Уколоться - и забыть о COVID-19

Уколоться - и забыть о COVID-19 | Программа: ОТРажение | ОТР

Где и почему до сих пор не развернули вакцинацию? И сколько россиян уже сделали прививку?

2021-03-05T12:59:00+03:00
Уколоться - и забыть о COVID-19
Газификация: 90% к 2025 году. Мусорная реформа – на «тройку»? Саммит по климату. Центры занятости по-новому. Техосмотр под камеру
Александр Бузгалин: Советский Союз мог быть интеграцией только на основе социалистического проекта. На основе капиталистического проекта его создать нельзя. Это урок и Ленину, и стране
Встреча по-соседски
Смените климат. С какой повесткой выступил Владимир Путин на климатическом саммите?
Президент нажал на газ
Жителям Кыштыма выставили счёт в 25 млн рублей за подключение домовладений к газу. СЮЖЕТ
Владимир Путин призвал провести газ бесплатно к границам земельных участков
В России заработают сто центров занятости нового формата
Поставьте оценку мусорной реформе
Мошенники научились обходить ограничения новой системы техосмотра
Гости
Николай Прохоренко
кандидат экономических наук, первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением

Оксана Галькевич: А теперь более серьезную тему хотим с вами обсудить. У нас довольно разнородная ситуация сейчас с вакцинацией от коронавируса в стране, потому что страна большая. И в каких-то регионах полно свободных окошек по записи на укол, а где-то прививаться еще даже и не начали. Это выяснилось вот накануне. Таких регионов 9, сказал об этом президент. Правда, он не уточнил, что это за регионы такие. Поэтому, друзья, может быть, вы нам позвоните и расскажете: в вашем регионе как обстоят дела с вакцинацией? Там можно записаться? Просто ли это сделать? Или как раз ваш регион один из тех, где вакцины и нет в ближайшей поликлинике? Как организована, кстати, работа в этом направлении? Кстати, сегодня премьер-министр Мишустин должен быть в новосибирском «Векторе». Там, напомню, еще в январе прошлого года, через неделю после опубликования генома нового вируса, уже сделали первую ПЦРТ, а спустя некоторое время занялись и разработкой вакцины. В общем, друзья, работа идет, вакцины у нас создаются, разрабатываются, запускаются. Даже не одна у нас уже зарегистрирована вакцина. Как идет вакцинация, об этом и каких-то нюансах этой кампании давайте будем говорить вместе с вами и с нашими экспертами.

Иван Князев: Николай Прохоренко у нас сейчас на связи, кандидат экономических наук, первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением. Здравствуйте, Николай Федорович.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Иван Князев: Поэтому, вот коль организации – сразу же вопрос. Вот те проблемы с логистикой, о которых упомянул президент, они какие? О чем может идти речь?

Николай Прохоренко: Речь может идти о чем угодно. Потому что логистика достаточно многоэтапная и разнообразная. Ничего конкретного сказано не было. Но не так давно одно из средств массовой информации публиковало (наверное, месяц или полтора назад), публиковало очень подробный разбор всех подводных камней, которые могут встретиться при логистике. И основной – это отсутствие специального оборудования, отсутствие сертифицированных термоконтейнеров автомобильных для перевозок. Ведь из аэропорта надо привезти. Нужно разместить в соответствующие склады, которые оборудованы холодильным оборудованием. И, соответственно, развозить в специальных боксах эту вакцину, чтобы выдержать полностью вот эту холодовую цепь, которая нужна. Но, к счастью, те вакцины, которые у нас сейчас разрешены к применению в Российской Федерации, они не требуют столь серьезных условий, как, например, «Пфайзер».

Иван Князев: Да, там каких-то сложных холодильников и т. п. Я когда прививался, в принципе, в кабинете у врача увидел обычный холодильник. И при мне же доставили там очередную партию вакцин: ну, это была такая обычная сумка-холодильник, два доставщика ее принесли, расписались и т. п. Поэтому, как бы, какие могут быть проблемы там с доставкой?

Оксана Галькевич: Так, Николай Федорович, вы с нами? Такое впечатление, что Николай Федорович…

Иван Князев: Николай Федорович немножко завис.

Оксана Галькевич: Да, связь… А, нет, с нами, с нами.

Николай Прохоренко: Слышу, да, да.

Оксана Галькевич: Николай Федорович, вы знаете вот, обращает на себя внимание… я вдруг подумала, какая интересная ситуация: для того, чтобы вакцину доставить, нужно выдержать вот эту вот, как вы сказали, холодовую цепь, да? Цепочку по доставке. А сама вот эта зараза, безобразие вот это, коронавирус, который мучает нас уже больше года…

Иван Князев: В любую погоду.

Оксана Галькевич: …распространяется вообще в любую погоду. И мороз, и жара, ему нипочем, этому вирусу.

Николай Прохоренко: Ну, вирус-то живой. Это же сама природа. Не надо сравнивать то, что мы делаем ручками, и то, что было сделано до нас за миллиарды, там, лет. Поэтому мы еще здесь, конечно, не достигли таких успехов. Но самое главное то, что, вот на мой взгляд, вопрос даже не в логистике в самой. А вопрос в стратегии вакцинации. Об этом почему-то говорится очень мало.

Оксана Галькевич: Так.

Николай Прохоренко: Да, говорится о том, что нужно привить, например, какие-то уязвимые группы. Но эти группы точно не перечислены. Да, мы относим к ним пожилых людей. Но сначала было – то прививаем пожилых, то не прививаем. Сейчас видим, что вроде бы никаких осложнений нет и пожилым можно прививаться. Потом на всякий случай говорили о том, что огромный перечень заболеваний, при которых нужно с очень большой осторожностью. Сейчас видим, что в принципе осложнений нет, этот список уменьшается, этих противопоказаний. Но мы, наверное, все-таки на уровне страны должны сформировать четкую стратегию. Пожилых – так пожилых. Продавцов, таксистов… Т. е. кого конкретно? Прививать нужно людей, которые находятся в узлах распространения инфекции, которые на самом деле являются сами, смогут заболеть и сами могут стать передатчиками этой инфекции. Вот это в первую очередь. Это врачи и это вот, еще раз говорю, таксисты, это продавцы, кто в рознице торгует, это кассиры. Это вот первая группа, безусловно. Кому прививать в первой группе. И, безусловно, люди, которые находятся в скученных таких местах общего проживания. Это военные, это дома престарелых, это психинтернаты длительного пребывания. Это вот все те зоны, которые…

Иван Князев: Вроде же изначально это и было прописано, вот. Просто, ну, вопрос с пожилыми, мне кажется, это такой эволюционный вопрос. Потому что действительно нужно смотреть, как вакцина будет действовать при тех или иных заболеваниях. Мне кажется, это просто со временем тоже порешается. А вот знаете, еще какой момент, связанный с регионами. Там по какому показателю как бы в первую очередь уже поставляют больше вакцины, а при каком меньше?

Николай Прохоренко: Вот я очень хотел бы этот ответ услышать от того, кто распределяет. Потому что у меня такое впечатление, что никакого четкого регламента распределения нет. И тут и связи губернаторов, тут и готовность или неготовность населения привиться, которая оценивается тоже весьма субъективно. Поэтому мы прозрачности и явного какого-то механизма распределения вакцин по регионам не видим.

Иван Князев: Ну, может, об этом специалисты знают. Может, как бы нам-то необязательно все такие нюансы знать.

Николай Прохоренко: Не думаю. Это было бы опубликовано, поэтому… Мы со всей специальной прессой и изданиями знакомы. Никакого постановления в отношении этого не выходило.

Оксана Галькевич: Давайте выслушаем Татьяну из Волгограда. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Сделали уже прививку?

Зритель: Вы знаете, не сделала прививку. Я пенсионерка…

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: Мне 68 лет. Записалась на прививку, как только Путин объявил об общей вакцинации, т. е. в январе месяце. Вот. Звоню. Они сказали, что пока нет, привиться пока нет возможности. Звоните и звоните. А когда же привиться, неизвестно.

Оксана Галькевич: Вот так. Так, один проблемный регион мы уже вот выявили в прямом эфире. Понятно.

Зритель: … Волгоградская область.

Иван Князев: Спасибо вам.

Оксана Галькевич: Спасибо, Татьяна. Спасибо. Будем знать, что в Волгограде с этим сложности. Николай Федорович, скажите, вот у нас уже не одна вакцина разработана, их уже 4, по-моему. А чем они отличаются?

Николай Прохоренко: Вы знаете, мы здесь, наверное, не сможем с вами обсудить эти различия. Они отличаются по технологии изготовления и некоторым особенностям действия. Этого, я думаю, достаточно. Потому что спрашивать об этом нужно вирусологов и иммунологов.

Оксана Галькевич: Да вы знаете, вот…

Николай Прохоренко: Там и … вакцины, и вот эти, которые векторные на аденовирусе, и прочие. Зачем мы будем сейчас зрителей мудрить этими терминами? Дело в том, что отличия…

Оксана Галькевич: …обывателей в основном интересует как бы по действию, да? Так скажем, по мягкости.

Иван Князев: По категориям, да, кому какая подходит.

Оксана Галькевич: Вот говорят, что «Спутник» пожестче, «ЭпиВак» помягче. Вот эти обывательские такие мнения имеют под собой какие-то основания?

Николай Прохоренко: Но эти мнения основаны фактически только на ощущении после прививки. Они отражают, безусловно, некоторые особенности физиологических процессов, которые происходят в организме. Но мы должны знать, что вакцина оценивается в основном по двум параметрам. В первую очередь по безопасности, в данном случае все испытания по безопасности для всех вакцин пройдены. И второе – по эффективности. Но по эффективности самой вакцины. Эффективность бывает двух видов. Эффективность вакцины в отношении создания антител. Это то, как вакцины создаются. Правда, некоторые специфичным образом нужно измерять. Теми самыми тестами, которые вот именно для этой вакцины и пригодны. А второе, что самое главное, это эффективность вакцины на популяционном уровне. Как она способна убрать возможность тяжелых случаев, уменьшить возможность смертельных случаев и повлиять на узлы вот эти, на факторы передачи инфекции. Вот этого мы пока ничего конкретно не знаем. Сейчас поступают некоторые сведения в отношении израильской вакцины, в отношении других зарубежных вакцин. В отношении наших вакцин никаких исследований с публикациями в отношении вот эффективности на популяционном уровне сделано еще не было.

Иван Князев: Ну, в отношении зарубежных я пока только слышал, что где-то там люди страдают, а где-то даже умирают после прививки (в основном речь о пожилых людях). Давайте узнаем, что с вакцинацией…

Николай Прохоренко: Извините. Вы знаете, это газеты пишут. А в научных изданиях есть прекрасные публикации, основанные на десятках и уже сотнях тысяч привитых, которые описывают вот именно в тех терминах, в которых я говорил.

Иван Князев: Ну, да.

Николай Прохоренко: Т. е. в отношении зарубежных вакцин четко подтверждена эффективность по уменьшению распространения, исчезновению тяжелых случаев и значительному снижению смертности.

Иван Князев: Так же как и про наши вакцины это пишут. Давайте послушаем Краснодарский край, у нас Сергей на связи.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Добрый день. Я хочу поделиться информацией. Краснодарский край, Кореновский район. Прививаются все по желанию. Записываемся по телефону, назначаем время, приходим, прививаемся. Т. е. все здорово, хорошо. Я сам привился уже второй прививочкой 2 марта. Так что всем рекомендую и советую прививаться.

Иван Князев: Как себя чувствуете?

Зритель: Прекрасно. Температурка была после первого укола 37,1. На вторую прививочку была 38. И в принципе и все. Буквально один день.

Иван Князев: У меня примерно так же. Очередей никаких нет, Сергей?

Зритель: Нет, знаете, мне что понравилось: в фойе стоит медсестра, которая помогает заполнять документы. Оформляют, приглашают, по телефону записывают, спрашивают симптомы были до прививочки, после, чем болел. Т. е. организовано все на высшем уровне. Прямо вот первый раз прямо так все понравилось.

Оксана Галькевич: Ну, отлично. Т. е. все хорошо, да.

Иван Князев: Ну, отлично.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Николай Федорович, скажите, а может нам… Смотрите, человек говорит: мы сами, по желанию, кто хочет – тот идет, кто не хочет – не идет. Была такая информация, вчера прочитала тоже на лентах определенных, что вакцинация, ее темпы, они замедлились в нашей стране. А может, надо форсировать? Может, уже хватит вот это вот – уговаривать, что-то там ждать, предлагать? Может, уже надо как-то обязывать, да? Говорить: так, работаешь в сфере общественной торговли – вперед.

Иван Князев: Не подводи коллектив.

Оксана Галькевич: Не вакцинирован – не работаешь. Или, там, ну что-то вот такое, знаете. Может быть, к более жесткой риторике переходить, к более решительным действиям.

Николай Прохоренко: Вы знаете, вакцинация это такая вещь, ее можно сравнить с какой-то потребностью. У нас есть физиологические потребности, которые мы справляем исправно; и есть социокультурные некие потребности, которые в обществе присутствуют. Вот вакцинация должна стать одной из социокультурных потребностей, что человек должен понять, что для уменьшения риска своего и для выполнения некоего гражданского долга (по-другому сказать, наверное, не получится) нужно, действительно, предпринять это научно обоснованное и эффективное средство противодействия эпидемии. Любые способы заставить, как это у нас, к сожалению, в стране делается часто, они приводят к обратной реакции абсолютно. Т. е. народ воспринимает любое насилие или любой такой силовой посыл, как вызов. И считает, что это не для его пользы делается, а для пользы кого-то другого. Поэтому я считаю, что вакцинация должна быть сугубо добровольной.

Но ведь вопрос в том, что, вот вы говорите: нужно быстрее. Да, все говорят, что нужно быстрее. Но вакцины-то нет. И в этой связи мне хочется получить вопрос, каким образом связаны слова о безусловном приоритете вакцинации российского населения, которые были одним из наших руководителей сказаны, с тем, что мы поставляем вакцину в разные страны. Мы еще не обеспечили наше население, которое хочет привиться, достаточным количеством вакцин, и уже начали распространять.

Оксана Галькевич: Но знаете, мне кажется, здесь какая-то внутренняя логистика на самом деле частично нарушена. Потому что вот в Москве действительно очень много свободных мест, пожалуйста, выбирай не хочу, окошко, записывайся и иди. Т. е. вакцины есть, очевидно.

Иван Князев: Без очередей, вообще без ничего. Да. Поэтому я бы тоже так не заявлял, что совсем прямо вакцины нет.

Оксана Галькевич: Волгоград – вакцины нет. Может быть, из Москвы в Волгоград? Вот какая-то такая внутренняя логистика, знаете, мне кажется, здесь какие-то связи нарушены все-таки. Вадим из Томска. Что там, давайте узнаем. Вадим, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Але? Я в эфире уже?

Оксана Галькевич: Да, да, вы в эфире уже. Говорите, как у вас. Вы сделали себе прививку?

Зритель: Нет, еще не сделал. Но хотел было сделать.

Оксана Галькевич: Так…

Зритель: На прививку давно записался. Но тут мой друг встретился мне, вот. Я месяц с ним не разговаривал, а тут я его встретил, он говорит: «И не ставь. Потому что я поставил себе прививку и месяц умирал. Я, говорит, звоню на третий день, я, говорит, умирал просто, ни есть, ничего не мог. Вот. Я позвонил, значит, туда в больницу, мне говорят: «Да это ничего страшного». Потом я на третий день позвонил, а там говорят: «Да вы, наверное, выпили просто». И все. Короче, он говорит: я вот месяц валялся, похудел на 7 кг, вот. Было мне, говорит, и не ставьте, лучше сдохнуть, говорит, так просто, чем самого себя загнать». Но я к чему стал? Он говорит: «Вот мне сразу не понравилось то, что просто всех как баранов, ставят прививку, ставят». Вообще человек должен прийти с амбулаторной картой, терапевт должен посмотреть его болезни, они должны взять мазок, есть ли у вас вообще антитела или нету их, антител. Это же ничего не делается.

Оксана Галькевич: А мы сейчас вот спросим, кстати, у Николая Федоровича, антитела являются ли противопоказанием к вакцинации. Но видите, это, видимо, вопросы к вашему департаменту здравоохранения, к вашему министерству. Насколько по-разному везде организована работа, Николай Федорович.

Иван Князев: Ну, а по поводу друга, что друг тяжело перенес прививку, – ну, это тоже от организма к организму, от человека к человеку. Я тоже слышал, даже мои сверстники прививались, чувствовали себя хуже, чем я. У меня тоже немножко температура, и все.

Оксана Галькевич: Вот, кстати, можете считать Ивана своим другом. У него все в порядке.

Иван Князев: Да.

Оксана Галькевич: Николай Федорович, насколько все по-разному организовано, в зависимости от региона, смотрите. Три звонка в прямом эфире, мы этих людей не знаем, три картины совершенно разные.

Николай Прохоренко: Ну, три звонка – не статистика. Мы должны смотреть на общее количество привитых. На прошлой неделе говорили: от 2,5 до 4 млн. у нас привились. Что является меньше, там, около 3% населения, получается, нашей страны. Ну, предположим, сейчас больше. Предположим, 5%. Но все равно это капля в море. И поэтому говорить о том, что хватает вакцины, – ну, просто смешно, честно говоря. И поэтому…

Да, люди по-разному оценивают. Т. е. бояться осложнений, мне кажется, сейчас не стоит. Это индивидуальные, единичные случаи, которые в любом случае были бы и бывают при разных других вакцинациях. Но риск болезни неизмеримо выше, чем вот эти вот единичные случаи осложнений из-за индивидуальных особенностей.

Оксана Галькевич: Николай Федорович, а вот про антитела сказал наш зритель. Должны взять мазок, есть ли у него антитела, и только потом делать или не делать…

Иван Князев: Прививаться, да.

Оксана Галькевич: …прививаться. Антитела являются противопоказанием к вакцинации?

Николай Прохоренко: Есть определенный регламент обследования перед вакцинацией, его проведение. Он выполняется везде. Обязательно брать антитела перед этим не требуется. Но если человек хочет узнать этот уровень антител и сдать анализ до этого – ну, он может это сделать. Антитела, наличие антител само по себе не является противопоказанием для вакцинации, но – обратите внимание – в большинстве случаев. Потому что настоящего, научно обоснованного ответа до конца на этот вопрос на самом деле нет. Потому что есть так называемый эффект, усиление, вот антительное усиление инфекции после вакцинации. И этот феномен еще недостаточно исследован, на мой взгляд, в отношении ковида. И поэтому есть рекомендации вроде бы как привиться тем, у кого недостаток антител после болезни, после легкой формы. И видно, что вакцинация не приводит к каким-то резким ухудшениям здоровья, а титры антител повышаются. Но мы еще недостаточно много знаем об этой инфекции. И поэтому даже сам уровень антител, иммуноглобулинов именно, который меряется, еще не говорит о защищенности. У нас есть Т-клеточный иммунитет, который на самом деле может активизироваться, а уровень антител будет очень маленьким. Но при следующей встрече с инфекцией это небольшое количество иммуноглобулина в крови не будет являться решающим, но зато Т-клеточный иммунитет, его активация приведет к резкому и очень быстрому повышению вот этих антител, и организм с болезнью справится. Поэтому те некоторые разночтения в отношении – прививать, не прививать тех, кто переболел, – имеются. Но в настоящее время большинство ученых склоняются к тому, что тем, кто переболел, торопиться прививаться, по крайней мере, не надо. Антитела месяцев 8, ну от 6 до 8 точно, есть. Некоторые говорят, что даже до 2 лет. Поэтому тем, кто переболел, наверное, можно подумать о прививке или к концу года, или в начале следующего.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Николай Федорович Прохоренко был у нас на связи, кандидат экономических наук, первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением. Давайте еще вот напоследок, завершая эту тему, выслушаем Раису из Воронежа. Раиса, здравствуйте.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (4)
Джо
Даже слушать противно ваше пособничество глобальному обману с целью обогащения.
Яков
Присоединяюсь к предыдущему оратору. Лишь добавлю: цель состоит не только в коммерции, но и в осуществлении планов хозяев денег по кардинальному сокращению человечества.
Яков
Мне искренне жаль пенсионеров, считающих нынешнюю власть продолжением Советской...
Вячеслав Паршуков Яков
Да, дружище, совершенно верно. Посмотрите фильм Дурак, там точное отображение нашей современной действительности.