Умные, молодые… неизвестные

Гости
Олег Чернозуб
ведущий эксперт-консультант ВЦИОМ
Евгений Тепляков
отец Алисы Тепляковой
Амет Володарский
омбудсмен в сфере образования

Оксана Галькевич: Что, друзья, наши спортсмены-то молодцы. Мы сейчас все вместе, я думаю, следим, как они выступают в Токио, сколько золотых, сколько серебряных, сколько бронзовых медалей. Как мы поднимаемся в командном зачете. И надо сказать, что для этого у нас есть все возможности, чтобы получать информацию. Идут трансляции из олимпийской столицы, обновление информационных лент тоже постоянно происходит. В общем, даже если вы не разбираетесь в спорте, не очень его любите, то о победах и достижениях наших, также как и о сложностях в выступлениях, вы все равно узнаете.

Константин Чуриков: Да, в отличие от побед и достижений наших в других олимпиадах, да, тоже олимпиадах, но это олимпиады в области знаний, интеллектуальные. Там соревнования юных химиков, физиков, биологов, математиков, программистов, будущих астрофизиков, например. Тут мы просто одни из лучших. Причем не раз в четыре года, когда олимпиада проводится спортивная, а из года в год. Но трансляции нет, сообщений в СМИ мало, обсуждений в соцсетях нет. И согласитесь, что на улицах, в магазине тоже никто об этом не говорит.

Оксана Галькевич: Да, смотрите, например, сегодня. Российские школьники представили больше 110 научных проектов в образовательном центре «Сириус». В Сочи прошел фестиваль «Большие вызовы». Это такая научно-технологическая программа, по которой одаренные старшеклассники в течение трех недель работают над научными задачами под руководством ученых. В этом году разработками занимались 435 школьников со всей нашей страны.

Константин Чуриков: Как раз сегодня они показались свои изобретения. Среди этих изобретений, например, аппарат для исследований Марса. Он сможет подпрыгивать на восемь метров, делать фотографии, измерять атмосферное давление. Или вот еще. Разработка в медицине биоразлагаемой межпозвоночной клетки, которые нужны для сращивания позвонков при травмах. У самого позвоночник больной, знаю. Еще одно изобретение: поезд на магнитной подушке. Школьники, да, придумывают. Он может развивать скорость до 6,5 тысяч километров в час, т.е. всего за полтора часа можно было бы на этом поезде доехать от Москвы до Пекина.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Организаторы обещают, что самые перспективные разработки ребят могут быть внедрены потом в производство. Некоторые проекты дополнят исследованиями и опубликуют в научных журналах.

Константин Чуриков: Да, но почему, например, на последний экономический форум в Петербург приехали не эти замечательные ребята со светлой головой, со своими разработками, достижениями, победами, а приехали тик-токеры. Тик-токер этот, Даня Милохин, есть такой. Не надо об этом говорить, популяризируем зря. Что получается? Сегодня достаточно разместить какое-то, как сказать, мягко говоря, не умный, я очень смягчу специально, не очень умный ролик в тик-токе длиной до одной минуты, и все, ты суперзвезда. Пожалуйста, у тебя сумасшедшие доходы. У Дани Милохина – у него два миллиона рублей в месяц. Есть такая, мы сегодня просто узнали, Дарья Зотеева, 20 лет, блогер, образование 10 классов, доход тоже около двух миллионов рублей в месяц. Есть постарше, называть-не называть фамилию?

Оксана Галькевич: Да называй уже.

Константин Чуриков: Или это что? А это псевдоним сценический. Моргенштерн. Образование среднее. Доход около 100 тысяч долларов в месяц, ребят.

Оксана Галькевич: А эти первые тик-токеры, откуда ты знаешь, может они там какой-нибудь интересный контент пилят? Может они задачи тематические решают?

Константин Чуриков: Знаешь, мы иногда в рамках служебного задания заходили в тик-ток. Честно говоря, не хочу в третий раз позориться перед страной, и описывать весь этот ужас.

Оксана Галькевич: Говорят, с одной стороны, что хорошими делами прославиться нельзя. На самом деле это не так. Наши спортсмены, например, в Токио занимаются вполне себе приличными делами. Мы их знаем, любим, гордимся. Шахматы опять же, такой интеллектуальный вид спорта, в свое время был очень популярным. А теперь что? Что теперь-то?

Константин Чуриков: Почему умные и молодые, но неизвестные? С этим вопросом обращаемся к вам. И зовем в эфир. Собственно, у нас уже на связи наш сегодняшний эксперт, которого зовут Олег Чернозуб, ведущий эксперт-консультант ВЦИОМ. Олег Леонидович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Олег Чернозуб: Добрый день.

Оксана Галькевич: Олег Леонидович, может вы нам все-таки этот феномен восприятия социумом каких-то достижений объясните? Это государство должно прикладывать усилия, чтобы мы знали шахматистов, ученых, в том числе молодых? Или это все само собой как-то происходит, расстановка приоритетов?

Олег Чернозуб: Да, добрый вечер. Конечно, само собой происходит это не будет. Причиной того, почему внимание к победителям олимпиад, действительно реальным вундеркиндам, которые у нас есть, не так высоко, как к различно рода гражданам такого, знаете, характера, близкого, не хочу называть это слово напрямую, но тем не менее назову, близкого к фрикам. Почему это внимание выше? Ровно потому, почему аудитория, скажем так, популярных журналов больше, чем научных журналов. Человек, когда приходит домой с работы, включает телевизор или залезает в сеть интернет, он очень редко ставит перед собой задачу узнать что-то новое. Его задача отдохнуть, расслабиться, отвлечься. И поэтому те каналы информации, которые общество ему предлагает, они, прежде всего, сориентированы на это.

Константин Чуриков: Извините меня, Олег Леонидович, хорошо, учительница приходит из школы уставшая. Она что, открывает тик-ток? Она, не знаю, включает, смотрит камеди клаб? Как она мозги разгружает? Вряд ли, да? Наверное, она книгу берет, тетради.

Олег Чернозуб: Подождите, про тик-ток не могу сказать, а с камеди клабом, я думаю, что у средней учительницы никаких проблем нет. Я хочу сказать другое. Я все-таки закончу свою мысль. Поскольку объективно все-таки со стороны среднего нашего и россиянина, и вообще жителя нашей чудесной планеты запрос к интернету, к телевидению на легкие жанры, помогающие ему отвлечься, именно поэтому должна быть целенаправленная, разумная политика, которая в рамках этих легких жанров и в рамках этого запроса помогала бы тем, кто хочет, найти информацию более богатую своим содержанием. То есть именно потому, что общество, строго говоря, предъявляет очень слабенький запрос на информацию о наших медалистах и чемпионах олимпиад, именно поэтому в рамках целенаправленной политики эту информацию надо бы ему предлагать чуть почаще, чем оно само бы нашло эту информацию в процессе серфинга по просторам цифрового пространства.

Оксана Галькевич: Да, так заходишь вечером в тик-ток после работы, а там тебе раз: новая статья из «Науки и жизнь».

Константин Чуриков: Кафка, там цитата. Пруст. Флобер. Олег Леонидович, в свое время Владимир Владимирович Познер сказал, что если лошадиный зад круглые сутки показывать по самому популярному в нашей стране на тот момент телеканалу, он тоже станет очень популярным. Здесь как быть? Понимаете, у нас сейчас рыночная экономика, свободная плавание. Пожалуйста, кто что хочет, тот то и показывает в рамках закона. Не нарушаешь закон, и показывай, что ты хочешь. Зачем тебе ученые, зачем тебе медалисты, покажи там какой-нибудь концерт Моргенштерна, если запикаешь все слова. Да и пожалуйста.

Олег Чернозуб: Во-первых, коллега Познер льстит самому себе и прочим деятелям нашего уважаемого телевидения. Значит, совершенно никакого отношения к жизни, к правде жизни не имеет тезис о том, что если мы будем показывать любую ахинею, значит, она будет востребована. Это не так. И помимо всего прочего, постепенно снижение рейтингов телевидения не только в нашей стране, но и по всему миру, как раз показывает этот тезис, что давайте мы будем демонстрировать все, что угодно, пипл, что называется, схавает, это подтверждает. Нет, запросы людей намного более разнообразны.

Но, тем не менее, опять-таки возвращаюсь к своей изначальной мысли, в связи с тем, что эти запросы отталкиваются от повседневности, от жизненной повседневности, от необходимости отвлечься, развлечься. Ведь не случайно, кстати говоря, такие популярные жанры литературы, когда мы все восхищались, что у нас самая читающая страна и когда читать книгу было намного более престижным и признаком интеллекта по сравнению с просмотром телевизионной программы. И даже в это время огромной популярностью пользовались легкие жанры. Детектив, фантастика, фэнтези и т.д. Любовные романы самого разного уровня. Это не случайно, человеку это нужно. То, почему эти ребята, скажем так, внешне не блещущие интеллектом, тем не менее, оказываются столь востребованными, все-таки это говорит о том, что какие-то струны они задели. Это нельзя отрицать. В общественном смысле хорошо это или плохо это отдельный вопрос. Тем более отдельный вопрос хорошо это или плохо с точки зрения того примера успеха, который они демонстрируют.

Константин Чуриков: Олег Леонидович, извините, мы с вами взрослые люди, мы понимаем, какие струны они задели. Это же низменные струны, совсем уже.

Оксана Галькевич: Олег Леонидович, есть такая история, по-моему, про Сократа и Гетеру. Она говорит, слушай, ты занимаешься с учениками, рассказываешь им о философии, о науках. Но стоит мне мимо пройти, вильнуть, и они все за мной. На что философ сказал: так под горку всегда проще, чем в гору.

Олег Чернозуб: Да, абсолютно правильно. Но именно поэтому, я третий раз подчеркну, что именно потому, что существует такая объективная основа востребованности легких жанров, именно поэтому необходимо предпринимать специальные усилия, чтобы более сложной информации прорваться к потребителю, помочь ему популяризировать. Не случайно, это же целый жанр был в свое время, научно-популярные передачи. Много сейчас таких осталось на телевидении?

Константин Чуриков: Олег Леонидович, а что вы хотите сказать золотым медалистам, олимпиадникам, этим детям, которые добиваются своим умом, своим старанием больших результатов? Им как быть в связи с тем, что тик-токеры популярнее?

Олег Чернозуб: Им абсолютно точно и уверенно скажу. Дорогие друзья, вы отличаетесь от тик-токеров и тому подобным, гражданам нашим уважаемым, нашим согражданам тем, что не ставите перед собой задачу добиться популярности. Ведь эти тик-токеры стали популярные не потому, что теорему какую-то решили, а потому что они работали только на то, чтобы стать популярными. Вы работаете в другом направлении. Более того, если вы ребята молодые, еще неизвестно, пойдет ли на пользу вам избыточная популярность. Мне уже не раз задавали вопрос: как же так, давайте мы будем устраивать шумиху не только вокруг тик-токеров, но и призеров олимпиад. На такие идеи я отвечаю с огромным чувством внутренней уверенности. Давайте мы этих ребят оградим от избыточной шумихи.

Они, прежде всего дети, и совершенно не ясно, пойдет ли им это общественное внимание на пользу или на вред. С точки зрения общественного резонанса максимально ограждая таких детей от возможных негативных последствий, конечно, их опыт нужно и транслировать обществу, и рассказывать обществу, и добиваться того, чтобы они получили от общества моральную поддержку. Но еще раз подчеркну и закончу на этом, что, прежде всего, необходимо помнить о нашей ответственности перед самими этими ребятами.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок, Бурятия не спит. Наш зритель на связи, его зовут Константин. Здравствуйте, Константин, мы вас слушаем.

Зритель: Добрый вечер, у нас уже ночь. О чем хотел вашего эксперта. Если мы отмотаем машину времени, если бы это было возможно, на 200 лет назад, мы поймем, что 200 лет назад тоже были спортсмены, были скоморохи, были цирюльники, были кабатчики. Тогда они были некой служебной функцией, которая нужна, выполняла некоторые потребности общества. Сейчас это звезды, сейчас это стилисты, сейчас это известные рестораторы, сейчас это властители дома. А спортсмены, если мы посмотрим классическую английскую литературу, на которых 200 лет назад ходили как в зоопарк, теперь это миллиардеры, бегающие по полю. Что изменилось в мозгах общества глобального, не только российского, наверное, но и мирового, что ценными стали эти вещи, которые еще по историческим понятиям совсем недавно абсолютной ценностью и абсолютным мерилом и эталоном успеха и всего остального не были? Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Олег Чернозуб: Хороший вопрос. Я бы сказал отличный вопрос. И я отвечу на него, обратив внимание на два пункта. Первый пункт. Во-первых, издревле представители различного рода искусств и т.д. и т.п. и спортсмены пользовались вниманием общества. Давайте вспомним, что олимпийские игры проводились, и там победа была персональной. И победителей олимпийских игр увековечивали и в граните, и в бронзе, и как угодно еще. Вспомним, кстати говоря, императора Нерона, который гордился не тем, что он император, а тем, что, как он считал, он великий поэт и драматург. Поэтому внимание к этой сфере деятельности было в обществе очень давно.

С другой стороны, я согласен с нашим телезрителем, который заостряет наше все внимание на этой проблеме, с другой стороны он прав в той части, что это внимание стало болезненным. Стало оно болезненным со времени утверждения у нас общества потребления. Явления эти описаны достаточно подробно и Маркузе, и Бодрийяром. И причина здесь очень простая. Она заключается в том, что на примере таких отдельных лиц общество потребления демонстрирует, как бы это сказать, реалистичность шансов добиться невероятного успеха для любого человека. Например, есть у нас одна, не пойми то ли певица, то ли ведущая, то ли футбольный критик дама, которая, как я себе понимаю, не имеет ни образования, ни опыта не в одной из этих областей.

Константин Чуриков: Она еще и актриса у нас теперь.

Оксана Галькевич: МХАТ пригласил ее.

Олег Чернозуб: Еще и актриса, да. Но тем не менее миллионы наших с вами сограждан, которым мы можем выразить только глубочайшее уважение несмотря на то, что их позиция может быть нам не вполне понятна, не вполне нравится, затаив дыхание наблюдают за очередными успехами этой дамы. Почему они это делают?

Константин Чуриков: Да, но те, кто традиционно ходил в этот театр, они туда перестают ходить, понимаете. А завтра, если такие дамы появятся в остальных театрах.

Олег Чернозуб: Я согласен с вами. Но миллионы продолжают смотреть. И мы с вами должны и их понять тоже. Не только традиционных посетителей театра МХАТ, к которым я отношусь в том числе, а может и в значительной степени в первую очередь. Но и остальных людей, в любом случае их миллион, кто наблюдает за успехами этой дамы. Этим людям кажется и, более того, я с некоторыми из них говорил, они делают акцент, что нам интересно смотреть, чего может добиться человек вообще полностью своими силами, не имея никаких предпосылок изначально для того, чтобы этого добиться.

Оксана Галькевич: А это интересно, кстати. А что, в других сферах нашей жизни неинтересно наблюдать? Или у нас примеров недостаточно как люди добиваются чего-то?

Константин Чуриков: Сейчас будут связь восстанавливать. Просто на самом деле то, о чем сейчас говорил Олег Леонидович, собственно да, всем интересно сейчас стало, как так можно раз и подняться. Но стоп, это можно, конечно, изучать по блогерам, по тик-токерам, а можно открыть «Шагреневую кожу» Бальзака, можно открыть «Воспитание чувств», можно открыть «Банкирский дом Нусингена», много книг. Кстати, Стендаля можно открыть. Там, правда не всегда это хорошо заканчивалось.

Оксана Галькевич: Другие примеры для себя в современной жизни просто найти. Мне интересно, у нас эти примеры есть? Или у нас кроме Бузовой ничего не осталось? Поэтому мы за этим социальным лифтом наблюдаем на примере таких людей.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, что у нас кроме Бузовой осталось, напишите нам.

Оксана Галькевич: Не удается, к сожалению, нам наладить связь.

Константин Чуриков: Челябинск: такой молодежью, имеется в виду той, о которой мы в начале рассказывали, надо гордиться, если им не мешать, они поднимут нашу страну. Москва пишет: мое мнение – это от бедности, из бедности вытекает бескультурное, бездуховное времяпрепровождение, сами люди дают фрикам возможность зарабатывать.

Оксана Галькевич: Саратовская область удивляется, что тебя задевает таким образом тик-ток, Костя. Смотреть телевизор тоже не выносимо. Сплошные шоу-скандалы, какие-то слезливые сериалы, полная ерунда, жестокость, насилие и т.д. Действительно, надо сказать, что и такая тоже проблема у нас есть. У нас еще один интересный собеседник будет сейчас на связи. Все, наверное, слышали историю восьмилетней девочки, которая поступила в Московский государственный университет.

Константин Чуриков: Да, тут уже умные, молодые, известные, потому что история, правда, громкая. У нас на связи Евгений Тепляков, папа Алисы Тепляковой. Евгений, здравствуйте.

Евгений Тепляков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: И не только Алисы, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте, здравствуйте. Поздравляем вашу дочку, поздравляем вас. Что, что так не нравится дочке?

Оксана Галькевич: Давайте познакомимся, прежде всего, Евгений с вашими детками тоже.

Евгений Тепляков: Хеймдалль, давай расскажи, кто ты.

Хеймдалль Тепляков: Я Хеймдалль.

Евгений Тепляков: Так. Что ты сделал?

Хеймдалль Тепляков: Сдал девятый класс в семь лет.

Евгений Тепляков: Правильно, получил аттестат. А ты?

Алиса Теплякова: Я Алиса, сдала одиннадцатый класс в восемь лет.

Хеймдалль Тепляков: Девять.

Евгений Тепляков: Девять сейчас уже. Хеймдалль у нас тоже в каком-то смысле рекорд, потому что у него совершенно честный аттестат, он закрыл девять классов, но об этом никто не говорит, потому что Алиса старше, у нее достижения больше.

Оксана Галькевич: Здорово, замечательно. А расскажите, как вы вообще к этим результатам приходите в семье с вашими детьми? У вас многодетная семья, так ведь? Сколько деток?

Евгений Тепляков: Семеро.

Оксана Галькевич: Семеро. И вы со всеми как-то специально занимаетесь? Вы цель себе такую ставите?

Евгений Тепляков: Смотрите, если у вас есть дети, вы прекрасно знаете, что нормально заниматься со своими детьми. Правильно?

Константин Чуриков: Да, конечно.

Евгений Тепляков: Если вы занимаетесь со своими детьми, то радуетесь их результатам, поддерживаете, стараетесь, чтобы у них получалось лучше. Правильно?

Оксана Галькевич: Да, Евгений, до определенного момента знаний родителей хватает, а после уже нет.

Евгений Тепляков: А после вас система ставит в очень интересное положение. Она говорит: это ваши проблемы. Если вам не хватает знаний, то нам, в общем-то, все равно. Если вы хотите, вы можете отдать детей по возрасту. И у нас практически вся страна приходит с детьми, которые в шесть лет или пять лет читают, пишут и считают, встречают сопротивление психологов, педагогов и логопедов, которые говорят, что это ничего не значит, садитесь по возрасту в семь. Тем самым дети теряют годы жизни. Теряют они его просто на том, чтобы системе было удобно с ними работать.

Константин Чуриков: Евгений, такой вопрос, может быть к вашей дочке. Все-таки, наверное, были какие-то трудности. Развейте наши сомнения. Честно, у меня у самого двое сыновей. Просто я не могу представить пока, в семь лет прочитать «Войну и мир», прочитать и понять. Или там «Преступление и наказание». Как, как это Алисе удалось?

Евгений Тепляков: А вы уверены, что вся школа, все школьники России читают «Войну и мир». Вы правда в это верите?

Константин Чуриков: Вообще в школьной программе есть. А Алиса читала, нет?

Евгений Тепляков: Я знаю, что она есть в школьной программе. Но вы правда верите?

Алиса Теплякова: Я писала сочинения по совершенно другим книжкам, которые я читала сама.

Евгений Тепляков: Абсолютно точно. Просто дело в том, что у нас в школьной программе много чего есть. Но школьная литература, в частности изучение Льва Николаевича Толстого по программе это 12 часов, если я правильно помню, может быть 20 максимум. 12 часов, при этом у вас есть ограничения на общий объем домашних заданий. Это только на «Войну и мир». Точнее не только, на всего Толстого. Вы уверены, что за 12 часов дети могут прочитать «Войну и мир»? Я нет.

Константин Чуриков: Я тоже не уверен.

Евгений Тепляков: В физмат классах они действительно читают «Войну и мир» летом или читают «Войну и мир» на выходных? Я нет.

Оксана Галькевич: Евгений, спасибо вам большое, если можно еще такой короткий вопрос Алисе. Алиса, какой любимый предмет? Что больше всего нравится? Чем больше всего нравится заниматься?

Алиса Теплякова: Например, биология.

Оксана Галькевич: А кем хочешь стать?

Алиса Теплякова: Я еще не решила.

Константин Чуриков: Еще все в процессе. Все только началось. Поздравляем.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Удачи вам. Спасибо большое, Евгений. Спасибо, Алиса. Спасибо, малыш. Не расслышали к сожалению имя, Арсений?

Хеймдалль Тепляков: Хеймдалль.

Евгений Тепляков: Хеймдалль.

Оксана Галькевич: Спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Со связью проблемы, сложно услышать. Что, поступают сообщения. Сейчас мы выводим в эфир еще Амета Володарского, это омбудсмен в сфере образования. Амет Александрович, если вы нас слышите, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Амет Александрович.

Амет Володарский: Да, меня зовут Амет Александрович. Здравствуйте. И мы с вами знакомы.

Константин Чуриков: Да-да-да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Амет Александрович, нам только что папа Алисы Тепляковой, самой юной, наверное, студентки московского госуниверситета, сказал о том, что система в принципе не поддерживает развитие талантливых детей, продвижение их. Можно спорить о том, слишком ли это рано, не слишком ли это рано. Но, так или иначе, ребенок сам чем-то занимается, ему это интересно. Почему бы не поддержать? Зачем, скажем так, создавать, чинить какие-то препятствия? Почему так?

Амет Володарский: Вы знаете, во-первых, в наше время я очень рад, что появилось новое поколение, которое так серьезно относится к образованию с малых лет, еще с детского сада. Сейчас появилось большое количество центров развития, чуть ли не с перинатального центра родители пытаются дать детям образование. Это не плохо, это очень хорошо. И очень хорошо, что появилось поколение, которое поддерживает детей в их начинаниях, в их устремлениях, в их хобби. Это хорошо.

Теперь, что касается второго вопроса. Действительно ли наша современная школа не поддерживает талантливых детей? Я скажу так, что это не совсем верное суждение, потому что у нас сегодня есть возможность создавать, значит, уникальную траекторию образования ребенка. То есть достаточно родителю написать заявление в школе, и, в принципе, школа обязана создать индивидуальную траекторию образования. Другой вопрос, что в большинстве случаев сегодня такой возможностью материальной, технической обладают, в первую очередь, частные школы. В ведущих частных школах сегодня такая возможность есть, создавать индивидуальную траекторию.

Что касается конкретной девочки, я поздравляю родителей с тем, что у них такая талантливая девочка. Однако я хотел бы заострить внимание на том, что еще в советские времена психологи и физиологи сконцентрировали свое внимание на то, чтобы отбить у органов власти право поступать в школу не в шесть лет, а хотя бы в шесть с половиной лет. Потому что этот год с шести до семи лет, если вы помните, раньше в школу ходили с семи лет. Потому вдруг выяснилось, что наши дети могут и с шести лет, а потом и с пяти лет и т.д. Поэтому у нас была такая гонка, чьи дети умнее.

На самом деле здесь не вопрос ума, а вопрос тех нейронных связей, которые формируются к семи годам. И к психологам, к сожалению, не прислушались. Но психологи тогда подтянули физиологов, медиков. И те в свою очередь вместе с психологами доказали, что этот год имеет очень важное значение. Но сделали такое соломоново решение. В итоге не с шести лет, не с семи лет, в шесть с половиной лет дети идут в школу. Но речь идет все-таки о нейронных связях. Это первое.

Второе. Мы с вами понимаем, что у вундеркиндов, будем так говорить, потому что есть люди просто талантливые, а есть вундеркинды. Для них, конечно, не созданы условия в ВУЗах и школах для того, чтобы контролировать их психоэмоциональное состояние.

Константин Чуриков: Амет Александрович, можно на секундочку перебью, извините, пожалуйста. Мы же понимаем, что когда мы говорим о девочке Алисе, об ее успехах. У нас зрители разные вещи пишут, одни пишут детство украли, другие пишут Алиса молодец. Но, тем не менее, мы говорим об исключении из правил. Как нам быть с олимпиадниками? С действительно талантливой молодежью, которой просто тесно в своей школе, им хочется большего, не всегда есть такая возможность. Это первое. И второе. Тот вопрос, с чего мы и начали. Почему умные, молодые и о них никто не знает? Что для этого сделать?

Амет Володарский: Умные, молодые, почему о них никто не знает? Я хотел бы продолжить мысль. Я считаю, что нужно выходить с инициативой, и мы будем выходить с инициативой создания такого учебно-методического центра межвузовского, где будет изучаться как раз вопрос создания уникальных таких персонифицированных учебных планов для таких вундеркиндов под присмотром и под контролем конечно психологов и медицинских работников. Потому что освоить, конечно, освоить программу МГУ восьми, девятилетнему ребенку вундеркинду можно, но мы с вами не понимаем, какое психологическое состояние у этого ребенка будет после пяти лет обучения, что мы в итоге получим, насколько этот ребенок дальше сможет не выгореть.

Оксана Галькевич: Амет Александрович, вундеркинды они на то и вундеркинды. Может быть, мы потому и не можем себе представить, так скажем, их горизонтов, потому что мы не вундеркинды.

Константин Чуриков: Давайте найдем просто золотую середину. Чтобы, например, не тик-токер тот, о котором мы говорим, но не вундеркинд. Как нам эту золотую серединку найти хорошую?

Амет Володарский: Насчет золотой серединки я послушал немножко про тик-ток и про тех людей, которые зарабатывают в интернете, я не согласен с предыдущим оратором, хотя он говорил очень красиво, гладко. Я считаю, что любому поколению надо дать возможность проявить себя в тех вещах, в которых им интересно. Другой вопрос, надо научить их, как мне кажется, правильно, грамотно тратить те свалившиеся доходы, которые у них есть. Я вам хочу сказать, что если мы научим их правильному финансовому планированию, то завтра эти самые тик-токеры будут создавать у нас заводы, фабрики, рабочие места.

Оксана Галькевич: Спасибо. Амет Володарский, омбудсмен в сфере образования был у нас на связи.

Константин Чуриков: Если у нас тик-токеры будут у нас создавать заводы, значит, ладно. Небо упадет на землю.

Оксана Галькевич: Впереди обсуждение вопросов трудоустройства. Оказывается, друзья, людей очень часто обманывают в сообщениях о вакансиях. Случалось ли такое с вами? Выходите на связь, рассказывайте.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему о вундеркиндах мало кто знает, а юных тиктокеров обсуждают все?