Минэкономики: утилизация подождёт

Гости
Дмитрий Зайд
член Комитета по природопользованию и экологии ТПП РФ
Александр Иванников
эксперт по обращению с отходами и пластиковому загрязнению

Оксана Галькевич: К 2022 году не успеем. У нас к этому времени, уважаемые зрители, должна быть уже построена система так называемой расширенной ответственности производителя, то есть это когда предприятия сами товар какой-то производят, а потом сами перерабатывают его упаковку. Ну, или если не могут этого сделать, вместо переработки платят некий экологический сбор. А в Минэкономразвития посмотрели на ситуацию и решили, что к следующему году вряд ли это станет реальностью, увы.

Константин Чуриков: Да, значит дело в том, что уже получается через несколько месяцев у нас в стране должен был бы появиться 100% сбор за неутилизацию упаковки либо 100% утилизация. В Минэкономразвития решили, что это невозможно. Отчетность об утилизации или упаковки в рамках вот этой программы в прошлом году сдали только 20 000 компаний примерно из 4 миллионов, поэтому министерство предложило вот эту отсрочку на два года – до 2024.

Но, кроме всего прочего, это, как считают в этом же ведомстве, позволит лишний раз не разгонять цены. Там, кстати, очень много аргументов, почему нельзя, то есть резко не перекладывать издержки на потребителей, то бишь на нас с вами.

Оксана Галькевич: Ну а что, на самом деле это важный момент, потому что цены итак уже, по-моему, разогнались. Мы за ними не успеваем.

Константин Чуриков: Цены разогнались, но важная деталь, вот я обратил внимание. Перед тем, как принять это решение, собственно, выработать такой отзыв, такую рекомендацию, Минэкономразвития внимательно побеседовало с разными компаниями, ассоциациями, деловыми союзами, а также с властями ряда регионов. В частности, что касается профессиональных объединений и компаний, учитывалась позиция РСПП, «Опоры России», запятая, «Лукойла», «Сургутнефтегаза», «Газпромнефти», «Сибура», «Норильского никеля» и «Пепсико». Ну, это так, к слову.

Оксана Галькевич: Тут интересно, что предлагая отложить введение этой расширенной ответственности производителей по утилизации упаковки, государство получается, так ведь, Костя, в некотором смысле отказывается от собственных каких-то доходов дополнительных, потому что там ведь по расчетам на кону 136 миллиардов рублей – столько вот этот экологический сбор должен был бы принести в казну в следующем году. Вот что, интересно, тормозит, что мешает внедрению этой переработки упаковки, внедрению этого экологического сбора?

Уважаемые зрители, это вопрос в том числе и к вам. Расскажите, что вы по этому поводу думаете. Бесплатные номера у вас, как всегда, на экранах. Ну, а мы подключаем к разговору экспертов.

Константин Чуриков: У нас сейчас в эфире Александр Иванников – это эксперт по обращению с отходами и пластиковому загрязнению. Александр Юрьевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Александр Иванников: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Все равно какая-то странная история. Вроде бы, на уровне даже там вице-премьера, которая курирует все это, уже договорились, что все, это вводится. И тут начинает бизнес, так сказать, идти в обратную сторону.

Оксана Галькевич: Встречаться с властью.

Константин Чуриков: Кому это выгодно? Расскажите нам.

Александр Иванников: Смотрите, здесь ситуация на самом деле уже не первый год, даже уже можно говорить о десятилетии.

Константин Чуриков: Аккуратно, не пропадайте. Да.

Александр Иванников: Да, извиняюсь. Речь идет о том, что расширенная ответственность производителя запускалась еще в 2014 году. Она так и не смогла проявить свой эффект, и, соответственно, как экономическая модель регулирования, она свою функцию на данный момент с той редакцией, которая была, не выполнила.

То, что сейчас предлагается, у этого есть однозначно и противники и, с другой стороны, сторонники, да? То есть, с одной стороны, есть блок и экспертов, и перерабатывающих предприятий, которые заинтересованы в текущей редакции. Те же, допустим, переработчики макулатуры уже за 10 лет продемонстрировали свой потенциал – увеличили на 25% долю перерабатываемых отходов по своему сегменту. Но, в то же время, за эти годы вырос и объем образования отходов.

Соответственно, как вы правильно отметили, существует и другая сторона – те производители товаров или импортеры, которые не заинтересованы в текущей редакции этого законопроекта. Отчасти, у них есть на то, конечно же, основания, потому что ими часто воспринимается эта данная редакция законопроекта как некая такая госуслуга, навязанная бизнесу за их же счет. Поэтому это связано, прежде всего, с непрослеживаемостью дальнейшего расходования на всех этапах...

Оксана Галькевич: Александр Юрьевич, скажите, пожалуйста. Я прошу прощения, пытаюсь как-то вклиниться с вопросом, если можно коротко, скажите: вы сказали, что гораздо больше стало мусора производиться. А за счет чего? 2014 год, 2021 год – в принципе, такое обозримое прошлое, не так много изменилось в нашей жизни. В связи с чем?

Александр Иванников: На самом деле, объемы потребления растут, растет количество излишней упаковки. Именно поэтому важно вводить меры, которые касаются также неперерабатываемой и сложно перерабатываемой упаковки. В этом смысле, конечно, расширенная ответственность производителя, она также должна учитывать эти моменты.

Совсем недавно международный фонд... выпустил, например, свои рекомендации по расширенной ответственности производителей, дал неплохую статистику относительно тех стран, у которых расширенная ответственность производителей работает, и она является уже утвержденным механизмом, - в таких странах до 40% отходов утилизируется.

Константин Чуриков: Мы с этого и начали, да. Спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: У нас в этом году, спасибо, должны были быть такие показатели. Александр Иванников, эксперт по обращению с отходами и пластиковому загрязнению.

Константин Чуриков: А давайте посмотрим, как выглядит эта проблема. Вот только сегодня власти Крыма заявили (прямо глава республики Крым), что у них там просто катастрофа с мусором. А вот несколько дней назад стало известно, что в Магадане могут ввести ЧС, если рег оператор не разберется с горами отходов.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Ну что получается? То есть мы, потребители, граждане платим за вывоз мусора отдельной строчкой в квитанции, мы платим за эту упаковку, а бизнес просто бизнес. Ханты-Мансийск пишет: «Очень необходимый проект по мусору снова перенесли. И так со всеми важными проектами».

Оксана Галькевич: Слушайте, получается просто столько каких-то хороших идей уже так или иначе пытаются реализовать на практике, но все они как-то не взлетают, не поехали, не поплыли... Давайте спросим, почему? Что не так? Дмитрий Зайд, член Комитета по природопользованию и экологии Торгово-промышленной палаты России у нас на связи. Дмитрий Александрович, здравствуйте. Почему? Ну вот смотрите, расширенная ответственность производителей – отличная идея. Почему не взлетела?

Дмитрий Зайд: Добрый день. Да, вопрос не в том, что она взлетела – не взлетела, вопрос в том, что этот механизм для Российской Федерации новый. Я думаю, что давайте там просто хронологически, то есть фактически приняли в 2016 году: появились нормативы утилизации, появились ставки экологического сбора, которые, в принципе, обсуждались с бизнесом и с разными профильными комитетами и т.д., в том числе с тем же Минэкономразвития.

Оксана Галькевич: То есть не разобрались? Бизнес не разобрался? Нужно действительно дать больше времени, как Минэкономразвития предлагает?

Дмитрий Зайд: Нет. Я даже думаю, вопрос здесь не столько во времени, сколько вопрос в организационной составляющей. То есть я думаю, что сейчас все нуждаются в этих дополнительных деньгах. Эти деньги, которые сегодня поступают от экологического сбора, надо понимать, что их категорически не хватает. Плюс механизм их доведения тоже чересчур длинный, потому что фактически цикл этот принимается федеральным законом в федеральном бюджете.

Константин Чуриков: Дмитрий Александрович, просто мы посмотрели на такой список компаний, с которыми пообщались в рамках изучения этого вопроса господа чиновники. Мы просто подумали, что у этих компаний, наверное, очень как бы такой громкий голос и хорошие аргументы, скажем так.

Дмитрий Зайд: Ну, понятно, что здесь две стороны, две медали, да. Понятно, что одни не хотят: а) вкладываться, б) платить. Третьи хотят администрировать и быстрее получить эту финансовую составляющую, да? То есть изначально весь механизм, который был принят, - это было что-то средневзвешенное между желанием ввести этот механизм расширенной ответственности производителям и возможностями бизнеса на момент 2015 года. То есть с коллегами с Минприроды, как раз когда я работал в Росприроднадзоре, мы как раз все эти вещи обсуждали и прописывали, и по сути договаривались.

Надо понимать, что сейчас ситуация действительно не поменялась. Те же самые рег операторы получают, помимо того, что мы выбрасываем в мусорные баки пакеты, плюс тот самый соседний бизнес, те самые магазины, которые зачастую просто отказываются на сегодняшний день заключать договора с региональным оператором. Ну, и плюс все это, весь этот мусор, по сути, который имеет в себе ценные компоненты, которые можно вовлечь во вторичный оборот, на сегодняшний день просто тупо поступает на полигон также, как это было и пять, и десять лет назад.

Оксана Галькевич: Дмитрий Александрович, у нас звонок есть из Марий Эл. Давайте выслушаем Татьяну. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Душа болит за раздельный сбор мусора. Я давно жду, когда же будет собираться стекло. Во всех развитых странах Европы кладешь бутылку, тебе выдают деньги. Я сама не пью, но сколько много бутылок после каждого праздника выбрасывается в помойку. Люди меняют стеклопакеты, ставят, сколько стекла опять выбрасывается в помойку.

Ну когда это начнется? Когда же начнется раздельный сбор мусора? Собирают макулатуру – хорошо, пластиковые бутылки принимают вроде бы люди, но все равно... Но стекло! Я один раз видела в кафе целую коробку после ночного пиршества выбрасывали на помойку.

Я вот из детства помню, принимали у нас из-под лимонада бутылки. Там сколько копеек, 12 копеек, по-моему, бутылка была. Мы сдавали – дети. Но ведь в таком государстве не могут навести порядок.

Константин Чуриков: Я хотел сказать, Татьян, не обязательно пить, чтобы сдавать стекло. Можно пить «Буратино».

Оксана Галькевич: А вот интересно. Татьян, спасибо. Дмитрий Александрович, вы говорите, что идея новая и т.д. А Татьяна нам напомнила, что идея-то не совсем новая. Она, может, просто по-другому оформлена, но не совсем новая. Для нас даже.

Дмитрий Зайд: Вопрос сегодня, что для Российской Федерации именно обязать производителя – идея, по сути, в мире не новая, в Российской Федерации, я бы сказал, что механизм новый.

Вопрос в том, что раньше в Советском Союзе, в котором я тоже родился и частично жил, точно также бутылки собирал и сдавал, если помните, была унификация. У нас по всей стране были одинаковые бутылки, одинаковые банки. А сейчас, по сути, вопрос, как сдать те же самые бутылки из-под одних напитков. Унифицированных товаров на сегодняшний день тоже в этих упаковках нет. Кто на что может, тот то и производит, как это маркетинг им предоставляет все возможности.

Поэтому понятно, что зачастую бутылки все выкидываются в общий контейнер, но, по идее, если это большая агломерация, где работают эффективно мусоросортировочные станции, то бутылки, как правило, вместе с бумагой, полиэтиленом, картоном и битым стеклом отсортировываются на несколько разных фракций, потом дальше...

Константин Чуриков: Дмитрий Александрович, если так выгодно перерабатывать, а на самом деле это просто такое золотое Эльдорадо под ногами или там на помойке, то почему этим у нас не занимаются? Вот почему вместо того, чтобы решать очень насущный для нашей страны в том числе вопрос, получается тянут время все?

Дмитрий Зайд: На самом деле, у нас занимаются. У нас не весь мусор одинаково полезен. Понятно, что экономика, например, в Ямало-Ненецком автономном округе, там в Псковском регионе, абсолютно будет отличаться от Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга или Хабаровска. Потому что объем этого отхода, который мы с вами выбрасываем, а генерируют его те же самые сети, торгово-развлекательные центры и прочие объекты развлекательной инфраструктуры, - этот мусор он более деловой, и из него действительно все сортируют еще на моменте, когда эти вещи складывают в контейнер на площадках.

А отдаленные регионы, где плечо доставки вторичного сырья значительно дороже и там, где нет возможности сгенерировать достаточный объем мусора, чтобы это вторсырье переработать у себя в регионе, понятно, что это просто экономически невыгодно. Понятно, что каждый регион должен принимать свои меры, чтобы минимизировать. Но все-таки унификация на федеральном уровне и отказ от определенных категорий товаров, которые мы с вами используем, каждый день выбрасываем, он тоже должен иметь место быть.

Константин Чуриков: Вот вы говорите «деловой мусор», «развлекательный мусор». Ну, не надо значит так развлекаться, чтобы столько после себя мусора оставлять.

Дмитрий Зайд: Поддерживаю.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Дмитрий Зайд, член Комитета по природопользованию и экологии Торгово-промышленной палаты у нас был сейчас в прямом эфире.

Константин Чуриков: А через несколько минут отправимся, на полном серьезе кстати, в Афганистан. Но отправимся, конечно же, так дистанционно с помощью нашей телевизионной программы.

Оксана Галькевич: Так безопаснее, наверное.

Константин Чуриков: Так надежней, да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В правительстве предлагают перенести мусорную реформу. Разберёмся в причинах