Умять за 60 секунд. Россияне стали чаще питаться фастфудом

Умять за 60 секунд. Россияне стали чаще питаться фастфудом
Красота русских мужчин под сомнением? Вирус безработицы. Отцовский капитал. Ипотека не по карману. Профилактика детскокй инвалидности
Сергей Лесков: Сроки, поставленные в «майских» указаз всё ближе, строгих указаний всё больше, учет и контроль всё жестче. А результата нет
Виталий Максимов: На все проблемы нацпроектов не хватит
Леонид Ольшанский: Наше административное законодательство очень шаткое, поэтому мы должны оградить невиновных
Гульназ Галиева: Сегодня регионы борются за инвесторов и ресурсы. Поэтому им и нужно себя пиарить
Александр Лысенко: Ребёнку с ДЦП реабилитационная помощь нужна не раз в год, а гораздо чаще. Но госресурсов для этого, к сожалению, не хватает
С российскими мужчинами что-то не так?
Ипотека не по карману
Капитал для отцов-одиночек
Вирус безработицы. В Приморье из-за китайской болезни в вынужденном отпуске оказались тысячи людей
Гости
Алексей Петропольский
предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса
Марина Чернова
руководитель программ общественного здоровья Международной Конфедерации обществ потребителей

Тамара Шорникова: «Умять за 60 секунд»: россияне стали чаще питаться фастфудом. Участники рынка говорят о серьезном приросте в этом сегменте и объясняют его причины: темп жизни растет, нет времени на размеренные трапезы, доходы падают, на бефстроганов не хватает, а вот бургер и шаурма как раз по карману.

Александр Денисов: Ну, шаурма тоже разная бывает, Тамара, бывает и дорогая.

Как говорится, какой русский не любит быстрой еды? В целом мы стали действительно чаще есть не дома, а где-то там на улице, перехватываем. По данным Росстата, общий объем рынка общепита за 10 месяцев прошлого года вырос до почти 1,5 триллионов рублей, такой вот внушительный пирог у нас получается. Половина этой суммы как раз приходится на заведения фастфуда. Общие траты наши с вами на бургеры и хот-доги увеличились за год на 17%, полюбили мы это. В рестораны потихоньку дорогу уже забываем, меньше ходим, а вот кофейни и столовые по-прежнему любим.

Тамара Шорникова: Чей бизнес кормим? И как будем выглядеть через 5 лет? Если смотреть в паспорта нацпроектов, к 2025-му мы должны быть гораздо стройнее, там такие цели тоже все прописаны. Одна из целей – сократить темп заболевания первичным ожирением в 5 раз. Но если зайти в ресторан фастфуда в обеденный перерыв, возникают сомнения, достижимы ли эти цели. Будем разбираться.

Александр Денисов: Да. Тамара, знаешь, я вот недавно слышал такой лозунг «выживает толстейший», так что это смотря как посмотреть.

Тамара Шорникова: Так что, возможно, это наше оружие, а не наша проблема?

Александр Денисов: Да, кому что здоровее.

Тамара Шорникова: Узнаем мнение эксперта. С нами на связь выходит Александр Петропольский, предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса. Здравствуйте.

Алексей Петропольский: Добрый день.

Александр Денисов: Здравствуйте. Алексей, еще одну ипостась вашу обозначим, у вас бургерная тоже, то есть вы травите народ, скажем прямо, Алексей, признайтесь.

Алексей Петропольский: У меня сеть кофеен...

Александр Денисов: А-а-а, сеть кофеен.

Алексей Петропольский: ...в которых как раз еда более-менее здоровая. Максимум, что мы там круассаны сладкие продаем, которые, может быть, не совсем здоровы. Но народ же их ест как бы не массово, ну так, с утра с кофе могут взять.

Тамара Шорникова: Значит...

Алексей Петропольский: Опять же у нас они свежие.

Тамара Шорникова: Значит, можете открыто, смело, без каких-то обиняков говорить о конкурентах. Почему так популярен фастфуд в России сегодня? Что это, действительно наши низкие доходы или какие-то другие причины?

Алексей Петропольский: Ну, в первую очередь касты́ у ресторанов стали дороже, то есть себестоимость продукции у ресторанов выросла, и на 20–30% каждый ресторан за последний год поднял цену. А фастфуд в свою очередь может экономить ввиду того, что закупают они много и сразу, они могут позволить себе диктовать правила для поставщиков, и цены они подняли только на 3–5%. И, конечно, каждый потребитель на себе ощущает этот рост цен и выбирает в пользу более дешевого ввиду того, что потребительская способность сейчас невысокая. Поэтому да, действительно, где дешевле, там и будет больше всегда покупателей.

Александр Денисов: Алексей, а вопрос. Вообще любовь к фастфуду и у нас, и во всем мире – это что, дело вкуса или вопрос времени? Что это?

Алексей Петропольский: Я думаю, в первую очередь бюджета, а во вторую очередь уже дело вкуса. Поверьте, много стартапов было за последние 3 года, где пытались сделать фастфуд здоровой еды, но по факту они все прожили 3 месяца, кто-то полгода и закрылись, потому что...

Тамара Шорникова: Вот. А почему, да?

Алексей Петропольский: ...купить на лету можно было вкусный, здоровый, хороший сэндвич, но он обходился порядка 600 рублей. Увы, за эти деньги можно съесть бизнес-ланч практически в любом ресторане Москвы.

Александр Денисов: Да бизнес-ланч в 2 раза дешевле, даже в 3 раза.

Тамара Шорникова: А что в него входило, в этот здоровый сэндвич за 600 рублей?

Алексей Петропольский: Входило много зелени, хорошая свежая курица отварная, либо индейка, либо крольчатина, в общем, либо рыба, либо отварное мясо хорошего качества плюс хорошая свежая зелень, как раз то, что не входит в фастфуд, там как раз пользуются в основном заморозкой и полуфабрикатами, потому что их можно хранить бессрочно практически и закуп их ввиду непонятных ингредиентов всегда дешевле.

Тамара Шорникова: Ну хорошо, с крольчатиной еще понятно, мясо дорогое, а курица, мне кажется, сами себя закопали, можно было подешевле сделать.

Алексей Петропольский: Нет, увы. Курица в шаурме, допустим, и курица в виде грудки, которая является диетической...

Тамара Шорникова: Во-первых, вопрос, курица ли, да?

Алексей Петропольский: Да.

Александр Денисов: А хотите, вас обоих шокирую? Я однажды, Алексей, Тамара, ел бургер с крабовым мясом, вот представляете себе? Вот это еда, да, фастфуд.

Алексей Петропольский: Фастфуд, да, но сколько он стоил, вопрос.

Александр Денисов: Как раз 600 рублей, причем это было до кризиса, это было в 2013 году.

Тамара Шорникова: Здесь ел или в командировке?

Александр Денисов: В Москве, в Москве.

Алексей Петропольский: Ну, скорее всего, сейчас его просто вывели из меню, потому что он бы стоил тысячу рублей, а потребителя, спроса на такой бургер, увы, нет.

Тамара Шорникова: Алексей, мы чью кассу обеспечиваем? Мы покупаем наш фастфуд, скажем, «Крошка Картошка» или еще что-то, или это зарубежные, «KFC», «Макдональдс», «Бургер Кинг» и так далее?

Алексей Петропольский: Ну, вы должны понимать, что в принципе что «KFC», что «Крошка Картошка», хозяева в основном везде россияне, это люди, кто купил франшизу, кто просто открыл бизнес и зарабатывает на нем деньги. Независимо от лейбла практически везде владельцы наши соотечественники. Вопрос лишь в том, что бренду, может быть, какой-то роялти выплачивается в пользу иностранной компании. Но, поверьте, с оборота это не больше 5%, все остальное забирают российские инвесторы.

Александр Денисов: Алексей, а еще знаете, с фастфудом есть у людей такой синдром охотника: вот кто-то что-то нашел самое вкусное, и сарафанным радио это начинает распространяться.

Тамара Шорникова: «Лучший бургер здесь», да.

Александр Денисов: Да. Вот, например, говорят, что вот отличная шаурма на Докукина, тут вот недалеко от нас, я сам узнал, я там живу, «какая у тебя отличная шаурма». Мне сроду не приходило в голову там пойти себе и что-то купить, ребята-мигранты работают, но народ выстраивается там толпами. Вот почему-то пошла такая вот волна.

Тамара Шорникова: Ну почему почему?

Александр Денисов: Да, к разным точкам вот такой всплеск бывает.

Тамара Шорникова: Смотри, вот тебе уже пообещали скидку на шаурму, ты вот раз, в эфире рассказал, кто-то так же, наверное, где-то еще рассказал.

Александр Денисов: Ничего мне не обещали. Есть такой «синдром охотника», Алексей, вот что-то я нашел и всем советую?

Алексей Петропольский: Синдром есть. В действительности возвратность клиента в фастфуде – это самый главный фактор вообще рентабельности. То есть какую бы ты рекламу где бы ни давал, об этом люди забудут очень быстро, а реклама стоит дорого, постоянно ее поддерживать просто нерентабельно. Следовательно, человек должен вернуться и поесть еще раз. А с учетом того, что в основном люди питаются там, где они работают, или там, где они каждый день проходят пешком, либо живут рядом, то возвратность клиента суперважна. Для того чтобы возвращался, нужно делать хорошую, качественную продукцию, так чтобы она сама себя прославляла, ну и каждый собственник бизнеса старается сделать максимально качественную продукцию.

Тамара Шорникова: Ну и любопытно все-таки, что на первом месте. Потому что фастфуд – это сейчас огромное поле, очень много игроков на нем. Это что? – роллы, бургеры, шаурма та же? Что лидирует?

Алексей Петропольский: Ну, я знаю лично владельцев и бургерных, они очень хорошо зарабатывают, причем альтернативные бургеры, то есть это не какие-то известные сети, а как раз те, кто стараются сделать чуть выше качество, но уложиться в цену сетей, у них дела за последние 3 года хорошо идут, такие рестораны за год отбивались. Есть сети доставки пиццы плюс суши, тоже очень модно, рабочая совершенно тема.

Но самый главный сейчас тренд – это рестораны без людей, рестораны, которые работают только на доставку: открывают в подвалах в центре, в спальных районах кухню и добавляют эти рестораны только в сети Интернет-доставки. Люди пробуют, если им нравится цена плюс качество, заказывают еще, а сам собственник бизнеса экономит на каста́х примерно 70% от классического ресторана с посадочными местами.

Александр Денисов: Да, кухня из подвала – что может быть вкуснее, Алексей?

Тамара Шорникова: И безопаснее.

Александр Денисов: Да, всем пожелаем кормиться такой едой.

Алексей Петропольский: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Тамара Шорникова: Алексей Петропольский, эксперт, был с нами на связи.

Послушаем телезрителей?

Александр Денисов: Да.

Тамара Шорникова: Алло, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да.

Зритель: Любовь Ивановна.

Тамара Шорникова: Любовь Ивановна, вы откуда нам звоните?

Зритель: Я прослушала вашу рекламу, сейчас по телефону я уже звонила с Зеленограда.

Тамара Шорникова: Вы сейчас про шаурму говорили?

Зритель: Да.

Александр Денисов: У нас рекламы не было.

Тамара Шорникова: Ну кроме Сашиной авторской, да.

Александр Денисов: Ну и Тамариной транснациональных корпораций, Тамара, 1:1.

Зритель: Вот про бургеры, про шаурму, про это я прослушала. Я задавала вопрос, почему у нас так мало общественных столовых. Раньше были общественные столовые, придешь и сытый целый день, не голодный. А сейчас этот съешь ихний «Макдональдс», булку, которая неизвестно из чего сделана, она как вата. Вообще стало плохо, конечно, что наш, как говорится, пищеблок ушел куда-то в «Макдональдс», все туда бегут, все там пользуются, которые более... А сейчас народ в основном не очень богат, стараются прийти в столовую и покушать.

Александр Денисов: Спасибо вам большое. Сейчас мы узнаем у специалистов, куда делись наши столовые. В Останкино, кстати, есть столовые, даже открываются, вот мы с Тамарой пойдем пообедаем в перерыве.

Тамара Шорникова: До которого еще ой сколько времени.

Александр Денисов: Еще реклама, Тамара, заметь, останкинская столовая.

Тамара Шорникова: Марина Чернова, ей переадресуем вопрос от телезрительницы в том числе, руководитель программ общественного здоровья Международной конфедерации обществ потребителей, вот как.

Марина Чернова: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте, Марина Герардовна.

Марина Чернова: Меня слышно?

Тамара Шорникова: Да, вас отлично слышно.

Марина Чернова: Хорошо, ага.

Тамара Шорникова: Почему нет столовых? Куда они исчезают? И почему явно уступают по популярности ресторанам фастфуда?

Марина Чернова: Ага. Ну вот давайте начнем с того, почему все-таки фастфуд настолько популярен, кто туда заходит, зачем и так далее. Самый главный фактор, для того чтобы какой-то продукт стал популярен, – это его доступность. Доступность шаговая. Где находятся рестораны фастфуда? Либо они рядом с метро, либо они находятся в огромных центрах, куда приходят люди в кино, по магазинам походить, пошопиться и так далее, то есть они доступны.

Что касается цены, наверное, здесь можно привести пример так называемого «индекса бигмака», я прошу прощения, что повторяюсь, но тем не менее он уже давным-давно придуман журналом «The Economist». Так вот, оказывается, в Российской Федерации по последним данным он ниже, чем во многих других странах, составляет 2 доллара 4 цента. Это ниже, чем в Украине, Молдове, Румынии, Гватемале, Южно-Африканской Республике и так далее. То есть это продукты очень доступные, их могут себе позволить и студенты, и школьники.

Естественно, когда все это совершенно на ходу, когда все это рядом, то это может быть местом тусовки, общения и так далее, конечно, туда люди идут и перекусить, и группы школьников, подростков пойдут туда просто поесть и пообщаться между собой, потому что они себе это могут позволить.

Александр Денисов: Марина Герардовна, вот вы сейчас рассказываете, а тут как раз у нас картинка параллельно идет, там таким жирным слоем работник наливает майонез, заворачивает это, еще неизвестно, мыл ли руки или нет, есть там, где-то помыть, или нет.

Марина Чернова: О да, это вопрос.

Александр Денисов: Вы мне скажите, здоровья-то сколько нужно, чтобы питаться вот такими «благами» за 2 доллара?

Марина Чернова: Да-да, спасибо за хороший посыл. Ну, конечно, то, что становится это популярным, и то, о чем говорила позвонившая зрительница, телезрительница недавно говорила о том, что нет вот этих вот столовых. Это на самом деле проблема, потому что, например, мы работаем в центре, в Замоскворечье наш офис находится, и мы нашли методом, как говорится, научного тыка: мы ходили по разным столовым в бизнес-центрах, в кафе, пробовали бизнес-ланчи и так далее, и так далее. Мы нашли одну-единственную столовую, мы тратим время, чтобы до нее добраться, но мы это делаем, потому что там приемлемая еда, потому что это нормальный бед, после него никаких последствий.

Александр Денисов: И, как правило, недорогая, Марина Герардовна, наши столовые цены не задирают.

Марина Чернова: Совершенно с вами согласна, абсолютно, это 200 рублей, то есть это нормальная цена, то есть это вполне себе пристойная цена, которую можно себе позволить. И самое главное, поверьте мне как специалисту, никаких последствий, в общем-то, скорее всего, от этого не будет.

Чем опасны фастфуды? Ну, это мы уже говорили-переговорили – это те компоненты пищи, которые при высоком их потреблении, опять же повторюсь, при высоком потреблении плохо действуют на здоровье. Это уже доказано, это уже позиция известной всемирной организации: это соль, это сахар, это насыщенные жиры. Сейчас на повестке дня появился еще один, новый вопрос – это вопрос высокого содержания трансжиров. И Всемирная организация здравоохранения ставит задачей, чтобы к 2030 году от них избавиться совсем. Это возможно. Этот, скажем так, компонент пищи выгоден только производителям, потому что продукты хорошо хранятся, соответственно их легче использовать при производстве.

Конечно, мы сейчас говорим об общественном питании, имеется в виду о заведениях, но то, к чему мы не прилагаем особого внимания, этикетка тех же конфет, вафель, зефира и так далее, где эти трансжиры содержатся, она нам просто не позволяет прочитать и нормально понимать, что там это есть.

Александр Денисов: Марина Герардовна, вот приводят, как в анекдоте, знаете, человек растет до 20 лет, только попа об этом не знает, к сожалению.

Марина Чернова: Да-да.

Тамара Шорникова: Да.

Продолжу о задачах Минздрава – в 5 раз снизить темпы заболеваемости ожирением к 2025 году. И вот выдержка, собственно, рекомендации по рациональному питанию, как мы можем, в общем-то, эти задачи минздравовские выполнить, похудеть. Основными принципами рационального питания являются ежедневное потребление фруктов и овощей не менее 400 граммов в день, сокращение сахара, соли, как раз тех же самых жиров. Но мы понимаем, что сейчас по тенденциям мы идем как-то в обратную сторону. Как поменять вкусовые привычки россиян? Как, собственно, достичь целей Минздрава и как обеспечить здоровье нации?

Марина Чернова: Хороший вопрос. Вот идея какая? Человек должен понимать, что он ест, значит, у него должна быть информационная памятка на каждом продукте, который он есть. По тем продуктам, которые производятся, которые упакованы, с этим у нас однозначная проблема, ни про сахар, ни про соль не узнать. А про трансжиры можно узнать, только если это смесь растительного и сливочного масла, маргарин какой-то или спред какой-то и так далее, по другим продуктам вы это не узнаете. Если человек понимает, что это такое, он будет по крайней мере...

То, что он съест этот гамбургер один раз в месяц, с ним ничего не произойдет, вопрос при постоянном потреблении. Почему в гамбургерах трансжиры есть? Потому что там есть обжаренные котлеты, потому что эти трансжиры могут добавляться при выработке этих булочек, могут добавляться туда при производстве. Мы сейчас просто взяли этот компонент, потому что он в последнее время больше звучит, я просто для примера говорю. И если постоянно...

Александр Денисов: Марина Герардовна, спасибо вам большое за интересный рассказ, извините, что уж прерываем, ну еда – дело такое, можно долго говорить.

Марина Чернова: Да.

Александр Денисов: Спасибо вам большое. На связи была Марина Чернова, руководитель программ общественного здоровья Международной конфедерации обществ потребителей.

Все-таки, Тамара, как мы загрязнили, засорили свой язык и желудок: фуд-корты, фастфуд, потом еще у нас эксперт говорил про невысокие касты́. Вот нам надо прекращать с этим, очищать желудки и язык свой.

Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски