Улыбайтесь, а то вас снимут! О докладе «Концепция доброй власти»

Улыбайтесь, а то вас снимут! О докладе «Концепция доброй власти» | Программы | ОТР

Ее разработал фонд «Петербургская политика»

2019-11-22T12:48:00+03:00
Улыбайтесь, а то вас снимут! О докладе «Концепция доброй власти»
Следствие идёт в интернет!
Зарплата ниже МРОТ - вне закона!
ТЕМА ДНЯ: Российская деприватизация
Алиса, где мои деньги?
Правила для удалёнки
Запад не признал новый президентский срок Лукашенко
Что нового? Пермь, Нальчик, Южно-Сахалинск
Многоэтажный самострой. Белоруссия и «раскол» Европы. Налоговое бремя. Корабли-призраки и частный космос
Самострой обернулся самосносом
«Мы всё, что могли, потеряли! За что мы провинились в этой стране?!». Сюжет из Краснодара о погорельцах самостроя и обманутых дольщиках
Гости
Павел Салин
директор Центра политических исследований Финансового университета при Правительстве РФ
Любовь Адамская
доцент кафедры «Государственное и муниципальное управление» Финансового университета при Правительстве РФ

Петр Кузнецов: Ко второй теме в нашем инфопотоке. Улыбайтесь, а то вас снимут. Сейчас будем говорить не о камерах видеонаблюдения, а о власти. Чиновникам рекомендовали быть добрее. Образ злой власти вызывает общий рост тревожности и усиливает напряжение. Именно такой вывод содержится в докладе под названием «Концепция доброй власти». Разработал ее фонд «Петербургская политика».

Тамара Шорникова: Авторы проанализировали события двухлетней давности. И, по их мнению, прошлый год стал временем роста негативизма. Усилила его, прежде всего, пенсионная реформа. В итоге власть уже не воспринимается как защитник населения. Теперь это скорее сильная, доминирующая, агрессивная и закрытая власть.

Петр Кузнецов: И этот образ, по мнению авторов доклада, вступает в прямое противоречие уже с запросами общества. Общества, которое, наоборот, сейчас стремится стать добрее. Давайте обсудим этот совет, насколько он будет эффективен, как отреагирует на него власть, с нашим экспертом.

Тамара Шорникова: Любовь Адамская, доцент кафедры «Государственное и муниципальное управление» Финансового университета, с нами на связи. Любовь Владимировна, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый день.

Любовь Адамская: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: В свете последних громких высказываний про макарошки, про «государство не просило вас рожать» и т. д., – кажется, что вот такой запрос общества на доброту большому количеству чиновников будет сложно выполнить. Они просто не знают, не умеют, как это.

Любовь Адамская: Но я все-таки верю в то, что если такая (как бы в кавычечках) «указивка» прошла по аппаратам, то, конечно, они будут очень стараться. Ибо потерять свое рабочее место сегодня боятся не только чиновники, но и вообще все, кто сегодня находится в рабочем строю. Другое дело, можно сказать, что вот эта улыбка на лице – это прежде всего воспитание, это культура, которая идет из семьи. К сожалению, да, сегодня не только жесткое время, но и получается, что и люди, которые облечены в структуре той или иной властью, они раздражаются, когда приходит, например, на прием гражданин. Если он что-то не понял и второй раз обращается, это уже начинает раздражать чиновника или служащего аппарата. Да, действительно, такое сегодня есть. И очень хорошо, что фонд петербургский увидел это и что фонд инициировал такую «указивку» или рекомендацию для чиновников и для служащих аппаратов, которые в принципе находятся на обслуживании населения. Это слуги народа. Но слуга не должен быть с лицом льва.

Тамара Шорникова: Да, понятно. А о чем здесь именно речь идет? Обществу важно, как именно высказывается что-то правительством? Или что оно делает? Условно: если, например, в регионе будут говорить, что повышаем вам квартплату, тарифы на услуги ЖКХ на 40%, хорошие вы наши!

Петр Кузнецов: Хорошие вы наши, хорошая новость появляется на всех… и заголовки яркие, добрые.

Любовь Адамская: И с большой улыбкой, да?

Тамара Шорникова: Да, и с большой улыбкой. Это будет важно? Т. е. это сработает как ответ на запрос?

Любовь Адамская: Вообще в этом вопросе это вторичное. Первичное следующее. Что необходимо с народонаселением проговорить предварительно, почему, обосновать, почему это повышение, что решает это повышение, для чего это повышение, насколько оно необходимо, это повышение. Ведь люди в основе своей, на сегодняшний момент у нас в обществе 70% людей с высшим образованием по разным специальностям, и мы вполне возможно можем понять, что от нас требует система управления для разрешения той или иной проблемы, которая возникает, или для решения того или иного вопроса. Это первое, что нужно делать. И уже вторым этапом – уже нужно улыбаться и говорить: «Как хорошо, что мы поняли друг друга, как хорошо, что мы едины, как хорошо, что мы в едином порыве решим ту или иную задачу». Вот я вижу с позиции гражданина, с позиции преподавателя именно такое решение вопросов, которые поступают на территории.

Петр Кузнецов: Любовь Владимировна, скажите пожалуйста, но мы, граждане обычные, каждый день советуем власти быть добрее. Сейчас это сделал фонд «Петербургская политика». Насколько это авторитетная рекомендация для Кремля?

Любовь Адамская: Мы можем понять, что это может быть и не авторитетным. Но самое главное, что фонд обозначил эту тему. Он ее вынес на широкую публику, на рассмотрение. А тем более сейчас еще и средства массовой информации взяли на рассмотрение и распространение этой темы. Это немаловажно сегодня в нашем жестком капиталистическом будущем. Я считаю, что это очень хорошо. Это хорошее действие фонда. По-хорошему, это была бы задача партий. Еще 5 лет тому назад. Партии должны были вот это инициировать. По крайней мере ведущая партия, которая бьет себя в грудь и говорит: «Мы ведущая партия». А вот это их должна была бы быть инициатива.

Петр Кузнецов: А по-вашему, существующий метод, который власть применяет, это что? Это кнут больше? Это пряник больше? Или это такая комбинированная модель?

Любовь Адамская: Нельзя сказать, что это кнут, пряник. Это просто веление времени, и причем не сегодняшнего, а вообще времени: что чиновник, служащий аппарата, и налогоплательщик – это в принципе единое целое. И нельзя рассматривать, что вот чиновник при чине и служащий в аппарате – это некая подавляющая машина налогоплательщика, который из своего кармана содержит чиновника и служащего. Вот. А сейчас это несколько обострилось. После 90-х годов. А в принципе такого быть не должно. Одна территория, одно желание. Просто у каждого разные функции. У налогоплательщика – содержать аппарат, а у аппарата – работать так, чтобы налогоплательщик понимал, для чего он содержит этот аппарат и что этот аппарат действительно работает на него.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Любовь Адамская. Давайте послушаем нашего телезрителя. Это Лидия. Пробивается к нам. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие. Я включила вашу программу и вот увидела «Добрая власть». И такое выражение, как слуги народа. Только я слышала поговорку, что почему-то слуги народа богаче, чем сам народ. Вот как тут совместить? И потом, «добрая власть» – вот у нас в Екатеринбурге они у льготников и у пенсионеров забрали проезд в метро. Т. е. мы сейчас должны так же, как все работники, ездить за деньги, 32 руб. …

Тамара Шорникова: Лидия, т. е. вы имеете в виду, что…

Зритель: …А деньги, к сожалению, у нас не такая, как зарплата у слуг народа.

Тамара Шорникова: Понятно. Сытый богатого не разумеет. А что может приблизить в таком случае власть к народу? Что, им нужно сокращать себе зарплаты? Какие поступки?..

Петр Кузнецов: Сформулируйте прямо сейчас основной запрос от Лидии.

Зритель: Я думаю, что выполнять указы президента майские. Потому что несколько раз по майским указам президента было повышение зарплаты, но народ это не ощущает на себе. И пенсии – работающим пенсионерам вообще никак не добавляются. Я вот год отработала, допустим, на пенсии, и мне 120 руб. только дали. Так мне что теперь, увольняться и дома сидеть, чтобы получить 500? Вот как-то так. Вот решили бы еще с работающими пенсионерами.

Петр Кузнецов: Правильное исполнение майских указов. Понятно. Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо большое. Новый эксперт в нашем прямом эфире. Павел Салин, директор центра политических исследований Финансового университета. Павел Борисович, здравствуйте.

Павел Салин: Добрый день.

Тамара Шорникова: Павел Борисович, тоже начну с СМС. Много, конечно, приходит к нам. Смотрите. Москва: «Кому нужна хорошая мина при плохой игре? Наплевать мне на их улыбки. Пусть работают». Приморский край: «Иногда улыбка госслужащего выглядит как звериный оскал». Краснодарский край, Сочи: «Все повышают, улыбаясь. Кроме зарплаты, к сожалению». И Кировская область: «Чиновников призывают лучше лицемерить. Забавно». Многие пишут о том, что не было от нас такого запроса, нам работа нужна. А как появились такие исследования? И можно ли им доверять?

Павел Салин: Подобным исследованиям, конечно же, нужно, нужно доверять. Вопрос в том, что те люди, которые являются адресатом исследования, те люди, которые принимают решения во власти (а во власти далеко не все принимают решения; те, кто там работает, во власти, большинство из них – это так называемые технократы, которые уже выполняют принятые принципиальные решения), они к подобного рода советам не прислушаются. Потому что вот сейчас говорят об этом исследовании в терминах «быть добрее» и все прочее. Если это более подробно разложить, те рекомендации, которые даются, то там черным по белому написано: «Власть должна отказаться от избыточного регулирования». И в первую очередь не в экономике, как вот применительно про регулирование говорят экономическое, а «от того, чтобы обкладывать запретами отдельно взятого гражданина в его повседневной жизни». Вот тот курс, который наметился после 2011-2012 годов, в последние 2 года просто вышел, что называется, на марш. Потому что – что у людей вызывает раздражение? Это вот, кстати, и в СМС-ках, которые вы сейчас процитировали, и в звонке телезрительницы Лидии прослеживается. Власть дает все меньше, а требует все больше. В том числе и по мелочи: что смотреть, куда ходить. Т. е. власть сейчас, говоря языком классика, она совершает классическую ошибку, распространенную, как в XIX веке один политический деятель сказал правильную фразу: «Власть не должна делать две вещи: лезть в постель и в переписку». Вот сейчас российская власть начала лезть к гражданам в постель и в переписку. При этом, в отличие от нулевых годов, она гражданам практически ничего не дает, а только забирает за счет повышения налогообложений и все прочее. И вот этот диссонанс – с одной стороны, меньше дают, а с другой стороны, гораздо больше забирают, и не только денег, а вот то пространство свободы, – и вызывает такое раздражение.

Петр Кузнецов: Т. е. здесь дело не в плохих новостях, в том, что говорят «избыточная негативная повестка»? И, скорее всего, стоит ожидать исключительно хороших новостей через СМИ, и что сейчас своего рода приведет это к своеобразной цензуре. Потому что – нет, это плохая новость, не даем, позитив, позитив! Несем в массы позитив.

Тамара Шорникова: Этот совет кто воспримет в первую очередь? Действительно, я не знаю, журналисты, эксперты, которые станут добрее рассказывать о том, что происходит в стране?..

Петр Кузнецов: …Да, да-да.

Тамара Шорникова: …Или действительно сами чиновники?

Петр Кузнецов: Опять-таки, с другой стороны, народ возмущается тем, что за окно смотришь – все плохо, телевизор включаешь – оказывается, все хорошо. Хорошие новости тоже не устраивают.

Павел Салин: Нет, те, кто обвиняет во всем плохие новости, они путают последовательность событий. Не плохие новости формируют настроение граждан, а те, кто поставляет эти плохие новости, ориентируются на настроение граждан. Т. е. в обществе накопился негатив по отношению к происходящему вообще и к тому, что делает власть, в частности. Граждане настроены негативно. И на этот негативный настрой ориентируются поставщики новостей. Потому что если они будут поставлять исключительно позитив, который вступает в противоречие с настроениями граждан, то получится у нас то, что получилось в позднесоветскую эпоху. Граждане в обыденной жизни видят одно, включают телевизор – видят другое, в итоге они этому телевидению вообще не доверяют и ориентируются на те слухи, которые они слышат в очередях. Поэтому авторы исследования вообще-то совет дают не давать больше позитивных новостей. Они советуют государству быть добрее. А быть добрее – это значит меньше накладывать ограничений на граждан, по крайней мере там, где это не нужно. Но, поскольку, как правильно указали коллеги-журналисты в заголовке, прокремлевские политологи, они тоже близки к власти, они не могут прямо давать вот такие советы. Поэтому они очень завуалированно: быть добрее и все прочее. Потому что они прекрасно понимают, что подобного рода советы на силовиков, которые сейчас принимают стратегические решения, как красная тряпка на быка, будут действовать. Поэтому они, с одной стороны, понимают, что и ситуацию нынешнюю нужно как-то менять, иначе это приведет к очень нехорошему коллапсу. А с другой стороны, если ты прямо выскажешься против проводимой сейчас политики, то попадешь в разряд нежелательных лиц и агентов. Что тоже не очень хорошо. Поэтому такие вот трактовки и термины используются: «добрее» и все прочее.

Петр Кузнецов: Павел Борисович, не отключайтесь. Давайте вместе с вами народ послушаем. У нас сейчас на связи Ирина. Ирина, здравствуйте. Вы откуда, Ирина?

Зритель: Добрый вечер. Иркутская область, Боханский район. Я хочу сказать, что наши чиновники уже давно научились мило улыбаться. Когда обращаешься за помощью к ним, они соглашаются с твоими доводами: «Да, вам нужно помочь». Я живу в аварийном доме в селе. Мило улыбаются. Обещают помочь. И – дальше этого дело не идет. Но зато поулыбались. Очень приятно.

Петр Кузнецов: Доброта даже не на словах, а пока только на лицах, да?

Зритель: Да, да.

Петр Кузнецов: Спасибо. Павел Борисович, но у нас и без этих советов, без акцента на то, что сейчас есть запросы общества на доброту, в последнее время было очень много, чего уж там, непопулярных реформ и решений. И есть ощущение, что лимит и без того на эти непопулярные решения как-то закончился. Нам ждать популярных решений в ближайшее время?

Павел Салин: Очень бы хотелось на это надеяться, но боюсь, что…

Петр Кузнецов: Ресурсы, резервы… Хочется сказать: деньги на доброту есть у государства?

Павел Салин: Вот в том-то и дело, что деньги-то на доброту есть, а государство хочет, чтобы эти деньги отчасти лежали на реализацию внешнеполитических проектов, а отчасти служили страховкой от негативных последствий при реализации этих внешнеполитических проектов. Потому что, боюсь, 2020 год принесет нам новые новости с геополитических фронтов. И за эти новости придется всему обществу расплачиваться. Именно для этого как раз сейчас и накапливаются финансовые резервы, которые у государства есть, но которые на эти социальные программы оно не хочет их тратить. А если и будет тратить, то не на социальные программы, а скорее на инфраструктурные проекты. В то время как у населения есть запрос именно на то, чтобы государство тратило деньги на социальные программы. Вот телезрительница Лидия, которая не сейчас звонила, а предыдущий звонок, на которую я уже ссылался, она говорила про майские указы. Вы это даже себе отметили.

Петр Кузнецов: Да.

Павел Салин: Но она что имела в виду: не последние майские указы 2018 года. Она говорила про повышение зарплаты. Что президент указал, а чиновник не выполняет. А эти повышения зарплаты, они же были предусмотрены майскими указами 2012 года. Т. е. запрос у населения есть на то, чтобы государство вкладывалось именно в социальные проекты, которые дают результат с точки зрения доходов населения здесь и сейчас. А государство на такие шаги не идет.

Петр Кузнецов: Да, спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо. Павел Салин.

Петр Кузнецов: Народ помнит, у народа не клиповое сознание. Народ помнит, что было обещано еще в 2012 году. Так что…

Тамара Шорникова: И ждет, да.

Петр Кузнецов: …не расслабляйтесь.

Тамара Шорникова: А мы не ждем, переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Чиновник добрым быть не может, он не привык на холопов смотреть с улыбкой, они думают, что мы должны работать, благодарить их и молчать. У них психология оккупантов. Вы бы стали просить фашистов быть добрее?