Ученые выяснили, что коронавирус может оставаться в теле человека больше полугода

Гости
Максим Скулачёв
ведущий научный сотрудник МГУ им. Ломоносова, молекулярный биолог

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем. Марианна Ожерельева с вами...

Марианна Ожерельева: ...и Иван Князев.

Иван Князев: Сейчас о последних новостях пандемии. Ученые выяснили, что коронавирус может оставаться в теле человека до полугода и даже, может быть, и больше. Он проникает в различные органы, какие, узнаем. Также новый препарат от COVID-19 на основе антител, насколько он эффективен, что это за препарат. И еще: заммэра Москвы заявила об отсутствии планов вводить новые ограничения. Ждем, конечно же, и ваши вопросы нашим экспертам, звоните-пишите нам в прямой эфир прямо сейчас.

Марианна Ожерельева: Ну и немного статистики. Число заражений COVID-19 в России вернулось на уровень сентябрь, 23 210 новых случаев коронавируса выявили за сутки в России. А вот в Москве 2 239 заболевших. Уходим на эксперта?

Иван Князев: Да, представляем нашего эксперта. Максим Скулачев у нас на связи, ведущий научный сотрудник МГУ имени М. В. Ломоносова, молекулярный биолог. Здравствуйте, Максим Владимирович.

Максим Скулачев: Здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте.

Иван Князев: Хотелось бы сразу вот к этому лекарству от COVID-19 на основе антител. Что это такое? Как лечит? Насколько эффективно?

Максим Скулачев: Ой, тут вы меня немножко поймали, я не очень в курсе, о каком именно идет речь, поэтому не могу прокомментировать...

Иван Князев: Ну хорошо, бог с ним. Тогда вернемся к штамму «омикрон». Тут вице-мэр Москвы Ракова заявила, да и другие эксперты тоже говорят, что коронавирус все больше и больше приспосабливается к детям и по ним ударяет.

Максим Скулачев: Ну, связано это с тем, что дети не вакцинированы в основной массе, а вирус, он ищет организмы, в которых он может размножаться. Сейчас у многих уже возник иммунитет безопасным способом, вакцинацией, или опасным способом, перенесенным заболеванием, и поскольку дети все-таки с меньшей вероятностью заражаются коронавирусом и не вакцинированы, они, те, кто остались без иммунитета к этому вирусу, поэтому складывается впечатление, что как будто бы дети стали болеть чаще, чем раньше. Но мне кажется, что это просто такой небольшой перекос в статистике.

Марианна Ожерельева: Максим, вы сказали «как будто». Ожидается ли, что все-таки будет массовая обязательная вакцинация и детского населения в России?

Максим Скулачев: Ну, вообще во всех культурных странах это делается...

Марианна Ожерельева: В каких «культурных странах»?

Максим Скулачев: Западной Европы, США, Израиль...

Марианна Ожерельева: Уже вакцинируют?

Максим Скулачев: ...Китай вакцинирует начиная, по-моему, с 5 лет. Поэтому это безопасно, это дает иммунитет, и, в общем, это надо делать. Насколько это будет обязательно, это, конечно, вопрос, всегда могут быть всякие отводы, отказы и т. п., но это совершенно разумное действие, к которому уже прибегли в большинстве стран.

Марианна Ожерельева: Говоря об иммунитете, есть статистика, что если 80% будет уже вакцинировано, то, соответственно, будет выработан коллективный иммунитет. Получается, что после этой отметки уже не надо будет население вакцинировать?

Максим Скулачев: Смотрите, тут... Если бы мы с вами говорили 4 недели назад, я бы сказал, что, в общем, да, наверное, этого хватит. С появлением омикрон-варианта, к сожалению, он спутал все карты, потому что он может преодолеть защиту вакцинированных, все-таки их заразить, таким образом продолжится распространение инфекции. Вот оставшиеся 20%, которые как бы хотят отсидеться, не вакцинируясь и не переболев, при огромной заразности омикрон-варианта они все равно заразятся и их жизнь будет под угрозой, поэтому нет, вакцинация...

Марианна Ожерельева: А в вашей практике наблюдения есть те, кто не вакцинировались и не болели, вот такие уникумы?

Максим Скулачев: Таких все меньше, но, может быть, кстати, зачастую они переносили COVID бессимптомно и какой-то иммунитет у них есть. Но такие были для альфа-варианта коронавируса, с «дельтой» их стало гораздо меньше, она более заразна. И судя по тем сообщениям, которые сейчас идут из западных стран, «омикрон» настолько заразен, то тут отсидеться уже не удастся никому, поэтому...

Иван Князев: Ну то есть так или иначе все переболеем. Меня единственное смутило вот в этой новости по поводу детей, что он приспосабливается. Были данные, что вообще этот штамм появился у людей, у которых был ослабленный иммунитет, они там были, во-первых, не вакцинированы, плюс у них еще там ВИЧ-инфекция была и т. д. Вот что имеется в виду под словом «приспосабливается»? Он как-то опять меняется? Новый штамм у нас будет, еще один?

Максим Скулачев: Пока надо говорить именно об «омикроне», уже понятно, что это такое. Скорее всего... Вы совершенно правы, скорее всего, он появился в людях с иммунодефицитом, которые не смогли с ним справиться и дали ему эволюционировать в собственном организме в течение, до года это может происходить. И в принципе об этом молекулярные биологи предупреждали, что это самый опасный вариант, он реализовался. Но дальше под приспособлением имеется в виду появление новых вариантов. Пока ничего хуже, чем «омикрон», у нас нет.

Марианна Ожерельева: А вот что заложено в этом «ничего хуже»? В чем его проявления? В чем эта агрессия выражается?

Максим Скулачев: Пока что из того, что более-менее достоверно известно, я вынужден оговариваться, потому что это очень новый вариант, всего 3 недели прошло, его всего пару недель изучают. Но то, что видно, его какая-то невероятная контагиозность, невероятная заразность. Это... Он второй из известных нам респираторных вирусов по заразности. Самый заразный – это вирус кори, до этого уровня он еще не дошел, но он существенно заразнее чем «альфа», чем дельта-вариант. И это видно, ну не знаю, даже из новостей: если раньше были новости, что в какой-то футбольной команде заразился очередная звезда и ушел на карантин, то теперь футбольные команды у нас заражаются поголовно.

Иван Князев: Но у нас почему-то в стране, вот сейчас мы наблюдаем, снижается уровень заболеваемости.

Максим Скулачев: Да, да.

Иван Князев: У нас какие-то особенные условия, что ли? Потому что Европа вся на ушах стоит, весь мир на ушах, а мы как-то...

Марианна Ожерельева: Видимо, до нас позже, может быть, докатится?

Максим Скулачев: Совершенно верно, просто это дойдет до нас чуть позже. Сейчас мы, слава богу, пережили эпидемию «дельты», вот предыдущий подъем...

Марианна Ожерельева: А, то есть уже пережили все-таки?

Максим Скулачев: ...это был дельта-вариант. Да, то, что она снижается, все, похоже, с этим мы справились. И дальше я очень боюсь, что у нас будет вспышка «омикрона» такая же, как в других странах. Единственное, мы вот эту вспышку «дельты» перенесли совсем недавно, у нас у очень многих людей свежий иммунитет, который даже от «омикрона» защищает.

Иван Князев: Работает.

Максим Скулачев: У нас очень многие сделали ревакцинацию, вот бустеры тоже защищают от заражения «омикроном». Поэтому, может быть, это у нас пройдет не настолько ужасно, как это сейчас происходит в США, в Европе, в Великобритании...

Иван Князев: ...но точно будет.

Марианна Ожерельева: Максим, а вот нам пишут телезрители из Омской области: «С детей надо было начинать. Дважды в нашу семью зараза пришла из школы». Что думаете по этому поводу? Правда надо было начинать с тех, кто младшего возраста?

Максим Скулачев: Ну, имея те знания, которые у нас сейчас, да, конечно. Но все-таки вакцина новая, ее сначала надо было как следует проверить на взрослых, и это было сделано, сейчас уже сотни миллионов человек привились «Спутником V», все прекрасно, и теперь можно переходить и к детям.

Иван Князев: Ирина из Челябинской области у нас сейчас на связи. Уважаемые телезрители, звоните, пишите нам в прямой эфир, уникальная возможность задать вопрос эксперту. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

У меня два вопроса вот вашему гостю. Вот первый вопрос я бы хотела узнать. Мне 62 года, привилась двумя вакцинами «Гам-КОВИД-Вак». Вот я хотела бы узнать насчет ее эффективности, защищает ли она от «омикрона». И второй вопрос, это еще мне скажите, пожалуйста, какую мне делать прививку на ревакцинацию? И можно ли делать двухкомпонентную, если у меня тромбофлебит, гипертония? Спасибо.

Иван Князев: Да, спасибо вам.

Марианна Ожерельева: Спасибо.

Иван Князев: Максим Владимирович?

Максим Скулачев: Значит, «Гам-КОВИД-Вак» – это и есть «Спутник V», это наша лучшая вакцина, для нее прекрасные результаты и по безопасности, и по эффективности, поэтому вы совершенно верно сделали, что вакцинировались именно «Спутником V». Для ревакцинации вам в принципе подходит «Спутник Лайт», это просто первый компонент «Спутника». Это я бы сейчас советовал сделать побыстрее, потому что у нас сейчас снижение заболеваемости, у вас будет время на выработку иммунитета. Кстати, после ревакцинации он вырабатывается гораздо быстрее, буквально за неделю, 10 дней у вас уже будет высокий уровень антител и вы будете готовы к встрече, во всеоружии к встрече с «омикроном».

Иван Князев: И там заболевания, тромбофлебит и т. д., ничего страшного?

Максим Скулачев: Это не является противопоказанием. А вот то, что гипертония, это, наоборот, является показанием к прививке, потому что вы в группе риска по COVID-19.

Марианна Ожерельева: Ага. Давайте послушаем еще один звонок, Татьяна из Великого Новгорода. Татьяна?

Зритель: Добрый день.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте.

Иван Князев: Добрый.

Зритель: У меня вот такой вопрос. Если, допустим, у человека высокий уровень антител, да, каким образом это отразиться, если сделать прививку? Не будет ли это хуже? Или прививку пока делать не надо?

Иван Князев: Спасибо.

Максим Скулачев: Ну, в принципе, если он совсем высокий, то есть тысячи BAU, то можно и повременить. Но единственное, чем вы рискуете, что прививка будет бесполезна, она не повысит антитела выше, ничего плохого она не сделает. Поэтому... Именно поэтому на самом деле зачастую не рекомендуют заморачиваться с измерением антител, просто сделать вовремя ревакцинацию и не думать. Но если вы измерились, то вот так.

Марианна Ожерельева: Спасибо. Есть у нас подкованные очень телезрители, вот из Архангельской области пишут: «Вирус Эпштейна – Барр существует, вообще не выводится, а живет в человеке и в любой момент может себя проявить в виде простудного заболевания», – может быть, с COVID так, что тоже он живет и будет оставаться жить в каждом из нас, в какой-то момент проявляться, в ту или иную зиму, в жару, в холод?

Максим Скулачев: Нет-нет-нет, нет, это вирусы принципиально разных систем...

Марианна Ожерельева: Отличия назовите, пожалуйста.

Максим Скулачев: И вирус Эпштейна – Барр с нами навсегда, он встраивается, от него нельзя избавиться. А COVID – это РНК-вирус, не встраивающийся в геном клеток человека, приходящий. От него можно и нужно избавляться, организм человека, показано, от него в большинстве случаев избавляется в течение недели, 10 дней после заболевания. Это просто разные типы вирусов.

Иван Князев: Ну а вот эти вот заявления ученых, что «корона» может в теле человека больше полугода задержаться, может проникать, вот я читаю сейчас, страшно становится, в большинство органов тела, включая мозг, сердце, больше 7 месяцев. Что он там делает? Как он там живет?

Максим Скулачев: Ну, во-первых, есть случаи людей с иммунодефицитом, у которых иммунитет не справляется. Они довольно редкие, слава богу, такие случаи, и в них действительно коронавирус может активно размножаться до года и больше. Но к большинству людей это не относится, у нас все-таки нормальный иммунитет.

Вот эта работа, которую вы процитировали, она только что вышла, очень много шума в нашей среде наделала. Она частично объясняет эффекты постковида, то есть зачастую человек выздоравливает, но у него сохраняются какие-то симптомы, нервные расстройства, расстройства органов чувств, сердечно-сосудистые какие-то осложнения, очень долго. И вот с чем это связано, то ли с пережитым шоком во время инфекции, то ли с остаточным каким-то размножением вируса в разных тканях, вот тут ученые спорят об этом. Вот работа, которую вы показали, в ней удалось обнаружить действительно активно реплицирующийся, размножающийся вирус в разных тканях довольно долго после заражения. При этом человек не опасен, он не заразен, но что-то внутри там происходит. Мы...

Марианна Ожерельева: Максим, а вот (извините, что перебиваю) вы говорили как раз о жизни после COVID, собственно, какое влияние он производит на те или иные органы. Заокеанские ученые говорят о том, что очень много потом уже психологического воздействия, то есть он разрушает нервную систему, соответственно, человек склонен к депрессии, к какому-то неважному самочувствию. В России это тоже отмечается на сегодняшний момент?

Максим Скулачев: Ну, вирус у нас одинаковый, и люди мы одинаковые, поэтому тут четко можно доверять...

Марианна Ожерельева: Ну, мы вот много говорим о воздействии на сердечную систему, да, на нервную систему, а вот психика страдает человека? Есть такие случаи?

Максим Скулачев: Безусловно. Это наблюдается и в нашей стране. Это все-таки скорее нейрорасстройства, это необязательно психологические расстройства, депрессия, это уже совсем крайние случаи, но они тоже бывают. Это все есть. И вот что очень путает карты клиницистам, проявления очень разнообразны, по самым разным системам может ударить вирус и не убить человека, но осложнить его жизнь, снизить качество жизни, это действительно присутствует. В этом очень большая подлость и мерзость этого вируса.

Марианна Ожерельева: А есть ли какое-то правило, какие препараты, витамины принимать необходимо точно всем, кто переболел COVID, или опять же все индивидуально?

Максим Скулачев: Боюсь, что здесь все индивидуально, и только-только врачи начинают подбирать какие-то вот методики сопровождения постковида, потому что... Ну, у них сначала задача была спасти жизнь немедленно, теперь мы переходим к следующему этапу, к каким-то рекомендациям, как дальше себя вести. Вот я бы сказал, просто соблюдать осторожность, следить за своим здоровьем, понимать, что, даже если вы выздоровели, может быть, еще не все закончилось.

Иван Князев: Наталью из Москвы послушаем. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Можно ли прививаться? У меня хронический остеомиелит после эндопротезирования. В начале этого года я переболела COVID.

Иван Князев: Спасибо.

Максим Скулачев: Ну...

Иван Князев: Максим Владимирович?

Максим Скулачев: В принципе этого нет в списке противопоказаний, так осторожно скажу. И раз вы уже перенесли COVID, для вас ревакцинация... На самом деле нужно сделать бустерную прививку «Спутником Лайт», только она у нас как бустер доступна, и, мне кажется, это вполне можно сделать, может быть, еще, конечно, проконсультировавшись с врачом, а не просто с телевизором.

Иван Князев: Максим Владимирович, вот вы сказали, что все-таки, вернемся к «омикрону», к новой вспышке, когда у нас-то ждать все-таки всплеск очередной? Потому что сейчас уже говорят, что дополнительных каких-то мер на новогодние праздники не нужно, а мы же понимаем, что социальная активность вырастет.

Максим Скулачев: Ну, кстати, нет, социальная активность падает на новогодних праздниках, потому что все-таки основное место контактов между нами – это работа, учеба в школе, в институте, и этого всего не будет у большинства людей, поэтому мы видим прекрасные...

Иван Князев: Как минимум 10 дней, ха-ха.

Максим Скулачев: Да, и это дает эффект на снижение заболеваемости. Посмотрите предыдущую волну, там очень хорошо, что майские праздники, что новогодние очень хорошо снизили заболеваемость. Поэтому я бы сказал, что «омикрон» к нам придет к концу января. Ему нужно некоторое время распространиться, это идет в геометрической прогрессии, как видно по другим странам. Боюсь, что отсидеться нам не получится, и вот омикрон-«приключение» начнется где-то после Татьяниного дня, в конце января.

Марианна Ожерельева: К вопросу о том, что массово гуляют или нет, вы сказали, что статистика снижается. Здесь, наверное, вспомним, что госпожа Ракова сказала о том, что новых ограничений ждать не приходится. То есть все-таки очень часто народ рассуждает, правильно не правильно, своевременно не своевременно вводятся те или иные ограничения. По словам мэра Собянина, собственно, все очень верно, и Москва не лидирует в списке по ограничениям. Как вы считаете, ограничения действительно работают? Ведь очень много историй про то, что в метро всем можно, а в театр ограничения, в музей ограничения, а в метро все.

Максим Скулачев: Ну, как биолог и эпидемиолог я бы сказал, что любые ограничения полезны в данной ситуации. И опять же, хоть, может быть, это и не запрещено, я категорически не рекомендовал бы сейчас ходить на новогодние елки, шумные большие корпоративы и т. п. Вирус никуда не делся, более того, мы не знаем, когда начнется вспышка «омикрона», вы можете просто испортить себе Новый год. И лучше его провести с семьей на свежем воздухе, особенно не приходя в какие-то места, где много народу.

Иван Князев: Ну то есть корпоративы – лучше поберечься?

Максим Скулачев: Ну или провести их на катке, прекрасное место.

Марианна Ожерельева: Удаленно, новый формат.

Иван Князев: На морозе безопаснее.

Анна, Саратовская область. Здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Анна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Скажите, пожалуйста, я могу ревакцинироваться на 10 дней раньше?

Максим Скулачев: Да, конечно. Это очень приблизительно, вот эти полгода – это плюс-минус месяц-другой ничего страшного. Лучше минус, чем плюс.

Иван Князев: А еще вот такой часто задаваемый вопрос, ну на неделю позже либо на неделю раньше вторым компонентом, там вот в чем нюансы?

Максим Скулачев: Тоже раньше не стоит, а вот чуть-чуть отнести на попозже, если вы не успели прямо ровно в 21 день, по-моему, до второго компонента сделать, а через 28, никаких проблем, только лучше будет.

Марианна Ожерельева: Максим, а как вы считаете, вот сейчас, может быть, ваше окружение, все-таки почему вакцинируются? Потому что боятся или потому что понимают, что необходимо, это защита их здоровья и их семьи?

Максим Скулачев: Я бы сказал, что главная мотивация – забота о собственной жизни. Вакцинированные очень редко попадают в реанимации и практически не умирают при COVID-19. Все сообщения моих знакомых, наших сотрудников из института, которые погибли от COVID, – это все были невакцинированные люди. Статистика железная по всем странам. Поэтому если вы не хотите попасть в ковидную больницу, очень простой способ это не допустить – это вакцинироваться.

Иван Князев: Максим Владимирович, по прогнозам ВОЗ, тут уже глава ВОЗ заявляет, что в 2022 году хотелось бы уже по всей планете 70% населения вакцинировать и т. д., тогда мы можем победить коронавирус. Как вы думаете, реален вот этот вот срок?

Максим Скулачев: Как ни странно, это реально. Вот еще год назад в интервью я говорил, что откуда мы возьмем столько вакцины, их эффективность непонятна, логистика непонятна и т. п. Сейчас производители, в том числе в нашей стране, за что им огромное спасибо, научились производить ее в огромных количествах, которых вполне хватит на миллиарды людей на всей Земле. Поэтому, как ни странно, это выглядит вполне реалистично.

Иван Князев: Я просто немножко уточню свой вопрос, что я имел в виду. Вот смотрите, часть людей, в нашей стране сколько, около 60% вакцинированных, 60% коллективного иммунитета, часть невакцинированных. Появился новый штамм, против которого, возможно, потребуется новая вакцина, и просто вот это может до бесконечности продолжаться: одни будут вакцинироваться, ревакцинироваться, новые штаммы – снова вакцинироваться и т. д.

Максим Скулачев: Ну, важно все-таки, почему нас беспокоит COVID-19? – потому что это смертельно опасное заболевание для людей без иммунитета. Те, которые переболели, а еще лучше, если вакцинировались, имеют иммунитет, и они превратили COVID-19 в обычный, неприятный, конечно, со всякими «приключениями», но ОРВИ. И тогда можно изучать эту болезнь, смотреть распространение, предлагать новые варианты вакцин, но это уже не является такой критической, чрезвычайной ситуацией для всего мира. Пока является.

Поэтому появление иммунитета хоть против какого-то варианта пока, включая «омикрон», для всех вариантов коронавируса резко, в десятки раз снижает смертность. Вот этого надо добиться, а потом мы... Да, может быть, он не исчезнет и будет представлять проблему, ученые будут разрабатывать всякие варианты лекарств, кстати, новые лекарства сейчас появляются от COVID-19, поэтому работа продолжится. Но мы выйдем из режима чрезвычайной ситуации, вот этого бы очень хотелось добиться.

Марианна Ожерельева: Максим, а по вакцине – прошла информация, что, возможно, на российский рынок придет южнокорейская вакцина. Как вы считаете, да или нет и насколько сильно может поменять ситуацию, что еще появится альтернатива тому, что уже существует, альтернатива нашему?

Максим Скулачев: Ну, тут немножко странно, что южнокорейская, в принципе пфайзеровская и модерновская вакцины прекрасные, почему бы их не пустить, они проверены уже на миллиарде человек.

Марианна Ожерельева: Так.

Максим Скулачев: Но тут общий принцип – больше вакцин хороших и разных.

Марианна Ожерельева: Ага.

Максим Скулачев: Последние данные показывают, что именно комбинация разных вакцин лучше всего защищает от омикрон-варианта, поэтому их комбинирование – это очень правильный вариант, я только приветствую появление новых вакцин.

Марианна Ожерельева: Давайте звонок послушаем?

Иван Князев: Да, Елена из Ленинградской области. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте.

Зритель: Я хочу задать доктору вопрос. Мне 65 лет, мне сделали прививку «Спутник Лайт». Убережет ли она меня от «омикрона», и нужна ли мне ревакцинация?

Иван Князев: Только «Спутник Лайт»?

Максим Скулачев: Если сделать только «Спутник Лайт», это немножко странно, значит, у вас была раньше вакцинация или болезнь, тогда это оптимальный вариант, у вас должен быть иммунитет. Это не дает гарантии от заражения, но уже вероятность заражения существенно снижена. И если вы все-таки подхватите этот вариант, скорее всего, все пройдет легко. Именно с этим связан некий слух, что «омикрон» легкий. Похоже, что это не так, но поскольку данные получаются только с вакцинированных людей, у них он проходит очень легко, поэтому, скорее всего, все спокойно, вы защищены, не очень беспокойтесь.

Марианна Ожерельева: Вот слушаю звонки, и правда вопрос: то есть люди спрашивают, они не понимают, привились этой, можно ли другой. То есть все-таки у нас не очень хорошо сегодня разъясняется гражданам, что с чем можно сочетать, в какие сроки? Потому что, правда, есть некая чехарда, привилась не привилась, не знаю, переболел не переболел. Есть такая проблема, непонимание действительно массовое?

Максим Скулачев: Да, конечно, конечно, она есть. Но тут все просто: нужно обязательно вакцинироваться и дальше через полгода, может, чуть раньше, сделать бустерную прививку, если вы не болели. Если вы болели, достаточно одной бустерной прививки тоже где-то в районе полугода, а лучше вообще сделать это сейчас, пока «омикрон» не пришел, и тогда, может быть, он до нас вообще не дойдет, потому что массовая такая свежая вакцинация, свежий иммунитет может не дать ему распространиться. Тогда все мои прогнозы про конец января отменяются и я был неправ.

Марианна Ожерельева: Максим, получается, существующие ПЦР-тесты фиксируют, распознают и «омикрон» уже на сейчас?

Максим Скулачев: Да, «омикрон» распознается ПЦР-тестами, там зачастую эти тесты дают не три полоски, а две, и так можно отличить «омикрон» от других вариантов. Но так или иначе «омикрон» распознается и ПЦР-тестом, и, самое главное, тестом на антиген, это вот тест, который делается за минуту, делаете себе мазок ватной палочкой и через несколько минут определяете, есть вирус или нет. Это крайне эффективный способ, который можно делать у себя на работе или дома. И если появились две полоски, кто-то заражен коронавирусом, просто этого человека отправить домой, чтобы он больше не распространял инфекцию.

Иван Князев: Тут по поводу все-таки, как часто можно делать прививку, ревакцинироваться, вспоминают все-таки Владимира Вольфовича Жириновского, который уже 8 раз привился, ну и народ пишет, что как бы ничего страшного, лишний раз хуже не будет. Правда это? Говорили уже об этом.

Максим Скулачев: Да, в принципе хуже не будет. Если прививки делать слишком часто, то чем вы рискуете? – что это будет бессмысленная прививка, иммунитет от предыдущего укола не даст вообще организму среагировать, там уже дальше повышать антитела некуда.

Иван Князев: Ну то есть в разумных пределах лучше все-таки слушать профессионалов, да, когда советуют делать ревакцинацию?

Максим Скулачев: Естественно. Ну, конечно, несколько месяцев между прививками должно быть, иначе это как-то уж совсем.

Иван Князев: Виктор, Московская область на связи.

Марианна Ожерельева: Виктор, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: У меня вопрос есть. Я прививался «Гам-КОВИД-Вак», я сделал два укола. Вот мне сегодня надо было идти делать третью вакцинацию, но мне предложили «Спутник V» и снова два укола. Вот как это влияет?

Максим Скулачев: Это хороший вариант, если вам больше 65, сейчас рекомендуется делать полный «Спутник» для ревакцинации. Я знаю, у нас все пожилые научные сотрудники в МГУ тоже сделали ревакцинацию полным «Спутником», поэтому соглашайтесь, это правильная рекомендация.

Иван Князев: Спасибо вам большое! Максим Скулачев был с нами на связи, ведущий научный сотрудник МГУ имени М. В. Ломоносова, молекулярный биолог. Уважаемые друзья, все те, кто не успел задать свой вопрос, дозвониться либо написать SMS, у вас будет возможность это сделать еще на этой неделе, мы фактически каждый день обсуждаем тему коронавируса.

Через несколько мгновений будем разбираться с ростом цен на стройматериалы, потихоньку уже подбираемся к новостям следующего года, так скажем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
Какие ещё новости о COVID-19 обсуждает весь мир?