Успешные стартапы - это те, которые не сдаются

Успешные стартапы - это те, которые не сдаются
Коронавирус: преступления и наказания
У 8 человек из 10 вирусные инфекции протекают легко. Они могут их даже не заметить, но будут заражать других
Сергей Лесков: Не поступил в институт - пошёл в армию. Так всегда было. Как можно объявлять призыв, пока еще не было поступления в вузы, мне не совсем понятно
Как отследят и накажут нарушителей режима самоизоляции? Россияне без сбережений. Вирус и алкоголь. Дорогой бензин. Начало дачного сезона.
«Сила тяжести, или Легче не значит проще». Вторая часть сказки «Марина и удивительные силы»
Работа на диване. Президент SuperJob.Ru - о перспективах найти работу онлайн
Карантин шагает по стране
Собираем робота дома. Вместе с основателем «Робостанции» Игорем Никитиным
«Главная дачница России» Октябрина Ганичкина: Высаживайте сейчас на подоконниках быстрорастущую зелень
Предприниматели, берите кредиты для зарплаты своим сотрудникам!
Гости
Владислав Мартынов
инвестор, предприниматель,сооснователь и председатель совета директоров компании «Iceberg Sports Analytics Inc»
Михаил Буховцев
сооснователь стартапа Cinemood.
Гаджимурад Алиев
руководитель акселерационных программ «Акселератора Фонда развития интернет инициатив»

Александр Денисов: «Мозги встали на место»: Владимир Путин рассказал, чем «Сколково» лучше Силиконовой долины, какими мерами Россия удерживает светлые умы, причем не деньгами в первую очередь. Вот про успех Силиконовой долины он тоже рассказал в своем интервью, послушаем.

Владимир Путин: Люди ведь как рыба: рыба ищет где глубже, а человек – где лучше. Но высококвалифицированная рабочая сила, так скажем, или высококлассные работники ищут места наилучшего применения своих знаний, способностей и умений, и там, где больше платят, туда и едут, вот и все. Государство должно создавать условия для того, чтобы привлекать высококлассных специалистов к нам.

Анастасия Сорокина: Рассказал президент и о том, как не только удержать светлые головы в стране, но и даже вернуть их из-за океана.

Владимир Путин: Как мы это делаем? В том числе с помощью грантов. Мы сейчас выработали очень большую систему грантовой поддержки. Это касается не только IT, это касается вообще высокотехнологичных сфер, и хорошо работает. Вот, наверное, вы там заготовили, сколько уезжает, а посмотрите, сколько приезжает. «Яндекс» развивается, не было вообще, теперь есть, и конкурирует хорошо с крупными международными компаниями, с тем же Google конкурирует и так далее. Это же тоже признак того, что развитие идет. Невозможно всех удержать, многие реально хотят вернуться, и мы многих возвращаем сейчас, создаем им условия, лаборатории им делаем, отдельные создаем условия оплаты труда. И им, что очень интересно... Меня знаете, что порадовало? Они хотят не просто сами работать, они хотят подтаскивать наших молодых людей, аспирантов, создавать из них научные и научно-производственные группы, и у них получается в разных областях: генетика, биология, «цифра», искусственный интеллект.

Александр Денисов: Ну вот у нас как раз в гостях два эксперта, которые и работают в России, «подтаскивают» молодых. В студии у нас сегодня Владислав Мартынов, инвестор, сооснователь компании «Iceberg Sports Analytics Inc», а также...

Анастасия Сорокина: ...Михаил Буховцев, сооснователь...

Александр Денисов: ...Михаил Буховцев, сооснователь стартапа «Cinemood». Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Владислав Мартынов: Добрый вечер.

Михаил Буховцев: Добрый вечер.

Александр Денисов: Давайте тогда с вас начнем. Почему вы остались в России и кого вы «подтаскиваете»?

Владислав Мартынов: Ну, мы не остались в России. Я чуть больше 10 лет работал в Северной Америке, в США, в Канаде, немного в Европе. В принципе вернулся на волне, когда только-только начались инициативы по созданию «Сколково», поступило очень интересное предложение возглавить очень амбициозный российский стартап «Yota Devices». Если помните, мы сделали двухэкранный телефон, который пользовался...

Александр Денисов: Министр Никифоров показывал, он пользовался.

Владислав Мартынов: Да-да-да, вот, это был достаточно амбициозный проект. И в принципе не только я вернулся, но мой сын, которому сейчас 25 лет, вернулся, учился в Канаде и создал стартап. Но у нас была такая, знаете, фундаментальная мотивация, нам не равнодушно, что происходит в нашей стране, в России, мы бы очень хотели видеть Россию очень современной, технологической державой, это как-то вот и у меня с детства, и у сына с детства было, и это было основным движущим мотивом. Мы видим гигантский потенциал, что страна наша может стать технологическим лидером мировым, мы видим уникальные кадры, которые есть молодые у нас в стране, которые постоянно появляются несмотря ни на что. Они были и в 1990-е гг. сложные, они были в 2000-е гг., они и сейчас есть.

И, к сожалению, мы не реализуем тот потенциал, который есть в стране, по ряду причин. Мы учимся монетизировать наши идеи, мы учимся выходить на глобальный рынок, мы многому учимся. У нас в стране в принципе плохо развит институт венчурных инвестиций, институт капитала, который необходим для развития экосистемы стартапов и инноваций. Соответственно, нам было просто небезразлично, что происходит в стране, мы решили вернуться и заниматься вот предпринимательством в области высоких технологий у нас в стране.

Александр Денисов: Михаил, про себя расскажите.

Михаил Буховцев: Да.

Александр Денисов: Не уехали же, остались. Кого привлекаете, какие молодые кадры? Вот президент сказал.

Михаил Буховцев: Ну, я считаю себя гражданином мира.

Александр Денисов: Гражданином мира?

Михаил Буховцев: Мне нравится быть везде, я, собственно, провожу время либо в Азии, в Китае, Корее, либо в Америке, у нас там 35% всех продаж уже, остальное время в России, в Европе. Очень полезно находиться второй ногой в другой стране с другой культурой, это дает синергию и развивает российский рынок, мы много чего узнаем там, ну и наш опыт здесь масштабируем в Америке, продаем диапроекторы американским пользователям. Эксперты и специалисты вообще русские считаются очень сильными, фактически во всех международных корпорациях много русских, в топ-менеджменте в том числе, но это особо не афишируется.

Александр Денисов: Почему?

Михаил Буховцев: Ну как-то так сложилось. Но Сергей Брин, в общем, известный русский, но почему-то это не акцентируется, второй человек в Google как бы...

Владислав Мартынов: Ну это перестали акцентировать, когда начались геополитические напряженности с Западом, вот эта вся информационная волна и даже война, можно сказать, которая формирует определенный образ, она подтолкнула просто многих талантливых стартаперов, которые успешны в Силиконовой долине...

Александр Денисов: Но он не совсем русский, он же маленьким переехал с родителями, можно сказать, вырос там уже, сформировался.

Владислав Мартынов: Ну Сергей – это отдельная история.

Александр Денисов: Да, отдельная.

Владислав Мартынов: А есть очень много наших талантливых ребят, которые очень успешны в Силиконовой долине, и они как бы...

Михаил Буховцев: Успешно мимикрируют под местных...

Владислав Мартынов: Да. Я просто наблюдал, когда люди удаляли с вебсайта о том, что они стартап из России, позиционировали себя как некий американский стартап, как раз когда началась вся эта история.

Александр Денисов: Начинали здесь, а потом удаляли это там, да?

Владислав Мартынов: Нет, просто начинали здесь, позиционировали себя на американском рынке как российский стартап...

Александр Денисов: Выходили туда, да?

Владислав Мартынов: ...который предлагает какой-то сервис. А потом, когда вся эта история началась, они потихоньку стали как бы снижать акцент на том, что у них российские корни, были такие. Но были и другие, которые не боялись, делали качественный продукт и тоже были успешны. Это сильно зависит от людей. Кстати, Михаил как бы подчеркнул, что он гражданин мира, и на самом деле много моих коллег, которые... Вы знаете, очень важно понимать, что вернуть мозги или вернуть высококвалифицированные кадры – это не значит, чтобы они приехали и жили здесь на «постоянке».

Александр Денисов: И сели, да.

Владислав Мартынов: Это значит, чтобы они организовывали свой бизнес так, что они максимально используют ресурс нашей страны. Я просто знаю большие компании, я не знаю, «Acronis», «ABBYY» и так далее, которые очень популярны на Западе, но у них производственные базы здесь, они нанимают молодых, талантливых ребят из наших университетов...

Александр Денисов: Производственные базы здесь?

Владислав Мартынов: Здесь, да.

Александр Денисов: Не в Китае, а здесь?

Владислав Мартынов: Производственные базы софта.

Михаил Буховцев: Разработок.

Владислав Мартынов: Разработки софта.

Александр Денисов: А, разработки именно.

Владислав Мартынов: Это софтверные компании, о которых я сказал, если, конечно, это некое «железо», это другая немножко история, там без Азии не обойтись. Но фишка в том, что они в душе себя считают русскими, но они строят глобальный бизнес. Если ты хочешь строить глобальный бизнес, ты не можешь находиться постоянно в Москве, потому что тебе надо быть в Силиконовой долине, потому что это концентрация капитала, ты должен быть в Азии, потому что это рынки сбыта.

Александр Денисов: Это цех по сборке, грубо говоря.

Владислав Мартынов: Да. Если у тебя амбиции построить глобальный бизнес, это очень важная идея, я вот как бы... Почему я вернулся? Вообще мной движет, и я бы хотел, чтобы появлялось больше людей, как Михаил и других, строить не просто российский стартап для российского рынка, потому что он достаточно маленький, а строить именно амбициозные проекты, которые завоевывают лидерские позиции на глобальном рынке, потому что за счет этого будет диверсификация экономики, за счет этого будет масштаб. Зачастую стартап российский обречен, если он фокусируется только на российском рынке, потому что он достаточно маленький, а если он выходит в Китай или в Северную Америку, это совершенно другая история. Поэтому в этом плане люди как Михаил не могут находиться здесь, они должны быть везде.

Анастасия Сорокина: Владислав, Михаил, мы говорим уже, да, о таком уже стартапе, который оказался успешным. Но вот сейчас смотрят нас, например, талантливые молодые ребята по всей стране, по всей России и думают: вот у меня есть идея, куда мне с этой идеей прийти? Сразу уже пойти писать заявки в Силиконовую долину, возьмите меня, я могу вам помочь создать что-то, или есть в России какие-то механизмы? Я не знаю, создан же был фонд развития Интернет-инициатив, какие-то ресурсы, для того чтобы себя...

Александр Денисов: Это вот к Михаилу как раз.

Анастасия Сорокина: ...проявить, заявить и оказаться вот таким вот нужным и полезным.

Александр Денисов: Кто вам помог?

Михаил Буховцев: Мы привлекли уже на текущий момент больше 10 миллионов долларов инвестиций и преимущественно здесь в России, собственно, привлекли от Фонда развития Интернет-инициатив, от российско-белорусского фонда, «дочки» РВК, от Дальневосточного фонда развития высоких технологий. Это все институциональные инвесторы, которые буквально недавно появились, ФРИИ вообще изменил конъюнктуру рынка на российских стартапах, самый большой игрок. Здесь такая история, что вообще современным стартаперам, которые сейчас начинают, им очень повезло, потому что буквально меньше года назад появились корпоративные акселераторы и фонды у больших стратегов, у МТС, у «Яндекса», «Мегафон» сейчас запускает, у «Ростелекома» есть. Когда мы начинали, такого не было. Когда мы приходили в «Verizon», «Comcast» и AT&T, мы сразу заходили через венчурные фонды и там делали бездэф в Америке на месте. В России...

Анастасия Сорокина: Вы так говорите, мне кажется, нашим зрителям надо переводить вот это вот, куда вы пришли и что происходило.

Михаил Буховцев: Это большие операторы связи в Америке, такие же, как... Альтернатива «Ростелекому», альтернатива МТС, «Мегафону», они там называются AT&T и «Comcast», и у каждого есть венчурный фонд уже лет 20 как корпоративный, а в России это появилось год назад, представьте. То есть меняется очень хорошо, динамика есть очень хорошая у России, потому что появляется вот эта цепочка ценностей, когда стартапы создаются, они могут привлечь первые деньги во ФРИИ, они могут привлечь деньги у бизнес-ангелов, появились площадки типа «StartTrack», «VentureClub».

А потом есть следующий этап, институциональные фонды, и сейчас наконец-то пирамида завершилась, появились корпоративные стратеги, которые могут покупать эти стартапы. И «Ростелеком» недавно инвестировал во ФРИИ, тем самым еще раз подчеркнув, что, в общем, закрывает этот цикл. Но им еще всем нужно учиться. Мы со всеми общаемся, поднимаем инвестиции, мы на самом деле сами учимся на двух рынках и понимаем, что не все обучены. Мы рассказываем тоже, как вообще делать инвестиции, такой очень интересный момент рынка.

Владислав Мартынов: Да, я вот хочу прокомментировать. Конечно, это хороший шаг то, что говорит Михаил, то, что появилось год назад, потому что до этого ничего не было. Было несколько, 3–4, может быть, так, энтузиасты-инвесторы...

Александр Денисов: Но были же венчурные фонды какие-то, существовали.

Владислав Мартынов: Нет, были венчурные фонды, подождите, были, конечно.

Анастасия Сорокина: Бизнес-ангелы вот эти называемые?

Владислав Мартынов: В общем, были нормальные венчурные фонды, до сих пор есть, «Рунет Холдинг» Леонида Богуславского, «Almaz Capital» Александра Галицкого и ряд других, в принципе они были. Но масштаб того капитала, скажем, был совершенно другой, этого было совершенно недостаточно для того потенциала российского рынка. Сейчас ситуация меняется радикально к лучшему.

Но справедливости ради надо сказать, что вот еще очень много надо сделать, чтобы вот экосистему венчурных инвестиций построить в России так, чтобы, собственно, вот этот потенциал наших талантливых ребят, идей, стартапов реализовать. Потому что масштаб капитала, который сегодня существует, значительно вырос, в разы, может быть, даже в десятки раз за счет государственных фондов, государственных инвестиций...

Александр Денисов: А эффект-то есть?

Владислав Мартынов: Эффект есть, но он все равно недостаточен, потому что капитал, который в той же Азии, в той же Северной Америке, он там в десятки раз больше. И как бы сказать правильно, получить доступ к этому капиталу значительно проще.

Анастасия Сорокина: А гранты, супергранты, какие-то сейчас новые такие... ?

Владислав Мартынов: Это все работает, это все помогает. Более того, это помогает, даже вот это небольшое количество частных инвесторов тоже привлечь. Потому что, когда частный инвестор сам заходит один, он всегда видит более высокие риски; если заходит государственный инвестор с определенным объемом инвестиций, то зачастую частному инвестору легче подключиться, они более, что ли, спокойно...

Александр Денисов: Уже спокойнее.

Владислав Мартынов: Спокойнее относятся к такого рода рискам, потому что есть партнер по инвестициям. Это все очень здорово, это все развитие в хорошем направлении. Но тем не менее я просто призываю к тому, что, конечно, нам бы вот наладить доступ к капиталу в Азии, к китайским компаниям, сингапурским, гонконгским венчурным, так же к капиталу Северной Америки. Это было здорово помогло нашим стартапам.

Александр Денисов: Михаил, а вот расскажите, вложили в вас деньги, и что получилось? Вот это вот устройство?

Михаил Буховцев: Да.

Александр Денисов: Объясните зрителям, что это такое и каков успех в Америке, в России.

Михаил Буховцев: Да. Значит, для тех, кто в первый раз сталкивается с «Cinemood МУЛЬТиКУБИК», значит, наша команда делает современные диапроекторы или альтернативу Smart TV, переносной телевизор, образно говоря, который...

Александр Денисов: Или диафильмы, вот мы привыкли, диапроектор, в детстве все пользовались.

Михаил Буховцев: И диафильмы показывает, те самые диафильмы из нашего детства можно теперь смотреть на потолке в цифровом таком формате с той же атмосферой. И мы занимаемся этим уже 5 лет, у нас уже 70 тысяч вот таких вот пользователей, из них 50 тысяч – это активная аудитория. Фактически мы построили такого оператора связи, предоставляющего услугу доступа к образовательно-развлекательному контенту. И у нас вот эти вот пользователи активные, которых 50 тысяч, они делятся между Россией и Америкой. Мы уже выпустили 6 продуктов, вот это вот недавняя новинка, в России мы начали продажи буквально на прошлой неделе...

Александр Денисов: То есть это свеженькое, да?

Михаил Буховцев: Свежее совсем, да. Это первый в мире VR-проектор. Помимо диафильмов там теперь есть игры и панорамные видео, которые можно смотреть вокруг себя, не используя очки или шлемы виртуальной реальности, вот такая mixed reality получилась. Если раньше можно было смотреть только статичную картинку, то теперь можно с ней играть: можно стрелять привидений, можно смотреть географические видео, летать над озером Байкал и прочие истории.

Владислав Мартынов: Михаил не рассказывает секрет, что 2 года назад он приглашал меня как инвестора в этот проект, и сегодня совершенно случайно мы с ним встретились у вас тут на передаче. И я тогда не инвестировался.

Анастасия Сорокина: Жалеете?

Михаил Буховцев: Еще есть возможность.

Владислав Мартынов: Да, но уже по другой цене.

Александр Денисов: Вы деньги принесли, кстати?

Михаил Буховцев: Здесь очень интересно...

Владислав Мартынов: Нет, не жалею, но я очень рад за Михаила, потому что у него очень классный проект, он как раз... Буквально два слова себе позволю. Он очень созвучен моей идеологии, идеологии, вокруг которой мы строили YotaPhone, когда технологии не делают нас такими зомбированными людьми, которые как бы подсели на них и очень сильно зависимы, а когда технологии возвращают нас к такому времени, когда их не было, когда, например...

Почему этот проектор классный? Потому что я как родитель вечером могу, когда кладу ребенка спать, лечь вместе с ним в кровать, поставить это на потолок, этот экран, и не просто смотреть мультяшку, фильм, а смотреть диафильм и читать ему. То есть я как бы читаю книжку, у меня возникает эмоциональный реальный контакт с ребенком, а не просто я дал ему: «На, поиграй в Ipad» или «На, посмотри мультик перед сном». То есть вот этот контакт живой – это как раз та уникальная штука...

Александр Денисов: А это лучше iPad?

Владислав Мартынов: 100%. Если вы хотите сильный эмоциональный контакт со своими детьми, когда вы читаете им сказки, книжки и показываете диафильмы, это вот как раз продукт Михаила вот для таких целей. Если вы хотите дать ему iPad, чтобы ребенок на полчаса, или на час, или на два в зависимости от того, как вы к этому относитесь, некоторые родители на 4 часа могут дать iPad, чтобы про ребенка забыть, тогда вам этот продукт не нужен, вам надо купить iPad. Но если вы хотите, чтобы у вас складывались хорошие отношения, глубокие отношения с вашими детьми, то это продукт Михаила.

Александр Денисов: А вы купили уже себе такой?

Владислав Мартынов: Он мне подарил тогда два аппарата, я соответственно пользовался. У меня двое детей маленьких, могу сказать, что очень-очень классно. Так что я за него рад.

Михаил Буховцев: У нас диафильмами в среднем пользуются наши пользователи 4 раза в неделю, и у них возникает эта традиция. Я, например, в семье читаю по ролям, я вовлекаю и дочку-подростка, которой 13 лет, а мы понимаем, что подростков уже сложно вовлечь, и вовлекаю 4-летнюю, которая вообще счастлива от этого устройства. Спасибо большое за фидбэк, очень правильный питч, я запомню, перед тем как рассказывать...

Владислав Мартынов: Да. А не инвестировался я, потому что увлекся искусственным интеллектом, блокчейном. И как бы я считаю, что надо инвестировать туда, где реально душа у тебя тянется, ты хочешь заниматься...

Александр Денисов: То есть вы ошиблись тогда, да?

Владислав Мартынов: Нет, не ошибся, почему? Очень много интересных проектов в искусственном интеллекте. Просто вы должны заниматься тем, что вам очень нравится, что вы любите.

Михаил Буховцев: Скажем так, мы еще не закончили наш диалог, много... Вообще лично мой вывод и как рекомендация тем, кто запускает стартапы, – здесь нет успешных или неуспешных. Просто, если в вас не инвестировали, значит, вы еще не нашли для себя правильного инвестора или не научились о нем правильно рассказывать. И здесь побеждает тот, кто дольше продержится на ринге, не самый умный, а самый устойчивый.

Анастасия Сорокина: А вы быстро нашли, кстати, инвестора, заинтересовали своим проектом?

Михаил Буховцев: Быстро ли... Ну я так анализировал, у меня было порядка, наверное, 700 встреч с инвесторами разными, бизнес-ангелами, инвесторами на рынках США, Китая, России...

Александр Денисов: Семьсот встреч?

Анастасия Сорокина: Семьсот встреч?

Михаил Буховцев: Это pipeline продаж, там есть конверсия продаж 1%, как в среднем в онлайн-продаже. Просто вот этот 1% в итоге конвертируется.

Александр Денисов: Это нормально, провести 700 встреч и на 701-й...

Владислав Мартынов: Это сильно зависит от бизнеса, но в принципе это нормально, подход очень правильный. Иногда это может быть 200 встреч, иногда это может быть 3 встречи, это как судьба сложится, как звезды. Если ты сразу встретил того инвестора, который зажегся, которому понравился твой проект, то можно сразу закрыть, а можно провести 700 встреч. Но фишка не в том. Успешные стартапы именно те стартапы, которые не сдаются, которые верят в свой продукт и находят того инвестора, который тоже поверит в него. Поэтому то, что ребята провели 700 встреч, – это респект.

Анастасия Сорокина: У нас зрители не сдаются, прорываются в прямой эфир. Дадим слово Евгению из Челябинской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Слушаем вас, Евгений, говорите, пожалуйста.

Зритель: Я вот по поводу темы вашей. К сожалению, на мой взгляд, ситуация не столь радужная, как ее рисуют, потому что из моей аналитической тематики из 10 лучших специалистов, которые работали со мной с 2014 года, 8 уехало. И это не за счет того, что у нас что-то плохо, а за счет того, что нет какой-то инфраструктуры для работы, это первое. Второе: вместо того чтобы давать какую-то прямую поддержку, какие-то инкубаторы создавать, наше государство создает какие-то огромные монструозные корпорации типа «Сколково», где по факту 99% средств уходят вообще непонятно куда.

Извините, но ситуация такая, что у всех действительно талантливых людей, специалистов создается впечатление, что просто нашей стране не нужны какие-то технологичные решения, а нужно... И уезжают, они просто не верят, что у нас что-то можно сделать. Если бы вместо этого, чтобы тратить миллиарды на «Сколково», вместо этого на региональном уровне делать какие-то мини-инкубаторы для хотя бы бесплатной аренды помещений либо хотя бы каких-то консультационных услуг, юридических, это было бы в десятки раз эффективнее.

Александр Денисов: Евгений, спасибо. А вы пробовали что-то сделать и у вас не вышло, да, я так понимаю?

Зритель: Я делаю, у меня все выходит, но проблема в том, что у меня тематика такая, что я могу при маленьких вложениях хоть как-то окупаться. Но у большинства тематик срок окупания больше...

Александр Денисов: А если коротко, что вы делаете, что у вас окупается?

Зритель: У нас сервис по аналитике веб-сервисов, то есть мы предоставляем пользователям сравнения несколько сервисов, за счет этого они выбирают лучший. То есть объективная аналитика, и пользователь видит, куда ему лучше, чем ему лучше пользоваться, видит все недостатки и преимущества разных решений.

Александр Денисов: Спасибо большое, спасибо, Евгений. Ну вот в Челябинской области у парня получается, хотя вот он критикует, но тем не менее.

Владислав Мартынов: Да. Можно я прокомментирую?

Александр Денисов: Конечно.

Владислав Мартынов: Во-первых, Евгений, мы ни в коем случае не говорим, что у нас все хорошо и все радужно, мы просто говорим, что последние 2 года есть хорошие подвижки. Еще раз, вот раньше не было ни «Сколково», ни грантов, никаких государственных денег. Да, государство делает какие-то шаги так, как умеет. Мы с вами все согласимся, что далеко не эффективно, но согласитесь, это прогресс, когда оно хоть что-то делает и пытается развивать, ведет диалог со стартаперами, с отраслью, с инвесторами, это во-первых.

Во-вторых, подумайте о тех, кто начинал и строил свой бизнес в 1990-е гг. или в начале 2000-х гг., стартап-бизнесы, которые сегодня являются миллиардными компаниями и глобальными лидерами с российскими корнями. Вот я уже упоминал «ABBYY», упоминал «Acronis», Сергей Белоусов «Parallels», тогда эта компания была, еще ряд компаний. Даже «Яндекс», который начинал тогда без какой-либо государственной поддержки, без какого-то рынка венчурных инвестиций, они хороший пример настоящего стартапера, который не сдается никогда. Вот как бы полагаться на кого-то – это сразу путь в никуда. Нужно делать все, что от вас зависит, в той системе координат, в которой вы живете и работаете, а там, если вы делаете все правильно, оно рано или поздно придет, придет ваш успех и придет признание.

То есть я считаю, что надо смотреть на то, что делает государство, какие условия создает, но не надеяться, что сейчас оно создаст какие-то условия, которые у вас там создадут сразу успешный бизнес. Бизнес зависит в первую очередь от вас, вы за него ответственны. И вы смотрите, вы без всяких государственных денег, если правильно создадите продукт, который востребован и решает конкретную проблему либо пользователя, либо компании, поверьте, без всяких государственных денег появится инвестор, и появятся продажи, и появятся клиенты, и появится успех. А если это не только в России будет востребовано, если действительно хороший продукт, который универсален, то поверьте, и в Европе вы будете, и в Америке, и в Азии популярны. Поэтому, конечно, много надо сделать, и мы будем стараться, я имею в виду все, кто в это вовлечен, кто неравнодушен к этому, развивать эту историю. Но все-таки полагайтесь на себя в первую очередь.

Александр Денисов: Семьсот раз нужно только сходить и все, рецепт успеха.

Владислав Мартынов: Точно, да.

Анастасия Сорокина: Как минимум.

Михаил Буховцев: Мы являемся резидентом «Сколково», это надо обязательно отметить, с 2015 года, и у нас все, что может дать государство в этом месте, это сильно помогает делать «белый» бизнес. У нас есть льготы на налоги сотрудников, мы не платим 27%, то есть мы платим, у нас эффективно 3% мы платим налогов за людей, что-то такое, и у нас нет налога на прибыль. У меня нет как у генерального директора компании никакой мотивации делать «серый» бизнес, вот я считаю, что это очень важно, то есть я изначально строю компанию «вбелую», официально, и меня государство в этом поддерживает, государство свою функцию выполнило. Плюс у «Сколково» есть еще инфраструктура, там можно делать прототипы, из них можно много чего вытягивать.

Владислав Мартынов: Хотя офисы в «Сколково» дорогие, это болезненная тема для стартапов, если меня кто-то слышит из «Сколково».

Михаил Буховцев: Да, и не всегда удобно до них добираться.

Владислав Мартынов: Да, и добираться далековато.

Александр Денисов: На электричке можно доехать.

Владислав Мартынов: Нет, в принципе добираться меньшая проблема, просто действительно стартапу важно, чтобы он мог быстро начать с низким кастом, с низкими затратами свой бизнес и какой-то период времени, год-два минимизировать налоги. Очень классно быть резидентом «Сколково», классно, но ценник на офисы в «Сколково», конечно, высоковат.

Михаил Буховцев: Ну мы там не сидим, мы сидим на Китай-городе.

Владислав Мартынов: Да.

Михаил Буховцев: Мы попали в волну, когда не было обязательства там сидеть, и нам это очень нравится. Случаи с ФРИИ, «Сколково», любым большим инвестором – это только зависит от стартапа, насколько он использует его ресурсы или нет. Вы можете подойти в PR-службу запросить поддержки, можете подойти в RND какие-то инструменты. Но если вы не ходите, оно вам не помогает.

Анастасия Сорокина: У нас есть еще один эксперт на связи, Гаджимурад Алиев, руководитель акселерационных программ «Акселератора Фонда развития Интернет-инициатив», это крупнейший венчурный фонд России для IT-стартаперов. Здравствуйте.

Гаджимурад Алиев: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Вот с вашей точки зрения, как сейчас происходят процессы для развития стартапов? Больше стало для них каких-то комфортных условий или же все-таки еще недостаточно, с вашей стороны?

Гаджимурад Алиев: Да. Мне кажется, что условий достаточно. Для тех стартапов, предпринимателей, кто хочет создавать инновационный или самый обычный бизнес сейчас очень много возможностей. Я бы не говорил про то, что это сложно или есть какие-то ограничения. Самое главное то, что у предпринимателя должно быть желание, должно быть достаточно понимания того, что он делает, для чего, а все остальные ресурсы есть, и возможности есть, их очень много.

Анастасия Сорокина: Но вы сразу соглашаетесь, сразу помогите, или тоже к вам нужно прийти и не один раз, доказать? Как вы вообще решаете, кому помогать или не помогать?

Гаджимурад Алиев: Да, у нас на самом деле достаточно большой отбор на входе, мы смотрим очень много компаний, и есть те стартапы, которые к нам приходят, которые получали до этого отказы 2–4 раза, и мы смотрим эти компании и отбираем только самых лучших, потому что мы как венчурный фонд и как акселератор заинтересованы в том, чтобы в наших стенах нашу поддержку получали самые лучшие и самые перспективные компании, поэтому не все попадают.

Александр Денисов: Гаджимурад, ну вот вопрос, пришел бы к вам Михаил Буховцев, допустим, без прототипа и сказал, что вот он хочет вот такой кубик, он будет делать то-то и то-то, будет прекрасная атмосфера, будем с детьми читать, это лучшее, чем iPad, в тысячу раз, в общем, все будет здорово, все будут покупать. Вы поверите? Или вы скажете: «Дружище, я что-то хочу в руках подержать, а не вот это вот»?

Гаджимурад Алиев: Михаил, конечно, выглядит очень убедительно, и мы ему в свое время поверили. Но мы на самом деле не берем, если есть хардовое, если это что-то «железячное», не берем компании без прототипа, потому что в России очень сложно и долго создавать прототипы для таких устройств, вообще само устройство. И те люди, которые это создавали, будь то YotaPhone, «Cinemood» или другие устройства, они на самом деле герои, потому что они из России создали эти отличные компании, им надо отдать должное. Поэтому мы не берем ребят просто с идеей, если у них хардовая история, мы смотрим только, если у них есть продукт, который уже можно продавать.

Александр Денисов: А Михаил к вам пришел с пустыми руками тогда, да, без готового продукта еще?

Михаил Буховцев: Я могу рассказать.

Гаджимурад Алиев: Да.

Михаил Буховцев: Я пришел...

Александр Денисов: Вы у всех были, я понял, Михаил.

Анастасия Сорокина: Семьсот встреч, Саш.

Михаил Буховцев: Мне было удобно, мы сидели в коворкинге ФРИИ, назывался «Цех» раньше, и это было удобно, мы на кухне договорились о том, что надо почувствовать. Вообще советую всем стартапам быть на кухне рядом. На тот момент был прототип.

И чем интересен ФРИИ и любой акселератор, а ФРИИ выделяется здесь? Чтобы попасть, нужно заполнить анкету и практически описать свой бизнес. И вот я недавно опять это заполнял, мы уже во второй раз пошли в акселератор ФРИИ, вот прямо сейчас акселерируемся. Когда ты ее заполняешь, ты тратишь час времени, и это самая лучшая стратегическая сессия один на один с собой, которую ты можешь сделать. И там описаны шаблоны, как нужно описать это, ты фактически определяешь стратегию, отправляя заявку.

Я проходил акселерацию в «Bang & Olufsen» в Дании продуктовом, мы так делали дизайн, звук устройства, проходил акселератор «HAX», любопытный, самый большой акселератор hardware-проектов в мире, вот они есть в Шэньчжэне и в Сан-Франциско. Мы проходили, неожиданно получилось, все приходят туда разрабатывать, а мы приходили продавать, уже на второй стадии они нам рассказывали, как продавать на американском рынке. Был акселератор «Hardware 2.0» в «Сколково», кстати, они делали хорошую инициативу, помогали сделать стратегию, как делать краудфандинговые компании, собирать предзаказы от международного рынка на площадке «Indiegogo», есть еще «Kickstarter».

Александр Денисов: Михаил, мы не все понимаем, но невероятно интересно, вы знаете, прямо захватывает, хочется тоже отправиться к Гаджимураду. То есть вы опять к нему с чем-то придете?

Михаил Буховцев: Я хочу сказать, что школа трекинга, школа, скажем так, целеполагания, фиксирования гипотез для тестирования и контроль их исполнения во ФРИИ поставлен лучше, чем во всех этих международных акселераторах. Международные акселераторы больше про network: мы поможем вам выйти быстрее, что-то еще. ФРИИ: мы поможем вам экзекьютить.

Александр Денисов: То есть вот этот Фонд развития Интернет-инициатив?

Михаил Буховцев: Да. Нам так понравилось, что сейчас вот уже не одна команда, а три команды: онлайн-продажи, b2b-продажи и продуктовая команда, у нас там уже 30 человек акселерируется. Мы, наверное, половину в акселераторе занимаем или сколько, 15%?

Гаджимурад Алиев: Примерно 15–20%, да, если по местам судить.

Михаил Буховцев: Ага.

Гаджимурад Алиев: На самом деле это не единственная история, когда к нам наши же бывшие резиденты возвращаются с уже новыми продуктами либо когда они разрослись, у них появились новые задачи, новые вызовы, и они с этим к нам возвращаются, потому что мы за время работы накопили очень большую экспертизу и опыт, которым мы с радостью делимся с технологическими предпринимателями.

Александр Денисов: А вы чем поможете Михаилу? Вот он вам опять заполнил, чем вы поможете, что он еще не знает?

Михаил Буховцев: В прошлый раз я вырастил продажи в онлайне в 3 раза за 3 месяца.

Александр Денисов: А, это вам подсказали?

Михаил Буховцев: Ну как, мы совместными усилиями, работая внутри.

Гаджимурад Алиев: Да.

Михаил Буховцев: Сейчас цель вырасти в 2 раза в продажах по трем направлениям, и, в общем, понятно, как.

Гаджимурад Алиев: Да. Обычно приходят как раз-таки, когда есть вот этот запрос либо кратный рост, либо когда компания поставила перед собой новую очень амбициозную задачу и нужна поддержка профессионалов, консалтинг, с тем чтобы не растерять вот этот запал по дороге и быстрее двигаться к той цели, которую руководитель или сама команда себе поставила. И мы в этом отлично помогаем.

Владислав Мартынов: Здесь очень важно понимать, что до того, как даже они дали деньги, дав эту анкету Михаилу, они уже помогли, потому что основная проблема особенно стартаперов, у которых есть такой запал, они очень возбуждены своей идеей, считают, что она гениальная, но недостаточно продумывают бизнес-план. Соответственно, в этой анкете, сколько бы там вопросов ни было, но они сводятся всего к нескольким. Первое: что за продукт, что он будет делать. Второе: зачем он нужен и кому. И третье: а вот эти люди, кому он нужен потенциально, сколько за него заплатят? А эти деньги, было они заплатят за этот продукт, окупают все ваши расходы и заработают прибыль инвесторам или нет? По сути вот эти 4–5 вопросов фундаментальные.

Но, к сожалению, это такой тип люди, инноваторы, которые зачастую не очень глубоко продумывают эти вопросы, и вот ребята из инвестфондов, консультанты как бы в таком спарринге с ними работают, и стартапер должен задуматься, ответить сам себе на эти вопросы и потом еще доказать очень умной группе людей, что его ответы не просто теория, а это реально выверенная с рынком, с пользователями история, которая с высокой вероятностью взлетит и сработает.

Михаил Буховцев: Ну да, а на более поздних стадиях важен вопрос, какая у вас была выручка в прошлом году, а какая цель по выручке сейчас, а какие продукты вам ее сделают.

Анастасия Сорокина: То есть это такая курация, они курируют и помогают идти, развиваться дальше.

Владислав Мартынов: Да.

Анастасия Сорокина: То есть не бросать.

Михаил Буховцев: Да. Но всегда в растущих компаниях есть проблема с целеполаганием, с тем, чтобы все понимали одинаково цели, потому что они постоянно мигрируют. Во-вторых, проблема с экзекьюшеном. Вот две эти проблемы решаются, чтобы цели были прозрачно поставлены и чтобы...

Владислав Мартынов: ...они реализовывались в срок, в рамках бюджета.

Михаил Буховцев: Да.

Александр Денисов: Короткий вопрос: Гаджимурад, скольким компаниям вы уже помогли, скольким ребятам, чтобы мы понимали успех?

Анастасия Сорокина: Стартапам.

Гаджимурад Алиев: Да. На самом деле если говорить про компании, в которые мы проинвестировали деньгами, то их больше 400, а те компании, которые прошли через наши акселерационные программы, то их несколько тысяч.

Александр Денисов: Это вот за год работы, да?

Гаджимурад Алиев: Нет, мы были созданы в 2013 году и вот за 7 лет наработали такое большое количество компаний, с которыми мы работали.

Александр Денисов: Спасибо большое, Гаджимурад! Не будем вас отвлекать, наверняка кто-то ждет там вашей помощи...

Владислав Мартынов: Очередной стартапер.

Александр Денисов: ...в экспансии на международные рынки. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Гаджимурад Алиев, руководитель акселерационных программ «Акселератора Фонда развития Интернет-инициатив». Весь вечер говорим на каких-то волшебных языках и понятиях, многое хочется переводить, но беседа, конечно, безумно увлекательная.

Давайте... У вас же наверняка были какие-то ошибки, когда вы развивали свои стартапы.

Михаил Буховцев: Конечно.

Анастасия Сорокина: Вот какие самые главные выводы вы сделали и можете сейчас дать советы тем, кто только соберется по этому пути пойти?

Михаил Буховцев: Ну у Владислава больше ошибок, вообще делать ошибки – это хорошо. Мы проверили, есть статистика, что побеждают те, кто быстрее совершил большее количество ошибок, они быстрее научились. Скажем так, фатальных ошибок еще не было, я сижу здесь в студии, и вам интересно со мной разговаривать про растущий проект. Надо учиться на тех ошибках, которые мы совершали, хорошо делать ошибки, плохо не делать выводы из них.

Значит, какие ошибки... М-м-м... Очень много мифов существует в венчурной индустрии и в головах у предпринимателей, и в головах у инвесторов, их надо постоянно развенчивать, здесь надо больше аналитики делать всем. Ошибки: страх взять деньги, особенно первые; очень много есть барьеров, нужно подписать кучу документов. А на самом деле на ранних стадиях решаются просто подойти к человеку и сказать: «Дай займ завтра», – и параллельно оформить. То есть это не длительные какие-то сроки, а короткие. И с точки зрения работы с фондами это понятный процесс, это воронка, где необходимо делать раз, два, три, четыре, пять, и мало кто это понимает. Ошибки делегирования, проблема роста компании, то, что... Там есть такая проблема основателей, которые не могут делегировать более сильным людям вокруг себя.

Александр Денисов: Не доверяют, да.

Михаил Буховцев: Не доверяют, да, и это тоже ограничение роста, вот я с этим борюсь, учусь это преодолевать и учу своих топ-менеджеров это делать.

Александр Денисов: Владислав, а вот YotaPhone была ошибка или нет?

Владислав Мартынов: Нет, я не могу сказать, что это была ошибка, хотя в самом проекте, если бы я сейчас делал его с нуля, конечно, это был большой урок, потому что по ходу реализации проекта мы допустили достаточно большое количество ошибок. Мы их исправляли, учились, но это был уникальный гигантский опыт.

Александр Денисов: Я просто знаете, почему спрашиваю? Мне так обидно стало, я посмотрел, сколько в прошлом году было продано смартфонов только в центральной части России – 8,5 миллионов смартфонов. Я посмотрел, сколько примерно, уж цифры если я перевру, поправьте, 40 тысяч YotaPhone было продано. Я подумал: так что же ребята не сделали для нас? Мы бы купили свои смартфоны. Если мы перешли с iPhone на «китайцев» и довольны, мы бы перешли так легко с «китайцев» на «русских», почему бы и нет?

Владислав Мартынов: Смотрите, сам проект, то, что мы им занимались, точно не было ошибкой по многим причинам. Во-первых, мы доказали, что у нас в России талантливые молодые ребята могут с абсолютного нуля, имея ноль знаний про рынок смартфонов, про технологию смартфонов создать конкурентное, уникальное устройство, которое не просто копия чего-то, копия iPhone или копия китайского телефона, которая создавала новый пользовательский сценарий, новый сценарий использования телефона, которого раньше не было вообще.

Александр Денисов: Так почему не получилось?

Владислав Мартынов: Минуточку. То есть сам проект – это, во-первых, доказательство. Во-вторых, инвесторы, которые инвестировались, они вернули деньги с прибылью.

Александр Денисов: Вернули все-таки?

Владислав Мартынов: Да.

Александр Денисов: То есть Ростех, да?

Владислав Мартынов: Там было несколько инвесторов, был частный фонд «LKnet» и был на 25% Ростех. В-третьих, что не получилось? Потому что идея, когда мы начинали это, мы начинали этот проект не с целью через 7 лет продать его китайцам и заработать денег, а с целью создать у себя в стране, как вот, знаете, не хочу говорить «Samsung» в Корее, но, условно говоря, компанию, которая постоянно в течение долгого периода времени создает уникальные устройства, инновационные устройства на рынке потребительской электроники, которые востребованы будут во всем мире, как востребован был YotaPhone и в Европе, и в Азии, и в России, и даже в Америке. Поэтому самой ошибки, что мы занялись этим проектом, нет.

Жалко, что нам пришлось продать китайцам на определенном этапе, это очень жалко. В рамках этих 7 лет мы допустили очень много ошибок, но мы их исправляли, и мы довели проект до определенной логической точки, что инвесторы заработали, проект не умер, им теперь занимаются китайцы. И опять же мы когда встретились в первый раз с Михаилом, может, он сам расскажет, чтобы я... Но когда он сказал: «Я начинал проект «Cinemood», вдохновившись тем, что вы сделали YotaPhone»...

Михаил Буховцев: Да.

Владислав Мартынов: Это были те слова, которые меня сразу расположили к нему, не потому, что он какой-то комплимент мне дал, а потому что цель, одна из целей, почему я занимался YotaPhone, – вдохновить сотни, тысячи таких ребят, как Михаил, чтобы они не боялись начинать эти проекты, не боялись доказывать самим себе, стране, что вообще мы все можем. Потому что основная проблема при развитии YotaPhone была – это не технологическая, это не то, что производство в Китае нас подставляло время от времени, а то, что в нас никто не верил в России. Нас признавали лучшим инновационным смартфоном на крупнейшей выставке...

Александр Денисов: Ну как не верил? Я писал интервью с Никифоровым...

Владислав Мартынов: Минуточку...

Александр Денисов: Он достал и говорит: «Смотрите, какой у меня смартфон». Мы спросили его, чем он пользуется.

Владислав Мартынов: Очень мало людей... Смотрите, во-первых, я вам могу сказать, особенно первую модель когда мы выпускали, очень мало людей, вы посмотрите информационное поле, относилось, мягко говоря, не со скепсисом, а с таким агрессивным скепсисом. Когда второй YotaPhone произошел, уже чуть меньше стало, но тем не менее основной фон был, когда мы начинали, что мы ничего не умеем и у нас не получится, и мы постоянно доказывали, что это не так. В то же время в той же Америке, в том же Китае когда видели этот телефон и мы показывали, как работает второй экран и почему он уникален...

Александр Денисов: С двумя экранами, да-да-да.

Владислав Мартынов: Да, почему второй экран. Там же фишка не в том, что второй экран, а в том, что один экран использует технологию электронных чернил, он потребляет в разы меньше электроэнергии, он никогда не гаснет, и это создает кучу удобств по сравнению с текущими устройствами, вот в этом фишка. Не потому, что два экрана, а потому, что второй имеет уникальные особенности. И как бы это долго не понимали в России, но быстро поняли в Соединенных Штатах, в Европе, в других странах. И вот это был основной перелом, то есть мы сами в себя не верим. Поэтому, когда я увидел Михаила, еще некоторые стартапы, которые, как бы вдохновляясь успешным примером, например, нашего стартапа, он все равно успешный, мы продали этот бизнес за 154 миллиона долларов, то есть мы заработали инвесторам приличные-приличные деньги. Поэтому...

Александр Денисов: Но русского смартфона нет по-прежнему.

Владислав Мартынов: Русского смартфона, к сожалению, нет, вот эту задачу мы не выполнили.

Михаил Буховцев: Но здесь очень важно, что...

Владислав Мартынов: Но есть много стартапов, которые: «О, мы тоже можем!» – и вот сейчас продают активно в Америку.

Михаил Буховцев: Я хочу сказать, что вы тогда инициировали большую волну, которая сейчас закончилась тем, что, собственно, активно сейчас бурлит, «Яндекс» сделал свою умную колонку. У нас нет смартфона, но у нас есть умные колонки.

Александр Денисов: Похоже чем-то на ваше, что-то такое.

Михаил Буховцев: Да, они делают, «Яндекс», «Mail.ru», МТС, Сбербанк, СберТех – вот все эти компании раньше не делали «железо», за исключением МТС, и вдруг все стали делать, это современный смартфон.

И тут любопытный момент: мы, делая диапроектор, возвращая людей в детство, вдруг выяснилось, что мы сделали колонку с проектором, и у нас экспертизы здесь оказывается не меньше, чем у крупных компаний. К примеру, что сейчас мы наблюдаем? Мы уже воспитали какую-то школу продуктовую людей, которые работают, уже ушли от нас и работают в «Яндексе», в «Mail.ru», в СберТехе, в «Mail.ru» уже 6 человек работает. То есть мы вот воспитали достаточно большое количество людей, которые могут производить, продавать, строить каналы дистрибуции. Вообще продуктовой школы в России раньше не особо было, ее приходится строить, и сейчас здорово, что большие корпорации включились. То есть был YotaPhone, потом мы, было еще несколько «выстрелов», а сейчас большие корпорации вошли в это поле.

Владислав Мартынов: Да.

Александр Денисов: Президент не раз подчеркивал вклад IT-технологий именно в общие доходы страны, по-моему, в каждом послании он эту цифру называет, уж не буду перевирать, там и налоговые льготы для вас существуют, Михаил про это рассказывал. Когда мы ощутим именно такой серьезный всплеск в экономике благодаря стартап-компаниям, высокотехнологичным компаниям? Когда уже будет ощутимый результат, что мы поймем, экономика сдвинулась? А то мы все говорим про углеводороды и все, а вот... ?

Владислав Мартынов: Это очень правильный и очень сложный вопрос. Я думаю, что это очень сложная, нетривиальная задача, но ею надо заниматься и заниматься серьезно, потому что я уверен, что у нас появятся точечные успешные проекты, возможно, сотни проектов, как у Михаила или как «Iceberg Sports Analytics Inc»...

Александр Денисов: Как ваша компания.

Владислав Мартынов: Да. Но вот такого, чтобы большая доля ВВП нашего была за счет продажи высокотехнологичной продукции на глобальном рынке, к этому очень... Это обязательно надо стремиться к этому, к этому очень сложно будет прийти, потому что реально много структурных, системных вещей должно поменяться в стране. Потому что, понимаете, вот много говорили, почему люди уезжают в Силиконовую долину? Владимир Владимирович сказал, что как рыба ищет где глубже, человек, значит, где лучше. Но лучше... Вот с этим я согласен, а во со второй фразой его не совсем, что это про деньги, сколько платим.

Александр Денисов: Он поправился, не совсем про деньги, про место наилучшего применения.

Владислав Мартынов: Вот, абсолютно, вот это правильные слова, применение.

Александр Денисов: Это все-таки уже не деньги, это разные вещи.

Владислав Мартынов: Но там, понимаете, Силиконовая долина – это глобальная столица высоких технологий, где сконцентрирован уникальный капитал не только американский, европейский, азиатский, даже русский капитал, который инвестирует. Это достаточно ограниченная территория небольшая, где уникальная концентрация на квадратный метр людей, похожих по мировоззрению, то есть это некое сообщество людей, которые думают одинаково, которые друг друга дополняют, интегрируются своими компаниями, своими сервисами. Вот создать... И она как бы является, Силиконовая долина, залогом того, что гигантская доля ВВП тех же США – это высокотехнологичные продукты. Вот чтобы нам к этому прийти, очень много нужно поменять, конечно. Звонил, по-моему, Евгений первый...

Александр Денисов: Из Челябинской области.

Владислав Мартынов: Да-да-да, он говорил, что действительно все не так радужно. Действительно, не все так радужно, многое надо сделать. Есть хорошие тенденции, но... Условно говоря, давайте вот, у нас сейчас разбросаны ресурсы на разные технопарки, есть «Сколково», есть «Физтехпарк», есть Иннополис рядом с Казанью и так далее. Это, пожалуйста, одна из проблем, потому что нет единой концентрации, когда и университеты, и стартапы находятся как-то в шаговой доступности.

Как происходит в Силиконовой долине? Если им надо встретиться с инвестором, это шаговая доступность, я встречаюсь в «Старбаксе» или где-то в ресторане, буквально за 2–3 дня могу назначить встречу или могу даже увидеть за ланчем, например, человека, который мне нужен. Дальше я когда начинаю с ним разговаривать, я с ним разговариваю на одной волне, он меня понимает с полуслова. То есть все происходит очень быстро, там динамика сделок еще очень быстрая либо партнерских, либо инвестиционных. Соответственно это притягивает. Вот чтобы нам с этим конкурировать, нам надо, конечно, сильно постараться.

Можно, Южная Корея активно показывает, как можно за 20 лет целенаправленной, системной, методической такой работы прийти к тому, что аграрная страна стала, причем без какой-то истории, у нас-то история есть, мы, извиняюсь, первого человека в космос запустили, мы много чего придумали, у нас реально серьезнейшая база научная и так далее, а они без этой базы создали мирового лидера технологического. У нас есть такая возможность, но это вот у них была 20 лет программа достаточно продуманная, от которой они не отступали. Это не только деньги, это, конечно, правильное распределение, умные подходы. И Китай тоже хороший пример, вот Владимир Владимирович тоже говорил, как нам делать так, чтобы утечки мозгов не было, по поводу того, что если получил образование, то...

Анастасия Сорокина: Бесплатное.

Владислав Мартынов: Бесплатное, очень важно, бесплатное в России, ты должен отработать. В Китае активно это используют. Единственное, там, конечно, есть нюансы, Китай использует это, когда он отсылает в Америку учиться человека, платит за это обучение, он обязан вернуться и несколько раз проработать...

Александр Денисов: А нам не привыкать, раньше распределением это называлось в советские годы.

Владислав Мартынов: Вот. Ну просто там если человек будет выбирать, Физтех и условия будут потом достаточно драконовские, что он должен остаться проработать, он может выбрать не Физтех, условно говоря, а поехать в MIT поступить, если он талантливый, поэтому тут надо очень осторожно. Но это реально интересная тоже история, правильная. Короче говоря, нам много чего надо сделать...

Александр Денисов: Местом наилучшего применения мы становимся?

Владислав Мартынов: Вы знаете, тут...

Александр Денисов: Коротко, и Михаил тоже ответит.

Владислав Мартынов: Точно становимся, но далеко еще от того, где мы должны быть.

Александр Денисов: Михаил?

Михаил Буховцев: Как показывает моя практика, у нас много разработчиков, дизайнеров переехало в Канаду, в Австралию, в Штаты, но при этом они продолжают с нами работать, но просто им там комфортнее жить, но работают они на наш проект. И много людей в принципе возвращаются оттуда, потому что здесь очень важна разница в культурах. В Силиконовой долине здорово, там очень все быстро, там говоришь абсолютно безумные идеи, и тебя в них поддерживают. Когда ты возвращаешься сюда, ты их рассказываешь, тебе говорят: «Что ты придумал?» – твои же сотрудники причем. То есть там другая ментальность, там настолько невероятные вещи творятся, то тебя, в общем, в этом саппортят.

Но в России самые красивые женщины в мире, в России самая высокая культура, потому что большая нация, и очень высокие стандарты культурные. У нас лучшие рестораны, ночные клубы, здесь выше качество жизни. В Америке очень низкое качество жизни за очень дорого. То есть там здорово делать бездэф, развивать бизнес, работать с этим рынком, но жить там не советую.

Александр Денисов: Спасибо, Михаил. Меняйте атмосферу, делайте все, как в Силиконовой долине, только вот здесь, вот на этой земле. Спасибо вам большое за интересную, прекрасную беседу, невероятно с вами увлекательно.

В студии у нас был Михаил Буховцев, сооснователь стартапа «Cinemood», а также Владислав Мартынов, инвестор, сооснователь и председатель совета директоров компании «Iceberg Sports Analytics Inc».

Анастасия Сорокина: Спасибо, что были с нами.

Александр Денисов: Спасибо.

Владислав Мартынов: Спасибо.

Михаил Буховцев: Спасибо, что пригласили, очень любопытно, спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски