Учителям заплатят по-новому

Учителям заплатят по-новому
Сергей Лесков: Никто из вице-премьеров никогда не участвовал в выборах. Ориентация наших чиновников на мнение начальства, а не электората - вещь достаточно опасная
Капитализм. Мир разочарован
С новым правительством! Китайский вирус перебрался через океан. Зима тёплая, а счета за отопление - прежние? Самые ленивые регионы. Разочарование в капитализме
Владимир Морыженков: На чиновничьем месте ты не можешь продемонстрировать результаты эффективной работы
Никита Кричевский: Мишустин - человек творческий и адекватный, который не будет разбрасываться лозунгами, который будет работать
Татьяна Овчаренко: Перетоп допустим только на 4°С. Всё, что сверх того, вы не только не оплачиваете, но и сдираете с них - 0,15% за каждый час этого безобразия
Галина Кожевникова: Внимание СМИ к «уханьской пневмонии» избыточно
Помогли на свою голову... Почему у нас инициатива наказуема?
Посёлки Пермского края «оторваны от медицины». Жители лечатся у врача-пенсионера на дому
Убрал с дороги дерево – штраф! Засыпал яму – штраф!
Гости
Евгений Ямбург
заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик Российской Академии образования, директор московского Центра образования №109
Сергей Комков
президент Всероссийского фонда образования

Петр Кузнецов: Все только начинается. Систему оплаты труда учителей в школах нужно изменить, и сейчас Минпросвещения готовит поправки в Трудовой кодекс. Об этом сообщила уже глава министерства Ольга Васильева.

Ольга Арсланова: Что же изменится? Сейчас, как многие из вас знают, регионы и школы самостоятельно решают, как распределять деньги, то есть сколько платить в окладе, а сколько оставить на надбавки к этим окладам. Давайте посмотрим, что же советует министерство, что, как считают чиновники, нужно изменить.

По крайней мере говорят, что так будет справедливее, если 70% фонда оплаты труда учителей отправлять как раз на оклады, то есть на что-то незыблемое, стабильное. Причем оклады эти будут за одну ставку, то есть за 18 уроков в неделю. И только 30% от этой общей суммы должно выделяться на различные надбавки. Ну вот сейчас, по словам Васильевой, далеко не все вот эту пропорцию 70 на 30 соблюдают, хотя ее уже давно рекомендуют, но регионы...

Петр Кузнецов: Да, знаменитое, я как раз хотел сказать, 70 на 30, об этом много говорят.

Ольга Арсланова: ...сами выбирают, устраивает ли их вот это, могут ли он себе это позволить или делают что-то по-другому. И в итоге средняя по региону зарплата складывается только за счет того, что педагоги берут дополнительную нагрузку. На бумагах при этом это нигде не числится, всегда можно отчитаться, что зарплаты соответствуют стандартам. При этом работают педагоги в России в основном на 1,5 ставки и больше.

Изменится ли что-то, важно понять? И очень хочется поговорить сегодня в первую очередь с педагогами: вы вот в эту схему 70 на 30 верите? Она вам поможет в вашей жизни, станет вам комфортнее, станет ли ваша зарплата больше? Вы ждете вот этих поправок в Трудовой кодекс? Позвоните и расскажите.

Петр Кузнецов: Или тут с чего-то еще нужно заходить, несколько с другого? Или формула должна сама выглядеть по-другому? Вообще оклад на основании чего должен формироваться? Расскажите нам, пожалуйста, потому что действительно сейчас ставки даже в разных районах одной области, бывает так, сильно отличаются.

Сергей Комков, президент Всероссийского фонда образования, с нами на связи. Сергей Константинович, приветствуем вас.

Сергей Комков: Да, добрый день, коллеги.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, вы согласны с тем, что все начинается с неопределенного вот этого базового оклада учителей? Где-то равен МРОТ, где-то сильно ниже, и бывает, что гарантированная часть даже до 10% доходит.

Сергей Комков: Вы знаете, я думаю, что не с этого надо начинать.

Петр Кузнецов: Так.

Сергей Комков: Надо начинать вообще со статуса учителя, с того, что учитель в разных регионах России имеет совершенно разный статус. Вот надо менять закон об образовании. Об этом много раз говорил мой друг и мой близкий товарищ, депутат Государственной Думы, первый зампред Комитета Государственной Думы по образованию и науке Олег Николаевич Смолин.

Петр Кузнецов: Ага.

Ольга Арсланова: Сергей...

Петр Кузнецов: Да, Сергей Константинович. То есть как было раньше? Учитель получал зарплату исходя из своей квалификации, категории и количества часов.

Сергей Комков: Совершенно верно, независимо от того, где, в каком регионе он работает. Сегодня...

Ольга Арсланова: Но давайте справедливости ради, Сергей, отметим, что статус разный в разных регионах не только у учителя. Вот эта ситуация, когда в Магадане 80 тысяч получает учитель, а в Дагестане 20 тысяч, это действительно печально. Но так происходит с каждой профессией в зависимости от региона.

Сергей Комков: Нет, дело в том, что надбавки региональные там были северные, значит, были некоторые надбавки, связанные с особыми природными условиями, это немножко другое, мы давайте вот этого не будем касаться. Но вот базовая ставка учителя...

Ольга Арсланова: Зарплаты разные в регионах у всех, не только у учителей, и дело не в профессии, дело в региональных различиях, вот о чем речь.

Сергей Комков: Да, да. А вот базовая ставка учителя была везде одинаковая, а сегодня базовая ставка учителя в каждом регионе определяется в зависимости от самого региона, потому что учитель получает, так сказать, в пределах уровня средней заработной платы по региону. И если регион дотационный и там нет практически доходов, то он и получает мизерную заработную плату, а если регион успевающий, преуспевающий, то там высокая заработная плата. Вот поэтому у нас есть регионы, в которых учителя получают очень высокую заработную плату, а есть регионы, в которых учителя получают мизерную заработную плату, потому что они считаются там фактически учителями уже, живущими в дотационном регионе, фактически живущими как бы в другой стране.

Петр Кузнецов: Сергей, а можно уточнить? Вот вы сказали, что оклад зависит от конкретного региона. А от региона, или у нас может доходить до того, что это зависит от конкретного директора конкретной школы? То есть со стимулирующими понятно, здесь все зависит от отношений с директором, а вот что касается оклада? Или это все-таки правда формируется на уровне верхнем?

Сергей Комков: Вот в основном это регулируется на уровне муниципальном и региональном. От директора, конечно, кое-что зависит, он там может немножко распределять, но для этого есть система все-таки школьных советов, определяется там школьной администрацией...

Петр Кузнецов: Ну понятно, контролирующий орган какой-то есть.

Ольга Арсланова: Вот вы сейчас очень важную вещь сказали о том, что на муниципальном уровне это решается. Вот смотрите, в Москве очень многие школы, даже вот эта вот аббревиатура ГБОУ, то есть это государственное бюджетное образовательное учреждение, да? А все ли учреждения образовательные, все ли школы в российских регионах являются вот такими бюджетными, государственными учреждениями? Или это муниципальные учреждения, и никакой федеральный закон, соответственно никакой Трудовой кодекс ничего не изменит для них, все равно они будут решать исходя из тех средств, которые у них есть, сколько платить учителям?

Сергей Комков: Вы знаете, они называться-то называются ГБОУ, но по факту они все являются муниципальными, потому что, значит, по закону об образовании государство передает все эти полномочия именно муниципалитетам и регионам. Поэтому фактически государственный орган, Министерство просвещения все эти полномочия передало регионам, а регионы уже, так сказать, исходя из своих возможностей оплачивают так, как считают нужным, исходя из своих возможностей, вот и все. Поэтому единой, так сказать, тарифной сетки оплаты учителей по стране нет и пока еще не существует, поэтому неоднократно вносилось предложение изменить закон об образовании, создать такую единую как бы систему оплаты труда по всей стране и перестать издеваться над педагогическими работниками по стране, вот и все.

Петр Кузнецов: И возвращаясь к началу нашего разговора, отвечая на вопрос, что брать за основу этого оклада, вы бы ответили, что не МРОТ, не два МРОТ, а именно статус учителя, верно?

Сергей Комков: Да, его квалификацию, его статус, и дальше уже говорить о том, что вот дополнительные все нагрузки уже оплачиваются дополнительно. Первоначально это берется его начальная ставка, а плюсом уже берется дополнительно все, что он берет сверх того. Но уже дальше определяет администрация школы так, чтобы учитель не был сверхмерно перегружен, чтобы он мог исполнять свои обязанности.

Петр Кузнецов: Да, спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Это формула от Сергея Комкова, нашего первого эксперта.

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем беседу. К нам присоединяется Евгений Ямбург, заслуженный учитель России, доктор педагогических наук, директор Центра образования №109 города Москвы. Евгений Александрович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Евгений Ямбург: Здравствуйте, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вот нам пишут зрители о том, что тарифная сетка формально и так одна на всю страну, но почему-то не работает. Вот по вашим наблюдениям, почему такое неравенство у учителей в разных регионах?

Евгений Ямбург: Да нет, тут немножко вы все запутали, я слышал часть разговора. Значит, смотрите, здесь целый ряд есть очень таких презумпций. Ну, во-первых, начнем с того, что оплата бюджетников отнесена к полномочиям субъектов федерации. Дальше есть майские указы президента, где очень четко определено, что заработная плата бюджетников, в частности учителя, не должна быть ниже средней по региону, имеется в виду в том числе промышленность и так далее. Обращаю ваше внимание, не ставка учителя за 18 часов, а заработная плата. Нарушать это никак...

Ольга Арсланова: То есть все, что получается в итоге вместе с надбавками... ?

Евгений Ямбург: Можно я закончу? Нет-нет, подождите, не торопитесь, надо очень точно все знать, конкретно. Это означает, что ни один директор, никто не может это нарушать. И если, скажем, средняя по региону 15 тысяч, значит, не меньше 15 тысяч; если средняя по региону 68 тысяч, значит, не меньше 68, и нарушать это никто не может. Но обращаю ваше внимание, там сказано не про ставку, а про зарплату. Поэтому для того чтобы выполнить этот указ, а директоров мониторят, в ряде регионов приходится давать не 18, а 25–30, даже 50 часов, для того чтобы выполнить этот указ. Нарушать его никому нельзя вплоть до снятия с работы, это надо понимать.

Теперь следующий момент. Вот 70 и 30, за работу 70, стимулирующие 30. Во многих регионах это уже соблюдается, в Москве давным-давно. Но дело не в соотношении ведь здесь, а дело в том, что действительно уровень жизни разный, грубо говоря, если в каком-нибудь Брянске 15 тысяч будет зарплата, за ту же работу, скажем, в крупном городе или регионе, который является, скажем, донором, там будет в несколько раз больше. Как это уравнять, вопрос очень сложный, потому что здесь есть Бюджетный кодекс, здесь права регионов, которые за это отвечают. Это не такая простая задача, это не то что директор что хочет, то и воротит, понимаете? Здесь все гораздо сложнее.

Петр Кузнецов: Евгений Александрович, возвращаясь к этой формуле 70 на 30, есть опасения, что это выравнивание будет происходить по типу исполнения майских указов.

Евгений Ямбург: Понимаете, я еще раз хочу сказать, что, если вы выравниваете, условно говоря, 70 и 30 из 15 тысяч зарплаты или как в Екатеринбурге 30 тысяч, это одно выравнивание, а если как в крупном городе, скажем, 68 тысяч, это другое выравнивание. То есть вопрос не в выравнивании, а вопрос действительно в том, что каждый регион фактически имеет полную автономию, назначая вот эту самую среднюю заработную плату и так далее.

Ольга Арсланова: Евгений Александрович, а как вам кажется, вот эту автономию есть смысл упразднить? То есть есть ли смысл централизованно выплачивать определенные оклады, чтобы Москва это регулировала?

Евгений Ямбург: Вы знаете что? Вот я хочу сказать, что это очень амбивалентная вещь, здесь есть плюсы и есть минусы. Потому что я очень боюсь... Вот сейчас, скажем, прилично очень платят в Москве, у нас нет проблем с педагогическими кадрами, интересные ребята идут, яркие молодые люди идут и так далее. Если все это уравнять... Я же знаю, уравнивают по нижней шкале. Тогда мы в тех регионах, где прилично, сразу опустим зарплату. Будет ли это хорошо? Не уверен, понимаете? Если бы можно было поднять и сделать, скажем, везде как в Москве, я бы голосовал обеими руками за это, понимаете? Но что-то я в это не верю, потому что по одежке протягиваем ножки: если в регионе у губернатора, я прошу прощения, там и медицина, там и здравоохранение, там и силовики, ну знаете как, не хватит пряников на всех, как пел Окуджава. Алло?

Петр Кузнецов: Да.

Вы сказали про Москву, нам, кстати, писали еще во время других тем похожих на то, что на самом деле в Москве учителям сложно устроиться, вообще тяжело устроиться, вообще не могут устроиться.

Евгений Ямбург: Это правда, потому что...

Петр Кузнецов: Это правда? Просто вы сказали, что с кадрами в Москве все более-менее прилично.

Евгений Ямбург: Это правда, во-первых, потому что все-таки прилично платим, в этой ситуации сегодня, в условиях кризиса, когда, скажем, и мелкий, и средний бизнес лежат на боку, и многие другие вещи происходят, здесь вполне прилично, то есть это позволяет уровень жизни нормальный молодому даже учителю вести, даже молодым доплачивают, пока они не получили высших категорий. Поэтому, конечно, здесь... И не только, кстати, здесь, я знаю регионы, очень разная у нас страна, где очень приличные не только зарплаты, но и отношения к молодым учителям и так далее. И там трудно устроиться, там вакансий нет. А есть там, где практически настолько не хватает учителей, что ведут по 50 часов не только потому, что директора навязывают, а просто некому войти в класс.

Ольга Арсланова: Скажите, а как на уровне государства меняется отношение к учителю? Мы все помним эту формулу премьер-министра о том, что учитель – это призвание, деньги ему не очень-то нужны. Сейчас меняется это отношение?

Евгений Ямбург: Ну, министр не так говорил, это вы немножко так самостоятельно трактуете. Здесь есть две таких стороны. Дело в том, что, к сожалению, психологически школа стала сферой обслуживания, и в этой ситуации существует правильная финансовая категория образовательной услуги, ну с точки зрения расчета зарплаты, денег и так далее, и абсолютно неправильное отношение «поди, принеси и продай», понимаете? И в этой ситуации, конечно, отношение к учителям везде очень разное, но, к сожалению, среди значительной части родителей оно, на мой взгляд, пока достаточно потребительское.

Ольга Арсланова: То есть отношение должно в первую очередь в обществе меняться к учителям, и учителя сами, наверное, по-другому должны относиться?

Евгений Ямбург: Понимаете, учителя... Поверьте, я полвека в профессии: учителя не идеальные люди, мы делаем ошибки, очень сложные сегодня и программы, и дети сложные, и так далее, мы не идеальны. Но учителей унижать нельзя. Вот была замечательная песня, стихи были Дементьева «Не смейте забывать учителей». Я бы сказал, не смейте унижать учителей, потому что униженный учитель никогда ребенка с собственным достоинством не воспитает. Конечно, нужно, чтобы менялось отношение в обществе.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Мы предлагаем на этом закончить эту тему. Спасибо. Это Евгений Ямбург.

Продолжим через несколько секунд. Давайте поговорим о ваших кредитах.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски