Угрозы тёплой зимы

Угрозы тёплой зимы
Карантин за свой счёт. Экономика взаперти. Кредит для зарплаты. Наварились на гречке. Отпущение грехов. Кому паёк?
«Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях». Продолжение
Выживание бизнеса: хватит ли помощи от государства?
Сергей Лесков: Закрытие религиозных учреждений может посеять ту самую панику, которая лучший союзник любого вируса
Как трудности меняют человека?
Ажиотажный спрос и курс доллара никак не могут влиять на цену крупы, которая уже расфасована и лежит на складах
Личный контроль: безопасность мегаполисов
Экономика взаперти
Селфи на пляже больше не в тренде. Как соцсети реагируют на карантин
Робот - друг ребёнка
Гости
Дарья Бокучава
сотрудник лаборатории климатологии института географии РАН
Екатерина Чекоданова
товаровед в селе Яр-Сале (Ямало-Ненецкий автономный округ)

Оксана Галькевич: А тема у нас сейчас такая. Пока мы тут в Центральной России с вами радуемся так называемой теплой зиме – «европейской», как говорят…

Иван Князев: Ну, не все, наверное, радуются. Но во всяком случае не страдаем.

Оксана Галькевич: …но наши северяне-то вот точно в этот момент не радуются. Потому что у них очень много из-за этого проблем. Вот у нас с конца осени нормальных морозов-то особо и не было, и снега в принципе, по-хорошему. А вот в широтах повыше погода – там, представляете, что творится? В этом году даже зимники не везде смогли открыться. А это на самом деле очень большая проблема для жителей таких регионов. Что не так вообще с нашим климатом? Вы замечаете, уважаемые телезрители? Как-то он меняется, какие-то перемены? Вот если есть что сказать по этой теме, пишите нам или звоните. Мы в прямом эфире. Телефон у вас на экранах.

Иван Князев: Знаете, Оксана, есть у меня такая мысль, что здесь дело совершенно не в климате, почему не работают некоторые зимники.

Оксана Галькевич: Но мы попробуем в этом разобраться. Но сначала давай подключим сотрудника лаборатории климатологии Института географии к нашей беседе. Дарья Бокучава. Дарья Дмитриевна?

Иван Князев: Здравствуйте, Дарья Дмитриевна.

Дарья Бокучава: Да. Здравствуйте.

Иван Князев: Ну что, действительно зима у нас такая теплая и поэтому зимники мы не запустили? Не смогли подготовиться или просто не стали рисковать? Что происходит?

Дарья Бокучава: Мне сложно определить, вот именно почему конкретно не были открыты зимники. Но по поводу климата – да, я могу сказать, что у нас действительно аномально теплая зима. И то, что именно сейчас происходит, в первую очередь связано скорее с естественными колебаниями атмосферы. И сейчас сложилась такая ситуация, что атмосферная циркуляция находится в такой фазе, когда холодный арктический воздух этой зимой он фактически не выходит оттуда. Т. е. его заброса в средние широты не происходит. И при этом у нас наблюдается активное перемещение атлантических циклонов, которое мы наблюдаем всю зиму, которое доходит в том числе и на Ямал, и даже до Сибири, где, в общем-то, фактически началось их возвращение. Поэтому мы наблюдаем такие положительные аномалии.

Оксана Галькевич: Дарья Дмитриевна, а можно как-то в начале или в преддверии следующего сезона предсказать, какой будет зима, например, в следующем году, или каким будет лето? За какой период есть смысл смотреть вперед и загадывать?

Дарья Бокучава: Климатическая норма вообще считается 30 лет. А в данный момент климат, конечно, так или иначе меняется. Поэтому очень, очень сложно сейчас рассказать, что будет в следующем году. Вот точно нельзя сказать, что – да, в следующем году будет так же. Нет, совершенно нет. Атмосфера – очень подвижная система. И в следующем году фазы атмосферной циркуляции могут быть другие. Могут быть отрицательные, и как раз наоборот мы можем наблюдать сброс этого арктического воздуха в … . Такая ситуация тоже может быть.

Оксана Галькевич: Спасибо, спасибо большое.

Иван Князев: Да. Спасибо. Дарья Бокучава была с нами на связи, сотрудник лаборатории климатологии Института географии Российской академии наук.

Оксана Галькевич: А я вот, собственно, почему задала этот последний вопрос. Потому что у жителей северных регионов очень важные вещи привязаны к тому, насколько суровой будет зима или теплым лето. Они так планируют свою жизнь. От этого зависит пропитание, наличие пропитания в магазинах.

Иван Князев: Да, они, в отличие от европейцев, не мечтают о теплых зимах.

Оксана Галькевич: Вот у нас есть звонок, насколько я понимаю, нам сообщают. Захар, Ямало-Ненецкий автономный округ. Отлично, как раз тот самый регион, о котором…

Иван Князев: Да, местный житель у нас на связи.

Оксана Галькевич: Захар, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Захар.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Ну, рассказывайте ситуацию. Что у вас сейчас там происходит? Работают ли зимники? Как вы по ним ездите? Или не ездите?

Оксана Галькевич: Может, у вас уже травка там зеленеет, солнышко блестит?

Зритель: Зимники у нас… Здравствуйте. У нас зимники не отвелись. И мы с ребятами съездили, сделали сами замеры уже. Мы доехали до соседнего населенного пункта, померили зимник. В самом глубоком месте было 85 см. А так лед 90-95 см. Но дальше мы не поехали. Там невозможно было ехать.

Оксана Галькевич: А почему невозможно? Не чищено просто, да? Снега очень много, не пройти.

Зритель: Да. Нечищеного снега очень много. И просто нам не проехать было на машине. Мы и так промучились полдня.

Оксана Галькевич: Слушайте, Захар, а кто должен этим заниматься? Вот эти зимники прокладывать, дорогу чистить?

Зритель: В первую очередь – глава Ямальского района, я считаю. Так как он отвечает за весь Ямальский район, я считаю, что он должен все контролировать. Все организации, которые этим занимаются, насколько мне известно, выделяются деньги на это, на зимники, но никто этим не хочет заниматься.

Иван Князев: Пора обращаться уже куда-то. В прокуратуру, Захар, например, не знаю, в прокуратуру в ту же, с тем же губернатором надо разговаривать-то…

Оксана Галькевич: Ну, вы власти хотя бы местные трясли за грудки? Говорили?

Зритель: Знаете, в прокуратуру бесполезно, они повязанные.

Иван Князев: Ну, в смысле, как? Они вообще что говорят? Вот если вы писали обращение, а вам отказали, тогда можно сказать. Ну, а вот…

Зритель: Пока мы пишем, уже и весна придет.

Оксана Галькевич: Но, слушайте, а деньги-то, вы говорите, выделяются. Значит, надо посмотреть вообще, куда эти деньги ушли, коли они были выделены на самом деле.

Зритель: Ну, да… Вот так что-то и выделяется.

Оксана Галькевич: Но это интересная тема, Захар. Я вам очень советую с прокуратурой как-то связаться, если уж ваши местные власти не хотят давать ответ. Это вам надо прямо сделать обязательно.

Зритель: Да.

Оксана Галькевич: Вздыхает Захар. Захар, давайте, в общем, там, связывайтесь с вашими соседями, занимайтесь этим вопросом. Это действительно, может быть, очень интересные выводы вы потом получите. Спасибо. Это был Захар, наш телезритель из Ямало-Ненецкого автономного округа. Кстати, у нас есть видео от местных жителей, тоже одного из северных поселков. Расскажем вам просто коротко историю и еще раз покажем эти кадры. Яр-Сале называется этот поселок. Там 7 тыс. человек живут. Они по льду ездят, ну, можно сказать, на свой страх и риск, потому что официально дорога не открыта. Вот за продуктами нужно добираться в Салехард: так, на секундочку, 250 км. В самом селе резко подорожало сейчас все, в первую очередь бензин. А буханка хлеба, например, стоит 65 руб., сгущенка 123 руб. Зимой продукты на Ямале в принципе традиционно дорожают, но в этом сезоне там просто все возможные рекорды были побиты.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Фактически это дорога жизни для жителей Яр-Сале. Как для блокадного Ленинграда в свое время.

Оксана Галькевич: Да, да.

Иван Князев: Зимник всегда был до Аксарки, но в этом году, по мнению властей… власти считают, что лед слишком тонкий, поэтому не надо туда пускать вообще никакую технику, никакие автомобили: она по нему просто не пройдет. Ну, а вот жители сами пробурили лунку и измерили…

Оксана Галькевич: Ну, это то, что нам Захар про это рассказывал.

Иван Князев: Да-да, то, что нам Захар рассказывал. Там, Захар сколько говорил, 90 см? А вот жители говорят, что 85 см. Т. е. вполне себе можно ездить. Значит, вполне себе можно ездить.

Оксана Галькевич: Ну, по советским нормативам – по крайней мере 30-тонные автомобили должны проходить, вы знаете. А еще в социальных сетях мы видели такие высказывания: люди пишут о том, что там местами стоят сотрудники Госавтоинспекции и, так как дороги нет, то, собственно, можно штраф за это дело схватить, что ты там едешь. Т. е. платный получается такой проезд. Некрасиво как-то, да?

Иван Князев: И, если я не ошибаюсь…

Оксана Галькевич: При выделенных-то деньгах на зимничек. Если это так.

Иван Князев: Ну, да. Так они еще и разрешают проехать, если вот так вот, если поговорить.

Оксана Галькевич: Ну, за штрафы, да?

Иван Князев: Да-да.

Оксана Галькевич: Конечно.

Иван Князев: Вполне себе.

Оксана Галькевич: У нас на связи, вот мы сейчас еще хотим поговорить с товароведом из этого села Яр-Сале в Ямало-Ненецком автономном округе. Екатерина Чекоданова. Екатерина, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Екатерина.

Екатерина Чекоданова: Здравствуйте.

Иван Князев: А как вообще тогда в таких условиях осуществляется снабжение вот этих населенных пунктов?

Оксана Галькевич: Продуктами, да. Необходимыми какими-то товарами.

Иван Князев: Продуктами, элементарными. Конечно.

Екатерина Чекоданова: Вообще осуществляется только двумя путями. Либо, если это летнее время, по воде. А в зимнее время это зимник. Также мы еще имеем как бы сезон, это два раза в год, –распутица: значит, уже мы не осуществляем.

Иван Князев: Но сейчас воды вроде как нет, а зимники не работают.

Оксана Галькевич: Вот да, что в этой ситуации, как вы – справляетесь, я не знаю, как сказать, выкручиваетесь как?

Иван Князев: С вертолетов сбрасываете? Наверняка скоро до этого дойдет.

Екатерина Чекоданова: Выкручиваемся. Стараемся справляться. Люди не должны страдать. Люди должны, как говорится, получать продукты питания, так как это север и люди должны питаться.

Оксана Галькевич: Нет, люди должны питаться, мы с вами согласны совершенно. Но вот 7 тыс. человек у вас в поселке живет, да? если я правильно понимаю.

Екатерина Чекоданова: Ну да.

Оксана Галькевич: Это достаточно большие объемы продовольствия и необходимых товаров. Как вы их сейчас доставляете? Зима у вас длинная, зимника в этом году, официальной дороги, нет. Как?

Екатерина Чекоданова: Доставляем трэколами. В основном, ну, как бы, доставляем. В основном это трэколы, машины, но меньше грузом. Уже больших грузов мы не можем поместить, поэтому бывает несколькими машинами.

Оксана Галькевич: Скажите, а сколько это стоит – туда-сюда съездить? В Салехард и обратно.

Екатерина Чекоданова: Честно, я этим не занимаюсь, и я не знаю, сколько это будет стоить. Я вам не могу сказать, это уже более компетентные люди. Единственное я только знаю, что если человеку нужно доехать в Салехард, просто чтобы приехать в Салехард, на трэколе в селе стоит от 4 до 4,5 тыс. в одну сторону.

Оксана Галькевич: 4,5 тыс. туда, 4,5 обратно. Слушайте, это сурово на самом деле. Это большие расходы.

Екатерина Чекоданова: Это да.

Иван Князев: Если в одну линию, ну конечно.

Оксана Галькевич: А если с семьей надо ехать, по делам какими-то, мало ли. Да за теми же продуктами.

Екатерина Чекоданова: Ну, и за продуктами. Но, кроме продуктов, еще люди имеют такое свойство, как болеть. И иной раз надо и…

Оксана Галькевич: Так у вас и врачи все там в Салехарде? На месте ничего нет?

Екатерина Чекоданова: Нет, поликлиника-то есть и врачи есть…

Иван Князев: А, ну слава богу.

Екатерина Чекоданова: …но бывает такое, что, скажем так, есть такое, что они не могут, нужно ехать в Салехард. Вот. Поэтому. А вертолет у нас 5600…

Оксана Галькевич: Это еще дороже, да.

Иван Князев: А часто вообще вертолет-то летает? Просто вот вы сказали, у вас там поликлиника. А если что серьезное случилось? Я же не думаю, что у вас там есть такие операционные, которые какой-нибудь тяжелый случай могут прооперировать.

Екатерина Чекоданова: Ну, честно, я в этой среде не могу…

Иван Князев: Ну хорошо, вертолет часто летает?

Екатерина Чекоданова: Да. Ну, вертолеты, да, у нас летают. Ну, если только бывает из-за непогодных условий.

Оксана Галькевич: Екатерина, сколько магазинов у вас на поселок?

Екатерина Чекоданова: Ой. Магазинов-то – как бы у нас хватает магазинов. Поэтому количество особо я вам не смогу сказать. Потому что, ну, я знаю только в том, в котором я работаю, и еще один магазин продуктовый.

Оксана Галькевич: Сейчас какого-то жестокого дефицита нет, но есть недостаток чего?

Екатерина Чекоданова: Жестокого дефицита мы стараемся не допускать. Потому что уже стараемся, привозим, как можно, ну в общем, возим.

Оксана Галькевич: Ну, в общем, вы – люди бывалые, что называется, знаете, чего ждать и к чему готовиться, я правильно вас поняла, да?

Екатерина Чекоданова: Ну, да, да.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Екатерина Чекоданова: Я ж говорю: как-то быть людям полезным.

Иван Князев: Понятно.

Екатерина Чекоданова: Потому что чтобы люди приходили, покупали. В магазине у нас – ну, вот тоже, привезли, чтобы самое необходимое хотя бы. Ну, и балуем, конечно, пытаемся, чтобы что-то было и человек мог выбрать на любой кошелек.

Иван Князев: Да. Спасибо, Екатерина.

Оксана Галькевич: Спасибо. Екатерина Чекоданова, товаровед. Это село Яр-Сале у нас было из Ямало-Ненецкого автономного округа на связи.

Иван Князев: Знаешь, Оксана, мне кажется, там ядерная война начнется – они будут говорить: «Да ну, все хватает, да ну, все нормально. Мы нормально, мы … открыли» и т. д.

Оксана Галькевич: По крайней мере, друзья, вот вопросы местным властям и прокуратуре задать очень было бы полезно, скажем так. Меняем тему.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски