Украина: новый президент - новый курс? Обсуждаем возможные сценарии российско-украинских отношений

Украина: новый президент - новый курс? Обсуждаем возможные сценарии российско-украинских отношений
Что делать, если на первом этаже дома открыли магазин, бар или круглосуточный офис?
Александр Бражко: Роспотребнадзор практически самоустранился от контроля за содержимым и товарной этикеткой
Мать-одиночку из-за частых больничных перевели на работу за 130 км от дома. По её мнению, это принуждение к увольнению
«Собственность - это не только право, но и обязанности по ее содержанию». За сорняки будут отбирать землю
Безопасный загар - миф или реальность? Советы онколога. Что такое паспорт кожи и зачем он нужен
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Гости
Владимир Жарихин
заместитель директора Института стран СНГ
Кирилл Коктыш
политолог, доцент кафедры политической теории МГИМО МИД России

Украина: новый президент – новый курс? Продолжение дискуссии. На Украине - новый президент. Владимир Зеленский победил Петра Порошенко. Причём с рекордной поддержкой за всю историю независимости страны. Что ждет российско-украинские отношения? Какой курс возьмёт новый глава государства и будут ли его воспринимать всерьез?

Ольга Арсланова: Ну что же, а сейчас к главной теме и сегодняшнего дня, и вообще последних дней. Поговорим об Украине, там выбрали нового президента, Петра Порошенко обогнал Владимир Зеленский. Настоящая сенсация, более 70% избирателей за него проголосовали, впервые в истории Украины будет президентом несистемный политик, человек, который вообще от политики очень далек был до недавних пор.

Петр Кузнецов: Избиратели просто требуют перемен, по крайней мере в этом, по мнению экспертов, причина такого разрыва большого во втором туре. Стоит ли их ждать нам, о программе будущего президента пока известно очень мало. Своей первоочередной задачей Владимир Зеленский назвал прекращение войны на юго-востоке страны. Заверил, что будет продолжать минский процесс, и добавил, что требует перезагрузки и кадровых перестановок.

Ольга Арсланова: Нас интересует, конечно же, отношения между нашей страной и Украиной. Но победа Владимира Зеленского на выборах не изменит в корне российско-украинские отношения, это мнение Павла Салина, директора Центра политических исследований Финансового университета. Сегодня он был в гостях у дневной программы «Отражение». Вот что он заявил, давайте послушаем.

Павел Салин: Зеленский за что выступает? Форсирование обмена пленными. За это выступал и Порошенко, Москва на это не пошла, потому что это означало бы подыграть Порошенко в ходе президентских выборов. Может быть, при Зеленском это сдвинется с мертвой точки, скорее всего. Это для него будет хороший аргумент в ходе парламентской кампании. Но это не означает улучшения отношений по существу. Если брать точку зрения Москвы, что бы Москву удовлетворяло? Если бы началось полное выполнение минских согласований. Минские соглашения как не выполнялись, так и будут выполняться, поэтому по сути в двусторонних отношениях ничего не изменится. Изменится риторика, во внутриукраинской политике станет гораздо меньше антироссийских моментов, но изменений по сути не произойдет, тем более Украина не будет дрейфовать в сторону России.

Петр Кузнецов: Мы приветствуем наших гостей по этой теме, вечерних гостей, вечерних экспертов. Это Владимир Жарихин, заместитель руководителя Института стран СНГ, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Владимир Жарихин: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: И Кирилл Коктыш, член совета Ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО, – добрый вечер.

Кирилл Коктыш: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер. Уважаемые зрители, звоните, задавайте вопросы, не стесняйтесь.

Первый вопрос уважаемым экспертам: а почему Порошенко проиграл?

Кирилл Коктыш: Ну эта ситуация вполне логичная. Во-первых, народ устал, все-таки Порошенко был актером одной пьесы. Понятно, что то падение уровня жизни, качества жизни и такое количество обманутых надежд, которое было, уже было непереносимо для общества. И собственно говоря, уже первый тур показал, что Зеленский будет безальтернативным, потому что в первом туре кто хотел за Порошенко, тот проголосовал, мы видим, его уровень поддержки сохранился, а за Зеленского проголосовали все те, кто голосовал против Порошенко, но за других кандидатов в первом туре, здесь арифметика электоральная оказалась такой же, как в 90% аналогичных случаев.

Петр Кузнецов: То есть это как раз тот случай, эту фразу приписывают как раз Зеленскому, команде Зеленского, якобы он сказал, обращаясь к Порошенко (может быть, это и было, уже столько дебатов, столько разговоров): «Я – результат ваших ошибок», – сказал Зеленский Порошенко.

Владимир Жарихин: Да, несомненно. Но вообще-то говоря, уже выигравшему кандидату в президенты, он еще не президент, ему еще инаугурироваться надо…

Петр Кузнецов: Инаугурация, да.

Владимир Жарихин: Хотелось бы, чтобы у него было побольше, что он не только результат ошибок, но и сам из себя что-то представлял. А здесь возникают проблемы, потому что если внимательно сравнивать те тезисы… Надо сказать, они очень скупо делились не демагогией, а именно конкретными тезисами, оба кандидата. Оказывается, что во внешнеполитической сфере, в общем-то, у него тезисы аналогичные таковым Порошенко. Но проблема-то в чем? Коллега сказал о том, что Порошенко-то проиграл по сути. Вот обратите внимание, его триада…

Кирилл Коктыш: Вера, мова…

Владимир Жарихин: «Армiя, вiра, мова». Армия – Дебальцево, вера – никто не признал, мова – сам признался: «Ребят, ну я, конечно, вот… Но вы поймите, думаю-то я по-русски», – смысл-то такой у него был, правильно?

Кирилл Коктыш: Абсолютно.

Владимир Жарихин: Абсолютно.

Ольга Арсланова: Но все-таки…

Владимир Жарихин: То есть везде лузы, по всем трем направлениям. А что говорит, получается, Зеленский? «Я буду делать то же самое, что Порошенко, но лучше».

Ольга Арсланова: Только лучше.

Владимир Жарихин: Не получится.

Ольга Арсланова: Вот сейчас мы поговорим о том, что будет. Просто важно понять, действительно ли Порошенко совершил так много ошибок и сделал так много плохого, или в процессе его правления у украинцев выросли запросы, условно говоря, какое-то новое поколение, молодое поколение захотело быстрого результата, захотело эксперимента?

Кирилл Коктыш: Запросы точно не выросли.

Владимир Жарихин: Я бы сказал, да.

Петр Кузнецов: На его этап правления еще пришелся такой очень нелегкий период в истории Украины.

Владимир Жарихин: Совершенно верно.

Петр Кузнецов: Такой особенный спецрежим.

Владимир Жарихин: Я бы сказал так, что Порошенко отвечает за себя, там много грехов собственных, но он отвечает и за прошлых президентов, накопилось у людей, вы понимаете? Если это единственная в мире страна, я подчеркиваю, единственная в мире, которая по данным Всемирного банка с 1990 года не увеличила свой ВВП на душу населения, – все остальные увеличили, только Украина не увеличила. Порошенко свою лепту внес, там еще на 10 пунктов опустилось, 57 пунктов по сравнению с 100 1990 года – можете себе представить? Самый низкий уровень оплаты труда в Европе – ну куда дальше? На уровне даже не африканских стран, на уровне центральноафриканских стран. Вот то, чего достиг Порошенко.

И поэтому… Да, Зеленский пил шампанское вчера, но сегодня, я думаю, с утра он проснулся не только с головной болью от шампанского, но и с головной болью от тех проблем, которые он, видимо, уже сегодня должен осознать, себя как человека, который начинает отвечать за это государство, и с головной болью от тех огромных проблем, которые ему оставили предшественники, а особенно Порошенко.

Петр Кузнецов: Это уже не сериал «Слуга народа», здесь уже жизнь начинается.

Владимир Жарихин: Да.

Петр Кузнецов: Нас в этом часе больше интересует будущее российско-украинских отношений, безусловно. В предвыборной программе нового президента вы увидели отношение к России? Какой это поворот?

Кирилл Коктыш: Предвыборная кампания была абсолютно политтехнологична, то есть у Зеленского была профессиональная команда политтехнологов. Он стремился не делать заявлений, которые бы его к чему-то обязывали. Более того, я думаю, что на ближайшее время до выборов в Раду он сохранится таким же непонятным кандидатом, который не будет занимать резкую позицию, потому что ему сейчас нужно получить максимум голосов в Раду. Если он сможет, конечно, сейчас все распустит, проведет кампанию, чтобы провести свой блок, после чего наконец начнет формироваться стратегия. Но с точки зрения электоральной прагматики чем меньше он будет понятным, тем больше шансов у него получить место в Раду, подобрав и своих, и чужих. Здесь пока будет работать технология.

И вторая вещь. Если говорить алгоритмически, опять же алгоритмы далеко не всегда правы, но с точки зрения рационального выбора тандем Зеленский-Коломойский, про который говорил Порошенко… Скорее всего, Коломойский, естественно, там участвует, он рядом, но этот тандем не имеет обязанностей на сегодня перед Соединенными Штатами, потому что Штаты Коломойского вытащили, вытеснили за пределы политического процесса. И понятно, что для того чтобы начать договариваться, Коломойскому нужен будет простор для маневров.

То есть я бы сказал, что при Зеленском Украина скорее всего будет возвращаться в традиционно восточно-европейскую парадигму балансирования, потому что Порошенко был только Запад, здесь нужно Запад пугать Россией, Россию Западом уже не испугаешь, но опять же это традиционная парадигма. Каким-то образом к этому балансу попытаются вернуться. Я думаю, что не будут изобретать чего-то нового, скорее это будет попытка возврата в традиционную, очень понятную схему.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, сам факт, что украинское общество согласилось на этот рискованный эксперимент, понимая, что это рискованный эксперимент, – говорит ли это о том, что в целом есть запрос на пересмотр, некие изменения?

Кирилл Коктыш: Запрос есть, запрос есть, очень много не устраивает. Все, что Порошенко делал, получалось не так, не в такой степени, не туда, и как-то все разваливалось. И здесь получается, что для нас плюс один очень большой, что с Порошенко… Ведь Порошенко тоже на самом деле для России, наверное, не был бы катастрофой, но с Порошенко договариваться нужно было в Вашингтоне, а отношения России с Вашингтоном этого не позволяли. А Зеленский на сегодня гораздо более субъектен, потому что он стоит все-таки на украинской земле, с ним договариваться возможно будет здесь. Возможно, здесь он эту субъектность потеряет, но сегодня пока она есть, и если она сохранится, то это будет, конечно, плюс для России, потому что всегда проще договариваться с оппонентом, но который все-таки понимает, что ему нужна его собственная страна, а не какая-то другая.

Петр Кузнецов: Владимир Леонидович, вот Зеленский заявил, что его задача №1 после победы – это вернуть домой украинских моряков, находящихся под арестом в России. Вот то, что он начинает не с внутренней политики, потому что тут и чистить госаппарат, надо вообще с бедностью бороться, а с выяснения отношений с Москвой, – это о чем говорит? Разве главный вопрос Украины сейчас – это отношения с Россией?

Владимир Жарихин: Во-первых, действительно если не главный, то, наверное, один из главных, это первое.

Петр Кузнецов: Так.

Владимир Жарихин: Второе: это говорит, в общем-то, или о наивности, или о, прошу прощения, наглости его команды. Потому что как бы возвращать моряков домой, я так понимаю, все-таки главное слово не за Зеленским, а за его тезкой, Владимиром Владимировичем нашим. Поэтому все это… Вы знаете, я не очень согласен с тем, что Зеленский такой независимый.

Кирилл Коктыш: Пока, на сегодня.

Владимир Жарихин: Да и…

Петр Кузнецов: Кстати, то, что Коломойский его патрон, уже факт?

Владимир Жарихин: Да…

Кирилл Коктыш: Было понятно…

Ольга Арсланова: Сейчас так говорят об этом, как о…

Петр Кузнецов: Потому что отношение Коломойского к России известно.

Владимир Жарихин: Честно говоря, я плохо себе представляю украинского миллиардера, независимого от Госдепа Соединенных Штатов.

Кирилл Коктыш: Обиженного.

Владимир Жарихин: Может быть, вы такую породу где-то видели, но я не встречал.

Ольга Арсланова: То есть вы отказываете в самостоятельном демократическом выборе?

Владимир Жарихин: Нет, я отказываю не в самостоятельном демократическом выборе, а я отказываю в выборе между зависимым Порошенко и независимым Коломойским. Это из сказок.

Кирилл Коктыш: Я сказал «более субъектный», я не говорил «независимый».

Владимир Жарихин: Мне кажется, субъектность там отличается только одним: одна субъектность привязана к ушедшим пока что в оппозицию демократам, это Порошенко в Штатах, а другая субъектность привязана к находящимся пока что у власти республиканцам, это Коломойский вместе с Зеленским. Вот и вся субъектность. И просто за ниточку дергают только другие руки, выкрашенные как бы в другие цвета немножко, но американского флага.

Петр Кузнецов: Уважаемые телезрители, ждем ваших мнений на SMS-портал, звоните в прямой эфир, высказывайтесь, ждете ли вы улучшения российско-украинских отношений, от кого это зависит и с чьей подачи мы, возможно, пойдем на компромисс?

Ольга Арсланова: Но, разумеется, очень много нам SMS-сообщений приходит с удивлением, почему… Мы на самом деле не так часто говорим о ситуации на Украине на нашем канале, в основном мы сосредоточены на проблемах России. Люди спрашивают: «Почему вы это обсуждаете? Займитесь Россией, у нас много своих проблем». Но очевидно, что от нормализации отношений зависит в том числе качество и уровень жизни россиян в том числе.

Кирилл Коктыш: Естественно, все это очень взаимосвязано, тем более что все-таки Украина и Россия имеют огромное количество абсолютно живых коммуникаций, которые остались и сегодня. Опять же если брать статистические данные, экономические, то товарооборот вырос, кстати говоря. То есть понятно, что общество сопротивляется тому, что его просто взяли, разрезали по живому, тем более разрезали в порядке вот такого вот достаточно циничного политического торга или обеспечения судьбы лично олигарха Порошенко. То есть в этом плане, конечно, зависимость Украины от России и России, конечно, от Украины, потому что все-таки провал, если Украина окончательно порвет с Россией, понятно, что это было… На сегодня это невозможно, слава богу, но если это произойдет, это, конечно, будет серьезный провал, потому что все предыдущие столетия тренд был ровно противоположным.

Ольга Арсланова: Вы сказали очень важную вещь о том, что Россия тоже заинтересована, России это тоже нужно. Соответственно, России тоже, вероятно, придется вести какие-то переговоры с новым президентом, придется проявлять новую гибкость. Как вам кажется, способны ли мы сейчас это делать, так чтобы при этом и свои интересы соблюдать?

Кирилл Коктыш: Я думаю, что способность к этому абсолютная. Более того, если посмотреть на те решения, которые были приняты буквально незадолго до выборов, в частности, эмбарго на поставку нефтепродуктов, понятно, что это как раз подготовка к торгу, подготовка к переговорам. Инициатива будет принадлежать украинской стороне, она будет формулировать какие-то вещи, а российская сторона заготовила все те карты, которые при необходимости можно будет разменять, либо подарить, либо дать, но в зависимости от переговоров и от договоренностей. То есть если украинская сторона при Зеленском окажется договороспособной, если она будет отвечать за те соглашения и те обязательства, которые она на себя берет, так почему нет? Потому что Россию как раз-таки и будет устраивать любое договороспособное правительство Украины.

Петр Кузнецов: То есть можно сказать, что Москва прощупывает настрой нового руководства Украины?

Ольга Арсланова: Или будет?

Владимир Жарихин: Вы знаете, пока она прощупывает только настрой, потому что еще никаких действий не сделано. Но те слова, которые произнесены… Вы знаете, украинские коллеги тут нас все время убеждают: «Вы не обращайте внимания на то, что они там говорят, то, что Зеленский говорил, – это все предвыборные слова, она ничего общего не имеют с реальностью».

Петр Кузнецов: Это не так?

Владимир Жарихин: Это не так. Понимаете, если Зеленский, например, сказал: «Я хочу встретиться с Путиным, для того чтобы Путин мне рассказал, каким образом Россия отдаст нам Крым и Донбасс». Ну и что, на этой основе Владимир Владимирович будет встречаться с этим молодым человеком? Нет, не будет. Или когда он, например, вообще, так сказать… Наверное, я надеюсь, Макрону (все-таки 2 часа они общались) он объяснил, в чем основной компромисс минских согласований. Там, надо сказать, на бумаге это не написано, но это как бы подразумевается. Подразумевается очень простая вещь: отложим Крым в сторону, будем решать проблему Донбасса; вопрос статуса Крыма не рассматривается в этих соглашениях. Пока что молодой человек свел в одну кучу Донбасс и Крым, правильно?

Кирилл Коктыш: Абсолютно.

Владимир Жарихин: А значит, он пока что закрыл возможность реализации тех самых минских согласований, которыми он, так сказать… Он говорит: «Вот я буду по минским соглашениям», – он понимает, что такое минские соглашения? «Да, минские соглашения, но никакой федерализации», – извините, написана федерализация в минских соглашениях. «Да, минские соглашения, но никакой амнистии», – но там записана третьим пунктом амнистия.

Петр Кузнецов: Он не читал, может быть, еще?

Ольга Арсланова: Может, он просто еще не успел ознакомиться внимательно?

Петр Кузнецов: Кирилл Евгеньевич, а то, что, кстати, он крымский вопрос на дебатах с Порошенко на стадионе не поднимал, о чем-то говорит, Зеленский? Он вообще про Крым не говорит.

Ольга Арсланова: До этого он все-таки сделал заявление.

Кирилл Коктыш: Пока опять же я подчеркну, что ситуация была принципиально политтехнологичной, то есть Зеленский стремился говорить ровно те вещи, которая каждая сторона будет интерпретировать по-своему, в которой кто-то будет искать позитив со стороны Порошенко, националистов, кто-то будет искать позитив со стороны оппонентов Порошенко…

Петр Кузнецов: Универсальная повестка, да?

Кирилл Коктыш: То есть все его выступления были абсолютно политтехнологичны, команда работала хорошо. Как я уже говорил, Зеленский, если он будет действовать с точки зрения рационального выбора как политик, с тем чтобы сейчас выиграть в Раду, то он будет таким же непрозрачным политиком еще до окончания выборов в Раду, по крайней мере попытается сделать, для того чтобы схватить…

Владимир Жарихин: Я готов поспорить.

Петр Кузнецов: Да, пожалуйста.

Владимир Жарихин: Закончилось, так сказать, время политтехнологий. Вот 21-го числа в 20 часов все политтехнологии кончились, с этого момента он еще избранный, но еще не вступивший в права, но президент. А вот президенту политтехнологически «я от бабушки ушел, я от дедушки ушел» уже не удастся, ему придется отвечать на эти вопросы однозначно своими хотя бы действиями.

Ольга Арсланова: А вы считаете, он не способен пока на это?

Кирилл Коктыш: Ему придется, значит он будет способен.

Ольга Арсланова: Вы сомневаетесь?

Владимир Жарихин: Вы понимаете в чем дело? Нет, он способен, но если он будет выполнять те политтехнологические закладки, которые делались, чтобы и те, и эти проголосовали, то у него не получится, потому что одно противоречит другому, надо выбирать.

Кирилл Коктыш: Но он будет пытаться.

Владимир Жарихин: Но тогда он начнет терять или здесь на востоке, или здесь на западе электорат. И вот, так сказать, это уже будет работа не мальчика, но мужа, выбрать, какую же ты позицию занимаешь на самом деле.

Кирилл Коктыш: А дело в том, что…

Владимир Жарихин: И от этого не уйти президенту именно, а не кандидату.

Кирилл Коктыш: Дело в том, что как президент он назначает ровно двух министров, остальные не зависят от него.

Петр Кузнецов: Да, правительство по Конституции не уходит…

Кирилл Коктыш: И он сильнейшим образом ограничен парламентом, то есть ему нужно использовать, капитализировать 70%, которые он получил, снести Раду…

Владимир Жарихин: Это вы мне рассказываете, я это пойму.

Кирилл Коктыш: Я понимаю.

Владимир Жарихин: А народу он это не объяснит, народ будет считать…

Ольга Арсланова: Спрашивать с него будут.

Владимир Жарихин: …что он отвечает за все, и будет прав.

Петр Кузнецов: Давайте наш народ послушаем. Рамзан из Владимирской области сначала. Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Да, слушаем ваше мнение.

Владимир Жарихин: Добрый вечер.

Зритель: Дело в том, что, конечно, Зеленский мало что изменит, потому что в первую очередь со стороны Российской Федерации должны быть встречные шаги, я имею в виду по минским соглашениям. Там, мы помним, когда были заключены минские соглашения, когда Украина практически проигрывала войну, второпях ввели эти все пункты. Я считаю, первым пункта должна быть все-таки… граница с Украиной и на особых условиях, чтобы там не пострадал… Тем более амнистия. Без этого никакого продвижения не будет. Зеленский почему сейчас стремится чуть-чуть изменить внешнюю политику с Россией? – показать, что он что-то значит, потому что у него времени нет несмотря на то, что он с таким счетом выиграл.

Ольга Арсланова: «С таким счетом выиграл», – да, это хорошая формулировка. Спасибо вам большое.

Давайте еще одно мнение выслушаем, Василий из Санкт-Петербурга. Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Василий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Мне кажется, у него ничего не будет получаться, потому что осталось правительство старое.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Оно никуда не делось, а правительство это Порошенко, у него своя, как в России «Единая Россия», у него своя там, как говорится, группировка, она тоже никуда не ушла, она осталась там. Прежде чем что-то сделать, нужно разогнать эту Верховную Раду, сделать новые выборы, и если будет коалиция, тогда он что-то сделает. А так он ничего не сделает, если даже очень захочет. Вот так вот.

Петр Кузнецов: Ну до осени это не получится сделать. спасибо.

Кирилл Коктыш: Раду необходимо распускать сейчас, то есть Рада по Конституции может быть распущена не позже, чем за полгода до соответственно не выборов, а от начала полномочий старой Рады. То есть старая Рада начала свои полномочия в январе, то есть в этом плане до июня…

Владимир Жарихин: Время у него есть, есть.

Кирилл Коктыш: До июня он может ее распустить, найти для этого повод, и тогда он получает возможность выиграть карт-бланш, тогда эта сработает тактика, когда еще опять же попытается балансировать, но остаться президентом, который на все вопросы отвечает «да». 3 месяца это возможно, полгода – никак нет, здесь соглашусь. И здесь, если он сможет это сделать, на вот этой волне провести блок Зеленского, свою партию «Слуга народа», тогда да, это будет власть, которая сможет каким-то образом отвечать за то, что она делает. Будет ли этот шанс использован либо нет, мы будем только с вами наблюдать, то есть…

Владимир Жарихин: Но здесь такой момент. Сегодня как раз день рождения одного известного политического деятеля…

Ольга Арсланова: Да, Владимира Ильича Ленина.

Владимир Жарихин: Владимира Ильича Ленина, который правильно говорил: «Чтобы получить власть, надо взять мосты, телеграф, телефон…»

Ольга Арсланова: «…в крупных городах», да.

Владимир Жарихин: «…в крупных городах». Пока что у Зеленского еще, я здесь полностью согласен с Кириллом, этого нет, ему это еще надо завоевать, и в этом огромная проблема.

Ольга Арсланова: Но есть кредит доверия.

Владимир Жарихин: Да, кредит доверия есть, но кредит доверия на хлеб не намажешь, здесь надо совершенно конкретно проводить свои позиции через пока что оппозиционную к нему, будем прямо говорить, Верховную Раду и оппозиционное к нему правительство. Другое дело, что Кирилл правильно сказал, будет блок Зеленского. Я не исключаю, что будет блок Зеленского и в нынешней Верховной Раде…

Кирилл Коктыш: Кстати говоря, легко, это соответствует традиции.

Владимир Жарихин: Да, абсолютно соответствует традиции. Мы даже с Кириллом видим по тому, как мгновенно меняется настроение наших украинских коллег, которые здесь у нас гастролируют, драки устраивают…

Петр Кузнецов: Как оно меняется?

Ольга Арсланова: Да, интересно.

Владимир Жарихин: Да они оказываются вообще…

Кирилл Коктыш: Они всю жизнь поддерживали Зеленского.

Владимир Жарихин: С 1917 года были в оппозиции к Порошенко, как мы этого не увидели, непонятно.

Петр Кузнецов: Кстати, Порошенко предложил же свою помощь, услуги Зеленскому; Зеленский его за это поблагодарил. Возможна какая-то на первом этапе по крайней мере вот эта связка, или он…

Кирилл Коктыш: Нет, ему…

Петр Кузнецов: Поблагодарил так, для бумажки?

Кирилл Коктыш: Ему публичную связку не простит его избиратель, поэтому при всей прагматичности на это Зеленский пойти сейчас никак не должен. Если он пойдет, он начнет рубить свой собственный сук, на который он сел. Но с точки зрения переобувания в воздухе понятно, что этот процесс уже прошел, я думаю, что у Зеленского между первым и вторым туром выборов была очередь желающих присягнуть. И тут работает опять же старая поговорка, не нами придуманная, что у победы всегда много отцов, а поражение всегда сирота. Поэтому Порошенко да, там сейчас сиротская доля, то есть там поражение. Но сейчас выяснится, что огромное количество политиков внесло абсолютно неоценимый вклад в победу Зеленского.

Петр Кузнецов: У нас очень важное особенно по этой теме мнение из региона, это Крым, Алла. Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Я с удовольствием хочу поздравить господина Зеленского с победой.

Ольга Арсланова: Так.

Зритель: И сказать: братья украинцы, мы с вами. И не дурите: мы были одним народом и будем одним народом, славянами. И еще я хочу сказать, что та политика, которая велась, – цирк, а не политика. До этого…

Петр Кузнецов: Алла, а какие вы видите российско-украинские отношения при Зеленском? Как они будут меняться? Что будет происходить?

Ольга Арсланова: И как бы вам хотелось, чтобы они развивались?

Зритель: Как бы мне хотелось? Я хочу, чтобы этот мост, который есть между Украиной и Россией, я не имею в виду путинский мост, а тот, убрали вообще.

Петр Кузнецов: Крымский он называется.

Зритель: И границу эту убрали, запустили снова поезда, чтобы к нам приезжали украинцы. Они нам никакие не враги, не были, нет и не будут. Мы их ждем, мы их любим. Я даже добре размовляю на российской и украинской мове. Я по происхождению, я родилась в Прибалтике, сама я русская, живу в Крыму и свободно говорю на украинском. Поэтому, ребята, кончайте дурить, и русские, и украинцы, – мы все вместе, всегда были, есть и будем. Мы вас любим, и я знаю, что и они нас любят.

Петр Кузнецов: Лозунги, лозунги пошли в ход в день рождения Владимира Ильича.

Ольга Арсланова: Здорово, если бы так было бы. Спасибо, Алла.

Кирилл Коктыш: Общество всегда демонстрирует тот самый рационализм, про который мы говорили, это разумно, это понятно. И более того, эти отношения на самом деле выстраивались задолго до того, как возникли, собственно говоря, все современные государства и даже возник Советский Союз.

Ольга Арсланова: Хорошо, это было мнение крымчанки…

Владимир Жарихин: А можно я как раз вот эту торжественную атмосферу немножко испорчу, а?

Ольга Арсланова: Но на Украине-то наверняка по-другому, наверное?

Владимир Жарихин: Все-таки мне кажется, что… Коллега из Крыма сказала очень хорошие, правильные слова, но все-таки надо учитывать, что да, мы один народ были, потом было 30 лет, когда мы развивались немножко по-разному. И если бы мы оставались совсем уж одним народом, наши друзья из Крыма не ушли бы к нам оттуда. Значит, были основания уйти, потому что им там было некомфортно. Поэтому совсем уж говорить, что мы такие, мы одинаковые и прочее, – факт остается фактом.

Кирилл Коктыш: Всегда есть основания и для одного, и для второго.

Владимир Жарихин: И для второго. Можно говорить, что да, народ проголосовал против Порошенко и его политики, но в то же время надо сказать, что в первом туре 80% с лишним избирателей проголосовало не за сторонников восстановления нормальных отношений с Россией, да? Всего лишь 15%.

Петр Кузнецов: 15%. Тем не менее можно ли сказать, что будущее наших отношений зависит от электората Зеленского, от его запросов? Украинские эксперты говорят, что это люди, практически прямая цитата, которые хотят мира и спокойствия, – это вот электорат Зеленского?

Кирилл Коктыш: Дело в том, что общество всегда создает запрос, который руководству тяжело игнорировать. Но если оно начинает его игнорировать, то проходит очень долгое время, прежде чем общество об этом вспомнит, заметит, начнет как-то подавать сигналы и так далее. То есть здесь я думал, что, конечно, Зеленский будет учитывать эту ситуацию, скорее будет стабилизовать Украину в том месте, как она есть.

Какой будет стратегия? Я думаю, что опять же это будет результат торга, не его сознательных установок на сегодня, это будет результатом торга, переговоров со всеми вовлеченными группами интересов как внутренними, так и внешними. И только после торга наконец эти вещи будут озвучены. То есть это не тот случай, когда кандидат пришел с чем-то готовым, – пришел кандидат, который будет вести себя как брокер, который будет собирать разные интересы и пытаться их балансировать.

Но на самом деле, наверное, это лучше, чем было, потому что в случае Порошенко мы имели одностороннюю игру без каких бы то ни было шансов быть, собственно говоря, услышанными, не проигнорированными и так далее, то есть там абсолютно была запрограммирована негативная реакция на все, что из России могло исходить. Здесь ситуация не столь однозначная, здесь это, конечно, не поворот, но это позволяет ситуацию стабилизировать, а дальше посмотрим, что будет.

Ольга Арсланова: Но если всего лишь 15% электората однозначно за восстановление этих отношений, какой резон, в том числе экономический резон Зеленскому сейчас слушать их?

Кирилл Коктыш: У Зеленского резон… На самом деле всегда слушали не столько электорат, сколько олигархов, которые голосуют деньгами….

Ольга Арсланова: Элиту.

Кирилл Коктыш: …которые голосуют связями, голосуют за зависимость от кооперации и так далее. Да, это зависимость осталась; да, мы опять же с Украиной получили ту картину, которая была видна еще в начале 2000-х гг., когда части предприятий, половина предприятий оказалась в России, половина на Украине, стали взаимоконкурентными, что, собственно говоря, заложило экономическое основание для последующего украинско-российского противоречия. То есть мы всегда имели предприятия, либо завязанные на российские ресурсы, это опять же порождало олигархов, которые были дружественные по отношению к России, либо бывшие части предприятия, которые как раз-таки вошли в экономические войны задолго до того, как начали политические войны, демпингом, взаимным вытаптыванием рынков для разной продукции и так далее. Собственно говоря, вот эта картина всегда выстраивалась, сейчас она будет тоже очень близкой. Посмотрим, как будет банковаться экономика, как будут раскладываться, как будут в новых реалиях, в новых реальностях опять же распоряжаться своими ресурсами и ресурсными потоками украинские олигархи.

Сейчас идет пора олигархов поменьше, мы понимаем, что с крупными игроками происходит, но дальше вопрос, что будет происходить с игроками уровня поменьше, куда они будут ориентироваться, куда будут тянуть. Потому что европейская ориентация не окупила себя, по большому счету новых рынков не случилось, произошло падение идей индустриализации. И вопрос, создастся ли ниша для того, чтобы тренды развивались другим образом, будут ли опять же развернуты те же потоки. С одной стороны, предпосылки есть, ведь товарооборот между Россией и Украиной вырос. Как он будет развиваться? И будет ли этот товарооборот политически оформлен в политический запрос? На сегодня для меня это большой знак вопроса и тот тренд, за которым нужно будет наблюдать.

Петр Кузнецов: Перечень товаров, запрещенных к ввозу с Украины, тем не менее расширен.

Кирилл Коктыш: Опять же он может превратиться в суровое правило новых взаимоотношений, а может превратиться в ресурс для торга, для политического размена. Это зависит от того, как пойдет коммуникация с Зеленским.

Петр Кузнецов: Скорее всего, основным таким если можно сказать ударом для Зеленского, то есть вызовом станет все-таки энергетическое эмбарго.

Кирилл Коктыш: Пока удар был для Порошенко, а не для Зеленского.

Ольга Арсланова: А он унаследует.

Кирилл Коктыш: Вот у Зеленского опять же есть шансы эту проблему решить, если соответственно он будет эти выходы искать. То есть в этом плане создана система стимулов, которая очень понятна, которая, собственно говоря… Ну Коломойский как человек с потрясающим экономическим чутьем, я думаю, воспринял достаточно ясно…

Владимир Жарихин: И политическим.

Кирилл Коктыш: И политическим, конечно. То есть здесь структура игры…

Владимир Жарихин: «Слуга народа» – это же его фишка.

Кирилл Коктыш: Структура игры, структура возможных сделок я бы сказал, что очерчена жирными мазками, так что ошибиться невозможно, интерпретировать превратно тоже невозможно.

Владимир Жарихин: Но тут надо еще учитывать такой момент. Мы все пеняем на украинских олигархов, но давайте сознаемся себе: собственно говоря, украинские олигархи выросли на нашем газе. Мы их удобряли, и они выросли, и выросли такими, какими мы их вырастили, в этом проблема еще. То есть вот эта политика «вот вам газ по 50 (в те времена еще) и не создавайте для нас проблем» и создала вот эти все проблемы, которые мы сейчас пытаемся с Украиной с большим трудом как-то разрулить.

Петр Кузнецов: Там еще и врезочки в трубопровод были.

Кирилл Коктыш: Ну это дело святое.

Владимир Жарихин: Да это да…

Петр Кузнецов: Давайте послушаем наших зрителей, мнения продолжим собирать. Новосибирск на связи, Сергей. Здравствуйте, Сергей.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Владимир Жарихин: Доброй ночи.

Зритель: Я согласен с Кириллом Коктышем, что все будет зависеть прежде всего от парламента, от парламента в Украине. Но я повторяю, мы сейчас какие-то дифирамбы строим, прожекты. На самом деле Украина – это страна с мало вменяемым настоящим, мало завидным будущем и с непредсказуемым прошлым. На самом деле я думаю, с Зеленского начнется пара так называемого парламентского придатка либо колонии Украины без какого-либо президентства. Тем более европейцы на фоне высказывания Курта Волкера, Джона Болтона… Недавно буквально, на прошлой неделе Курт Волкер сказал, что «мы надолго и всерьез на Украине». Поэтому ставленник США – это Порошенко, они не дадут его съесть, я вас уверяю.

Петр Кузнецов: Парламентская республика, что ли, как Италия?

Зритель: Нет, я вам сейчас объясню, кого они поставили у власти. Они насмехаются над славянскими народами в отличие от тех же латиноамериканских стран, от лидеров Колумбии, того же Жаира Болсонару в Бразилии, я уже не говорю о Пиночете, за плечами у которых и Стэнфорд, американский университет в Вашингтоне, Джорджтаунский университет, в том числе и Гарвард. И поэтому они поставили эксцентрика, который будет еще большей марионеткой, чем Порошенко. А Коломойский, уверяю вас, переходник между теми влиятельными лицами, которые стоят и за Макроном, и за «Charlie Hebdo», и за таким печатным изданием, как «Financial Times».

Ольга Арсланова: Эк вы глубоко, Сергей.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Зритель: Поэтому я хочу сказать, что на самом деле не надо строить парадигмы по поводу советских братских отношений, на основании махновщины «не надо армий, не надо границ». Поэтому надо строго смотреть реалиям в глаза. То, что сможет сделать Владимир Зеленский, я уверяю вас, он будет еще большей марионеткой на фоне тех нацистских выходок…

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Да, спасибо.

Зритель: …и националистов, перед которыми…

Ольга Арсланова: Понятно, Сергей, мы уже повторяться начинаем. Спасибо.

И давайте еще Владимира из Московской области послушаем, как раз успеем и обсудим все.

Владимир Жарихин: Сколько много Владимиров-то, однако, тезок моих и Зеленского.

Петр Кузнецов: Московская модель. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Популярное имя в нашей стране. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Я хотел бы высказать свою позицию. Я немножко не согласен с предыдущим оратором, который говорил, что Стэнфорд и все прочее имели за плечами руководители других государств. На Украине совершенно другие проблемы, на мой взгляд. Я очень долго жил в Крыму, когда он был украинским. И предыдущий политик, и нынешний политик, и до него они строили свою парадигму своей власти на антироссийскости. В этом их, на мой взгляд, самая большая проблема. Украина очень сложная страна, юг никогда не примет взглядов Западной Украины и наоборот. И вот то, что там говорят, парламентская республика – это абсолютно разорвет Украину, потому что парламентскую республику можно строить только в достаточно едином, монолитном государстве. А президент, если он действительно силен, если он хочет решать проблемы своего государства, он, конечно, мог бы стоять над вот этими разногласиями.

Но та риторика, которую сегодня использует Зеленский, во многом совпадает с риторикой и Петра Порошенко. В общем-то, Западной Европе Украина нужна, скажем так, постольку-поскольку нужна трудно, нужна земля, но не нужны 40 миллионов заробитчан, там хватает поляков, прибалтов, которые уже заняли практически все ниши. И если Украина будет идти так же стремительно в своих пожеланиях на Запад, это окончательно обессилит страну. Уже сегодня поднимать экономику практически некому, 9 миллион с лишним по таким скромным оценкам уехали. Поэтому, на мой взгляд, проблема Украины внутри самого государства.

Петр Кузнецов: Спасибо, Владимир из Московской области.

Ольга Арсланова: Да, понятно.

Петр Кузнецов: Вот Новосибирск в том числе вещал о том, что, насколько я понял, кто бы ни пришел, не повлияет на улучшение российско-украинских отношений на Украине президент. То есть вопрос улучшения российско-украинских отношений – это исключительно вопрос времени?

Кирилл Коктыш: Дело в том, что даже всегда в истории при наличии, при отсутствии электоральных практик у общества, если власть его не устраивала, всегда находился способ сбалансировать ситуацию под себя. Да, это иногда требовало абсолютно, скажем так, взрывного типа развития, но тем не менее не бывает такого, чтобы власти шла в одном направлении, общество хотело в другом направлении идти и эта ситуация существовала неограниченно долго. Она конечна.

Ольга Арсланова: То есть некая усредненная позиция вырабатывается.

Кирилл Коктыш: Она конечна, поэтому естественно, что так или иначе запрос будет, опять же не напрямую, но запрос так или иначе будет влиять на тот политический выбор, на тот политический спектр, на те решения, которые будут приниматься. Ведь ни один… Когда мы говорим про независимость, на самом деле речь идет о взаимозависимости, и всегда эта взаимозависимость есть. Да, Зеленский, естественно, зависит от Коломойского, Коломойский зависит от того, где лежат его деньги. Но при этом Зеленский зависит и от избирателя, в том числе он зависит и от своей родины опять же культурно, по идентичности и так далее. То есть здесь на самом деле спектр вот этих взаимозависимостей гораздо серьезнее, гораздо больше, чем принято считать.

Ольга Арсланова: Понятно. Но все равно есть ощущение, что вот эта взаимозависимость ощущается еще и вот в этих звонках. Вы заметили, когда люди говорят: «Да не нужны они там Европе никому», – какая-то вот обида все равно присутствует оттого, что некогда нам братский народ выбрал какую-то другую сторону. В любом случае отношения Украины и Европы – это их личное дело.

Что будет у нас? Нам пишут зрители: «Зеленский признал героем Бандеру – Россия что, готова вести с ним переговоры? Какое же ее истинное лицо, если ради коммерческой и политической выгоды готова с ним общаться?» Но мы видим, что как раз наша власть пока не поздравила Зеленского, то есть пока контакта даже не планируется. О чем это говорит? Не понимают, как с ним взаимодействовать? Выбирают какую-то стратегию? Но рано или поздно ведь произойдет этот контакт. Когда он будет? Каким он будет? Как с ним будут общаться профессиональные политики?

Владимир Жарихин: Вы понимаете в чем дело? Мне кажется, когда говорят, что мы должны пойти навстречу друг другу, вот они должны пойти на компромисс, а мы тоже какой-нибудь компромисс придумать…

Ольга Арсланова: Ну мы же должны…

Владимир Жарихин: Мы уже придумали компромисс, компромисс называется минскими соглашениями. Там Россия как бы сдвинулась очень много от своих тех позиций, которые для нее были бы максимально выгодны. Украина пока что, украинская сторона категорически отказывается выполнять этот компромисс, идти навстречу. Вот мы прошли свою половину пути, они пока отказываются.

И к сожалению, Зеленский пока что не действиями, к счастью, не действиями, но по крайней мере своей риторикой, своей лексикой подтверждает то, что он не собирается как-то, что называется, взорвать ситуацию, изменить ситуацию в отношениях с Россией, а значит, кстати, установить наконец устойчивый мир в своей стране, без которого просто невозможно, это они признают, тот же Порошенко в первую очередь говорит, что вот, так сказать, все это происходит из-за того, что война на востоке. Не все происходит, еще подворовывают, но тем не менее, конечно, этот тот фактор, без которого нормально развиваться Украина не сможет. Он должен это понять и следовательно понять, что и они должны пойти на компромисс. Без этого невозможно сохранение целостности страны, восстановление мира, а следовательно нормального, динамичного развития Украины, которого они вроде бы хотят.

Но вот пока они считают, что единственный… Понимаете, у них, к сожалению, у всех единственный вариант решения проблемы, вариант такой: еще больше Запад начинает давить на Россию, накладывать еще больше, больше санкций, и в итоге чудесным образом Россия подымает руки вверх, отдает Крым…

Кирилл Коктыш: …получает шах и мат…

Владимир Жарихин: …отдает Донбасс, они туда входят победителями. Но ведь этого не будет, а других вариантов у них нет.

Кирилл Коктыш: Ну это та парадигма, которую транслировал Порошенко. Будет ли Зеленский порождать другие варианты… Пока нет.

Владимир Жарихин: Пока что он идет след в след.

Кирилл Коктыш: Пока нет, пока он был тенью, то есть опять же политиком инкогнито, который говорил то, что кому нравилось, даже с фразой про Бандеру… Он же сказал дословно следующее, что 6% населения считают его героем, он же не солидаризировался.

Ольга Арсланова: Да.

Кирилл Коктыш: То есть, с одной стороны, эти 6% услышали то, что они хотели услышать, а другие услышали… Для кого-то это была похвала Бандеры, а для кого-то это было осуждение. То есть опять же как раз вот такое хождение по грани, когда ты не занимаешь ничью сторону.

Владимир Жарихин: Это даже хождение не по грани, а хождение по проволоке под куполом цирка.

Кирилл Коктыш: Ну да, да.

Ольга Арсланова: Но сработало же.

Владимир Жарихин: Но бесконечно это делать нельзя.

Кирилл Коктыш: Бесконечно нельзя.

Владимир Жарихин: Я говорю, что из кандидата надо превращаться в президента, который уже однозначно решает этот вопрос, или Бандера, или не Бандера. Тут уже вот так 6% не отделаешься.

Петр Кузнецов: У меня еще короткий вопрос перед тем, как мы Федора из Якутска послушаем: как вам кажется, как будут проходить переговоры в нормандском формате, учитывая, что Франция и Германия открыто поддерживали Порошенко?

Владимир Жарихин: Да нет, они могут проходить в нормандском формате в том случае, если, собственно говоря, появится предмет для обсуждения. Потому что несколько раз пытались ведь провести эти переговоры, там на полях Мюнхена, на полях очередного празднования высадки в Нормандии, – не получалось, потому что нет предмета. Потому что украинская сторона не готова пройти свой путь компромисса, который записан в минских соглашениях. Но они категорически отказываются их выполнять.

Но тогда компромисс невозможен, тогда только война до победного конца, пусть не всегда военными методами, а значит, вот еще больше уговорим Запад еще больше надавить на Россию, и она наконец поднимет руки и сдастся, все. Но этого же не будет на самом деле, а значит, постепенно начнется эрозия вот этой поддержки 72%, которую сейчас имеет Зеленский, и он должен это понимать. Время кандидатства кончилось, началось время действий, которые должен реализовывать избранный президент. Это совсем другая история, совсем не политтехнологии.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Федора из Якутска. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Владимир Жарихин: Здравствуйте.

Зритель: Я вот недавно приехал только с Украины, находился в Одессе, в Никополе, в Херсоне… Ну там народ очень доброжелательный, все прекрасно к русским относятся.

Ольга Арсланова: Ага.

Зритель: В этих городах вывески на русском языке, на русском разговаривают в магазинах, на рынках, везде. Не ощущается… Как в советские времена, неважно, на каком языке разговариваешь, на русском, на украинском. Но меня поразило одно: когда пересекали границу, человек, облеченный властью, при погонах. Я вот с Россией, у меня паспорт российский, он мне предъявляет: «Вот ты забрал у меня Крым, и я тебя не пущу, потому что меня туда не пускают».

Петр Кузнецов: Что же вы наделали, Федор, зачем вы забирали?..

Ольга Арсланова: Зачем забрали.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Ну вот пишут наши зрители: «Не надо себя обманывать, 20 лет со дня Майдана должны будут пройти для налаживания Украиной отношений с Россией».

Петр Кузнецов: Дмитрий Медведев считает, что шанс на улучшение отношений есть. Мы уже подводим итоги. Вам как кажется, есть шанс? От чего это зависит и какие сценарии вообще возможны? Можно ли их нарисовать?

Кирилл Коктыш: Есть шансы на стабилизацию.

Ольга Арсланова: В ближайшие годы вы имеете в виду?

Петр Кузнецов: Стабилизация? А это что в наших…

Кирилл Коктыш: Ну когда отношения перестанут деградировать и ухудшаться дальше, на это шансы есть. Есть шансы на незначительное улучшение. Опять же поскольку я все-таки полагаю, что если Коломойский и Зеленский вели достаточно взвешенно свою политику, то они еще не должны были войти в соглашение с администрацией Трампа. Соответственно, тогда они должны для начала заключить какой-то минимум договоренностей с российской стороной, чтобы иметь точку опоры для торга с Трампом. То есть это не пророссийский тренд, это опять же тренд, который для России более все-таки благодарен и более предсказуем, чем то, что было при Порошенко, это по крайней мере уже какая-то стабилизация проблем и шанс, для того чтобы когда-нибудь создать плацдарм для их решения.

Петр Кузнецов: Когда я вас спрашивал про стабилизацию, я имел в виду, что не будет больше эмбарго, не будет больше расширения перечня продуктов, не будет заявлений…

Кирилл Коктыш: Это может постепенно начать улучшаться в зависимости от того… Шаг за шагом… Но это, естественно, будет длительный процесс. А если говорить про общественное мнение, то оно всегда гораздо более пластично, нежели принято думать. И конечно, если отношения начнут улучшаться, то речь пойдет не о 20 годах, а гораздо более коротких сроках.

Ольга Арсланова: Владимир Леонидович, ваше мнение?

Владимир Жарихин: Мне кажется, к сожалению, пока что действительно решение проблемы Донбасса того же, Крыма в нынешней ситуации и в ближайшие годы невозможно. Но здесь я с коллегой согласен, возможна стабилизация, скажем так, по грузинскому образцу: вроде бы они, так сказать, не признают Абхазию и Южную Осетию, они считают своей территорией, они стремятся в НАТО, они стремятся в Европейский союз, их туда не берут, но миллионы российских граждан с удовольствием ездят туристами каждый год в Грузию, а на полках наших магазинов мы видим грузинское вино, коньяк и минеральную воду. Может быть, по такой модели стабилизация возможна, но здесь опять я должен сказать: все-таки шар на их стороне, они должны вот эту возгонку ненависти, «российский агрессор захватил» и так далее, несколько все-таки приглушить. И тогда возможна вот такая стабилизация, пусть и не решение проблем, но по крайней мере нормальные отношения между людьми чтобы снова восстановились.

Петр Кузнецов: Ну да, это самое главное.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Мы обсуждали будущее российско-украинских отношений в свете прихода нового президента Украины. Владимир Жарихин, заместитель руководителя Института стран СНГ, и Кирилл Коктыш, член совета Ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО. Спасибо, что пришло.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Кирилл Коктыш: Спасибо.

Владимир Жарихин: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео