этом плане: кто-то считает, что их дети все успевают делать и еще ходят на дополнительные занятия…

Марина Калинина: Может, они просто не знают?

Кирилл Лукьяненко: …готовятся к ЕГЭ, к другим экзаменам и так далее. Кто-то, наоборот, считает, что времени недостаточно.

Вот касательно тех сюжетов, которые мы сейчас увидели, хотелось бы, наверное, Татарстан прокомментировать. Собственно, Татарстан, как и некоторые национальные республики, имеет свою учебную программу, куда включены еще национальные языки. К примеру… Я не знаю, как сейчас, но вот когда я в Татарстане учился, у нас в обязательном перечне дисциплин была также татарская литература и татарский язык, который занимал примерно то же самое время, что и уделялось русскому языку. То есть нужно понимать, что в нескольких субъектах…

Марина Калинина: Все это дополнительное нагрузка.

Кирилл Лукьяненко: …имеется также и дополнительная нагрузка, которая значительно увеличивает количество часов, которые нужно, собственно, распределять. Поэтому здесь, наверное, национальные республики имеют некий такой особый статус при решении данного вопроса, там действительно наиболее оптимальным вариантом, наверное, будет являться шестидневная учебная неделя. Но опять же, это должны решать родители и дети.

Юрий Коваленко: Только ли родители и дети? Все-таки, может быть, преподавательский состав можно тоже вовлечь? Может быть, есть смысл собрать всех преподавателей, собрать родителей, детей…

Ольга Ярославская: Профессиональное сообщество.

Юрий Коваленко: В общем-то, провести такой большой консилиум.

Ольга Ярославская: Всех участников образовательного процесса.

Юрий Коваленко: Потому что, как вы говорили, "Меня так учили", я чаще в своей жизни слышал фразу "Забудь то, чему тебя учили, сейчас будет все по-новому". Почему нельзя внести вот это "Сейчас будет все по-новому" на совместном собрании, и не каждой школы, а в принципе как-то договориться с Министерством образования конкретного региона? Может быть, какие-то регионы могут предоставить какую-то пилотную программу, которая у них успешно работает.

Ольга Ярославская: Вполне себе можно.

Юрий Коваленко: Потому что тот же самый Татарстан вполне себе с тем же самым набором предметов, не выбрасывая ничего, добавляет и татарский язык, и татарскую литературу – справляются.

Ольга Ярославская: Да, вполне себе можно, конечно. И то, что нужно это обсуждать не только среди родителей, я вот здесь немножко с Кириллом… Потому что, поймите… Конечно, понятно, что родители являются (нехорошее слово) заказчиками, но тем не менее… Как я все время говорю? – с нами ребенок 11 лет, а с родителями он всю жизнь. Поэтому, конечно, самый главный человек – это ребенок и родитель, все равно мы для них все это делаем, не ради же процесса мы это делаем, понимаете? Но тем не менее профессиональное сообщество надо спрашивать. Надо набрать пул экспертов, которые уже имеют опыт работы, которые уже повысили и знают, как подойти…

Вот сейчас я хочу вам сказать… Извините, что, может быть, как-то на Москву, ну потому что я москвичка, московский директор многие годы, но у нас, например, есть уникальная программа "МЭШ" – Московская электронная школа. У меня как раз школа являлась пилотом, то есть прямо было 6 пилотных всего на всю Москву, одна из них моя школа. Что это такое? Это контент, доступный для любого ребенка, для любого родителя, для любого учителя, который, очень грубо скажу, набирает через модерацию, то есть эти уроки проходят модерацию, набирается пул по любым предметам и по всем темам, и выбор, не по одному уроку, а прямо выбор.

Понимаете, почему я об этом вспомнила? Потому что вот она, эффективность урока. Ну хорошо, ты сам не можешь в силу своих консервативных взглядов, тебе тяжело, с Интернетом не очень (если мы в размерах Российской Федерации говорим), но сейчас подписан договор между Собяниным и Васильевой по поводу российской электронной школы. Открой ты вот это, это в Интернет-пространстве лежит. Ну готовишься ты к уроку – открой, посмотри, возьми оттуда, повысь, сожми вот эту рамку, затяни вот эти 45 минут, попробуй сначала провести урок в 40, а потом в 35, а потом ты сократишь час на неделю. Но это, опять же, задача, которая стоит перед профессионалом, при чем тут родители, как родители помогут?

Марина Калинина: Давайте послушаем телезрителей, у нас долго ждут уже эфира. Юрий из Тульской области нам дозвонился. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер всем в студии.

Марина Калинина: Да, добрый вечер.

Зритель: Я вам скажу одно: мы ходили в шестидневку, но у нас предметов столько не было, сколько сегодня у бедных учеников. Математику мы начали учить, алгебру, со второй половины в 6 классе года, это раз. И посмотрите, сколько… Мы по науке были впереди всех в мире, у нас не было много предметов, мы каждый предмет изучали глубоко. Мне даже приходилось в Северной Якутии ходить в школу из поселения политзаключенных, 3 километра в 60-градусный мороз. И вот приходя со школы, я ходил к старому политзаключенному, который еще попал при царе, и я у него изучал историю. Так вот я предлагаю после 7 класса у каждого ученика какие есть способности, разделять их по классам: история, математика, гуманитарные науки и прочее. Тогда мы будем впереди всех. А все на маленького ребенка нельзя, не выдержит у него организм. И вы говорите, там одна пишет, что нервы надо успокаивать. Нервы успокаивать, кружки были авиамодельные, девочки ходили и вязали, и шили, дворцы были. Где все это у нас?

Марина Калинина: Спасибо вам большое за звонок. Вот такое эмоциональное…

Ольга Ярославская: Крик души практически.

Марина Калинина: Да.

Ольга Ярославская: Понимаете, мне кажется, что, во-первых… Я не знаю, наверное, у человека сейчас нет детей, которые учатся в школе, у меня такое сложилось впечатление. Потому что, например, если мы говорим о предпрофиле, как вот он говорит, их потом поделить на математиков, лириков, физиков и так далее… На самом деле у нас есть у всех предпрофили, это есть: начиная с 7-8 классов мы делаем предпрофильное образование. После окончания 9 класса дети точно абсолютно, нет общеобразовательных классов 10-11-х, это всегда профильный класс: это математический, это (у нас в школе есть) архитектура и дизайн, есть инженерный, есть медицинский, есть соцэконом. То есть есть различные… В чем разница? А разница как раз в наборе предметов и углублении конкретных предметов…

Марина Калинина: И в часах, в количестве часов, которые…

Ольга Ярославская: Мы все равно на пятидневке, мы все равно… Потому что, понимаете, надо… Вот как объяснить…

Ученик современный – это человек, который обладает другими компетенциями, нежели чем, например, когда я заканчивала школу. У него другой кругозор, он живет в другом информационном поле, у него другие возможности. Он вот эту субботу, которая освобождается, использует уже четко, он бьет в десятку. Он уже когда ему 15-16 лет, не получает знания общо обо всем, задача школы – профориентировать, на это есть два года, 8-9 класс, и потом заточить его четко на ВУЗ на те профильные предметы, которые он сдает, тем самым снизив его нагрузку вообще. Что еще есть, что позволяет закон, я не выдумываю ничего, это все написано в законе об образовании 273-м, пожалуйста. Если вы четко нацелились на ВУЗ, вы можете перейти с очной формы обучения на очно-заочную. Как это? – очень просто: вы оставляете очные предметы, которые вам нужно сдавать, которые вам нужны как профиль, вы на них ходите, а все остальные предметы сдавайте заочно, ради бога, сидите дома, обучайтесь самостоятельно, приходите в школу…

Юрий Коваленко: То есть в день можно приходить на 2-3 урока?

Ольга Ярославская: Конечно, пожалуйста!

Марина Калинина: Но это каждая школа должна решать для себя.

Ольга Ярославская: Это каждая семья должна решать. Закон это позволяет. Мы не имеем права отказать, ко мне приходят как к директору – мало ли, как я к этому отношусь, я даже об этом говорить не буду, как я к этому отношусь, это не мое дело, это дело семьи и ребенка, они делают так, как им надо, я только задаю наводящие вопросы, для того чтобы убедиться в ответственности, как-то помочь. Уверены ли вы, что этот ВУЗ? Проходили ли вы профориентатор профессиональный или вам так кажется, что ребенок, или вы в пятом поколении врач и вы ребенка в медицину отправляете не потому, что он хочет, а потому что он в шестом поколении врач? То есть я могу какие-то наводящие вопросы… Но сказать, что нет, вы не пойдете на очно-заочное, я не имею права, что вы – пожалуйста, мое дело обеспечить этот процесс, все.

Марина Калинина: Как раз пишут вам, Кирилл, что по Татарстану уменьшили количество часов татарского языка по многочисленным просьбам родителей.

Кирилл Лукьяненко: Действительно там довольно остро данный вопрос стоял, я просто говорю по памяти, скажем так, тех давних лет, когда сам еще учился в школе в Казани.

На самом деле я бы хотел, наверное, вернуться к вопросу о том, как нужно проводить эти референдумы. Вот касательно мнения экспертного сообщества, лично как это вижу я. Мне кажется, здесь явно должны быть услышаны все родители, но при этом, естественно, и учителя, и экспертное сообщество должно дать заключение. То есть они должны перед процессом, скажем так, голосования донести свою позицию до родителей, чтобы они уже на основании этого…

Ольга Ярославская: Дебаты.

Кирилл Лукьяненко: Ну не дебаты, а просто информирование.

Ольга Ярославская: Ну как бы так, да.

Кирилл Лукьяненко: Предоставить свое заключение.

Марина Калинина: Должен обозначить свою позицию, правильно?

Кирилл Лукьяненко: Да.

Ольга Ярославская: Совершенно верно, я согласна.

Марина Калинина: Для того чтобы это было понятно всем, для чего это делается, почему это делается, что предлагается.

Ольга Ярославская: И более того, родителей погрузить в некую профессиональную среду, чтобы все-таки родители понимали уровень ответственности, что произойдет за этим решением, что потом будет принято. Это решение – администрация будет делать то-то и то-то; будет принято это решение – администрация будет делать в рамках закона то-то и то-то, чтобы не было потом сюрпризов, что "Мы проголосовали, а потом оказалось…"

Юрий Коваленко: Извините, кстати, по поводу сюрпризов. Вы говорите, что последние 2 года школа профильно обучает.

Ольга Ярославская: 10-11-е классы, да.

Юрий Коваленко: А вот если человек, допустим, внезапно передумал или не захотел?

Ольга Ярославская: Пожалуйста.

Юрий Коваленко: А у него уже профильно было, в 10-11-м он был гуманитарием, а он хочет быть смежной специальности какой-нибудь.

Ольга Ярославская: Смотря когда он захотел.

Юрий Коваленко: Недостаточно, получаются, у него полученные знания, да? Не наверстает?

Ольга Ярославская: Смотря когда. Если 10-й класс, например, ребенок еще… Понимаете, здесь, конечно, это печально, во-первых, это ребенку тяжело. Поэтому я и говорю, что есть предпрофиль, что мы начинаем профориентацию, и как раз "Университетские субботы", о которых я сказала, существуют в Москве, они детей приглашают с 7 класса, чтобы уже с 7 класса они ездили в университеты, причем это каждую субботу все открыто, чтобы уменьшить вот этот риск. Если ребенок в 10 классе (в 11-м вообще катастрофа), он просто сдает академическую задолженность, потому что поступить в профильный класс, там эти профильные предметы уходят вперед, там же и профессура может преподавать, там другие учебники, понимаете? Там нужно сдать академическую задолженность. Он сдает академическую задолженность и садится в этот класс. Путем репетиторов, скорее всего, потому что школа уже вот здесь на данном этапе не сможет помочь.

Марина Калинина: Давайте послушаем, что думает Руслан из Грозного. Здравствуйте, Руслан, вы в эфире.

Ольга Ярославская: Да, интересно, Грозный.

Зритель: Добрый вечер.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Зритель: Спасибо за вашу передачу, хорошая передача "Отражение", ведущие хорошие. Но к вопросу, что касается шестидневки или пятидневки. Тут вопрос. В целом это образовательная политика. Можно перейти на пятидневку, но если разбросать часы по другим дням, дети очень перегружены, учителя перегружены. У меня есть знакомые в разных городах, все одно и то же говорят: дети приходят, потом занимаются домашними заданиями. Звонок на той неделе из Ессентуков: девочка занималась до часу, упала в обморок, переутомление уже. Я не понимаю, почему учителя переносят много заданий на дом? Я сам в прошлом преподаватель, сейчас адвокат. Я преподавал историю, обществознание. Я всегда делал упор на то, чтобы знания получали на уроке, на уроке, и дети были к этому готовы, интенсивно работали. Это новые методики и так далее, более эффективные учителя, но таких учителей надо еще найти, эффективных учителей. А кто у нас идет в школу? Вы сами знаете. Я не беру московские школы и так далее. Кто у нас идут в школы, кто идет преподавать? Это низкая эффективность.

Можно еще увеличивать часы. Если шестидневку перевести на пятидневку, то… домашние задания и так далее. Референдум проводить? Я считаю, что это бессмысленно, никаких референдумов не надо. Но нагрузку надо уменьшать. Я не знаю, какую позицию занимает Министерство образования, когда все родители кричат о том, что дети перегружены. Ну представьте, ученик приходит домой в 15 часов действительно, потом занимается домашним заданием – какой же у него рабочий, учебный день? Что он делает в школе тогда?

Марина Калинина: Руслан, спасибо вам большое. Давайте еще послушаем, наверное, Евгения из Челябинской области, потому что он тоже давно ждет на линии. Евгений, здравствуйте, слушаем ваше мнение.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые телезрители, ведущие в студии и гости студии. Я вот в поддержку даже Руслана. Я после Ленинградского университета около года преподавал при Академии педагогических наук в Институте повышения квалификации учителей, должен был преподавать политэкономию, а фактически занимался антисоветчиной. Хочу обратить внимание и ведущих, и гостей студии на те факты, что еще в Советском Союзе были талантливые люди, и такая фамилия, как Шаталов, который разработал методику опорных сигналов еще в то время, когда дети ходили в школу, это показывали по центральному телевидению и тогда, и сейчас у нас в России много талантливых учителей, которые знают эту система, дети идут в школу с радостью. Никаких домашних заданий, они буквально за месяцы проглатывали курсы ВУЗов без всякой перегрузки.

И действительно, нужно ввести только пятидневку, отменить эту шестидневку и дать возможность талантливым учителям, талантливым учителям реализовать свои таланты, именно используя самые передовые методики преподавания, чтобы дети не испытывали перегрузку, чтобы в школу шли с радостью. Как помните сюжет: "Я не хочу на каникулы перед Новым годом, я хочу в школу!" – это показывали по всем каналам, ребенок плачет, он не хочет на праздник, он хочет в школу идти. Ведь много талантливых учителей у нас, надо дать возможность.

И еще хочу обратить внимание на тоже известный факт. Лев Толстой, наш национальный классик, ведь что сказал? "Преподавание так называемого закона божьего в школах – это самое ужасное преступление, которое можно только себе представить. Убийство, изнасилование ребенка ничто в сравнении с этим преступлением". А у нас перегрузки. Что начали преподавать? Не мытьем, так катанием залезли во все школы, даже игнорируя протесты учителей и родителей. Благодарю за внимание.

Марина Калинина: Понятно ваше мнение, понятно, спасибо вам большое.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Марина Калинина: Это был Евгений из Челябинской области, тоже очень эмоциональный звонок.

Ольга Ярославская: Вы знаете, все говорят… Мы упустили это, мы никто этого не слышим. Смотрите, все до единого говорят о следующем, что даже там, где пятидневка, что делают? Они берут часы шестидневной учебной недели и раскидывают на пятидневку.

Марина Калинина: Да. То есть получается больше часов.

Ольга Ярославская: Все же это говорят, понимаете? Это преступление перед здоровьем ребенка. Конечно, он не может сидеть, 6 часов ребенок сидеть не может, это абсолютно неэффективно, это бессмысленно.

Марина Калинина: И потом он же не просто сидит, он же должен воспринимать эту информацию, у него мозг должен работать 6 часов, причем сначала один предмет, потом еще два каких-нибудь вместе и потом еще…

Ольга Ярославская: Слушайте, об этом вообще… Вы знаете, я, может быть, скажу некую революционную, но так как мне это не все равно… Я по своему базовому образованию учитель физической культуры, так, на секундочку. И вы знаете, я, например, считаю… Не знаю, что мне за это будет, но это мое мнение, я с этим живу, я много что буду делать и друг друга для того, чтобы эту ситуацию изменить, начать с Москвы, с инициативой даже законодательной готовимся выйти на Госдуму от Москвы. Значит, смотрите, у нас с вами 3 часа физической культуры, они входят в учебный план, правильно?

Кирилл Лукьяненко: Да.

Ольга Ярославская: Учителя физической культуры приравнены к учителям физики, математики, русского языка, я правильно излагаю?

Кирилл Лукьяненко: Абсолютно.

Ольга Ярославская: Предмет физической культуры приравнен к таким же предметам, как математика и так далее. Этот предмет вообще не может являться предметом, это физическая культура – она или есть, или ее нет в ребенке, он или приучен к физической культуре, или не приучен. Я считаю, что… Это, кстати, выход из этой ситуации тоже, об этом надо думать. Я считаю, что, во-первых, физическая культура должна быть ежедневно, она должна быть, может быть, и два раза в день…

Марина Калинина: Но не в школе.

Юрий Коваленко: Но не в программе.

Ольга Ярославская: Но не в программе. Не в программе, это должна быть динамическая пауза. Это не физкультура в программе, как мы опять привыкли: построились, пересчитались, направо-налево, в три шеренги становись, понимаете? Надоело уже все это, этого не должно быть. И тогда мы, во-первых, разгрузим детей, мы уйдем точно от часов, это как раз те 3 часа, которые все время нас перетягивают в шестидневку, и мы повысим здоровье нации.

Юрий Коваленко: То есть получаются такие физкультурные переменки?

Ольга Ярославская: Нет, я предлагаю по часу.

Марина Калинина: Кирилл, что вы думаете?

Кирилл Лукьяненко: На самом деле хочется согласиться с коллегой, это абсолютно здравая и абсолютно хорошая идея, которую, на мой взгляд, действительно нужно реализовывать. Речь не идет о том, что нужно отменять физическую культуру, потому что, естественно, физическое здоровье детей является важным аспектом, который нужно соблюдать и за чем нужно следить, но в том виде, в котором она существует сейчас, это действительно вызывает много вопросов о целесообразности, именно существование в этом виде. Потому что не секрет, что эти уроки физической культуры, которые существуют в данном виде, не являются не то что эффективными, на них, во-первых, дети, как правило, ничего не делают, во-вторых, у нас очень большая статистика по травматичности на этих уроках…

Марина Калинина: Да, кстати, это тоже большой вопрос.

Ольга Ярославская: Травматизм большой.

Кирилл Лукьяненко: И возникает вопрос о профессиональной квалификации зачастую педагогического состава.

Ольга Ярославская: Подпишусь под каждым словом.

Юрий Коваленко: Нормативы, нормативы. В принципе нельзя найти в одном классе двух одинаковых людей, которые одинаково выполнят норматив.

Ольга Ярославская: Совершенно верно, я вас обожаю.

Марина Калинина: Но дело в том, что многие же дети если хотят заниматься той же физической культурой, не знаю, танцами, спортом любым, они же это делают после школы.

Кирилл Лукьяненко: Это на их усмотрение, естественно.

Ольга Ярославская: А почему родители должны вкладывать свои деньги после школы, если государство должно заботиться о здоровье нации?

Марина Калинина: Нет, безусловно…

Ольга Ярославская: Пожалуйста, родители хотят – это, знаете, вишенка на торте: танцы, акробатика, бокс и так далее. Мы говорим о физической культуре, где, вы правильно совершенно сказали… Почему мы детей даже дифференцируем, задания даже ЕГЭ А, В, С по сложности, мы детей дифференцируем с вами все равно на классы углубленного изучения иностранного языка, математики и так далее, по их способностям, а почему физкультура? Возьмите меня, я 1 метр 85 сантиметров, гренадер, или возьмите девочку, с которой я училась в школе, 1 метр 60 сантиметров, у нас должны быть одни нормативы повозрастные. Почему в физкультуре все… Вообще к этому полное игнорирование и неиспользование этого скрытого ресурса для повышения здоровья школьника и для повышения эффективности использования часов учебного плана?

Юрий Коваленко: А кстати, по поводу учебного плана…

Марина Калинина: Давайте все-таки… У нас просто есть звонки, люди ждут.

Юрий Коваленко: Да-да, мы сейчас вернемся. Несколько раз прозвучало и до сих пор никоим образом не было озвучено: наши телезрители звонят, пишут и говорят, что в советское время, в советское время. Как вы оцениваете разницу советского образования и российского? Лучше ли то, что было, или сейчас более высокотехнологично и более полезно для реалий XXI века?

Ольга Ярославская: Слушайте, нельзя ничего сравнивать. Мы живем в других реалиях. Мы когда с вами учились в советское время, у нас учитель пуповиной был связан с учебником, у него другого источника информации не было, и ребенок так же пуповиной: вот тебе учебник, заучи, я объем памяти померяю, оценку тебе поставлю – вот мы как учились. Правильно, заучивали, отлично, попой – извините, что так говорю – брали учебник, если вот здесь не хватало. Реально? – реально. Нет, у нас другие подходы. Вы как работодатель, к вам приходит человек… Вот Кирилл молодой человек, он пришел на работу. Если он не умеет владеть гаджетами, если он электронную почту не открывает, его на работу никто не возьмет. А вас что, в школе этому научили, я стесняюсь спросить, Кирилл?

Кирилл Лукьяненко: Конечно же, нет.

Ольга Ярославская: Вот вам ответ. Как можно сравнивать две системы?

Юрий Коваленко: Новые реалии диктуют новые возможности и потребности.

Ольга Ярославская: Конечно. Школа опаздывает, мы опаздываем. И если мы сейчас не соберемся, мы экономику… И в итоге если опоздает школа, опоздает экономика, вот и все. Если мы сейчас не научим, не научимся и не перестроимся, потом все, мы пропадем, со школы надо все начинать. И то, что сейчас начинают хоть что-то делать в школе, меня лично радует. Но быстрее надо, быстрее, быстрее, мы опаздываем.

Марина Калинина: Есть у нас звонок – Дмитрий из Ульяновской области. Дмитрий, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер. Я прихожу к такому мнению, что наша пятидневка, которая была в свое время в советское, имела хорошую пользу. Была базовая основа в знаниях в школе, а потом кто из нас из учеников интересовался физикой, шел в кружки и там дальше все это изучал. Сейчас дети имеют кучу информации, кучу знаний, но они как зомби, они не успевают ее воспринять, не успевают ее понять, что их интересует.

Поэтому я считаю, что пятидневка даст возможность, может быть, детям в свое время пойти и попробовать себя в каких-то интересных своих направлениях, что их заинтересовало. А сейчас они как зомби изучают все подряд, не понимая, что они изучают, устают, в итоге когда они взрослеют, у них получается отторжение вообще от знаний, они просто устали учиться. А раньше мы… Да, физика нравится – я пошел в кружок и стал изучать там, какие-то физические эксперименты проводить в кружке или куда-то пошел, или даже пошел на продленку, на дополнительные уроки в школу. Но это было мое желание.

А сейчас дети учатся в шестидневку, они не понимают даже, что они учат, они просто устают, а какие-то там родители пытаются какие-то там занятия преподнести им – танцы или математику углубить, еще что-то – они даже это не воспринимают, они все начинают воспринимать просто как усталость моральную, физическую и умственную. Поэтому я думаю, что нужно детям дать возможность получить базовые знания в школе, а дальше дать им время на то, чтобы они могли эти знания даже в детстве, в младших классах развивать то, что им хочется. Я в свое время опробовал и авиамоделирование, и физические какие-то кружки, химические кружки, но у меня на это было время, а сейчас дети просто-напросто тупо зубрят, вместе с родителями голову ломают, а потом с бешеными глазами, непонятно что выучили…

Марина Калинина: Ну понятно, да, мы поняли ваше мнение. спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Марина Калинина: Вот, видимо, школьники нам пишут: "Мы не хотим учиться в субботу, я устаю", – вот такое сообщение из Тамбовской области.

Ну что же, у нас где-то полминутки на подведение итогов. Давайте как-то резюмировать нашу сегодняшнюю беседу. "Да" или "нет"?

Ольга Ярославская: Конечно, пятидневка с повышением эффективности педагогов в школе.

Юрий Коваленко: Ваше мнение?

Кирилл Лукьяненко: Действительно, большая часть родителей выступает за пятидневку. Но важно понимать, что это не решение проблемы – определить, сколько будет учебных дней, пять или шесть в неделю…

Марина Калинина: Важно наполнение.

Кирилл Лукьяненко: Здесь корень проблемы действительно намного глубже, возникает вопрос вообще об эффективности системы.

Юрий Коваленко: Кирилл, вы как в воду глядите, потому что мы сейчас смотрим наш опрос, итоги нашего опроса, который мы проводили совместно с телезрителями. Так вот шестидневка в школе – "за" всего лишь 15%, а "против" 85%. То есть получается, что проголосовали, собственно, народом.

Марина Калинина: Мы, в общем, свой референдум провели.

Ольга Ярославская: Аминь.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Ольга Ярославская, директор общеобразовательной школы Москвы №1298, и Кирилл Лукьяненко, директор по развитию Национального родительского комитета. Спасибо за беседу.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Ольга Ярославская: Спасибо.

Кирилл Лукьяненко: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты